Автор

Анвар Тавобов

Люди бьются о металл

Автобусная, трамвайная и троллейбусная сети Москвы — это 9 тысяч километров. Ежегодно в столице перевозится 5 миллиардов пассажиров.Почти население Земли...Будем объективны: то, что наземный транспорт в нынешних условиях справляется с такими объемами перевозок, — само по себе является чудом.Проблем у столичных транспортников — тьма, начиная от изношенности парка и заканчивая кадровой нестабильностью. По заявлению руководителей Мосгортранса, из-за маленькой зарплаты водителями в Москве не хотят работать даже иногородние. А это уже показатель. Чтобы улучшить положение, транспортники вынуждены экспериментировать. Наиболее громкий из последних экспериментов — установка в автобусах турникетов, преграждающих путь «зайцам».[b]ЗЕЛЕНОГРАДСКАЯ «ЛАБОРАТОРИЯ»[/b] Первый эксперимент с металлическими турникетами, как известно, проведен в Зеленограде. И если опять-таки судить по заявлениям «автобусных» начальников, то эта система «прижилась» и даже стала «одним сплошным удобством и плюсом».Ну что ж, еду в Зеленоград. Уже на Речном вокзале, откуда в город-спутник отправляется автобус № 400, заведя речь о турникетах, в ответ слышу лишь недовольство. Приведу лишь некоторые высказывания.— С детьми, с сумками в автобус вообще не пройти, — говорит жительница Зеленограда Нина Малышева. — Трудно приходится и полным людям, не говоря уж об инвалидах.— По городу на работу ехать столько же, сколько от Зеленограда до Москвы, — жалуется рабочая Зеленоградского хлебозавода Марина Барановская. — Хотя всего-то пять остановок.— На остановках мы вынуждены стоять 30, а то и 40 минут, и это только чтобы попасть в автобус, — говорит студентка МИЭТ Светлана Кот.В Зеленограде живут 208 тысяч человек. Очень компактный город с прямыми и широкими улицами. Автобусные остановки хорошо оборудованы.Поражает, что практически все они в отличие от «большой Москвы» очищены ото льда и снега. Места, чтобы пассажирам выстроиться в очередь, на них достаточно. И это, как говорил один известный деятель, хорошо. И даже очень.Потому что при «турникетной» системе «фактор вместимости» остановок оказывается на первом месте. Ведь если разрешено использовать для входа только одну дверь из трех имеющихся, то, естественно, на остановках часто образуются очереди. И бывают они ну очень длинными. И это несмотря на то, что в ожидании загрузки у остановки, как правило, стоят по два автобуса. Целых два! Казалось бы, благодать — чего тут пассажирам жаловаться? Но делото в том, что автобусов «много» не потому, что их на самом деле много. Просто посадка занимает времени на порядок больше, чем до введения «дополнительных удобств».— А представьте, каково в 30-градусный мороз! — возмущается жительница города, педагог Татьяна Петрова.— Впрочем, многие перестали ездить на транспорте. Город небольшой, можно и пешком. Но что москвичи делать будут — не представляю!..— Однажды мы с народом турникет заклинили, — подключается к разговору молодой человек, представившийся «другом людей». — И зажили припеваючи! А что? Неприятно, когда без твоего согласия на тебе эксперименты ставят.Ломать — не строить. И все же, потратив день, проехав по всем городским маршрутам, я из доброй сотни опрошенных услышал положительный отзыв о турникетах лишь от двух человек. Но даже эти двое, узнав, что турникеты скоро распространят по всей Москве, выразились определенно и однозначно: «Что невозможно — то невозможно».[b]ИТОГИ ЭКСПЕРИМЕНТА [/b]— Турникеты нужны однозначно, — считает директор ГУП «Зеленоградский автокомбинат» Андрей Макшанцев. — Основные цели эксперимента — увеличение сбора, контроль и, самое главное, учет пассажиров. Всего этого мы достигли. Сбор увеличился в два раза. Зарплата водителей увеличилась почти в два раза. Если до эксперимента из 3400 рейсов мы ежедневно не выполняли целую тысячу, то сейчас на линии достаточно машин. То есть не пассажир ждет автобуса, а наоборот. Считаю, что это — достижение новой системы.Тут я должен вставить ремарку.Многие зеленоградцы, несмотря на их прохладное отношение к турникетам, все же считают, что число автобусов в их городе и в самом деле увеличилось. Причем заметно. Связывают они это с возросшими доходами городского автокомбината. Мол, заработали ребята денег и купили новые автобусы для населения.Если бы это было так! Но — нет. Новые автобусы в количестве 90 штук Зеленоградский автокомбинат получил от московского правительства заранее, и именно — под эксперимент! За последние два года автобусный парк здесь вообще не обновлялся. Так что грандиозные доходы, позволяющие покупать автобусы десятками, — иллюзия. Новый транспорт приобретается исключительно на бюджетные деньги, за счет средств налогоплательщиков.[b]КАК БУДЕТ В СТОЛИЦЕ?[/b] Начальник Управления транспорта и связи правительства столицы Александр Беляев утверждал в декабре, что система турникетов поможет «снижению загруженности» и доставит «максимальное удобство гражданам». Но давайте мысленно перенесем «зеленоградский опыт» на Москву. Например, в инструкции у каждого водителя автобуса записано, что к бордюрному камню на остановке он обязан подъезжать вплотную. Указана даже точная величина: 15—20 сантиметров. Но все, кто пользуется в Москве пассажирским транспортом, отлично знают: у нас нормой стали посадка и высадка людей прямо на проезжей части, то есть во втором ряду. Потому что первый заставлен машинами, которые почем зря паркуются и на остановках. А всех нарушителей не «эвакуируешь» — «эвакуаторов» не хватит.Теперь представьте такую картинку: сто человек томятся в очереди на остановке. Подходит автобус или троллейбус, народ кидается к нему, что получается? Свалка. Но это не все.Загрузка идет в пять раз дольше обычного, значит следующий автобус скорее всего будет вынужден стоять, преграждая проезд другим машинам.Что получается? Пробка.Далее. Остановки в Москве занимают, как правило, часть тротуара, по которому идут пешеходы. Где тут пространство для «цивилизованной посадки»? А гости столицы, как с ними быть, проводить предварительный инструктаж? А если дождь, или снег, или гололед, ведь за пределами центра остановки у нас убираются отвратительно, что будет? Не хотел бы я услышать все, что скажут пассажиры в адрес транспортников. Уши жалко.Я бы мог поставить еще несколько десятков вопросов — как, впрочем, любой умеющий логически мыслить человек.— Сегодня себестоимость поездки одного пассажира колеблется от 4 до 5 рублей, — говорит руководитель общественной организации «Москвичи за трамвай» Александр Морозов. — А плата составляет 7 рублей (у водителя — 10). Она и без того велика, насаждение же турникетов по всей Москве может спровоцировать очередное повышение платы за проезд. Систему дополнительного контроля и ограничения входа для пассажиров скажется, как показал эксперимент в Зеленограде, на скорости проезда. Наземный общественный транспорт в Москве будет двигаться почти со скоростью пешехода.Им просто невыгодно будет пользоваться. Не говоря уж о пробках, число которых возрастет в геометрической прогрессии. И это не преувеличение — реальная угроза.Зададимся вопросом: почему именно общественный транспорт привлекает внимание корпораций, желающих отвоевать пространство для своих дорогостоящих проектов? Подумайте, ведь каждый турникет стоит в комплекте ни много ни мало 7,5 тысячи долларов! И его надо «вмонтировать» в каждый автобус, троллейбус и трамвай! И ведь на этом не остановятся. Пассажиры начнут проявлять недовольство, и под «новую систему» срочно понадобится произвести «расширение автобусных дверей».Потом начнут строить возле каждой станции метро «погрузочные терминалы» стоимостью в 20 миллионов рублей! В общем, получается круглая сумма, которую в конечном счете «достанут» из кармана налогоплательщика. И может быть, вскоре бодрый женский голос в троллейбусном салоне вновь радостно оповестит: «Согласно постановлению правительства Москвы стоимость проезда увеличивается до...» Когда-нибудь это случится. Обязательно.Между тем с 1 февраля в Солнцеве на трех автобусных маршрутах появятся металлические турникеты. А через некоторое время — еще на трех. А затем турникетная система, по заявлениям транспортных руководителей, охватит всю столицу.

Аннушка просит крыши

Оказывается, слово и на самом деле куда долговечнее металла. Булат Окуджава воспел в своей знаменитой песне троллейбус — тот самый, «синий», какие сотнями бегали по Москве, перевозя пассажиров полвека назад. Так вот, в песне тот «троллейбус» продолжает «вершить по бульварам круженье». А вот в реальной действительности машины типа МТБ82Д, когда-то вдохновившие поэта, не уцелели и почти все ушли на переплавку. Я говорю «почти», потому что одно исключение все-таки есть.Мы едва протискиваемся в узких проходах на маленькой площадке с поставленными вплотную друг к другу раритетами, ржавеющими под снегом.— Вот знаменитый вагон типа С довоенной постройки, — заместитель директора Музея городского транспорта Москвы Михаил Егоров подводит нас к старому трамваю. — Именно в нем в фильме «Место встречи изменить нельзя» Владимир Высоцкий–Жеглов поймал с «поличным» вора. Этот же вагон «снимался» и в «Заставе Ильича» Марлена Хуциева. Такие можно было встретить на улицах Москвы до 1965 года. Они работали на всех трамвайных маршрутах. В 74-м году последние довоенные трамваи были сняты. И никто не подумал сохранить для потомков хотя бы один образец. Наши люди обследовали всю территорию Москвы, но вагонов типа С не обнаружили. Нашли его потом в Коломне, где он использовался как бытовка для охранников автостоянки. Кстати, это первый восстановленный экспонат в музее.Долгие десятилетия никто в столице не задумывался о том, что и городской транспорт — это часть нашей истории, антураж, без которого невозможно представить наши детство, молодость и зрелость… Шесть лет назад энтузиасты общества любителей городского транспорта впервые заинтересовались тем, куда деваются старые машины. И схватились за голову: оказалось, они просто прессуются! При активной помощи Мосгортранса был организован Музей транспорта Москвы, который расположили вначале недалеко от ВДНХ, в трамвайном депо имени Баумана. Музей начал развиваться и приобретать популярность, но в конце 2001 года тот кусок территории, на котором он располагался, срочно «отрезали» от депо под трассу для монорельса. Экспонаты пришлось вывозить днем и ночью. Строители пригрозили: «Не успеете — порежем ваше старье…» Отключили напряжение в контактной сети до вывоза трамвайных вагонов, их потом вытаскивали тягачом….С площадями, как известно, в Москве тоже сложно. Для музея нашли совершенно неприспособленную площадку на территории Трамвайно-ремонтного завода, расположенного на Волочаевской улице. И вот пошел третий год существования без дома и крыши… Несмотря на то, что музей сейчас находится в состоянии хаоса, каждый найдет тут что-то знакомое и близкое для себя. Останавливаюсь у грузовика ЗИС-150.Когда-то и мой отец работал на таком.— Это первый отечественный самосвал, — говорит мне сотрудник музея Олег Воробьев. — В Москве их вообще уже нет. А эта машина уцелела только потому, что использовалась как емкость на одном из дачных участков между Щелковом и Черноголовкой.— У многих такое представление, будто машины старых марок еще где-то ездят по столице, — вновь вступает в разговор Егоров.— И нам говорят иногда: «Чего вы их тут выставляете, таких еще на улицах полно!» А на самом деле их десять, а то и все двадцать лет как переплавили. Так что это заблуждение, а может быть, просто свойство человеческого сознания, которое немного отстает от реальности.На некоторых машинах сохранились старые указатели: «Ждановская — проезд Энтузиастов» — 30-й автобус, «Трубная площадь — улица 8 Марта» — 318-й трамвай, «Сокол — село Павшино — Красногорск»… Буквально каждый экспонат в этом музее сохранился лишь по счастливой случайности. А в нескольких случаях, о которых его сотрудники рассказывают с особой теплотой, машины не попали под «железную пяту» из-за людской сентиментальности, которая, кажется, еще жива.— Первый из поставлявшихся в СССР чехословацких вагонов был марки Т-2, — рассказывает внештатный сотрудник музея Александр Соловей. — И когда их стали списывать, один из тогдашних руководителей трамвайного депо на Шаболовке, Илья Григорьевич Гизатов, не дал пустить под резак все вагоны, отдав распоряжение один сохранить. Дело в том, что начинал он водителем именно на этом вагоне, больно стало человеку… И он оказался прав, потому что сейчас в Москве этот трамвай остался в единственном экземпляре … В музее готовят к реставрации самый старый в России, можно сказать, «древний» трамвайный вагон. Это «Рингхофер», далекий предшественник «Татры». На рельсы он стал еще в 1902 году как пассажирский, в 20-е годы прошлого века, после Гражданской войны был переоборудован в грузовой и проработал до… 1991 года! Он сохранился в депо Красная Пресня — опять-таки пожалели люди «старика», не разрешили «резать» историю по-живому.Среди экспонатов музея — и первый советский электровоз.— А вот первый отечественный паровоз не сохранили, — говорит Михаил Егоров. — Первый тепловоз тоже разрезали на металлолом в 60-е годы на станции Ховрино.Жаль, конечно, но ведь то, что осталось, этот бесценный раритет, мы не имеем возможности содержать в сохранности и порядке. Все надо под крышу, в хорошие условия. Это ведь не частная лавочка, это общенародное достояние… Действительно, в столицах цивилизованных стран музеи такого уровня располагаются в специально оборудованных, удобных для посещения местах. А наша транспортная история гниет на улице. Музею городского транспорта Москвы срочно требуется помощь от правительства столицы.

Кричат загонщики до рвоты и лают псы

Правила загонной охоты простые.С одной стороны леса выставляются стрелки.С другой идут и шумят загонщики, выводя на них зверя.Стреляет тот, на кого зверь вышел.Cтрелявшему, по правилам, достается голова, загонщикам – ноги от колена до копыт.А тушу делят поровну... Мы за триста километров от Москвы, в Тверской области, в Кесовогорском районе. Бесконечное чередование заснеженных холмов и низин. И бескрайние леса с огромными елками, какие мы видим в столице только на Новый год.Охотничье хозяйство «Медведица» расположено на 100 тысячах гектаров.– Такое название у нас не просто для красоты, – говорит главный охотовед Игорь Устинов, сидя за рулем «уазика», тяжело идущего по занесенной снегом дороге. – Медведи у нас и на самом деле есть, не говоря о волках. Ну а лосей и кабанов постоянно подкармливаем, следим, чтоб поголовье держалось.На прошлой неделе тут охотились сотрудники американского посольства, взяли кабана. Вообще часто к нам сюда приезжают из столицы – база, сами видели, новая… В машине, в предчувствии настоящего дела, нетерпеливо подает голос пегая гончая по кличке Таюр. Когда прибываем к месту охоты, один из егерей обламывает крохотное деревце, торчащее из снега у обочины дороги, и привязывает собаку, строго наказав ей молчать. Таюр неохотно замолкает. С нами еще три лайки и фокс-терьер. Чтоб заранее не спугнуть зверя, их вовсе не выпускают из машин.Егерь Александр Фалин на снегоходе «Буран» объезжает участок загона. По следам он определяет, сколько сейчас в нем лосей и кабанов.Снег в лесу не осевший, рыхлый, толщиной около метра. Егеря не советуют мне идти в загон. У них валенки, рукавицы, жилет с полосой поверх фуфайки, а у репортера форма одежды, можно сказать, «городская». Однако, согласитесь, когда еще попадешь на настоящую загонную охоту, увидишь все изнутри? Тем более сегодня последний день сезона на копытных. В общем, прошу взять с собой в загон. В итоге, в виде исключения, разрешают.Руководитель Департамента по охране и развитию охотничьих ресурсов Минсельхоза России Алексей Саурин объявляет построение на инструктаж: – Стрелки в одну сторону, загонщики – в другую! Ружья заряжать только на месте охоты, на номерах. Стрелять – только по видимой цели, не допускать подранков! Стрелки – в основном работники департамента, который по традиции выезжает всем составом на закрытие сезона. Их десять человек. Они будут стоять в ожидании зверя на линии, а цепь загонщиков с противоположной стороны поднимет зверя с лежки и начнет гнать, пока он не будет остановлен выстрелом кого-то из готовых его встретить «номеров».Стрелки уезжают на машине на линию. Егеря остаются.Четверо встают на лыжи и выстраиваются друг за другом позади снегохода, взяв в руки веревку.«Буран» с ревом трогается, и вся цепочка отправляется по снегу (прямо водные лыжи!) к месту, откуда начнется гон. Ко второму снегоходу прицеплены низенькие сани, устланные соломой. Садимся в них.С молодым егерем Виталием Абаляевым нас высаживают первыми.– Идти будете за мной, след в след, – предупреждает Виталий. – Тут недалеко, километра полтора, но все-таки напрямик через лес.Ну, подожду, если устанете… И вот звучит сигнал о начале охоты. Не без волнения захожу в лес, вслед за Виталием. В егерях он всего три месяца, но, как и все мужики в этих краях, с детства приучен к охоте, с ружьем с пятнадцати лет.Идем, проваливаясь в снегу.Почему без лыж? – По такому снегу, – объясняет Виталий, – на лыжах больше мороки в лесу, лишний груз за плечами.Первые сотни метров с непривычки трудны. Дело даже не в глубине снега, а в чистоте и свежести воздуха, от которого отвыкаешь, живя в большом городе. Кислорода слишком много. Но постепенно дыхание выравнивается, и я уже стараюсь не отставать. Виталий через определенные промежутки времени кричит каким-то гортанным звуком. Это у егерей называется «подавать голос», чтобы «стронуть зверя». Наверное, так кричали и наши предки, когда еще в раннем палеолите добывали себе добычу с помощью этой самой древней, загонной охоты.Много упавших деревьев, через которые надо перелезать. За одним из таких павших великанов Виталий обнаруживает первые следы. Это даже не следы – хорошо утоптанная тропинка, похожая на плотную канавку в снегу.– Кабаниха шла с выводком, – объясняет он, — след совсем недавний.Пройдя еще с полкилометра, обнаруживаем место лежки лосей.– Это мы их подняли, – говорит Виталий, – если по следам судить – они как раз к номерам-то и побежали. Где-то недалеко они! Выйдя к опушке леса, поросшей мелкими деревцами – «брядиной», впереди ясно видим взрослого сохатого, который тяжело движется по снегу в нашу сторону. Виталий снимает ружье и стреляет вверх. Лось разворачивается и уходит.– Он, видно, вдоль номеров ходил, – говорит Виталий. – Хитрый он, почуял опасность и решил уйти по бредняку, через вот этот кустарник.Минут через пять слышим, как подают голос Таюр и другие псы.В голове крутятся строчки: «Кричат загонщики, и лают псы до рвоты...» Лось, которого егеря вывели на стрелков, идет, как говорят охотники, в «полветра», то есть поперек основного направления, и уже не может «контролировать ситуацию».Он мечется. «Обложили меня, обложили – гонят весело на номера!..» Стоящий на номере стрелок, услышав лай собак, уже понял, что в загоне есть зверь и надо быть готовым в любой момент. Сейчас он, наверное, снимает предохранитель и поднимает ружье... Лось выходит на открытое место, и звучит сухой раскатистый выстрел...К счастью, выстрел понадобился только один. Лось поражен почти мгновенно – выстрел как раз под лопатку, как рекомендуют в пособиях по охоте...Мы выходим наконец на дорожку, проложенную снегоходом вдоль леса. С жадностью набираю в руку снега, который после «Бурана» слегка пахнет гарью, и глотаю.А потом, конечно, по старой традиции, выпиваем по рюмке «на крови» за всех загонщиков и стрелков.На соседнем номере подстрелили еще крупного кабана-секача. Подранков на этой удачной охоте нет...[b]Справка «ВМ»[/b] В мире сейчас охотничий бум. Есть люди, готовые платить большие деньги за хороший трофей, увлекательную охоту, при этом нанося минимальный ущерб природе. И мир пользуется этим. Многие страны Африки живут практически доходами от туризма. США тратят в год на охоту более 160 млн долларов, большая часть которых оседает в Африке. В Венгрию съезжаются охотники со всего света. Наша страна в этом плане имеет колоссальные возможности. Финансирование по статье «капвложения» в охотничью отрасль в последний год увеличилось в 10 раз, созданы базы, отвечающие самым современным образцам.Но чтобы сделать охоту доходной отраслью для государства, приносящей валюту, чтобы привлечь охотников с Запада, нужно вкладывать еще больше...

Телефонные шутки

— Случается, что за один день поступает 10—12 звонков о заложенных «бомбах», — говорит старший врач смены Александр Сергеев. – И при каждом таком инциденте приходится посылать бригаду.— Когда нам передают такую информацию, — рассказывает главный врач подстанции № 10, расположенной на Бирюлевской улице в САО, Олег Макаров, – то одному, а то и нескольким экипажам приходится дежурить на месте возможного взрыва до момента полной ясности. И, конечно, при этом отвлекаются врачи от настоящих больных, которые действительно нуждаются в экстренной помощи. Прибавьте сюда пробки на улицах, в которые попадают наши машины, особенно зимой. Экипаж на ложном вызове может потерять несколько часов, когда нам дорога каждая минута. Пора кончать с этими играми в Москве, это слишком серьезно! «Шутники» дошли до того, что не раз угрожали взорвать даже саму центральную станцию «Скорой»! – Несколько раз мы все эвакуировались из здания, но постепенно просто привыкли к таким звонкам и работаем, несмотря на угрозы, – говорит заместитель главного врача Валерий Лисичкин. – Хотя это, откровенно говоря, не самое приятное ощущение. Наверное, те, кто угрожает работникам «Скорой», не задумываются, что, возможно, становятся в этот момент виновниками смертей совершенно не знакомых им людей в разных концах Москвы. Но наши врачи понимают: больные не могут существовать без связи с ними. Тех, кто развлекается такими звонками, надо наказывать по всей строгости.— Какое же наказание грозит телефонным хулиганам? — За заведомо ложное сообщение о готовящемся теракте Уголовный кодекс предусматривает лишение свободы до трех лет либо крупный штраф. Но подавляющее большинство «шутников» — подростки, не достигшие 16 лет. Сообщения о «взрывных устройствах в московских школах» – дежурный сюжет на страницах милицейских сводок. Ученик недоволен преподавателем, или не готов к контрольной, либо просто бравирует перед ровесниками и бежит к ближайшей будке телефона-автомата, уверенный в том, что его не «засекут». Как выясняется, «засекают». Причем во всех, без исключения, случаях.— У милиции с МГТС существует соглашение, по которому введены новые технические возможности, позволяющие в кратчайшие сроки определить личность звонящего из автомата, – комментирует начальник 6-го отдела МУРа, специализирующегося на взрывах, Антон Гусев. – Устанавливаем очень быстро и практически всех. Школьников вообще определить легче всего, у них своя специфика в поведении. Другое дело, за этими преступлениями пока что редко следует адекватное наказание. Хотя и милиция, и другие ведомства несут каждый раз большие затраты. Ведь на место выезжает одна или несколько оперативных групп, кинологи с собаками. Эвакуируются люди, иногда выставляется оцепление. Это все деньги и деньги, впустую утекающие...Нередко за шалости чад приходится расплачиваться их родителям.— Причины, по которым наши дети идут на такие поступки, иногда просто невозможно себе представить, — рассказывает москвичка Ирина А. — У моего сына на этот день была назначена так называемая стрелка, то есть его вызвали на__ драку, которой он боялся, чувствуя, что силы не равны. И он не нашел ничего лучшего, как дать ложное сообщение о бомбе, заложенной в их школе... А теперь мы с отцом выплачиваем штраф в 200 минималок...Сигналы о «минировании» поступают, к сожалению, не только от подростков, но и от вполне взрослых и даже весьма солидных людей.— Были два случая, когда в итоге ловили... адвокатов! – вспоминает Антон Гусев. – Один был даже очень известный. Защищая интересы фирмы и желая отложить процесс, он попросил своего во- дителя сделать ложный звонок о «взрывчатке», якобы заложенной в здание Московского арбитражного суда. Была произведена эвакуация, в общем, много шума... Водитель из провинции. Вычисляли его долго, но в конце концов все же нашли. Он показал на своего начальника, который в итоге получил судимость и был оштрафован на 500 минимальных окладов.Из-за глупой шутки генерального директора одной из московских фирм, Александрова, около тысячи сотрудников столичной милиции всю ночь искали якобы заложенную под одним из шлюзов на Москве-реке бомбу. Свой экзотический поступок Александров объяснил «плохим настроением и раздражением от долгого стояния в пробках»...В случаях, когда телефонным терроризмом занимаются вменяемые и взрослые люди, дело обычно всегда доводится до суда. В прошлом году 60 человек были привлечены к уголовной ответственности. Для сравнения: в 2000-м наказали только 9 человек.Но сделать это непросто.— Уголовное дело иногда затягивается на 9 и более месяцев, – говорит Антон Гусев. – Дело в том, что только фонографическая экспертиза идет 2—3 месяца. К тому же она достаточно дорогостоящая.Как видим, каждая «шуточка» выливается бюджету Москвы в копеечку. От таких игр стонут администрации вокзалов, школ и больниц, не говоря уже о крупных магазинах, несущих прямые убытки.Пару лет назад «виртуальный террорист» одним звонком парализовал на несколько часов работу «Детского мира» на Лубянской площади.А каждый час остановки работы любого из вокзалов обходится в выброшенную сотню тысяч рублей.Беда еще и в том, что основная часть телефонных террористов – это те, кого не «привлечешь», — люди с нарушенной психикой, несовершеннолетние. Либо бомжи, которые, позвонив, упорно ждут у телефона-автомата, пока за ними не приедет милиция, чтобы перезимовать в тюрьме.И все же с этим нужно что-то делать. Ответ на каждую такую шуточку должен быть очень серьезным.

Театр зверей имени Дурова вновь просит о помощи

Когда во время новогоднего представления в Театре Дурова вдруг отключился свет, артисты и администрация знаменитой «Страны чудес» перекрестились: слава богу, что случилось это в момент, когда бегемот на сцене уже отработал, а слон еще не вышел! Авария у энергетиков была крупная, она коснулась нескольких районов центра столицы, и ее последствия ликвидировались в течение двух часов. Конечно, работники театра, подготовленные к чрезвычайным ситуациям, сумели предотвратить панику в зрительном зале, где находились сотни детей. И успокоили напуганных животных.– Если бы это продолжалось еще пару часов, последствия могли быть катастрофическими для театра, – говорит генеральный директор и художественный руководитель Театра зверей, народная артистка СССР и России Наталья Дурова. – Мы не досчитались бы многих из тех экзотических животных, которых в театре более 700 видов. Простуда для них – верная смерть. Однако часть обезьян, попугаев и бегемот все же простудились, так что нам их пришлось лечить. А карликовая собачка редчайшей породы по кличке Рома вообще едва выжила.К сожалению, в «уголке дедушки Дурова» в момент аварии не оказалось автономной аварийной электростанции, хотя наличие такой станции – первая заповедь при проведении зрелищных мероприятий с использованием животных.Мировая практика! Увы, в театре, который чуть более года назад в буквальном смысле начал проваливаться под землю, в связи с чем был проведен срочный ремонт (об этом «ВМ» писала 21 ноября 2001 года), не хватает средств на покупку аварийной системы освещения и отопления.Вообще, несмотря на огромную популярность среди зрителей, уголок Дурова существует, можно сказать, на открытом ветру, оставаясь совершенно незащищенным. Казалось бы, центр города, чего тут опасаться? Однако в наше время именно центр – наиболее опасный в криминогенном отношении район.– Сколько раз мы говорили о петардах, сколько просили запретить их применение хотя бы в непосредственной близости от театра, — продолжает Наталья Юрьевна. — К сожалению, все остается на своем месте. Каждый праздник мы ожидаем с содроганием, потому что «бахают» под самым боком все кому не лень. А у нас крупные животные, они начинают волноваться, метаться! Но петарды – это еще полбеды.Участились случаи дикого вандализма. У нас украли двух лисиц и белого дикобраза. Свернули головы четырем ручным китайским уткам-мандаринкам. Убили волка, находившегося в вольере, ударили трубой по спине. Это был ручной, хороший волк Кроша. Его знали Япония, вся Сибирь, вся Россия! Вокруг территории, на которой размещен театральный центр, до сих пор нет капитального забора.Пробраться к бытовкам и вольерам при желании может любой злоумышленник. И вот результат: в конце минувшего года украли целый фургон с театральным реквизитом.– В фургоне находились уникальные костюмы, – говорит знаменитая цирковая актриса Энгелина Рогальская. – Там приспособления для работы с животными, седла, театральные ковры, занавеси. Все это собиралось десятилетиями! Это вещи, необходимые для работы четырех спектаклей! – «Страна чудес дедушки Дурова» – это объект, требующий особого внимания, — считает заслуженный артист России, советник генерального директора Театра зверей Николай Дупак (в прошлом, директор Театра на Таганке). – Тут должно быть несколько степеней защиты. Ведь основные зрители театра – дети. Ежедневно наши спектакли посещают около 2 тысяч ребят. Поэтому нужно пересмотреть и все дорожные знаки на проезжей части вокруг театра. Установить знак о снижении скорости, уложить, как положено, «лежачего полицейского». Нашему театру надо помогать, ведь он, несмотря на свою 90-летнюю историю, остается «маленьким ребенком» большой Москвы. Такой «ребенок» может казаться капризным, но не из-за характера. Просто у нас очень хрупкое и хлопотное экзотическое хозяйство, с которым невозможно управляться без помощи со стороны.Несмотря на все сложности, новогодние представления в Театре имени Дурова прошли с аншлагом.По многочисленным просьбам москвичей и жителей других городов России Наталья Дурова продлила их до начала февраля.

Снежные страдания

[b]Но, по общему признанию, снегопады в этом году не застали столицу врасплох[/b] Говорят, чтобы пройти по всем улицам, площадям и переулкам Москвы, потребуется три года — общая протяженность улично-дорожной сети столицы около 5 тысяч километров.Прибавьте сюда почти 40 тысяч московских дворов. И представьте, сколько снежной работы выпало с неба московским коммунальщикам в начавшемся году! В декабре репортеры «ВМ» дважды выезжали в ночные рейды с представителями Гильдии коммунального хозяйства Москвы. Сегодня, еще до рассвета, мы вновь в машине начальника Дирекции по эксплуатации и содержанию дорог Екатерины Пахомовой.— В новом году за две недели снежный покров достиг 34 сантиметров, — говорит Екатерина Николаевна. По ее словам, на основных улицах и магистралях Москвы снег в основном убирается вовремя — до «черноты», как говорят сами дорожники. Хуже обстоят дела с небольшими улицами и переулками, и особенно тротуарами.В Центральном округе, по которому мы поездили основательно, они сегодня на ногах с 5 утра.И работу начали с прилегающих к их территории тротуаров.— К 7 часам тут снег уже притопчут, и его не отдерешь, — поясняет дворник ГРЭП-1 Тверского района по имени Киял. — Народу утром очень много.На Бутырском Валу снег на тротуаре расчищают с помощью двух маленьких тракторов.Дворники и малая техника сдвигают снег на обочину дорог. И здесь он становится… как бы «бесхозным».— Обычно бывает так, — поясняет Екатерина Николаевна, — мы к семи утра заканчиваем убирать основные магистрали и вывозим весь снег, а где-то в восемьдевять на газонах дворники группируют уже новые завалы на проезжей части. Приходится делать двойную работу. И так изо дня в день.И вот что еще непонятно: почему город должен бесплатно вывозить снег, который выталкивают на обочину со своих дворов, прилегающих к ним территорий и тротуаров крупные банки, нефтяные компании и прочие богатые коммерческие организации, сплошь и рядом расположенные в том же центре Москвы? Они-то ведь не бедствуют и имеют возможность вывозить снег самостоятельно либо заключать договор о его вывозе с городскими службами.Напомним, московским коммунальщикам, чтобы убрать весь снег с улиц города, приходится заказывать тысячи самосвалов в провинции — вплоть до Ставропольского края. Почему же город так охотно берет на себя все бремя расходов, когда есть с кого спросить? Причем по справедливости…Наша справка: За состояние проезжей части отвечают предприятие «Доринвест» (федеральные дороги) и Дирекции единого заказчика (городские дороги). Также ДЕЗы нанимают подрядчиков на уборку внутридворовых территорий и уличных тротуаров. Участки тротуаров, которые находятся в непосредственной близости от нежилого здания (магазина, офиса и т. д.), обязана убирать располагающаяся в ней организация.

Бой в лабиринте

В подмосковном лесу, у двух вольеров, обтянутых сеткой-рабицей, выстроилась очередь владельцев собак с коротконогими крепышами на поводках.– Норные собаки, – говорит охотник Ким Бугаев, – это таксы, а также ягд- и фокстерьеры. Сейчас их будут натаскивать на лисицу, енота и барсука. Зрелище, конечно, не слишком приятное. Думаю, сторонники Брижит Бардо (бывшая кинозвезда – ныне защитница животных – А. Т.) были бы возмущены. С другой стороны, на том же Западе норная охота во многих странах сейчас не только популярна, но и необходима: нужно регулировать численность лисиц, которые часто заболевают бешенством.Слушая Бугаева, вспоминаю, как в начале лета, еще до торфяных пожаров, мне довелось наблюдать за раскладкой в лесу куриных шеек с «впаянной» в них дозой вакцины против бешенства. Шейки раскладывались егерями у каждой норы, у каждого логова. Ведь и у нас, под боком у столицы, в последние годы налицо опасный всплеск поголовья лисиц. Подмосковным правительством даже было принято постановление «О неотложных мерах по предупреждению заболеваемости бешенством людей и животных в Московской области».По информации отделения эпиднадзора за особо опасными инфекциями Подмосковья, около 500 человек в этом году подверглись нападению лисиц, енотов и других диких животных.Но вернемся на притравочную станцию. Инструктор по натаске вносит в вольер енота и впускает его в искусственную нору. Это сооружение напоминает крытый лабиринт с квадратными «котлами», в которых и отсиживается зверь, ожидающий нападения собаки. В случае необходимости «котлы» перекрываются поперечными стенками – «шиберами». Впрочем, бывает и наоборот: «шибера» неожиданно открываются… И начинается схватка! Первая собака – такса. Вначале она вроде бы рвется в нору, но енот начинает фыркать, и страх останавливает собаку. А ведь родословная у пса – лучше не бывает.Инструктор Виктор Чернобров разводит руками: – Мало ли что в родословных понапишут. К тому же собака ведь не знает, что енот – самый смирный зверь. Он почти не сопротивляется: сразу начинает паниковать и сдается без борьбы.Вторым к норе приносят 7-месячного фокстерьера. Не раздумывая, щенок бросается в лаз и уже у первого «котла» настигает енота. Рыча, фоксик вытягивает жирного и робкого зверя наружу.– Вот это правильно! – комментирует Чернобров. – В холку вцепился, где у енота жир слоями.И зверя не повредил, и сам не подставился. Что называется, взял «по месту»! – А бывает, что не «по месту» берут? – Случается. То за лапу ухватят, а бывает — и отгрызет, то в пах вцепится. В настоящей норе такая хватка может привести к гибели не только зверя, но и собаки. Ничего, вот я сейчас Темку принесу. Этот лис уже восемь лет тут воюет, и пока его никто еще не победил.Прежде чем пустить в лаз чернобурую лисицу, инструктор объясняет, что нора в вольере – классическая русская «восьмерка». И действительно, сверху она походит на прямоугольную цифру 8 с тремя поперечными лазами.Я смотрю на хозяина годовалого ягдтерьера. Оба волнуются. И все же ягд смело бежит в нору. Хитрый Темка водит его за нос, легко ориентируясь в лабиринте. Наконец, инструктор решает прийти собаке на помощь и перекрывает перегородками несколько лазов. Тутто ягд и припирает Темку. Однако у того большой опыт «рукопашной», поэтому при всей своей смелости ягд никак не может его ухватить.Лай, визг, фырканье, шипенье… Чернобров растаскивает дерущихся и вынимает Темку.– Не расстраивайтесь, – успокаивает он нервного хозяина собаки. – Главное — норов есть. Остальное — тренировки.Мы идем в ферму, где содержатся лисицы. Их около двадцати, все чернобурые. Кормят их отменно: на каждого бойца – по курице.– Где берете зверей? – спрашиваю я.– Отлавливаем в лесу,– отвечает Чернобров. – Иногда в зоопарке покупаем.Вскоре начинается самое интересное — натаска на барсука. Об этом звере Чернобров отзывается с уважением: — Самый смелый и яростный! Барсука заталкивают в нору и натравливают на него сразу двух ягдов. Собаки рычат, но войти в нору не решаются. Хозяин псов, здоровенный детина, обнажив бритую голову, смущенно мнет в руке кожаную фуражку.– Выпусти его из норы, – говорит он. — Давай на поверхности попробуем.Чернобров выпихивает погонялом барсука наружу. Ягды бросаются на зверя, но скоро у одной собаки начинает с морды капать кровь. Хозяин складывает руки крестом, что означает просьбу о прекращении «боя».Барсук, как выясняется, выбил одной из собак зуб.– Так что же, – спрашиваю я Черноброва, – все собаки барсука боятся? – Нет, – отвечает Виктор, – попадались такие, что брали и барсука. Но редко.– Вообще норные собаки, — комментирует специалист по поведению собак Константин Плосков, – самые смелые. Они идут в неизвестность, на территории врага. У барсука на воле нора в 3-4 этажа.Он может просто-напросто засыпать собаку с двух сторон, отрезав ей все выходы. Опасная охота! Ягдтерьер, к примеру, при постоянной охоте живет в среднем 5 лет. Вы знаете, охотники, чтобы сохранить собаке силы для охоты в норе, носят ее в рюкзаке — и по снегу, и за много километров.— А когда самое время для норной охоты? — Сейчас и время. Если, конечно, ваш пес не из трусливых.

Начальство предполагает, а бог располагает

Чего только не напридумывали городские власти, чтобы обеспечить на Рождество массовые гулянья москвичей! Театрализованные праздники в Коломенском и Царицыне, «Мир рождественских подарков» на Васильевском спуске, ярмарочные колядования с хороводами и горячими пирогами на набережных Москвы-реки, снежные забавы под перезвон рождественских колоколов, праздничные фейерверки и даже… гонки на собаках.Да, все это имело место быть.Не было только широких масс зрителей, испугавшихся 25-градусных морозов. 9 тысяч сотрудников милиции и солдат внутренних войск, которых заблаговременно отрядили для поддержания порядка, стали едва ли не главными зрителями праздничных зрелищ.А дни стояли поистине чудесные — мороз и солнце. И для самых смелых москвичей столица превратилась в настоящий зимний курорт. Проехавшись по столичным лыжным «сборищам», корреспонденты «ВМ» убедились: на лыжи с удовольствием встали практически все поколения зимостойких горожан — от младших школьников до бодрых старушек.Анне Дмитриевне Васильевой, которую мы встретили в Тимирязевском парке, — 70 лет. Она катается здесь испокон века, раньше с подругами и мужем, теперь — с сыном и внуками.— Анна Дмитриевна, а какие у вас лыжи? — Вы не поверите, но им уже почти 40 лет, — весело смеется она.— А часто вы здесь катаетесь? К разговору присоединяется сын Анны Дмитриевны Олег: — Практически во все праздники и выходные. Заперли машину в гараже и встали на лыжи. Мама лично контролирует нас: иногда в воскресенье не хочется вставать рано, и она буквально выгоняет нас в парк.Ну а что делать тем, у кого лыж нет, а приобретать их в магазинах за 200 долларов слишком накладно? Для них предусмотрены лыжные прокаты. В Серебряном Бору, например, прокат целого комплекта стоит от 300 до 400 рублей за два часа. Здесь же можно брать напрокат и неполные комплекты, а для детей младше 12 лет действует 50-процентная скидка.Конечно, большая часть москвичей катается на обыкновенных беговых лыжах. Но тяготеющее к экстриму молодое поколение нередко выбирает скоростные горные спуски. Кататься с горок можно не только в Крылатском, но и на Воробьевых горах. Хотя какая разница, где кататься и как? Главное — иметь пару лыж и ботинок, приятную компанию, хорошее настроение, и никакой мороз не страшен.Кстати, о морозах. Сегодня с утра на термометрах было –28°.Завтра и в пятницу потеплеет, пройдет небольшой снег. Но уже в ночь на воскресенье вновь подморозит до –30°. А что вы хотели? Рождественские морозы — никуда не денешься!

Фальшивка из аптеки

[b]Впервые поддельные лекарственные средства в нашей стране были обнаружены в конце 1997 года. А в прошлом году выявлено уже 74 серии 40 наименований подделок. Объем московского аптечного рынка в первом полугодии нынешнего года составил 161 миллион долларов и 180 миллионов упаковок. По оценкам экспертов, 15% поступающих в обращение лекарств – фальсифицированные.[/b]Этой проблеме был посвящен «круглый стол» в Центральном доме журналиста.– За последний год доля теневого рынка увеличилась в десять раз, – сказал Вадим Якунин, председатель совета директоров ЦВ «Протек», специализированного дистрибьютера фармацевтических препаратов. – В конце прошлого года правительство России решило ввести 10-процентный НДС на лекарственные средства, что сразу же создало благоприятные экономические условия для развития нелегальных фирм. Лекарственные рынки становятся ближе к криминалу, проводятся «левые» операции на таможне. Но лекарственный рынок нельзя развращать, как произошло с контрафактными аудио- и видеокассетами. Ведь тут речь идет о влиянии на здоровье населения, о национальной безопасности! Если оглядываться на видеокассеты и диски, можно было бы предположить, что цены на лекарства при обилии подделок должны снижаться. Но итоги первого полугодия говорят о другом: по сравнению с аналогичным периодом прошлого года цены подскочили на 27%!– Нет статистики, сколько людей страдают от фальсифицированной продукции, – отметил Вадим Якунин. – Нельзя было принимать скоропалительные меры, тот же НДС, пока в стране не созданы правовые барьеры на пути нелегального товара.На аптечном рынке Москвы присутствует около 6,5 тысяч наименований лекарственных препаратов.– В основном они дублируют друг друга, – подчеркнул декан фармацевтического факультета Московской медицинской академии имени Сеченова академик РАМН Александр Арзамасцев. – К сожалению, у нас не соблюдаются законы о праве на патентный знак и о праве на состав лекарственного средства. В Болгарии, чтобы избавиться от контрафактных лекарств, закрыли лотки в метро, в гастрономах, на рынках. В Москве тоже не мешало бы это сделать. К тому же в Федеральном законе «О лекарственных средствах» отсутствует понятие «фальсифицированное лекарственное средство».Не введена и уголовная ответственность за изготовление и распространение подделок. Полгода назад Минздрав России внес свои предложения в Госдуму. Надеемся, что законодатели поторопятся, ибо отступать уже некуда.В начале 2002 года в структуре Минздрава была создана Государственная фармацевтическая инспекция, которая препятствует поступлению на российский рынок поддельных лекарственных средств.

Дорогой столичный снег

[b]Обильных снегопадов этой зимой будет еще много. И работникам службы эксплуатации дорожной сети, которых у нас для краткости называют коммунальщиками, придется еще немало выслушать упреков в свой адрес.[/b]Корреспондент «ВМ» отправился в ООО «МКАД-Сервис», которое осуществляет механизированную уборку московских улиц, как говорится, в любое время года и при любых погодных условиях. Таких организаций в Москве десятки.Живут коммунальщики… в общежитии. Точнее, в помещении, приспособленном под общежитие, с койками в два яруса, словно в казарме.— У нас главная проблема — нехватка квалифицированных кадров, — говорит генеральный директор Андрей Нелюбин. — Это типично для всей отрасли. Москвичи неохотно идут в коммунальщики, особенно на рабочие специальности. Работать приходится круглосуточно, а зарплату большой не назовешь. Так что зимой (в Москве, не на Севере!) нам приходится внедрять «вахтовый метод».Бригада механизаторов в составе 14 человек приехала из Курска. Им оформили временную регистрацию и дали кров. Какой могли.— Приехали пока на 15 дней, — говорит бригадир Михаил Гутенев. — Потом — отдых, а потом, если понравится, еще вернемся… Такая же бригада, из Белгорода, занимается ручной уборкой.Впрочем, из других регионов приходится привлекать не только людей, но и машины.— Завтра прибудут на подмогу 50 самосвалов из Рязани, — рассказывает Нелюбин. — Может, снега много и не будет, но мы привыкли готовиться к худшему. Приходилось задействовать машины даже из Оренбурга.— А если снег не выпадет?— Бывает и так. В прошлом году 25 грузовиков прибыли из другой области и простояли. Каждый раз идем на риск. Это при нашей бедности, при недофинансировании со стороны города...Городские власти сейчас должны коммунальщикам 5 миллионов рублей. Причем повторяется такая история из года в год.— Мы и сегодня работаем вслепую, не зная, какие расценки нам установят, — продолжает Андрей Нелюбин. — В прошлом году зимние расценки установили только в феврале! Все ругают коммунальщиков, но пусть хоть кто-нибудь вникнет в наши проблемы! Каждый год мы выплачиваем по миллиону рублей по итогам разборок ДТП, в которых наши механизаторы нередко бывают и виноваты. Но надо учитывать такой фактор, как текучесть кадров…Что ж, действительно, на дороги и трассы Москвы ежедневно выходит 2,8 миллиона автомашин. Интенсивность движения громадная — практически круглосуточная. А люди, приехавшие из других областей России, с Украины или Молдавии, во-первых, не знают Москвы, а во-вторых, не привыкли к напряжению на дорогах.— И еще проблема. В Москве мусор часто сваливают прямо на дорогу. При механизированной уборке в снежные кучи может попасть что угодно. А ведь снег сегодня не сбрасывают, как раньше, в Москву-реку или Яузу. Его везут в специальные снегосплавные пункты, которых в столице только в системе «Мосводоканала» уже 27.— Бывает так, что вместе со снегом в дробилке оказываются и сегменты автомобилей, и тросы, и детские коляски, — говорит главный инженер Производственного управления по эксплуатации снегосплавных пунктов Александр Гаврилов. — Все это усугубляется тем, что в основном погрузка снега осуществляется ночью. Отсюда же и очереди перед снегосплавными пунктами, когда выстраивается до десятка машин.Конечно, когда снегопады будут еще большими, то и очереди станут больше. Будут и завалы на дорогах. И коммунальщиков снова начнут ругать. Жаль, что только в такие моменты вспоминают у нас о проблемах этой отрасли, без которой — ни проехать, ни пройти.[i]Как сообщили «ВМ» в столичном Гидрометеобюро, в Тушине толщина снежного покрова составляет 12 см, а на Воробьевых горах она доходит до 23 см. Таким пушистым «ковром» московские улицы обычно укрываются лишь к концу декабря.Из-за того, что снег выпал чуть раньше привычных сроков, в городе появились гололедица и первые сосульки.Засыпанные же снегом дорожки днем под ногами сотен пешеходов подтаивают и покрываются тонким слоем воды, которая ночью превращается в ледяную корку.Впрочем, уже к концу этой недели зима должна на время отступить. Метеорологи ожидают к пятнице-субботе приход в Москву теплого воздуха, после чего днем на градусники вернутся положительные значения, а ночью температура будет колебаться около нуля. «Каток» на дорогах после этого исчезнет, а сугробы заметно осядут.[/i]

Это была классно проведенная операция

[b]– Василий Николаевич, на ваш взгляд как профессионала — оправдано ли было решение о штурме «Норд-Оста»?[/b]– Иногда решения принимает сама судьба, сама ситуация. Если начинают убивать заложников — должно быть однозначное решение: только штурм. Тем более известно уже, что террористы и кололись наркотиками, и были в состоянии алкогольного опьянения. Гарантии того, что они продолжат спокойно переговоры, не было. Значит, они уже себя не контролировали и в любой момент могли нажать на кнопку и взорвать здание.[b]– Что бы вы отметили в действиях своих коллег?[/b]– Во-первых, скорость проведения операции. Второе: нужно учитывать, что они находились в режиме цейтнота. В то время, когда кто-то еще вел бой, другие должны были уже выводить заложников из здания. А это очень сложно. В чем опасность такой ситуации? При попадании пули во взрывное устройство мог произойти взрыв. Надо было быстро обездвижить террористов, чтобы они не успели соединить концы на взрывном устройстве. Попадания были точными. И третье: абсолютное хладнокровие. Ведь бойцы — тоже люди, у них свои эмоции… Но когда идешь на выполнение профессиональной операции, делай дело. Это потом придут переживания — за друзей, за семью. И более того, свой собственный страх придет потом, потому что не боится только сумасшедший. Это была классно проведенная операция, я считаю. Не зря сейчас во всех странах мира профессионалы очень высоко оценивают их действия.Как профессионал я могу дать гарантию, что ни один из заложников не мог быть убит пулей спецназовцев. Точно знаю, что спецназовцы работали без противогазов. Они были в касках, и у них даже забрала были сняты, потому что мешали ведению прицельного огня.[b]– Вы участвовали в освобождении заложников в Буденновске. Чем отличаются эти две ситуации?[/b]– Все очень похоже. И там, и тут — замкнутое пространство. Там беспомощные люди и тут. Если бы в Буденновске было принято решение так же жестко, как сейчас… — да, может быть, там погибших было бы больше. Но, по крайней мере, мы бы не получили потом ни Первомайска, ни тем более Москвы. Думаю, что не было бы и взрывов в Москве, Волгодонске и других городах. Потому что террористы наглеют, когда они чувствуют безнаказанность.Я понимаю, что сейчас, когда пройдет эйфория, наверняка ктонибудь начнет говорить, что надо было идти на переговоры и прочее. Но если бы затянули переговоры — уверен, жертв было бы гораздо больше. Как раз в Буденновске очень мешали работать профессионалам. Приехали правозащитники во главе с Ковалевым…С террористами во всем мире не разговаривают, их уничтожают. Опыт Англии, Германии, Израиля говорит об этом. С ними нельзя разговаривать, их надо убивать. А в Буденновске Черномырдин нарушил первую заповедь: никогда глава или даже второй человек в государстве не должен идти на переговоры. Для этого есть специально обученные люди, которые этим занимаются. Или, допустим, я помню такой момент: высокопоставленный милицейский генерал кричит мне, снайперу: «Товарищ снайпер, что вы там видите?» А я лежу в «точке», замаскировался. Меня не видно со стороны противника. Что мне ему отвечать? Или послать его куда подальше? И еще момент: мы прилетаем на самолете, а нас встречают телекамеры: «Альфа прибыла!» Всё — террористы в курсе. А на этот раз не мешали — дали возможность спокойно, грамотно и профессионально работать.[b]— Были среди штурмовавших ДК ваши ученики?[/b]— Были.[b]— А вы им еще не звонили?[/b]— Нет, во-первых, операция только закончилась. А во-вторых, по себе знаю, в каком состоянии человек находится после таких событий. Что же я буду звонить и спрашивать: «Ребята, как вы там?» По себе знаю, они просто меня пошлют, и будут правы. Я на их месте точно так же бы себя повел.[b]— У вас было желание участвовать в этой операции?[/b]– Желание было. Но, опять-таки, есть заповедь для таких случаев: не лезть с советами и не мешать.[b]— Какие-то ошибки усмотрели со стороны?[/b]— Ошибки можно оценить, только когда непосредственно на месте находишься и наблюдаешь за действиями всех. А это невозможно. Только Господь Бог может наблюдать сверху и оценивать ошибки сразу сотни человек. Я как профессионал считаю: они сделали все на 100 процентов, и сделали великолепно.

Виллис, вперед!

[b]Жара, сушь и лесные пожары 2002-го «сбили» охотничий сезон, заставив многих московских охотников зачехлить на время ружья. Но наконец запрет снят. Со вчерашнего дня в угодьях Подмосковья продолжена охота по перу и разрешен отстрел пушных зверей.[/b]Вчера же репортеры «ВМ» вместе с директором Русской ассоциации профессиональных охотников Владимиром Донцом выехали на охоту в Московскую область.Мы давно договаривались с Владимиром Ивановичем об охоте. Однако запрет есть запрет. Позавчера Донец наконец позвонил в редакцию: все, можно ехать.— Программа такая: заезжаем ко мне на дачу, берем собаку и — на охоту, — говорит Донец, — а потом, если время останется, я вас повезу туда, где тоже очень интересно…Мы не уточняем, куда поедем потом. Да хоть куда! Главное слово прозвучало: охота.Собаку зовут Виллис. Кофейно-пегий красавец-пес — классический образец легавой.— Кличка не случайная, — поясняет охотник. — Он такой же вседорожный, как моя машина. Его прапрадед Артус, ввезенный в Россию из Австрии, был натаскан альпийскими егерями. Охота с легавой — это высший класс. А уж удовольствие…Виллис, расположившийся за задним сиденьем, словно прислушивается.— Как думаете, понимает? — спрашиваю я.— Уверен! — смеется Владимир Иванович.Места, по которым мы едем на джипе (до него Донец по «охотничьим» дорогам износил уже четыре «Нивы»), — типичный ландшафт Подмосковья. Луга перемежаются тут с перелесками и болотами, заросшими камышом и осокой. Кое-где попадаются заброшенные торфоразработки с безводными каналами. И овраги, заваленные мусором.— Вот это самая большая беда, — качает головой Донец. — Помните, как у Гоголя: «Только где-нибудь поставь какой-нибудь забор — черт их знает откудова и нанесут всякой дряни!» Это в городе, а на природе люди и вовсе распоясываются!Через десяток минут останавливаемся у края непаханного поля, поросшего бурьяном.— Виллис! Вперед! Ищи! — командует охотник.Легавая начинает делать быстрые зигзаги по полю.— Это называется «работа челноком», — рассказывает Донец. — Он идет «на ветер», то есть принюхивается.Виллис останавливается.— О! — слегка вскидывается Владимир Иванович, — кажется, увидел зайца.И тут же дает команду: «Даун!», что означает: «Отбой!» Виллис перестает преследовать зайца и ложится.— В чем дело? — недоумеваем мы.— Понимаете, — невозмутимо объясняет Донец, — вообще-то легашатники, если они настоящие, не любят, когда их собаки интересуются зайцем. Заяц того не стоит. Вот дупель, бекас, вальдшнеп — это другое дело. А Виллис — специалист «по перу». Вот сейчас мы поедем к одному озерцу и, если повезет, возьмем настоящую дичь.И вот подъезжаем к озеру. Оно небольшое, все в кустарнике и высоком камыше. Идем вдоль высокого берега. Донец отдает команду, и собака — уже безо всяких зигзагов — сбегает вниз, идет по зарослям…Все происходит очень быстро. В одну секунду охотник вдруг вскидывает ружье, будто дремавшее у него на руке, и… звучит четкий, сухой выстрел. Что-то в воздухе трепыхнулось и шлепнулось в воду.— Это фазан, — говорит Донец спокойно, после того как Виллис выбрался на берег, держа в зубах убитую птицу с ярким опереньем.По-моему, он радуется больше хозяина.— Молодец, Вилюша, молодец, — треплет собаку охотник, принимая дичь. — Да, фазан — этого года, самец, видите, перышки какие.Собака его заметила и метров через 30—40 подняла «на крыло», то есть заставила взлететь. Ну мы его и сбили. А самку мы бы и отстреливать не стали…— И все же, — заявляет Донец уже в машине, — и фазан для легавой — это еще не «красная» дичь. Это новая птица в средней полосе, он у нас только после войны появился.— А какая же дичь для вас «красная»?— А «красная», то есть хорошая, красивая и настоящая, — это известные еще со времен охотников XIX века вальдшнеп, бекас и дупель.Виллис, видимо, не разделяет мнения хозяина: он по-своему, по-собачьи торжествует.Уже позже, дома, когда набегавшийся Виллис дремал возле разожженного камина, а мы говорим о трофеях.— Я и в Африке был не раз и видел всякую охоту, — рассказывает Донец. — Но Россия обладает уникальными возможностями трофейной охоты. Никакой трофей в мире не сравнится с нашим камчатским медведем. Да и под Москвой еще совсем недавно велась охота на высокотрофейного лося. А сейчас она запрещена, потому что разрушается среда обитания. Коттеджи строят хаотично, нет гармонии с природой…— Выходит, — спрашиваем мы, — за настоящими трофеями надо ехать на Камчатку. Дороговато по нынешним временам.— Ну почему? — успокаивает нас Владимир Иванович. — В начале декабря пройдет выставка российских трофеев на «Олимпийском» — там будет представлено все лучшее. Кое-что взято и в Подмосковье. Дичь надо разводить, создавать условия, чтобы человек и здесь, совсем недалеко от Москвы, мог отдохнуть с ружьем…

Глаз да глаз кругом

[b]1012 подъездов и 5 городских площадей в Тверском районе круглосуточно находятся под неусыпным наблюдением.[/b]Центр Москвы – место неспокойное, а подчас и опасное. Наряду с добропорядочными гостями столицы и служащими респектабельных офисов здесь в поиске легкого «заработка» денно и нощно «пасутся» бомжи, проститутки, карманники, квартирные воры – кого только нет! И вот выходит житель Центра из своей квартиры и на лестничной площадке видит бомжа, устроившего лежбище из газет. Открывает дверь подъезда – а напротив место постоянной тусовки каких-нибудь фанатов или сатанистов.«Так жить нельзя!» – жалуются москвичи. В утешение им сегодня можно сказать, что ТАК скоро не будет. А кое-где уже сегодня не так....На Первой Самотечной улице женщина входит в свой подъезд. Неожиданно за ее спиной вырастает молодой человек, вырывает у нее сумку и убегает. Но!.. Буквально через несколько минут появляется мобильный экипаж вневедомственной охраны, который преследует и быстро задерживает преступника....На Тверской, на крыше дома, двое злоумышленников пытаются украсть провод. Они не подозревают о том, что внизу их уже ожидает прибывший наряд милиции, который точно знает, с какой стороны они будут спускаться....Недалеко от подъезда на Большой Дмитровке упал и не в состоянии подняться пожилой человек. Очень быстро прибывают милиция и «Скорая помощь».Во всех этих случаях никто из потерпевших или свидетелей никуда не звонил. Милиция появлялась неожиданно, словно Бетмен. В чем же дело?Вот уже несколько месяцев подряд подъезды жилых домов, улицы и площади в Тверском районе столицы охраняются с помощью «всевидящего ока».Организовано круглосуточное видеонаблюдение.– Никакого секрета мы из этого не делаем, — говорит репортерам «ВМ» технический директор ООО «Планир Б» (одного из разработчиков интегрированной системы «Безопасный двор») Виктор Муравьев. – Наоборот, мы специально вывешиваем таблички с предупреждением: «Дом находится под видеонаблюдением». Уже одно это отваживает потенциальных грабителей. Практика показала, что число краж в Тверском районе за последние месяцы сократилось в 5 раз.Бригада репортеров «ВМ» побывала во 2-м Самотечном переулке, где расположен Центральный пост видеонаблюдения. Здесь собирается информация более чем с тысячи видеокамер, контролирующих 450 домов в районе.В смену тут трудятся 22 оператора. Перед каждым по три монитора, поделенных на множество окошечек. В «прямом эфире» транслируется все, происходящее у дверей подъезда и вокруг него.А передается изображение с помощью всепогодных антивандальных видеокамер, установленных так, чтобы следить за входами в подъезды с максимальным охватом прилегающей территории.– Как вы успеваете следить сразу за полсотней камер?– Легко, – отвечает оператор Наталья Жайворонок. – Когда нет движения, камера выдает желтый щадящий фон. А когда происходит движение – ну, например, к двери подходит человек, — рамочка вокруг окошка окрашивается в красный цвет, на что глаз оператора не может не среагировать.Внимание оператора привлекается также с помощью звукового сигнала и голосового сопровождения к изображению на мониторе.Если оператор замечает действия, представляющие опасность для окружающих, он мгновенно связывается по прямому телефону с вневедомственной охраной.И оперативно, в течение 4-6 минут, на место пребывает мобильный экипаж. Именно так и были задержаны преступники в рассказанных выше случаях.– Система помогла раскрыть и убийство, – добавляет Виктор Муравьев. – На Мещанской улице камера, когда рассвело, показала неподвижно лежащего человека. Прокрутили запись назад и зафиксировали преступников.По оценкам специалистов, установка одной видеокамеры в подъезде стоит 26 тысяч рублей.Это в полтора раза дешевле, чем оснащение рабочего места консьержки (35 тысяч рублей) Погром, устроенный этим летом футбольными фанатами на Манежной площади и Тверской, заставил руководство ЦАО подумать о совершенствовании системы.– Мы применяем сейчас самые передовые компьютерные сетевые технологии, видеокамеры разработки 2002 года, которым в России нет аналога, — говорит Виктор Муравьев. – И теперь пять площадей – Пушкинская, Тверская, Триумфальная, Манежная и Тверская застава под постоянным электронным контролем. Осуществляется и обзор Тверской улицы – от станции метро «Маяковская» до «Динамо».Камера способна увеличивать изображение в 22 раза. Оператор нам это демонстрирует. Маленькая точка на глазах приобретает реальные контуры автомобиля.Вот уже видно, как работают «дворники», стирая струи дождя с лобового стекла. С увеличением «картинки» на весь экран мы четко видим лицо водителя...Если на контролируемой территории, не дай бог, начнутся массовые беспорядки, подробности высветятся на экранах мониторов настолько четко, что можно установить личность буквально каждого участника криминальных событий.В общем, все на грани фантастики. Находятся, правда, умельцы, которые берутся «демонтировать» видеокамеры. Совсем недавно милиция задержала двух подростков, которые в течение недели сняли со стен аж восемь камер.Кстати, выследили их сами операторы Центрального поста. Более того, установили, не выходя из офиса, точный адрес похитителей, не подозревавших о том, что их «снимают»...Нас уверили, что до конца нынешнего года системой видеонаблюдений будут оснащены все основные объекты социальной сферы Тверского района. Планируется установить видеокамеры в 18 школах, двух интернатах, 15 детских садах и т. д. В будущем система будет следить даже за чердаками и подвалами.А все-таки техника — техникой, но консьержка не помешает.И вообще — будьте бдительны!

Куда пропадают люди

[b]Прохаживаясь по ВВЦ, я примечаю молодую девушку, стоящую рядом с несколькими смуглыми торговцами. Один из них, одетый в куртку из мягкой лайковой кожи, с золотым перстнем на руке, слегка ее обнимает. Девушка очень симпатичная.[/b]– Говорят, она из дому ушла, – объясняет мне продавец зонтиков. – Месяц уже тут появляется, вместе с этим…Из разговора с другими продавцами узнаю следующее: девушка (назовем ее Машей) жила себе мирно с мамой, ходила в колледж, успешно сдавала экзамены и зачеты. Учеба – дом, дом – учеба. И вдруг, когда ей исполнилось восемнадцать, она собирается и внезапно тайно уходит из дому, не оставив даже записки. Вот так – взяла и отрезала. Формально закон на ее стороне — она совершеннолетняя. Она желает начать самостоятельную жизнь – ту, которая ей нравится и о которой поется в клипе под названием «Мама, ты не понимаешь!» Мама вся замотанная от жизни и слишком правильная, в прямоугольных очках. А на улице яркая жизнь. Там друзья, которые «понимают»…Мама бегает по инстанциям, ищет дочь. А она совсем рядом, в Москве, и не хочет даже позвонить…– Такую «простоту», к сожалению, мы нередко встречаем в своей работе, – говорит заместитель начальника 2-го отдела ОРУ ГУВД Москвы майор милиции Эдуард Голенищев. – По-другому это называется наплевательским отношением к чувствам родных и близких. Вот еще пример: вышел один москвич в тапочках выносить мусор на улицу – и пропал. Вся семья в панике: ведь только что он был рядом – и вдруг…А дело было так. Человек случайно встретил друзей, которые отправлялись… в Чечню.– Поедешь с нами?– Да не вопрос!..– Только надо прямо сейчас. Срочно забеги домой, предупреди жену и возьми с собой документы.– Да ну ее, еще начнет отговаривать!.. Лучше так поеду. Обувку-то найдете?– Да обмундируем, как положено!..В общем, поиски пропавшего семьянина «в тапочках» продолжались шесть месяцев, а потом он сам вернулся – в камуфляже и в армейских ботинках. Навоевался…– Примерно 40 процентов пропавших объявляются сами, – резюмирует заместитель начальника ОРУ Александр Горбачев. – В основном убегают дети от «социально неустойчивых» родителей. Или от деда с бабкой, которые живут на одну пенсию. Денег нет, а улица полна соблазнов, она затягивает. Вообще чаще всего люди исчезают по бытовым причинам, криминальным и несчастным случаям. С похищениями НЛО мы еще не встречались. Наша задача – найти людей: живыми или мертвыми…– Среди пропавших без вести, – продолжает Александр Иванович, – попадаются и те, кому выгодно на время исчезнуть.Бывают такие «хитрушки», которые берут большие суммы взаймы и исчезают. Родственники, ни о чем не догадываясь, подают заявление о пропаже… Работники милиции мне рассказали, как один делец из Москвы собрал восемь миллионов долларов в долг у… нескольких криминальных группировок в столице. Его искали как «без вести пропавшего», но через какое-то время его встретили живым и здоровым в одной маленькой стране с давними банковскими традициями.А три года назад произошла история, которая просто потрясла всю Москву. Началась она с того, что мать заявила о пропаже своей пятилетней дочери.– Когда мы начали выяснять, то узнали, – рассказывает Горбачев, – что эта женщина прибыла в Москву с Украины. Занялась проституцией. Один из клиентов, москвич, на ней женился. Он жил в трехкомнатной квартире…И вот тут-то новоявленная жена жителя столицы придумывает исключительную по бесчеловечности комбинацию: она ведет свою маленькую дочь на кладбище, душит ее шарфом.Когда мать заявила о пропаже, то ребенка долго искали – прочесывали все подвалы, чердаки.Нашли девочку в свежевырытой могиле, на том же кладбище. Сопротивляясь, девочка инстинктивно оцарапала своей матери руки, под ногтями у нее остались частицы кожи. Это сыграло решающую роль при криминалистической экспертизе.Убийца преследовала цель завладеть квартирой, пытаясь свалить пропажу дочери на мужа. Потом она во всем призналась.[b]Где их находят[/b]– Находим пропавших в психбольницах (многие из них с неустойчивой психикой), – продолжает Александр Иванович, – часть отыскивается в местах заключения, потому что успевает за это время совершить преступление. Ну и, к сожалению, немалая часть «зависает», и чаще всего мы потом обнаруживаем их среди неопознанных….[i][b]Печальная статистика[/i]: если в 1990 году в столице было всего 290 неопознанных трупов, то на сегодняшний день их уже свыше 6 тысяч. Большинство из тех, кого все-таки удается опознать – приезжие из провинции и из стран СНГ.[/b]В Москве 14 судебно-медицинских моргов. Там производится вскрытие неопознанного трупа, устанавливается причина смерти. Если человек погиб в результате насильственных действий, то труп, по постановлению судебных органов или органов прокуратуры сохраняют до особого распоряжения, если нет – захоранивают за государственный счет. До 2000 года трупы кремировали, но затем для них был выделен специальный участок на Перепечинском кладбище в Солнечногорском районе. Трупу присваивается номер (пресловутая «бирка»), и дело длится 15 лет.Нередко бывает, что родственники просто не имеют материальной возможности прибыть в Москву для опознания. Более того, как сказали мне в милиции, есть случаи, когда даже из самой Москвы родственники не являются забирать опознанного человека. Нет денег для похорон…[b]Что делать, если пропал человек?[/b]– Прежде всего, – считает Александр Горбачев, – необходимо принять закон, который бы регламентировал все, что связано с этим явлением. Необходимо и четкое определение – кого считать пропавшим без вести.– А что делать, если в семье москвичей пропал человек?– В этом случае необходимо срочно идти в отделение милиции и написать письменное заявление о пропаже. Письменное! Бывает, что в милиции говорят: «Приходите через три дня!» Это неправильно, милиция обязана тут же принять заявление и начать работу по поиску пропавшего. Даже если он найдется сам через два часа – ничего страшного в этом нет.А если он не вернется через несколько суток – драгоценное время будет упущено. Нужно принести с собой фотографию пропавшего, подробно описать его одежду, вплоть до нижнего белья, особые приметы, шрамы, состояние зубов. По какому маршруту он обычно ездит, каким транспортом и т. д.А вообще, хочу посоветовать всем москвичам: постарайтесь не попадать в истории. И носите с собой документы.[i]Поиск постоянно продолжается в течение 15 лет. С начала 2002 года сотрудниками ОРУ ГУВД Москвы розыскано 2515 пропавших без вести. Среди них и те, кто пропал в предыдущие годы.[/i]

«Горбушка» еще хрустит

Впервые контрафакт появился в нашей стране не сегодня и даже не вчера, а еще 40 с лишним лет назад. Помните рентгеновские пленки, на которых тогдашние стиляги записывали «прямо на человеческих костях» потрясавшие все основы буги-вуги? Никто в то время не спорил по поводу авторских прав, и зарубежные фирмы не угрожали нам судебными исками. Сейчас, когда контрафакт стал целой сферой в нашем теневом бизнесе, за океаном, может быть, и жалеют, что джин когда-то не был задушен прямо в бутылке…В конце прошлой недели российское правительство вновь заговорило о намерении безжалостно и в глобальных масштабах бороться с контрафактными аудио- и видеокассетами и пиратскими дисками. В день, когда СМИ заговорили о новом предмете озабоченности властей, мне пришлось проехаться на электричке до Красногорска.Было так. На станции Трикотажная в вагон входит огромного роста детина с объемистой сумкой, загруженной доверху видеокассетами.— Штука — шестьдесят рублей! — провозглашает он тяжелым басом. — Фильмы все новые!— Это у вас «экранка»? — спрашиваю я, имея в виду некачественные копии, снятые с помощью цифровой камеры прямо с экрана кинотеатра.— Не-ет! — возмущается мужик громогласно, заставив вздрогнуть женщин в вагоне. — Тут все списано с диска, с «Ди-види». Все — «почти лицензия»!Удивляться нечему: ровно неделю назад на Черкизовском рынке я приобрел вообще «чистую лицензию» всего за 40 рублей. И качество было отнюдь не плохое.Вчера по пути от метро «Багратионовская» до «Горбушки» на лотках за сотню продавали абсолютные новинки: «Дьявола» и «Три икса» с Вином Дизелем, «Перевозчика» Люка Бессона, «Баллистика» с Антонио Бандерасом в главной роли.Вопрос об отношении к мерам, которые собирается предпринять правительство, не застал продавцов врасплох.— Они нас уже десять лет закрывают, а мы «живые» — прокомментировал ситуацию лоточник Андрей Гусля. — Ничего не будет. Закроют «Горбушку» — переберемся за кольцевую или хоть за «Можай». Есть спрос — есть мы, а правительство перебьется.Внутри «Горбушки» цивильно и очень уютно. Не только кассеты, но и видеоаппаратура, мобильники, бытовые товары тут стоят дешевле на 10—15 процентов, чем в специализированных магазинах. На фоне огромных, в полстены, репродукций с картин художника Шишкина, витражей с русскими березками совершают шопинг не только россияне, но и заморские гости. Пытаюсь от имени «Вечерки» обратиться с вопросом к американской паре, приобретающей программные диски по 80 рублей за штуку. «О, ноу!» — застенчиво отмахиваются они, явно не желая «светиться». Долго расхаживаю по второму этажу, пока наконец не встречаю военнослужащего армии США, афроамериканца Клинтона Джосси, диалог с которым привожу слово в слово, как записано на моем диктофоне.— Я здесь потому, — говорит Клинтон, — что на «Горбушке» очень большой выбор. Даже больше, чем у нас.— А вы покупаете какие-то диски?— Да.— Лицензионные или пиратские?— Я не знаю.— Чем дешевле, тем лучше?— Может быть, да.— А сколько стоят такие диски у вас, в Америке?— В среднем десять долларов.В общем, ситуация «чем дешевле — тем лучше» устраивала и устраивает всех. Послушаем, что наш народ говорит:— Чтобы покупали только лицензионную продукцию, — считает военный пенсионер москвич Николай Опарин, — нужно поднимать уровень благосостояния людей. Слишком высока разница между стоимостью пиратской копии и «лицензии». Пиратский диск, к примеру, можно купить всего за 70 рублей, а фирменный — за сотни долларов (в зависимости от программы). Потому и зарубежные гости приезжают сюда покупать копии «родных» дисков. Качество, может быть, и похуже, но незначительно.Конечно, это нарушение авторских прав. Но с другой стороны, авторы и компании, выпускающие отдельные программы, явно завышают цену своей продукции. Надо идти навстречу покупателям.— Нам вдалбливают, что если бы не было пиратов, то самоокупаемость лицензионной продукции повысилась бы, а цены на нее бы снизились, — говорит юный москвич Александр Маменко. — Но они же никогда и ни за что не снизят цены! Такого еще не было! Так что, если даже и запретят пиратскую продукцию, — из-под полы ее все равно будут продавать, раз она имеет спрос.Впрочем, в этой почти монолитной позиции большинства отыскался-таки маленький зазор. Один из моих собеседников все же высказал мнение, отличное от общего.— Целиком и полностью поддерживаю действия правительства, — говорит программист Максим Бибиков. — Почему бы не купить лицензионный диск, если он лучше качеством, хотя и дороже? Как программист-профессионал знаю, что труд, вложенный в создание каждой программы, стоит тех денег, которые просят за них американские фирмы. И обидно, когда твою программу бессовестно тиражируют и продают за 80 рублей.На «Горбушке» и вокруг нее все так смешалось, что трудно понять, какая продукция на самом деле лицензионная, а какая — пиратская. Разобраться в этом может только специалист, да и то нужно перебирать буквально каждый диск и каждую кассету.Всяк хозяин тут хитрит по-своему.— Контрафакт существует во всех странах, — утверждает продавец, назвавшийся Володей. — Года три назад я поехал в Англию, мне заказали 70 дисков. 50 из них оказались пиратскими. Поэтому нашу страну на фоне остальных выделять не надо. Правительство желает вступления в ВТО, потому и поднимает этот вопрос. Пошумит и успокоится. Мы привыкли.В общем, складывается впечатление, будто народ и правительство видят друг друга исключительно «за стеклом», только с разных сторон. Неудивительно, что им так нелегко друг друга понять. Так что «Горбушка» все еще горячая и хрустит. Аппетитно.[b]А между тем…[i]«Горбушка» не согласна[/b]Сегодня пресс-служба торгового центра «Горбушка» распространила официальный пресс-релиз, где, в частности, говорится: «В ТЦ «Горбушка» (владелец товарного знака «Горбушка»), специализирующемся на торговле электроникой, бытовой техникой и средствами мобильной связи, продажа контрафактной продукции не осуществляется». Дело в том, что рядом с торговым центром «Горбушка» расположен завод «Рубин», на территории которого и находится печально известный рынок аудиовидеопродукции «Ляляпарк».В самом ТЦ «Горбушка», как говорится в пресс-релизе, «пиратов» быть не может в принципе. И никогда не было.Так как лишь два магазина из 450 работающих в торговом центре занимаются продажей аудиовидеопродукции. И те принадлежат крупным отечественным компаниям, выпускающим на российский рынок лицензионный товар.[/i]

Деньги на обочине

На улице Народного Ополчения есть место, где проезжая часть разделяется сквером. Дорога там сужается, и перед светофором скапливается огромное количество машин, а в час пик образуются пробки. Мойщики машин и продавцы мелочовки снуют между автомобилями, лезут в самую гущу движения.Особенно ловко и бесстрашно это делают два подростка, работающие в паре. Водитель подает еле заметный знак – и тут же первый буквально несколькими движениями опрыскивает распылителем жидкость для мытья, а второй с бешеной скоростью, словно автомат, работает губкой. Доли секунды – и окно чистое. А первый, получив деньги от водителя, уже обрабатывает окно следующей машины. Главное — успеть, пока горит красный свет.Олег Семенихин (так зовут одного из подростков) родом из Раменского.– Убежал от мачехи, – рассказывает Олег. – Напились они с отцом, устроили драку, и она меня облила кипятком. После больницы домой я больше не вернулся.У Олега есть свое жилище в Москве. В полуподвальном помещении – маленькая комната-«темнушка», расположенная в закутке между районным «советом ветеранов» и кабинетом участкового. Именно участковый (мир не без добрых людей) приютил мальчишку.– Он просто увидел, что я не ханыга, а хочу заработать честно, чтоб потом получить профессию за деньги, – объясняет Олег.— А книги ты читаешь? — спрашиваю я Олега.Да, читает, но своеобразно. В основном кулинарные книги.Олег мечтает выучиться на повара, а потом работать в дорогом ресторане. И «получать большие деньги». А пока он неплохо знает, как зарабатываются деньги на столичных улицах.В дождливую погоду пацаны, чтобы обеспечить себя работой, специально создают для машин дополнительное препятствие, а затем сами же помогают его преодолевать.Они застилают полиэтиленовыми пакетами канализационные решетки в тоннелях и устраивают искусственные запруды, через которые автомобили приходится проталкивать. Благодарные водители ругают власти и щедро платят ребятам за тяжелую работу.Олегу приходилось работать и упаковщиком замороженных пельменей, и помощником повара, изготовляющего шаурму, и «зазывалой» у станции метро «Тушинская».– От Тушина маршрутки едут сразу по многим направлениям, — рассказывает подросток, – и всегда полно народу. Ну мы стоим и зазываем, каждый на своем направлении. Там есть, конечно, своя «крыша» и своя «бухгалтерия». Но все равно, в день набегает приличная сумма – 300–350 рублей «чистыми». В месяц триста баксов.У Олега свои предпочтения и свои принципы. Самое нелюбимое его место – московские вокзалы. Он считает, что туда тянутся и остаются те, кто в жизни сдался.Своего напарника, 14-летнего Никиту Авдюшкина, он буквально за уши вытянул с площади трех вокзалов.– Они с матерью приехали из-под Тамбова, – рассказывает Олег. – Там у них кто-то приватизировал общежитие, и всех выселили. Мать покрутилась в Москве и вернулась. А Никита возвращаться не захотел, сбежал. Он клеем дышал и валялся на «Комсомольской» в переходе. Жалко стало пацана.Уже больше года Никита живет в комнате Олега.– Мне всегда хотелось, чтоб у меня был брат, – продолжает Олег. – Сначала я не брал его с собой на дорогу – там быстрота нужна. Нам ведь платят в основном не за чистые стекла, а за то, как мы ловко все делаем. А он был слабым, вялым, мог попасть под машину. И я устроил его на маленькие деньги – листочки раздавать. За смену он зарабатывал всего по сотне. Но потом начал брать рекламу сразу из нескольких мест и получал уже больше. А когда он полностью оклемался, я начал брать его с собой. На дороге у нас заработки серьезные и работа стабильная.По вечерам Олег заставляет Никиту вслух читать кулинарные рецепты. Ребята мечтают когда-нибудь открыть свой ресторан.

Разборка

[b]Москвичи обычно весьма эмоционально воспринимают все перемены в облике столицы. А как насчет «Интуриста»? Прежде чем шагнуть за ограждение, туда, где идет полным ходом демонтаж бывшего отеля, я задал один и тот же вопрос нескольким прохожим: какие воспоминания связаны у них с этим некогда знаменитым зданием?[/b]– Тридцать лет назад, когда мы были молодыми, ходили сюда смотреть на иностранцев, – говорит коренной житель столицы художник Сергей Мамотин. – Ну и все знают, что тут собирались валютные проститутки. Других воспоминаний нет.– Раньше здесь в баре шампанское стоило полтора рубля, даже дешевле, чем в магазине, – вспоминает москвичка Ирина Ратуш. И молодежь одевалась под иностранцев, чтобы пойти в бар и потусоваться.Итог «мини-опросу» подвел 22-летний москвич Игорь Русак:– Я думаю, что новый отель, который тут построят, будет намного красивее, чем эта «коробка».Начальник участка фирмы «Ингеоком» Николай Чуканов руководит разборкой 22-этажного «Интуриста». Поднявшись на автоматическом подъемнике до восьмого этажа, мы идем с ним к лестничной площадке. Сейчас над нами разбирается одиннадцатый этаж, и туда уже можно попасть только пешком.– Посмотрите, – говорит Николай Николаевич, показывая рукой на потолок, – высота этажа, почти как в «хрущобе», – всего три метра. А ведь ниже был еще и подвесной потолок, над которым проходили все коммуникации, – убавьте еще полметра. В общем, комнаты-клетушки. Неуютно тут было гостям. «Интурист» считался «трехзвездочным» отелем. Но прежде чем на его месте будет построен «пятизвездочный» – на деньги иностранных инвесторов, – здание надо осторожно разобрать. А это уникальная, даже для Москвы, работа.С высоты одиннадцатого этажа центр столицы – как на ладони: Кремль, золотящийся храм Христа Спасителя, Манеж, берега Москвы-реки с бесчисленными зданиями.– Пока что в столице такие крупные объекты не разбирались, – говорит Чуканов. – Понимаете, место чувствительное: тут и Тверская, и Малый театр, и журфак МГУ. Буквально в пяти метрах Театр Ермоловой – ветхое здание. На нас ложится большая ответственность: даже маленький камень, падая с такой высоты приобретает мощность метеорита.А что говорить про тяжелую конструкцию? На одиннадцатом, который до завтрашнего дня послужит зданию временной крышей, небольшой желтый экскаватор долбит гидромолотом перекрытие.– Вначале хотели установить два башенных крана,– разъясняет Чуканов, – и с их помощью в течение 4 суток думали разбирать один этаж. Но у нас очень жесткие сроки, заданные московским правительством. И потому было принято необычное решение: поднять малую технику прямо на этажи. Но и «малая техника» – это все же целых 4 тонны. Да и ветерок наверху дует при любой погоде. А ведь начинать разборку пришлось с 75 метров!– Не страшно долбить перекрытия на такой высоте? – спрашиваю у экскаваторщика Василия Юдаева.– Было непривычно, – признается он. – Пятнадцать лет работаю экскаваторщиком, и все на земле. Но тут, под экскаватором, снизу, надежно – риск минимальный.Поясню: для безопасности экскаватор устанавливается на толстом стальном листе, который, в свою очередь, опирается на несколько мощных деревянных брусьев. Нагрузка должна распределиться по полу как можно шире, чтобы техника, не дай бог, не провалилась. А еще на пяти этажах книзу, под нагрузкой в четыре тонны, стоят, как «мини-атланты», и держат потолки сотни специальных телескопических стоек.Кроме экскаватора, на высоте работает мини-погрузчик, который приспособлен еще и дробить прочный бетон при помощи мощного гидромолота. Тут же разрезается с помощью газосварки и откладывается в сторону арматура. Весь образовавшийся щебень сталкивают в лифтовые шахты. А самые крупные конструкции из бетона спускают вниз с помощью 25-тонного башенного крана.В одной из популярных федеральных газет утверждалось, будто стекла с «интуристовских» витражей разбиваются прямо на месте из-за невозможности вывоза.– Да что вы, – смеется начальник участка. – К нам обратились инвалиды Чернобыля, которые строят реабилитационный центр в столице. Эти стекла они снимали и вывозили на свой объект. Дело нужное и гуманное.Самая главная неожиданность, обнаружившаяся при разборке «Интуриста», – огромное количество пыли. Особенно много ее дает пемза, щедро использовавшаяся при строительстве. Чтобы «утихомирить» пыль, было решено не разрушать систему водоснабжения «Интуриста». И в день по нескольку раз здание поливают сверху из пожарных рукавов, которые, слава богу, в течение всей прежней «интуристовской» жизни по прямому назначению не пригодились.– Но пыль – это еще «цветочки», – говорит Чуканов. – Самая главная трудность у нас впереди. Здание стоит на мощной фундаментной плите. Объем бетона – 2 тысячи кубометров! Сейчас обдумываем, как будем разрушать этот монолит.– А разве нельзя использовать элементы старого фундамента при новом строительстве?– Нет, здание будет на 2 метра глубже, чем нынешнее. Фундамент будет еще мощней.До 1 декабря «Интурист» должен быть демонтирован. Сроки жесткие, договорные. Не успел – плати неустойку. Никаких «раскачек». Работа круглосуточная, в две смены. Сегодня разбирают уже 10-й этаж. Даже «плакат на весь фасад» с двумя огромными «моделями», взиравшими на Москву с высоты, провисел тут «всего ничего». Пришлось срочно снимать рекламу. Темп разборки – два этажа за пять суток.

Батареи просят тепла

[b]Вчера в «Мосэнерго» состоялась пресс-конференция, посвященная подготовке тепловых сетей столицы к зиме.[/b]Как известно, на недавнем отчете этой организации о проделанной работе Юрий Лужков подверг тепловиков резкой критике. Возможно, на самом деле стрелы ее были направлены выше — Лужков, пожалуй, единственный из российских политиков-тяжеловесов последовательно выступает против разрушения энергетической системы страны.Но факт остается фактом. Инженеры тепловых сетей выглядели обиженными.— У вас должно создаться впечатление и даже уверенность в том, — призывал журналистов к объективности заместитель главного инженера ОАО «Мосэнерго» по теплотехнической части Дмитрий Баршак, — что тепловые сети не только не провалили подготовку к отопительному сезону, но выходят на него с высокой готовностью. Не хочется комментировать резкие высказывания Юрия Михайловича. Просто я думаю, что информация, предоставленная ему, была недостаточно объективной. Московским энергетикам никогда не нужно было понуканий, чтобы исполнять свой высокий долг.Слова о «высоком долге», видимо, надо понимать так: москвичи не останутся без тепла и света.— В начале следующей недели все отопление в Москве должно быть включено, — заявил собравшимся главный инженер тепловых сетей ОАО «Мосэнерго» Виктор Липовских. — Тем более, что по пятидневному прогнозу синоптиков ночами ожидаются заморозки. Сейчас уже отапливается 25 процентов жилья.Включение потребителей по городу идет нормально, и теперь все зависит от жилищников. В каждом доме должен появиться слесарь — включить отопление.На вопрос о том, будут ли отключаться от тепла должники «Мосэнерго», Липовских уверил, что таких очень немного.Детские сады, больницы, школы и вузы, другие социальные учреждения, а также жилые дома пообещали не отключать даже в случае наличия задолженности по оплате.На прямой вопрос корреспондента «ВМ» о возможности отключений «в связи с износом оборудования», который обычно энергетики связывают с «низкими тарифами» на электрическую и тепловую энергию, главный инженер тепловых сетей ответил:— Я твердо вам скажу: нет, такого не ожидается.Дмитрий Баршак его поправил:— Избыточных обязательств давать не следует. Отключения могут быть, они случаются. Но всегда все повреждения организованно устраняются. А кроме того, с каждым годом уменьшается их количество.На сей раз представители «Мосэнерго» предпочли не распространяться о своих проблемах, о ценах на электроэнергию, не приводили цифры о долгах предприятий и т. п. Тон был явно примирительный. Заявление Лужкова о готовности в случае неудовлетворительной работы тепловиков создать конкурентную структуру, кажется, возымело свое действие. Тем более что все знают: если мэр о чем-то говорит, то потом обязательно это делает.

Черная месса

На Арбате есть место, которое называют «стеной Цоя».– К личности Виктора Цоя это место давно уже не имеет отношения, – говорит мне, открывая ключом дверь в свой подъезд, жительница дома, расположенного прямо напротив «стены»,. – Тут собирается в основном шпана – пьют, колются. Есть среди них и «сатанисты». Мы после восьми вечера вообще нос из дома не высовываем...О том, что именно в этом месте собираются по вечерам юнцы, называющие себя «сатанистами», говорят и хорошо осведомленные в тонкостях тутошнего «бытия» бродяги, и постоянные продавцы матрешек и СССРской символики (кстати, сейчас в моде портреты членов сталинского политбюро).– В последние дни их что-то милиция стала гонять, – говорит мне один из продавцов. – А вообще-то, «поддельщики» они. Кто им покажется страшнее – под того и «косят»... Неделю их что-то не видно...Я их увидел, когда начало темнеть. У стены собралась группа парней и девушек. Постепенно разговорились.– Вас называют «сатанистами», это не преувеличение?– Да, мы стремимся идти по левому пути, — несколько туманно, но бойко рассуждает долговязый парень, назвавшийся Ильей. Он явно тянет на себя в этой компании одеяло «идеолога». – Но это долгий путь познания, и мы еще «нулевики» на этом пути...– Ребята, тут люди жалуются, что вы их бьете, – прерываю парня.– Да какие люди! – отмахивается Илья, — бомжи, бродяги.Спрашиваю, слышали ли они о погроме на Миусском кладбище?– Это вопрос не к нам! Там были не сатанисты, а дьяволопоклонники!..По сведениям из различных источников, именно отсюда, с Арбата, началась неделю назад «черная месса», во время которой подверглись осквернению сотни могил на Миусском кладбище.Это небольшое кладбище в Марьиной Роще издавна называют «самым простонародным».Сегодня, на шестой день после «черной пятницы», здесь вновь собрались десятки родственников тех, над чьей памятью надругались вандалы. У Татьяны Петровны Ручкиновой и Раисы Ивановны Гуськовой тут похоронены сыновья. У обеих — единственные.– Мой сын погиб в 93-м возле Останкино. Случайно, возвращался с работы... – тяжело вздыхает Раиса Ивановна. – Вот, во второй раз переехали по-живому...– Памятник на могиле моего сына восстановлению не подлежит, – говорит Татьяна Петровна. – Пополам разбили гранит и цветник разрушили. Я наутро как услышала, бежала и думала: хоть бы прах не тронули!.. Возле могилы валялся рюкзак, бутылка, какая-то книжка... Сказали, что это сатанисты...Дальше женщина говорить была не в силах...В результате вылазки вандалов было повреждено 419 надгробий и вырвано или искорежено 30 крестов.– Скорее всего, это была спланированная акция, – считает генеральный директор ГУП «Ритуал» Анатолий Прохоров.– Вот, поглядите, — продолжает Анатолий Прохоров. — У бетонных плит верх отбит так, что торчит арматура, а основание – сохранено. Возможно, применялись кувалды и ломы.Голыми руками это не сотворишь. И объем разрушений такой, что десяток юнцов тут вряд ли бы управились. Ведь они шли как саранча, от кладбищенского храма по нескольким направлениям, по всей территории И ведь кладбище-то малюсенькое, всего пять гектаров, а такие разрушения! Да, ничего подобного Москва еще не знала.–В 99-м году, с 31 декабря на 1 января были совершены акты вандализма на мусульманской части Митинского кладбища, – продолжает Анатолий Михайлович. – Там разрушили 120 надмогильных сооружений. Были случаи надругательства над еврейскими могилами на Востряковском. Сейчас по решению мэра туда каждую ночь заезжает милицейский наряд, проводятся рейды. Но такого, когда крушат все подряд, что под руку попадется, нам видеть не приходилось. Это кто-то озлобился на род человеческий...Сейчас на кладбище работают каменотесы, граверы. Большая часть надгробий будет восстановлена за счет городского «Ритуала».– Но как избежать подобного ужаса в будущем? Нельзя ли усилить охрану на кладбищах?– Для этого потребуется 250 миллионов рублей, – отвечает Прохоров. – А весь доход нашей организации 220 миллионов в год. На всех кладбищах (их в Москве 70) у нас сторожа, но они по сути охраняют только контору.– А частных охранников не привлекаете?– Частные охранные предприятия и вневедомственная охрана нам говорят: вы сначала обнесите кладбища бетонным забором и сверху обтяните колючей проволокой. А в Москве есть кладбища размером в сотни гектаров! И если мы начнем тратить такие деньги на охрану, то придется поднимать цену на ритуальные услуги в 2 раза. Откуда у людей деньги, чтобы это выдержать?– Что же делать, как защитить кладбища от вандалов, сатанистов и прочих?– В Швеции я спросил у директора одного из кладбищ, как у них организована охрана? Он меня вывел на территорию и говорит: «В 18 часов у нас конец рабочего дня. Опускается шлагбаум, и сюда никто никогда и ни за что не войдет». В сознании должен быть шлагбаум.Неужели же в России кладбища придется превращать в некое подобие «зоны», обнося их колючей проволокой? Дожили!

Вода для часа «икс»

[b]Этот проект вызывает яростные споры и жесткое сопротивление. В дискуссию вовлекаются все — от гардеробщиц, раздающих пальто на совещаниях по этой проблеме, до академиков. В чем суть проблемы? В воде. Которую мы пили, пьем и… Будем пить?[/b]В этом-то «будем» и вся загвоздка. Дело в том, что пьем мы сейчас воду из рек, загнанных в водохранилища. Это хорошая вода, которая после очистки вполне пригодна для питья, что мы ежедневно и делаем. Но представим ужасное: техногенную катастрофу, радиоактивное отравление водоемов, теракт в системе водоснабжения… Что мы будем пить тогда?— В таких чрезвычайных ситуациях, — говорит доктор геолого-минералогических наук, лауреат Госпремий СССР и России, заслуженный геолог РФ Борис Боревский, — по правилам гражданской обороны каждый город должен иметь второй, защищенный источник водоснабжения — из подземных источников. Но парадокс в том, что Москва — единственный в мире мегаполис, который такого источника не имеет. А значит, случись что — город окажется беззащитным.Борис Боревский знает, что говорит. Он — один из авторов проекта Объединенной системы водоснабжения Москвы и Московской области.Но вода из подземных источников появится у нас еще нескоро.— Я в первый раз написал в начале 70-х годов, что в ближайшем Подмосковье исчерпаны источники подземных вод, и надо обратить внимание в исследованиях на долину реки Оки, — говорит Борис Боревский. — И вот я уже участвую в этих исследованиях более тридцати лет. Конечно, хотелось бы при жизни увидеть реализацию хотя бы одного из направлений. Сейчас наиболее подготовлена Южная система водоснабжения (ЮВС), утверждена генеральная схема с подземными источниками, но ее реализация затягивается на многие годы.— Необходимо проложить две нитки водовода, длиною в 70 километров, — говорит начальник отдела водоснабжения и водоканализации ГП «Мособлинжпроект» Михаил Лазукин. — Финансирование проекта осуществляет Москва. Нельзя сказать, что оно большое. Скорее всего, первая вода с юга придет в Москву не ранее чем через 4 года.Выходит, еще нескоро. Но произойди, не дай бог, с источниками воды что-либо чрезвычайное — куда деваться жителям 8,5-миллионного города? На кого рассчитывать? Пример с лесными пожарами более чем нагляден. Сейчас середина сентября, однако, как говорится, выгляни в окошко…Я задавал гидрогеологам, строителям и проектировщикам один и тот же вопрос: есть ли возможность провести воду в более сжатые сроки, чтобы быстрее обезопасить столицу?— Можно, — отвечали специалисты, — но для этого нужно, чтобы этой проблеме уделялось такое же внимание, как, к примеру, строительству Третьего транспортного кольца. Многое тут зависит от воли столичного правительства.Специалисты считают, что лучше бы поторопиться. Ведь неизвестно, всегда ли Москва будет иметь финансовые возможности, позволяющие ей сегодня осуществлять грандиозные проекты. Неизвестно, будет ли руководство столицы через десять лет обладать тем авторитетом и политическим весом, что сейчас.А у этого проекта, без преувеличения, огромное количество оппонентов и противников. Строителям и проектировщикам приходится работать в условиях постоянного психологического прессинга со стороны федеральных и местных СМИ, различных «зеленых» движений и представителей власти.Только один пример. Некоторые из депутатов Мособлдумы внушают жителям Серпухова, будто город в случае забора подземных вод для столицы «останется без воды».Следует пояснить: ситуация с водой в Серпухове действительно достаточно сложная.Для решения этой проблемы правительство Подмосковья выделило деньги на строительство водозабора у деревни Лужки. Депутаты утверждают, будто в случае, если заработает ЮВС, то Лужковский водозабор (мэр Москвы тут ни при чем — простое совпадение) будет истощен.— Депутаты в данном случае просто вступают в сферу своей некомпетенции, — резюмирует профессор-гидрогеолог Борис Владимирович Боревский. — Все наши расчеты проходили государственную экспертизу в Госкомиссии по запасам полезных ископаемых. И запасы эти были утверждены. Никакого влияния на Лужковский участок ЮВС не окажет. Эти участки не взаимодействуют. Я утверждаю это как специалист по гидрогеологии, в отличие от тех, кто таковым не является. И я твердо убежден, что для Южной группы городов Московской области, как и для Москвы, эта система необходима.Но эффект для столицы будет лишь тогда, когда к Южной прибавятся Северная и Восточная системы.– С точки зрения человека, занимающегося оценкой качества воды, — добавляет кандидат геолого-минералогических наук Валерий Закутин, — я вижу большое преимущество этих вод по сравнению с тем, что пьет Москва. По чистоте и вкусу это, конечно, несравнимо...А о крайней безопасности и говорить нечего.

Теперь уже нельзя жить в надежде на «авось»

[b]О психологических последствиях терроризма рассказывает Виктор МАКАРОВ – доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой Российской медицинской академии последипломного образования, вице-президент Всемирного совета по психотерапии.[/b][b]— Виктор Викторович, ровно через месяц после событий 11 сентября Европейская Ассоциация психотерапии учредила комитет по терроризму, и вы, российский ученый, были избраны его председателем… Какую роль по предотвращению терроризма может сыграть психотерапия?[/b]— Психотерапия – это ежедневная и кропотливая работа с людьми. В нашей стране – давние корни терроризма. Вспомним, в России до революции никакого «исламского» терроризма не было и в помине, но все равно терроризм процветал. Вспомните Нечаева, народовольцев, эсеров… Терроризм нельзя квалифицировать по национальному или конфессиональному признаку. Да, сегодня терроризм стал частью нашей повседневной жизни. И так будет до тех пор, пока мы не осознаем: в такой войне у нас есть только один выбор – победить. С помощью мобилизации всех средств, в том числе и психотерапии.[b]— А можно утверждать, что терроризм – это болезнь?[/b]— Результаты длительного изучения говорят о следующем: многие из тех, кто занимается осуществлением или организацией террористических актов, имеют психические расстройства, относящиеся к сверхценным, бредовым идеям. И сейчас, когда мы говорим о профилактике терроризма, очень важно постепенно налаживать работу с семьями тех, кто имеет отношение к террористическим акциям.Сотрудники Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги принимали участие в разработке такой программы на Северном Кавказе.Ибо, как бы ни восстанавливали экономику Чечни, какие бы политические шаги ни предпринимали, но если мать растит сына ради того, чтобы он совершил потом теракт, а мальчик, подрастая, думает, что ему ничего в жизни не надо, кроме как научиться хорошо стрелять и умело взрывать, – все бесполезно. Нам важно работать с теми людьми, кто имел отношение к террористам и взаимодействовал с ними.Дело в том, что определенные психологические особенности и определенные проблемы передаются даже следующему поколению.[b]— На генетическом уровне?[/b]— Нет, на поведенческом. Но это тоже страшно и опасно. И, конечно, наша главная задача – работа с жертвами террора. Те, кто перенес террористические акты, лишаются чувства, стабильности и безопасности жизни. Наши сотрудники оказывали психотерапевтическую помощь многим пострадавшим, в том числе и жертвам терактов в Москве.[b]— А кстати, легко ли работать с москвичами?[/b]— Намного труднее, чем с провинциалами. Потому что москвичи воспитаны и живут в достаточно агрессивной городской среде, и она на них влияет. С одной стороны, у них очень много «личностных защит». Это как вилок белокочанной капусты: снимаешь одну защиту, вторую, третью – а у него их еще много и много! Москвич в обычных условиях хорошо защищен, он знает, что и когда ответить и как себя вести. Но москвичи часто закрываются от мира, от возможности не только отрицательного, но и положительного внешнего влияния. В результате москвич копит агрессию, хотя одновременно и лучше других ее контролирует.Но контролируемая агрессия имеет свойство разрушать человека изнутри. И кто-то начинает задавливать ее наркотиками, кто-то – «запивать».[b]— Многие москвичи видят корень своих личных бед в присутствии в городе кавказцев и вообще мигрантов…[/b]— У Москвы – типичный синдром метрополии. В столицы всех государств, имевших когда-то колонии, сейчас хлынули жители этих колоний. Там аналогичная картина. К тому же коренное население Москвы имеет все преимущества перед приезжими: связи, знания, статус, наконец. Но это не должно быть поводом для «московского» высокомерия. Другое дело, что нужно пользоваться этим преимуществом. Многие, кстати, пользуются. И процветают. Нетерпимость чаще всего продиктована собственной несостоятельностью: вот, я не смог, потому что «понаехали». Они забывают: тот, кто приехал, имеет намного меньше возможностей. Такой «синдром» я вижу и у части моих пациентов, и я им стараюсь помочь.Я понимаю: межнациональные отношения – они всегда сложные. Но если мы сосредоточимся на поиске общего в нас (а этого общего очень много), то выиграем, а будем искать различия – проиграем.[b]— По-вашему, люди изменились после 11 сентября?[/b]— Да, происходят изменения. Люди начинают больше склоняться к личностным ценностям, к тому, как они прожили свою жизнь и как они ее проживают. Они уже не оставляют все важное на будущее, понимая, что жизнь внезапно может прекратиться. Люди начинают понимать, что многое зависит от них самих. Простой пример: в Москве, например, после терактов некоторое время жильцы сами охраняли подъезды. Потом, правда, это очень быстро кончилось. Но все равно мы начинаем значительно более быстрыми темпами отходить от нашей национальной особенности. Которая выражается одним словом: «авось»…

Дым в глаза

[b]Лесные пожары наступают на Москву, словно армия Наполеона 190 лет назад. «Осада» из дыма и огня продолжается четвертый месяц. Синоптики устали сулить жителям столицы «сезон дождей», который «спасет от смога». Экологи устали уверять, что «концентрация не превышает допустимых пределов»...[/b]Так вот, помимо героической Бородинской битвы, в этом году есть еще юбилей — куда более скромный, но тоже весьма поучительный. Ровно тридцать лет назад в Подмосковье вот так же горели леса и торфяники. И москвичи дышали дымом. Правда, тогда пожары сумели затушить в течение полутора месяцев. Как это удалось?— Мне пришлось участвовать в ликвидации тех пожаров, — вспоминает [b]доктор технических наук мелиоратор Кирилл ГУБЕР[/b].— Их сила в 1972 году, на мой взгляд, была выше нынешних. Но техника для их тушения была снята буквально отовсюду. Бульдозерами расчищались трассы, затем каналокопателями прорывались каналы. А потом туда запускались дождевальные машины, которые локализовали отдельные очаги дней за десять. Хотя тогда нам казалось, что все делается очень медленно и плохо. Но, как видим, все познается в сравнении.[b]Нынешний директор «Мосмелиоводхоза» Виталий ВОРИВОДИН [/b]в 72-м работал главным инженером крупного треста, в зону которого входили и Шатура, и Егорьевск.— Воды в Подмосковье за тридцать лет не уменьшилось, — считает он. — Плотины все стоят, речки все текут. Но в те годы мы только за одну ночь способны были выставить для локализации пожаров по 20 тралеров и по 15—20 экскаваторов. Сейчас, чтобы найти столько техники, понадобились месяцы. Мы могли подавать воду на 6 километров от источника, сейчас такое невозможно.Пожар, разгоревшийся под Москвой три десятилетия назад, тушили пожарные и солдаты срочной службы. Но техническая часть работы была возложена в основном на подразделения Минводхоза — ведомства, которое в советские годы по мощности занимало второе место после оборонки.В каком же состоянии сегодня водное хозяйство московского региона?— Достаточно лишь нескольких примеров, — говорит [b]директор ВНИИ Гидротехники и мелиорации, академик РАСХН, доктор технических наук, профессор Борис КИЗЯЕВ[/b]. — Каналоочистительная техника сократилась в 9 раз. Техники для укладки и промывки дренажа ([i]система труб, по которым подается либо сбрасывается вода[/i]. — [b]А.Т.[/b]) осталось 4 процента от уровня 90-го года! А ведь мелиоративные системы, и особенно на торфах, были двойного регулирования. Если уровень воды был высоким, то она по трубам сбрасывалась. А в период засухи шлюзы закрывались, и вода подавалась обратно. И таким образом поддерживалась влажность в торфяниках. И если даже пожар возникал, он не мог далеко распространиться. Мы в свое время создали два опытных образца машины для борьбы с лесными пожарами с использованием взрывчатки. Провели испытания. Но после 90-го года никого это не интересовало. В последние 10 лет ни водохранилища, ни крупные, ни мелкие каналы практически не очищаются. Это по всей России. И все катастрофы последнего времени — в Ленске, Краснодаре, на Ставрополье — следствие, мягко говоря, беспечного отношения к водным объектам.Отношение к мелиорации должно измениться прежде всего на федеральном уровне. О том, какое оно сейчас, говорят факты. В 2000 году правительством России была утверждена программа плодородия земель.Собирались выпускать технику для мелиорации. Результаты: тех же каналоочистителей должны были произвести 130 штук, произведено за три года — ноль. Поливных агрегатов выпущено всего 20 из запланированных... 5300. Ну и далее в том же духе.Вообще, знакомство с цифрами и фактами, касающимися процесса медленного и мучительного умирания системы водного хозяйства, вызывает оторопь. Вдумайтесь в такие цифры: из 2200 стационарных и передвижных насосных станций, оставшихся в наследство с 90-го года, сегодня работают лишь 184… А ведь только с их помощью можно подать воду для тушения пожаров на большие расстояния.— В Воскресенске воры наняли трактор и вырвали металлические двери насосной станции, — рассказывает Виталий Вориводин. — И раскурочили все внутри, растащили. За год срезают до 4 тысяч метров проводов ЛЭП, протянутых к насосным станциям. Начали уже выкорчевывать и бетонные столбы, и плиты. Скоро стены начнут ломать![b]Генеральный директор ОАО «Водстрой» Полад ПОЛАДЗАДЕ [/b]в конце 80-х — начале 90-х исполнял обязанности министра мелиорации и водного хозяйства СССР.— Конечно, оросительная система создавалась не для тушения пожаров, — говорит Полад Аджиевич. — Но и в этом деле она могла серьезно поспособствовать. Губернатор Московской области Громов назвал виноватыми в сложившейся ситуации тех, кто за эти десять лет растащил и разворовал ирригационные системы. Я считаю, что отчасти он прав. Действительно, были мощные строительные организации, которые приходили на помощь при любых стихийных бедствиях. Но главное не в этом.Мелиораторы могли и предупредить, и вовремя локализовать бедствие. Как ни странно, в ликвидацию последствий катастроф в нашей стране вкладывается в десять раз больше, чем в их предотвращение. Большего абсурда, большей нелепицы придумать невозможно... В любой стране мира есть орган, который руководит водным хозяйством. На мой взгляд, он необходим и в России. Что касается Москвы и Подмосковья, нужно хотя бы на региональном уровне составить программу безопасности всех гидротехнических сооружений. И систематически вкладывать в нее деньги. С огнем и водой шутить опасно...Прав бывший министр! Какие уж тут шутки? Слезы! И не только от дыма.

С Мендельсоном и без свидетелей

[b]Нелли и Сергей Николаевы стали супругами полчаса назад и просят называть их одной фамилией. Познакомились минувшим летом, в условиях, приближенных к экстремальным.[/b]– Мы отдыхали на юге, в разных местах, – рассказывает Сергей, – пережили порознь все катаклизмы и наводнения. А возвращались в одном поезде, который двигался со скоростью черепахи. Получилось, как в песне: «В свой вагон вошла она, улыбнулась из окна!» В общем, как у большинства москвичей: нашли друг друга в провинции.– Или по пути в Москву! – уточняет счастливая Нелли.Разговор с молодоженами на Поклонной горе, куда они приехали возложить цветы после регистрации брака, неожиданно прерывается. Увидев подкативший к ступенькам яркий желто-красный экскурсионный поезд, Сергей предлагает своей молодой супруге совершить символическую поездку – этот вид транспорта для них счастливый! В прошлом году в столице было заключено 72 тысячи браков. За первое полугодие нынешнего года – около 28 тысяч. Но никакого «отставания» нет и в помине, потому что самая плодотворная пора, когда заключается большинство брачных союзов, – это конец лета и первая половина осени, особенно сентябрь.В Москве 3 дворца бракосочетаний и около 30 отделов ЗАГС.– На каждую субботу сентября у нас запланирована регистрация 35–37 браков, – говорит начальник отдела ЗАГС Хорошевского района столицы Тамара Булучевская. – В основном сейчас женятся студенты. Молодые пары предпочитают заключать брачный союз в праздничной обстановке. На языке работников ЗАГСа этот ритуал так и называется – «торжественная регистрация». Дело в том, что бывает еще и «полуторжественная», и «обычная».– Когда мы принимаем заявление, – разъясняет Тамара Ивановна, – то обязательно спрашиваем, торжественно все будет или нет? Как говорится, «с Мендельсоном или без Мендельсона»? Ведь некоторые, достаточно долго прожив в гражданском браке, предпочитают просто официально оформить свои отношения, семья уже сложилась. Довольно часто в последние годы регистрируем невест с большим сроком беременности. Причем сейчас девушки неловкости, как раньше, от этого не испытывают. И это естественно, жизнь изменилась.Честно говоря, я давно уже не был в ЗАГСе и узнал для себя много нового. Во-первых, сейчас регистрация брака производится по истечении не трех, как раньше, а всего лишь одного месяца со дня подачи заявления. И свидетели, которых мы привыкли видеть в художественных фильмах по обе стороны от жениха и невесты, больше не требуются. Никто из посторонних не ручается за крепость брака, каждая пара отвечает за себя.Традиционной толстой «тетеньки с лентой», произносящей «ритуальные» слова, тоже больше не существует, ее заменили симпатичные, специально подготовленные девушки.В ЗАГСах нашей столицы имеют полное право зарегистрировать между собою брак и граждане из стран СНГ. А дальнее зарубежье регистрируют только во Дворце бракосочетаний по улице Бутырской, и лишь в том случае, если один из молодоженов – гражданин России.– Как вы считаете, – спрашиваю я Тамару Булучевскую, – большинство браков совершается нынче по любви или по расчету?– Вы знаете, когда пара входит в зал, то профессионалу все сразу понятно. С чем, для чего и кто кого привел. Но, к счастью, абсолютное большинство брачных союзов совершается по любви.Диму Кудашкина и Любу Янкову я встретил у дверей ЗАГСа в момент, когда они собирались подавать заявление.– Я только недавно получил диплом юриста, – говорит Дима. – А Люба еще учится. Мы познакомились в одной юрфирме, где несколько последних месяцев оба работали курьерами. Ну, можно сказать, любовь с первого взгляда. Решили пожениться.– На что будете жить? Родители помогут?– Да нет, как-нибудь будем сами выкручиваться.– А не страшно?– Нет, нам страшно друг без друга...Если так, все правильно, как в песне: «Люди встречаются, люди влюбляются, женятся...»

Профессия: бутерброд

[b]Эта работа в Москве именуется обычно «ходячей рекламой». При этом в скобках добавляют: «бутерброд-плакаты».[/b]Люди, носящие на себе рекламные щиты, целый день стоят, а точнее, «прохаживаются» в самых людных местах в центре столицы, их можно видеть практически у каждой станции метро. Они рекламируют все: телефонные и бытовые услуги, обувь, одежду, косметику. Иногда, натянув на себя специальные комбинезоны, они превращаются в «живых игрушек», привлекающих покупателей. Кто эти люди? Сами они выбирают себе такую работу или судьба выбирает за них?— Среди нас всякого народа хватает, — говорит Борис Ахмедзянов из подмосковного Подольска. — Остается, например, без работы человек, вполне приличный. Куда идти? Захочешь жить — преодолеешь все предрассудки и навесишь на плечи эти щиты.В последнее время из-за крутых расценок на аренду из центра Москвы на окраины переселяется все большее количество мелких и средних фирм. Меняются адреса, меняются телефоны, теряются постоянные клиенты. Размещать рекламу в метро для таких фирм дороговато.Каждый плакатик из тех, что мы видим в вагонах, именуемый стикером, в месяц обходится по 80 долларов, а их нужно заказывать не меньше сотни. Как всегда, выручает «человеческий фактор», который на Руси всегда оценивали ниже «номинала».— Я четко «отстаиваю» на Кузнецком свой день с 10 утра до 6 вечера, — продолжает Борис. — За это платят 250 рублей. На нашей работе это очень хорошие деньги. Но легко они мне не достаются. Ноги болят неимоверно.— Вы тут «щитоносцами» нас назвали, — добавляет он не без сарказма. — Уж слишком «Илиадой» отдает... На самом деле — сплошная проза жизни, вы с людьми поговорите.На Третьяковской стоит с плакатом-рекламой Люда, молодая студентка колледжа, которая подрабатывает в последние дни летних каникул. Она получает по 15 рублей за час.— Весной я изображала живую упаковку косметических средств, — рассказывает девушка. — Работала в комбинезоне. Было жарко, прямо как в бане, потому что комбинезон застегивается на «молнию» и еще фиксируется на манжетах липучками.— А платили хорошо?— Я пришла по объявлению в Интернете, и там было сказано, что работа «ростовой куклы» (это так называется) стоит целых пять долларов за час. Но когда со мной стали рассчитываться, то выяснилось, что пять долларов выплачиваются только при проведении больших рекламных акций. А в обычный день это стоит всего полтора доллара, хотя в Интернете об этом не говорилось ни слова. На работу «человеком-волком», «человеком-утенком» или тем же «человеком-упаковкой» солидные магазины принимают только молодых. Они не будут долго скандалить или канючить. У меня есть подруга с хорошей фигурой, одна фирма предложила ей постоять в довольно откровенном наряде с прозрачными рекламными щитами на плечах. Но и ей полностью при расчете не заплатили. Кругом обман...Впрочем, среди «щитоносцев» есть люди, которые обрели на этой работе свое призвание.– Я в Нижнем на нефтеперерабатывающем заводе была рабочей, — начала свой монолог Алена Талицкая, которая стоит с рекламными плакатами на ВВЦ. — Думаете, лучше в цехе-то, легче? Я тут приспособилась.

Трагедия на улице Королева

[b]Около 23.00 буквально в двух шагах от телецентра взрывом была разрушена жилая пятиэтажка на улице Академика Королева. В мгновение ока как карточный домик сложился целый стояк между вторым и третьим подъездами. По последним данным, взрыв произошел в квартире № 28, где проживала армянская семья.[/b]На часах было чуть больше полуночи, когда репортерская бригада «ВМ» выехала на место происшествия.Кроме нас в пустом автобусе ехала всего одна пожилая пара. Мы тогда еще подумали: «Куда могут направляться эти люди в столь поздний час да еще в будний день?» Выяснилось, что туда же, куда и мы: они вышли на остановке «Улица Кашенкин Луг» и направились к дому 32 по улице Академика Королева. Оказалось, что со всех сторон туда в темноте, тихонько переговариваясь, идут люди. Многие специально приехали издалека, чтобы узнать о судьбе близких, живших в этом доме. Той пожилой паре из автобуса повезло – своих родных они нашли целыми и невредимыми.В 23.19 спасатели приступили к расчистке завалов. Началу работ предшествовала подготовка, в ходе которой спасатели под руководством начальника ГО и ЧС по Москве генерала Александра Елисеева осветили место взрыва мощными прожекторами и спилили дерево, мешавшее подъезду техники. В 23.50 из-под завалов было извлечено тело одного погибшего.Окрестности взорванного дома напоминали пчелиный улей. Всего в каких-то сотнях метров отсюда ночные улицы были пустынны и мертвы, а здесь стояли десятки людей. Мы не слышали, чтобы кто-то кричал и бился в истерике. Напротив, нас поразило какое-то удивительное напряженное спокойствие, царившее здесь. Видимо, многие еще не пришли в себя от пережитого шока.Когда репортеры «ВМ» оказались на месте происшествия, там как раз начиналась перекличка. По срочно привезенным спискам всех жильцов дома надо было установить уцелевших, чтобы понять, сколько человек может оказаться под завалами.— Терентьева Галина! – громко вопрошает молодой человек и, услышав ободряющее «Здесь!», ставит напротив фамилии галочку.Около 3.30 специально обученные собаки обнаружили под завалами еще четырех человек.Многим повезло в эту страшную ночь – кто-то задержался в гостях, кто-то был на даче. Оказалась невыясненной судьба примерно полутора десятков человек. Кроме того, по некоторым данным, в одной из пострадавших квартир праздновался день рождения и неизвестно, много ли гостей остались ночевать у хозяев.По мнению пресс-секретаря мэра Москвы Сергея Цоя, всего под завалами могли находиться не более 10 человек. Он уточнил, что в разрушенных квартирах проживали 48 человек. 22 из них не пострадали. Еще 12 жителей, как установлено, находятся вне Москвы. Всего же в доме было прописано 166 человек. Они отселены в гостиницы «Восход», «Валдай» и «Останкино».Неподалеку люди, перешептываясь, указывали на пожилую заплаканную женщину.— У нее сломаны ребра, и она не может ходить, — говорили они, — а от госпитализации наотрез отказалась.Услышав рассказ старушки, мы поняли, в чем причина ее упорства. Оказалось, что она живет на первом этаже.После взрыва ее квартиры просто не было видно – вплоть до второго этажа все покрывали обломки.— Я как раз была на кухне. Раздался взрыв, и на меня полетели какие-то конструкции. Я оказалась завалена, но меня вытащили. А вот мой внук сидел за компьютером в другой комнате. И теперь его нигде нет. Он остался под завалами!— Не волнуйтесь, — пытался хоть как-то успокоить бабушку телевизионщик, — со спасателями, которые там работают, я лично знаком: если ваш мальчик там, то они обязательно его найдут.Женщина неподалеку крепко сжимала в руках пушистую белую кошку – ей не только удалось спастись самой, но и спасти любимца.– А мы как раз были в ванной, — делится с нами воспоминаниями молодая пара. — Вдруг раздался сильный хлопок и внезапно погас свет.Потом парень и девушка, жившие на 3-м этаже в пострадавшем подъезде, не обнаружили на привычном месте своей спальни. Она просто рухнула вниз.– Если бы мы раньше легли спать… – в ужасе предполагали они.К моменту подписания номера в печать, по официальным данным, под завалами найдены семеро погибших (из них трое детей) и пятеро госпитализированы. Одна пожилая женщина находится в реанимации с ожогами 80% поверхности тела.На месте происшествия продолжают работать около 350 спасателей и 84 единицы техники.Завалы разобраны до уровня первого этажа. Обрушены все висящие плиты и арматура. Идет ручная разборка. Для того чтобы подвести тяжелую технику, пришлось срубить около 10 старых деревьев.Какова причина взрыва? Был ли это теракт?Следов взрывчатки на месте взрыва не обнаружено, сообщили сотрудники газо-химической лаборатории ГО и ЧС города Москвы. Эксперты склоняются к тому, что взрыв произошел из-за утечки газа. Начальник ГУВД Москвы генерал-майор Владимир Пронин заявил, что «произошел объемный взрыв газа, предположительно, в районе второго этажа». Версию о взрыве вследствие утечки газа подтвердил также один из руководителей московского управления ФСБ. Он заявил, что «скорее всего, это взрыв газа, а не теракт». Расследовать происшествие будет московская милиция.В свою очередь, исполняющий обязанности мэра столицы вице-мэр Москвы Валерий Шанцев заявил журналистам, что никаких следов взрывчатых веществ на месте на обнаружено. Скорее всего, это был взрыв бытового газа, подчеркнул он.Между тем спасшиеся жильцы взорванного дома не согласны с официальной версией взрыва. По их словам, ни до, ни после взрыва запах газа не ощущался. Жильцы дома уверяли, что после взрыва повалил белый дым и запахло порохом.Сильный хлопок вспоминают многие свидетели случившегося. Кто-то сначала принял его за сильные раскаты грома, а другие решили, что что-то взорвалось в расположенных напротив гаражах. Сперва люди бросились к ним, а уже потом обнаружили, что взорвались вовсе не боксы, а соседний дом.Президент России Владимир Путин был немедленно информирован о происшествии, сообщил пресс-секретарь президента Алексей Громов. По указанию Путина на место для руководства спасательными работами выехал глава МЧС России Сергей Шойгу.Шойгу сказал, что дом, скорее всего, будет снесен. «Восстанавливать его не будут», — заявил он. Он добавил, что окончательные выводы о причинах взрыва будут сделаны экспертами-взрывотехниками после того, как спасатели расчистят завалы до эпицентра взрыва.Находившийся на месте аварии вице-мэр Москвы Валерий Шанцев сообщил, что всем, кто лишился жилья, правительство Москвы предоставит бесплатные квартиры.По факту происшествия будет возбуждено уголовное дело, сообщил прокурор Северо-Восточного административного округа столицы Виктор Казаков. Он отметил, что следователи уже провели осмотр места происшествия и опрос свидетелей.В гостиницу «Останкино», где размещена часть жильцов пострадавшего дома, мы прибыли как раз в тот момент, когда заместитель директора Людмила Валикова давала поручения дежурным срочно пригласить всех пострадавших на завтрак, в гостиничный ресторан.– К нам привезли людей примерно в час ночи, – говорит Людмила Максимовна, – на разных машинах — частных, служебных, милицейских, МЧСовских – ну, что было под руками. Мы приняли 21 человека. Разместили их в 13 номерах, по семьям. Уже ночью в гостинице организовали медицинскую помощь. Сюда прибыл и психолог из районной поликлиники, который беседовал с людьми, большинство из которых пребывало в состоянии шока.— Знаете, все-таки существует какое-то предчувствие, что ли, — рассказывает проживавшая в доме Наталья Шелухина. – В 22 часа я вышла на балкон и подумала: «Как красиво тут, у нашего дома! Какие каштаны! Не дай бог, если отсюда нас когда-нибудь начнут переселять…» А через час – этот взрыв.Заместитель главы управы района «Марфино» Любовь Серова была на месте через 17 минут после взрыва.– Будут ли выплачены жильцам компенсации? — спрашиваем мы ее.– Да, сейчас размер их определяется, и я думаю, что они будут немалыми.[b]Перед подписанием номера стали известны имена погибших[/b]:[i]24-летняя Карина Осканян4-летняя Мелина Согомонян75-летняя Антонина Самородоваполуторогодовалая Юлия Суркова и ее родители25-летняя Екатерина Суркова 28-летний Сергей Сурков15-летний Ярослав Скворцов.[/i]

Москву не затопит

[b]Тот факт, что Европа в короткий срок едва не превратилась в Атлантиду, заставил встревожиться москвичей. Ведь наводнение в городе с крупнейшим в мире метро, с многочисленными подземными коммуникациями действительно могло бы стать катастрофой. Тем более что некоторые СМИ уже поспешили сообщить, что наводнение в Москве может затмить по своим последствиям все произошедшее в Европе. Так ли это?[/b]Наш корреспондент встретился с учеными и специалистами, ответственными за состояние водоотводных сетей в столице.[b][i]Эффект ртути[/i][/b]– Конечно, после такой длительной засухи все природные процессы протекают более бурно, нежели обычно, — считает [b]начальник Оперативного центра информационных технологий Росгидромета, кандидат географических наук Вячеслав НИКИФОРОВ[/b]. — Это естественно. Мелкие дожди, которые прошли, по существу, ничего не дали. И сейчас создается ситуация, когда ветры будут мощнее и осадков может выпасть больше. Почва — как порох. А когда быстрый ливневый дождь падает на сухую почву, то капли схватывают частички пыли и начинают скатываться, как ртуть.Объем стока резко увеличивается и возникает паводочная волна. Мало того, у воды, нагруженной пылью и рыхлыми частицами, размывающая способность куда больше. Поэтому, если ливневые дожди придут в московский регион, то размывов будет больше, нежели обычно.[b]– Но в Москве больше асфальта, чем сухой почвы. Это как-то скажется на силе и объемах стоков?[/b]– Это великая удача, что у нас много асфальта. Потому что асфальт впитывает довольно много воды, может вобрать до 5—6 миллиметров осадков, не давая стока. Кроме того, у нас, к счастью, сейчас недостаточно заполнены водохранилища, и они, думается, примут большие ливневые осадки. Но, конечно, если дожди будут такой интенсивности, как в Чехии, — мало не покажется всем.[b][i]Взгляд с Воробьевых гор[/i][/b]В метеорологической обсерватории МГУ, где исследуют погоду и климат Москвы, считают, что серьезные катаклизмы столице пока не угрожают.– Нельзя отрицать, что в отдельных районах столичного региона выпадут ливни гораздо более интенсивные, чем обычно, — говорит [b]заведующий метеообсерваторией, доктор географических наук, профессор Анатолий ИСАЕВ[/b]. — Может выпасть до двух третей от месячной нормы — 60—70 миллиметров за сутки. Москва-река может подняться на пару метров. Катастрофической же ситуации в столичном регионе быть не должно, по крайней мере, я это отметаю. Конечно, в случае, если при таких ливнях будет плохо работать система водоотводов, то возможны серьезные подтопления. Но это уже проблемы коммунальщиков.[b][i]Ждем и готовимся[/i][/b]— В природе нет пустых мест, — говорит [b]директор ГУП «Мосводосток» Александр ЧЕРЕНКОВ[/b]. — Поэтому мы готовимся к ливням после долгой засухи. А они обязательно будут, поверьте человеку, который в коммунальном хозяйстве уже четверть века. Безусловно, мы к этому готовимся. В городе 5490 километров сетей дождевой канализации и около 110 тысяч решеток, обеспечивающих водоотвод. Вода попадает через всю систему в Москву-реку.[b]— А может ее уровень подняться до катастрофических размеров?[/b]— Нет. Такой ситуации, как в Праге, Дрездене, Будапеште, у нас не может быть, потому что Москва-река зарегулирована системами шлюзов и водохранилищ. Вода поднимется настолько, насколько захочет «Мосводоканал».[b]– Значит, наводнения, по вашему мнению, не будет?[/b]— Нет, в отличие от одной известной московской газеты я как профессионал считаю, что глобальной угрозы затопления Москвы не существует. Могут быть только локальные подтопления — в тех случаях, когда существующая водосточная сеть по проектным показателям физически не сможет обеспечить водоотвод. Но это только минут на 30—40. Ну на час. А катастрофического ничего быть не должно. Самые низкие места у нас — это тоннели. Но там стоят насосные станции, их работа достаточно устойчива, и сейчас их готовят к возможным ливням.[b]– На что бы вы хотели обратить внимание москвичей?[/b]– Я не могу поставить возле каждой дождеприемной решетки по человеку на круглые сутки. Повторяю, их 110 тысяч. Поэтому очень прошу москвичей и гостей столицы: не бросайте на решетки пакеты и полиэтиленовые бутылки, не сваливайте туда мусор. Вот если они будут засорены, то действительно могут возникнуть подтопления. Пока что нам приходится вытаскивать из водоотводных сетей все, вплоть до велосипедов…

Сюрприз задним числом

[b]Такое извещение получили на днях многие москвичи. На редакцию тут же обрушился шквал звонков:– Вы слышали о новом «проекте» ОАО «Мосэнерго»? Понять из этой бумаги ничего невозможно. Опять с нами экспериментируют![/b]Репортеру «ВМ» пришлось отправиться на Нижнюю Красносельскую улицу, где расположен офис продаж электрической энергии ЗАО «ЦОПэнерго».Лестница, ведущая к заветной двери, за которой проводится прием, заполнена ожидающими.Одна шаткая скамеечка на площадке между «нулевым» и первым этажами. Люди (в основном пожилые) сидят на каком-то низеньком выступе под стеной, подстелив под себя картонки. Внутрь охранник пускает по четыре человека. Там, в помещении, похожем на большое фойе, сидят за столами специалисты, которые разъясняют «абонентам» суть нововведений. На столах рядом с компьютерами – картонные коробки, которые, как выясняется, выполняют очень важную функцию. Если москвич, который обязательно обнаружит однажды в своем почтовом ящике пакет документов, касающийся новых правил оплаты, найдет в них ошибку, то, приехав сюда, в абонентский отдел, он обязан внести изменения. И положить бумажку аккуратно в одну из этих самых коробок. Ради этого и едут.Ошибок много. Коробушки, как поется, «полным-полны». Люди, естественно, нервничают.– Я стою в очереди, чтобы мне объяснили, что происходит, – говорит живущая на Ленинградском проспекте Светлана Швейко. – Получила пакет документов на одиннадцати страницах! В них заранее расписано, сколько я должна платить за электроэнергию по месяцам, до июля 2003 года. При этом ни льготы, ни субсидии не учтены. В извещении на лицевой странице указаны два телефона. Звонить бесполезно, постоянно короткие гудки. А то и просто бросают трубку!– Они заставляют нас заранее оплатить те киловатты, которые мы еще не употребили, – говорит москвичка Лариса Серова. – А образовавшуюся разницу будут покрывать только через год. Я категорически против этого! Нигде в мире нет предоплаты. В булочной платят за то, что покупают в данный момент, а не за те пять батонов, которые купят к концу недели!– Просят оставлять документы с внесенными исправлениями в какой-то коробке, безвсякой регистрации, – возмущается Милада Сорокина из Южного округа.– Завтра я им скажу, что оставила, а они ответят: «А может, вы и не оставляли!» Полная безответственность! И вообще, ради чего нас заставляют бегать, отнимают наше время? Хотелось бы знать конкретного «автора» этого «проекта». И чтобы он объяснил смысл затеянных мероприятий. Представляете, что тут будет, когда люди вернутся с дач?Выяснилось, что сотрудники «Мосэнерго» разослали лишь самую мизерную часть пакетов с новыми правилами расчета за электричество. Пока что их получили всего 183 тысячи москвичей. А «абонентов» в Москве, следует заметить, несколько миллионов семей.Более всего москвичей возмущает тот факт, что новые правила уже вступили в действие с 1 июля, то есть задним числом (хотя чему удивляться – так принято в последние годы…)– Я получила извещение в нынешний понедельник, – говорит москвичка Елена Лавричева. – Почему заранее нельзя было письменно уведомить о том, что меняются правила игры? В цивилизованном обществе поступают обычно таким образом, а не ставят людей перед свершившимся фактом.Заметим, рассылку основной части своих извещений «Мосэнерго» начнет лишь с 1 сентября, а завершит – лишь 31 декабря…Обобщив те основные вопросы, что беспокоят читателей «Вечерки», я обратился вчера за разъяснениями к [b]генеральному директору Центра обслуживания продаж энергии Игорю КРИВЕНЦОВУ.– Игорь Юрьевич, подумайте, сколько народу вы сейчас приводите в движение, ради чего все это?[/b]– Все это делается сейчас с целью комплексно изменить работу «Мосэнерго». Повернуться, как это ни парадоксально звучит, лицом к потребителю. Создать для него удобства. Счетчики, которые ДЕЗы должны содержать в хорошем состоянии, заплеваны, извините за выражение. И в этом стекле вообще ничего не видно. А мы, исходя из сумм оплаты каждого абонента за три последних года, вывели среднюю величину оплаты за каждый месяц. А все расхождения будут корректироваться в конце каждого года. Мы предлагаем более удобный способ расчета. Сюда приходят люди по нескольким причинам. Во-первых, те, кто должен оформить у нас имеющиеся льготы и субсидии.Причем приходят только те люди, у которых неправильно рассчитана льгота. Вторая волна связана именно с переходом на новую систему расчета. У нас до последнего времени отсутствовала компьютерная техника, все велось вручную, и поэтому выявилось, что имеется большое количество ошибок.[b]– По тем двум телефонам, которые указаны в вашем извещении, невозможно дозвониться.[/b]– Наша задача – минимизировать количество людей, которые приходят, усилив телефонную службу. С понедельника начнет работать многоканальный телефон, и я вас уверяю: проблем в этом отношении больше не будет.Мы сделаем и повесим нашу информационную страничку на сайте «Мосэнерго».[b]– Но удобно ли то, что вы предлагаете на самом деле? Люди жалуются, что вы обязываете их делать предоплату за электроэнергию.[/b]– Нас неправильно понимают. Тут нет никакой предоплаты. Например, оплату за июль мы просим произвести до 31 июля. Лишь бы месяц в месяц. И нам не надо (и даже экономически невыгодно), чтобы оплата производилась заранее. Если только человек сам хочет оплатить заранее, предполагая, что он уедет...[b]– Значит, платить нужно за каждый месяц до его истечения. А если по каким-то причинам человек не успел заплатить в срок?[/b]– До 10-го числа следующего месяца никаких санкций или претензий с нашей стороны не будет.А по истечении этого срока мы будем выставлять пеню. Если абонент не платит больше трех месяцев, то мы получаем право его отключить.[b]– Как это будет осуществляться?[/b]– После предварительного уведомления абонента. Вначале мы вышлем письмо с предупреждением. Потом к абоненту придет контролер. Если он и в этом случае не оплатит, то за 3 дня к нему еще раз придет контролер и предупредит его о конкретном сроке отключения.[b]– Документы, которые вы разослали людям, составлены очень невнятно. Многие вещи может понять только специалист.[/b]– Есть такой термин: «глаз замылился». Постараемся более подробно расписать и разъяснить все эти моменты.[b]– Кто является автором этих нововведений?[/b]– Персонального автора нет. Автор – «Мосэнерго».Итак, генеральный директор предприятия, которое контактирует непосредственно с абонентами (то есть со всеми нами, уважаемые читатели), уверяет, что на самом деле людей никто не взбудоражил. Однако не будем забывать, что льготники и те, кто получает субсидию, имеются едва ли не в каждой московской семье. А база данных, как мы убедились, у столичных энергетиков не самая свежая. Так что, скорее всего, москвичей еще заставят побегать и постоять в очередях.Кстати, об очередях. После визита в абонентскую службу журналистов из «Вечерки» и программы «Времечко» очередь на лестнице вдруг куда-то исчезла. В чем дело? Оказывается, перестали пускать по «четверкам». Теперь люди сидят или стоят прямо в помещении, где справочные столы. Все-таки прогресс.[b]УВАЖАЕМЫЙ АБОНЕНТ![/b][i]С 1 июля 2002 года расчеты за электроэнергию с ОАО «Мосэнерго» производятся по выставленным Извещениям (Извещения прилагаются).Из полученных Вами 13-ти Извещений 12 заполнены на каждый месяц расчетного года.13-й корректирующий платеж Вам необходимо будет рассчитать и заполнить самостоятельно по показаниям счетчика на 01.07.2003 г. (порядок заполнения приведен в таблице № 2). Расчет сумм, подлежащих оплате, произведен на основании информации о величине потребленной Вами электрической энергии за прошлые годы (таблица № 1).В случае изменения величины тарифа оплату электроэнергии производить в соответствии с п. 2 Порядка расчетов (страница 2).По результатам снятия ОАО «Мосэнерго» контрольных показаний электросчетчика Вам будет произведен перерасчет сумм, подлежащих оплате, и направлены корректирующее Извещение за предыдущий расчетный период и новый пакет Извещений на следующие 12 месяцев.Просим Вас своевременно производить оплату электроэнергии в соответствии с прилагаемым Порядком расчетов (страница 2).[b]С уважением, ОАО «Мосэнерго»[/b][/i]

Жилье на выживание

[b]Лето с легкой руки барда Олега Митяева стали сравнивать с «маленькой жизнью». Однако порой эта «жизнь» превращается в сплошное мучение.[/b]– Лето нам не нужно! – заявили репортеру «ВМ» при встрече жители дома № 3 по Капельскому переулку, обратившиеся в газету с жалобой. – Нас довели до того, что мы стали бояться этого времени года, в общем-то, самого долгожданного.12-этажный дом в виде свечки расположен неподалеку от проспекта Мира. Уютный, благоустроенный дворик, окруженный с трех сторон палисадниками.Впереди маленькая детская площадка с качелями, песочницей и двумя скамейками. Перед подъездом еще одна скамейка, на которой, по правилам «дворовой драматургии», должны сидеть пожилые дамы.Но в центре столицы царят иные жанры.– Это все не для жильцов дома, – говорит, не без эмоций, жительница Нина Семеновна Лактионова. – Пожилым на лавочке сидеть невозможно, вплотную паркуются чужие автомашины (напротив контора, сдающая свои площади в аренду сразу десяти организациям). А детям нельзя играть, потому что площадка превратилась в «забегаловку». Вот сейчас как раз вы все это видите своими глазами.Действительно, на качелях, поджав ноги, раскачивался стриженный наголо молодой человек с бутылкой пива в руке, а детские скамейки заняли две взрослые парочки, отхлебывавшие тот же напиток из железных банок. Асфальтовая площадка двора (размером приблизительно пять на десять) сплошь была уставлена сверкающими на солнце иномарками. На жаре пахло бензином.Ощущение не из приятных.Но даже всего этого мало, чтобы всем домом (74 квартиры) вдруг «невзлюбить» лето. Тем более известно, что наш жилец обращается в инстанции лишь тогда, когда его со всех сторон припекло, а спрятаться некуда.Жильцов 3-го дома по Капельскому в основном припекает снизу. И припекает натурально.– В квартире нечем дышать, стены мокрые от испарений, – жалуется жительница Нина Дмитриевна Пыркова.– На кухне вспучился линолеум! – вторит ей пенсионер Алексей Федорович Беляев. – Живем, как в душегубке!В подвале дома третий год протекает канализация. Зимой это еще можно терпеть. А вот весной и летом тут, в центре Москвы, люди чувствуют себя живущими «на болотах». Мне предъявили ребенка, на теле которого насчитали более пятидесяти комариных укусов.– А прошлым летом, – утверждают родители, – когда Тимоше было всего 9 месяцев, мы вообще не знали, куда его прятать от насекомых.Тут мне бы хотелось на минутку отступить от темы.Если уж рассуждать о жанрах, то в последние годы к проблемам быта горожан принято относиться, как к какой-то лубочной народной комедии (нередко, правда, с криминальным оттенком). А что касается жителей центра Москвы, то их претензии существовать в нормальной среде и вовсе принято считать «несерьезными».– Выбирайте, – обычный аргумент всех уровней власти. – Либо живите молча в шумном деловом центре, со всеми его издержками, либо перебирайтесь куда-нибудь в Капотню. Или еще дальше.И все. Требуется разделить эту точку зрения как единственно правильную и одобрить. К счастью, находятся люди, которые не устают бороться за человеческое достоинство.– Почему мы должны все это терпеть, – говорит старшая по дому Нина Семеновна Лактионова, – чувствовать себя, как в резервации, в городе, где родились? Посмотрите, какая ситуация: дома нельзя находиться, потому что замучили испарения и комары, а на улице – из-за того, что наш двор нам уже больше не принадлежит. Территорию двора использует кто только хочет.Родственница бывшего депутата Мосгордумы Соловьева установила на газоне и инженерных коммуникациях сразу три металлических тента. Несмотря на то, что вышло распоряжение главы управы об их эвакуации, эти сооружения до сих пор на месте. А по ночам другой беспредел. В наш двор привозят проституток и не дают спать до утра. А потом мы находим тут шприцы от наркотиков.Репортер «Вечерки» направился вместе с Лактионовой в филиал ООО «Евролифт». Эта организация с февраля нынешнего года исполняет функции ЖЭУ на территории, где расположен многострадальный дом. Правда, отвечают они только за техническое обслуживание жилого фонда.Нас ждали заместитель генерального директора ООО «Евролифт» Сергей Чурсин и замдиректора филиала Александр Гришин.– Как правило, коммерческой структуре отдаются районы с большими проблемами, – пояснил Гришин. – Кто отдаст хороший район? В 3-м доме с момента постройки не производился капитальный ремонт инженерных коммуникаций. Это осуществится только в следующем году, когда заказчик выделит средства.Ради справедливости отметим: все возможное в нынешней ситуации оба руководителя пообещали сделать, и не обманули. Уже на следующий день в доме работали специалисты, которые применили импортную установку по очистке труб, устраняли протечки. Дышать стало легче. Надолго ли, покажет время.Я бы не стал столь подробно останавливаться на всей этой ситуации, если бы она с тем же набором проблем (и даже деталей) не была присуща многим и многом домам и дворам в ЦАО.Степень износа жилого фонда в округе составляет почти 50 процентов! Старому жилью тут «не мешают ветшать», приводя в порядок лишь фасады. А элитные новостройки большинству москвичей не по карману. «Аборигенов центра» уплотняют всеми способами, применяя действие и бездействие до тех пор, пока они не начнут сами мечтать о переезде на окраину.И так будет продолжаться, если люди не организуются, осознав себя хозяевами. Тем более для этого существует готовая нормативная база. Закон «О территориальном общественном самоуправлении в городе Москве» позволяет создавать по инициативе граждан территориальные общины. В общину могут объединиться жители дома, двора или микрорайона на основе совпадения интересов для реализации общих целей. И хотя решения собраний общины носят для властей рекомендательный характер, они все же не могут с ними не считаться…А за судьбой дома в Капельском переулке «Вечерка» продолжает следить...

Илья, ты не прав!

[b]Вчера в здании столичной мэрии на Новом Арбате состоялась экстренная пресс-конференция на тему экологической безопасности в городе. Экстренность объяснялась, видимо, непрерывными обращениями жителей Москвы в связи с задымлением в городе. Надо было объяснить народу, что он не прав.[/b]Выступавшие осторожно, но весьма прозрачно намекали на то, что в основном в ажиотаже виновны СМИ, которые, не владея подлинной ситуацией, сгущают краски.Однако давайте все же послушаем специалистов. Каково состояние экологии в эти дни, по их мнению?— С начала пожароопасного сезона на территории Московской области было зафиксировано 1486 очагов пожара, — говорит [b]начальник Центра мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций Главного управления по делам ГО и ЧС Москвы Александр КУДРИН[/b]. — Сейчас продолжает действовать более 120 очагов на площади 250 гектаров. Ближайшие к Москве очаги пожара — в Люберецком, Орехово-Зуевском и Солнечногорском районах. Несколько возгораний природного характера было зафиксировано и в самой Москве. Но они своевременно локализованы и потушены. Для оказания помощи области из Москвы направлено 76 человек и 40 единиц техники.Ситуация, которая складывается в самой столице, по мнению представителя ГО и ЧС, «не относится к числу чрезвычайных».— Наши посты фиксируют некоторое повышение содержания оксида углерода и двуокиси азота в воздухе, — говорит [b]заместитель начальника Московского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Росгидромета Лариса МИНАЕВА[/b]. — За последние 3 дня уровень загрязнения по этим показателям превышает норму от двух до трех раз. В отдельных местах и в центре превышение еще больше. Но никакой чрезвычайной ситуации мы в городе не наблюдаем.Для жаркой погоды, которая сейчас установилась в Москве, эти концентрации довольно типичны.— Да, есть пики загрязнения, которые бывают аномально высокими, но они довольно кратковременны, — считает [b]директор государственного природоохранного учреждения «Мосэкомониторинг» Николай ФУРСОВ[/b].— В июле Московский регион оказался под влиянием антициклона, — говорит [b]генеральный директор Гидрометеобюро Москвы и Московской области Алексей ЛЯХОВ[/b]. — Нет ветра, а значит, отсутствует горизонтальное перемещение воздуха в нижнем слое атмосферы. Потому дым от лесных пожаров и держится в городе. В субботу ожидается прохождение холодного фронта, кратковременные осадки локального характера. И все же в целом август будет таким же сухим и жарким, как июль.Вот что говорят специалисты. О том, насколько они правы, судить самим москвичам.На мой взгляд, пресс-конференция носила, скорее, «заказной», нежели чисто информационный характер. Этим и объясняется ее «экстренность». Однако даже самые благие уверения самых «крутых» специалистов не могут заставить жителей столицы не верить собственным глазам, обонянию, да и в конце-концов органам дыхания.Все отлично понимают, что во многом нынешняя ситуация — следствие большой неорганизованности. Потепление климата, уменьшение количества осадков в летнее время становятся нормой в Московском регионе (да и во всей Центральной России).Может быть, чем заниматься грандиозными обещаниями — с одной стороны, или грандиозными проектами — с другой, лучше подумать, как запастись водой на будущее? Той водой, которой сегодня явно не хватает там, где пытаются потушить лесные пожары? С каждым днем становится все яснее, что проблемы Москвы и области надо решать по-государственному, сообща.А вдруг создастся ситуация, при которой жизни людей будет угрожать действительно смертельная опасность? Разве не опасна для больных астмой и легочными болезнями сегодняшняя мгла (пусть это даже не смог, как утверждают специалисты)? Представитель МЧС на пресс-конференции в принципе исключил подобную ситуацию, но при этом добавил, что во многих европейских городах пользование респираторами носит обычный характер...[b]Р.S.[/b] [i]По народному календарю второй день августа называется Ильиным. Считается, что в этот день обязательно идет дождь и гремит гроза. Однако статистика свидетельствует, что за последние 20 лет только 6 раз в Ильин день прошли дожди, самые сильные — в 1997 году. Тогда в Москве выпало рекордное количество осадков для этого дня — 26 мм. Вот и в этом году «Илья» не принес долгожданных дождей. Синоптики прогнозируют дожди не ранее субботы, тогда же станет несколько прохладнее. Поэтому на вопрос, кто не прав в нынешних погодных аномалиях, можно дать однозначный ответ: «Илья».[/i]

Москва во мгле, Шатура в огне

[b]Сегодня в Подмосковье полыхает 123 пожара. Наиболее сложное положение в Шатурском, Орехово-Зуевском и Егорьевском районах. Туда направляются бригада войск гражданской обороны из Тулы и пожарный поезд. Планируется привлечение солдат Московского военного округа.ГАРЬ ПРОНИКАЕТ ПОВСЮДУ[/b]Принесенный восточными ветрами дым постепенно начал окутывать столицу. Нынешним утром в едкий туман погрузились уже многие районы в центре, где еще вчера, в отличие, скажем, от восточных и юго-восточных окраин, дышалось вполне свободно. По свидетельству синоптиков, видимость из-за этого ухудшилась в десятки раз. Например, уже накануне в окрестностях метеостанции, расположенной рядом с МГУ, видно было не дальше 1 км (обычно – 40).Медвежью услугу москвичам оказывают и некоторые коммунальщики. Вместо того, чтобы вывозить мусор, они все чаще предпочитают сжигать его прямо в контейнерах (только за минувшие сутки брандмейстерам пришлось 90 раз выезжать по подобным вызовам). В результате измученным горожанам приходится вдыхать еще и дым от горящих помоек.И хотя медики пока не зафиксировали всплеска серьезных заболеваний из-за дыма, однако многие люди все-таки чувствуют себя неважно. Некоторые жалуются на головную боль, першение в горле, кашель или резь в глазах. Причем спасения от проникающей всюду гари нельзя найти даже внутри зданий.Впрочем, по словам токсикологов, накрывшая город пелена причиняет москвичам скорее просто неудобства, нежели действительно опасна для их здоровья. Они утверждают, что нынешнее задымление можно сравнить с дымом от костра, возле которого можно провести много времени и это не приведет к отравлению.В ближайшие дни ситуация в столице должна улучшиться. Метеорологи обещают, что уже в субботу и воскресенье пройдут небольшие дожди. И хотя их вряд ли будет достаточно, чтобы затушить пожары, они смогут заметно очистить воздух.Кроме того, дующий сейчас с востока ветер сменится на южный и юго-западный. А до тех пор москвичам советуют принять ряд несложных защитных мер.Натянуть на окна в своих квартирах марлю или другую натуральную тонкую ткань (синтетика плохо пропускает воздух) и постоянно смачивать ее водой. Через такой фильтр (полезно одновременно устраивать и сквозняки) воздух будет очищаться, и дышать в жилище станет гораздо легче.Особенно плохо переносящие смог люди могут надевать марлевую повязку, которую тоже надо держать влажной.[b]ГОРЯТ ЛЕСА И ТОРФЯНИКИ[/b]Мы выехали из Москвы в Шатуру ранним солнечным утром. Вот только солнца не было видно. Оно застилалось маревом, плотно висящим над столицей. Его можно было бы принять за туман, если бы не отчетливо ощущаемый запах дыма…Огонь на Руси всегда чувствовал себя полноправным хозяином. Ему даже поклонялись. И не только в языческой древности. В Подмосковье несколько лет назад один чудила подпалил ночью пару домов в своей деревне, влез на березу и наслаждался, глядя, как огонь перекидывается от дома к дому. Случай, конечно, исключительный. Но если говорить о незалитых костерках в лесу, о незатушенных окурках — то далеко ли мы все ушли от язычников? Дым на автодороге Москва— Егорьевск мы увидели, как только переехали через речушку Гуслицы. И чем дальше, тем он сильнее сгущался. А возле реки Цна, при повороте на Шатуру, дым уже стелился, как густой молочный туман.В самой Шатуре развешены объявления: «Запрещается въезд всех видов транспорта в леса, торфяники, карьеры, на берега рек и озер, разжигание костров по всей территории района». Это значит, что здесь объявлен особый противопожарный режим.Оперативный штаб по тушению лесоторфяных пожаров работает в Шатурском районе уже больше месяца.– На территории Московской области, — говорит [b]заместитель начальника штаба полковник МЧС Владимир РОМАНТОВСКИЙ[/b], — этим летом возникло 1477 очагов лесных пожаров. В Шатурском районе возгорания примерно на 200 гектарах. В сутки в среднем появляется 5—6 очагов. Стараемся ликвидировать самые крупные. Но природа пока против нас: в Шатуре за последние 30 дней не пролилось ни капли дождя.На поверхность прорываются огненные языки из хронически тлеющего под землей торфа (он горит даже зимой, под снежной шубой). Тридцать процентов всех земель в Шатурском районе составляют как раз торфяники.Ветер, все время меняющий направление, разносит огонь во все стороны. Один из очагов пожара мы видели между деревнями Фелисово и Тархановка.Масса упавших сосен и берез. Кажется, будто их покосила тяжелая артиллерия. А причина в том, что корни беспомощных великанов уходят в горящий торф. И цепляться им не за что. На этом «очаге возгорания» размером в 3,5 гектара работает отряд [b]майора Виктора МАСЛОВА[/b].– Температура горения торфа под землей 1500 градусов, — рассказывает он. — Видите, какой тут лесоповал! А чтобы ликвидировать тление на одном квадратном сантиметре, требуется десять литров воды!Вдоль лесной дороги проложена «магистральная линия» — пожарный рукав длиною в полтора километра. Вода подается издалека с помощью насосной станции под большим давлением. Потом она распределяется по «стволам», укрепленным на специальных станинах, чтобы легче было ими управлять. Но не так-то легко заставить огонь уйти в глубину, где он будет не опасен (до следующей засухи, разумеется). Вода, едва вырвавшись из ствола, шипит и превращается в пар. Такое я видел только на Дальнем Востоке, в краю гейзеров.– Наши ребята работают с двух сторон, чтобы не дать очагу разрастись, — продолжает Виктор. — Тушить приходится и ночью, все зависит от обстановки. Дунет ветер — огонек пойдет по сухому, как по пороху — и новый очаг! И тут уж никуда не денешься, это наша служба. Как Высоцкий пел: «Метать!», сказали мне, и я «мечу»! Но даже после проливки и «промачивания» многими тоннами воды приходится вновь возвращаться на одно и то же место. Потому что неизбежно остаются «пятачки», где тление, несмотря ни на что, продолжается. И огонь снова крутыми и неожиданными всплесками вырывается на поверхность...– На самых крупных очагах мы применяем авиацию, — говорит Владимир Романтовский, — ИЛ-76 дважды сбросил по 40 тонн воды, и это дало хороший эффект. А вертолет МИ-26 только за сутки совершил 36 рейсов! Вчера в район прибыл специальный пожарный поезд. Он тушит пожары вблизи территории, где расположен газопровод высокого давления, чтобы не дать огню подобраться к этому опасному объекту.– Можно ли сравнивать нынешние пожары с 72-м и 81-м годами, когда Москва и Подмосковье задыхались от дыма?– Нет, однозначно, — считает [b]начальник противопожарной службы МЧС Шатурского района Сергей ЖУКИН[/b]. — К счастью, эти пожары куда слабее.Но есть причина, по которой ликвидировать нынешние загорания труднее. Раньше по лесам, по местам торфоразработок, проходила система каналов. Вспыхнет пожар — придет ирригатор, закроет шлюз и затопит всю пылающую или дымящуюся территорию. А сегодня каналы иссохли и заросли. И ирригаторов таких больше нет. И приходится каждый год тушить, в том числе и с помощью самолетов.Но это проблемы подмосковных властей. Пожарные и спасатели тут совсем ни при чем. Без всякой рисовки они делают свою очень трудную и опасную работу.[b]P.S.[/b] [i]Пресс-служба губернатора Подмосковья заявила о «переломе в борьбе с пожарами».[/i]

Место под столичным солнцем

[b]Точное число лоточников в Москве не назовет никто. Они повсюду: на рынках, тротуарах, у переходов метро. Они везде, где есть мы — покупатели. Имя им — легион.[/b][b]Лали и Нина[/b]У метро «Войковская» продают фрукты и овощи две грузинки. Очень полные, уже немолодые женщины. Они торгуют круглый год. Они такие же вечные, как цитрусы в их сумках и на лотках, которые в Москве никогда не пропадают и не кончаются. Несмотря на внушительные габариты, у женщин очень нежные имена: Лали и Нина.— Мы из Сухуми, — говорит, чуть смутившись из-за моего вопроса, Нина Качарава. — Уехали еще восемь лет назад, после войны. Вот теперь торгуем в Москве.Для продавщиц не существует понятия жаркий день, дождливый или морозный. Для них важно одно: много или мало у них в этот день будет покупателей. Поэтому они и в 35 градусов жары терпеливо таскают ящики к переходу и часами стоят на солнце, утирая пот с лица.Фактически они работают незаконно. Зарегистрировать предприятие при отсутствии постоянной регистрации в Москве невозможно. Да это им и не нужно.У женщин договор с продавщицей газет из киоска. При появлении «чужих» милиционеров («своих» они, естественно, не боятся) Лали и Нина с необыкновенной для их комплекции быстротой и ловкостью перекладывают сумки и ящики в киоск. Там уже «другая» территория. Киоск просто так обыскивать не посмеют. Не солоно хлебавши, «чужие» уходят...Цитрусы подруги покупают на московских оптовых базах. Но, продавая, они их выдают за грузинские. Их, считают продавщицы, покупают лучше.Лали и Нина мечтают когда-нибудь вернуться в Сухуми, где у них остались брошенными «роскошные дома». Но с каждым годом надежды на возвращение становится все меньше. Зарабатывают грузинки в среднем около 10 тысяч в месяц. Иногда больше — до 14 тысяч. Но, честное слово, их деньги — праведные. Они им достаются ценой большого терпения и физической выносливости.[b]Замира и дочери[/b]А вот другой пример. Замира Кадырова торгует овощами с лотка у метро «Сокол». Она из Таджикистана. В Москве вместе с ней две дочери, 12 и 16 лет. Обе нигде не учатся, помогают матери зарабатывать деньги. Девочки торгуют лимонами «из сумки», располагаясь рядом, у метро.На лотке у хозяина много не заработаешь. Замире платят всего 200 рублей в день. И она стоит весь день под навесом ради того, чтобы дочери могли торговать на углу этими лимонами. Потому что именно лимоны (3 штуки — 10 рублей) основной источник их существования. Время от времени дочери на троллейбусе отправляются в Нижние Мневники за двумя очередными сумками с товаром. С каждого лимона им остается по 50 копеек, а иногда и по целому рублю. На вырученные деньги Замира может платить за комнату и временную регистрацию. Кое-что остается и на жизнь.В прошлом году, в июле, когда вдруг поднялся шквалистый ветер, опрокинувший навесы и грибки над лотками, раскачавший огромные краны на стройке, я видел, как дочери Замиры остались стоять со своими сумками на «месте». Хотя и испугались.«Место» нельзя бросать, даже если сама природа пытается тебя с него согнать. «Место» стоит денег. За него уплачено. Уйдешь — его тут же займут другие, способные терпеть любую жару или холод лучше тебя.[b]Вита и муж[/b]Впрочем, не все лоточники — приезжие и нелегалы из СНГ. Среди них много и москвичей.Москвичка Вита Ягольницкая содержит овощной киоск вместе с мужем. Они законные представители малого бизнеса. Летом Вита выставила рядом со своим цивильным киоском лоток и торгует в основном с него.— Покупателей у киоска мало, выручка — ноль, — говорит Вита. — А на лотке разложишь — и все наглядно.— А при большой жаре вы прячетесь в киоске?— Мне хоть 50 градусов — лишь бы покупали!Раньше Вита с мужем нанимали продавщиц. Теперь больше не нанимают, потому что «честных не найдешь». Женщины из Молдавии и Украины (которым «тоже надо жить»), чтобы добавить к своим 200 рублям в день хоть какие-то копейки, очень часто обвешивали покупателей.— У нас на «Калужской» много постоянных клиентов, — говорит Вита. — Они обижались и шли к нашим конкурентам. Зачем мне это надо? Никто за чужой бизнес болеть не будет, я лучше сама постою.Из-за жары Вите с мужем приходится списывать в день овощей на 700, а то и целую тысячу рублей.— А почему цены на фрукты и овощи так медленно снижаются?— А кто вам сбросит цены? Если отдавать дешево — не выдержит ни один ПБОЮЛ ([i]предприниматель без образования юридического лица[/i]. — [b]А. Т.[/b]). Иногда, правда, бывает, что подмосковные, откуда-нибудь из колхоза, пытаются завозить дешевый товар в Москву, но их сгоняют. Они же не знают, что такое платить за аренду, — возмущается Вита, — отдавать деньги за «крышу», стоять тут на жаре и дышать выхлопными газами! Поэтому их не пустит никто, чтобы «быстренько продать с машины и уехать». Они собьют цену, уведут покупателей, а мы с чем останемся? Видите, я тут целый день, как сардина в собственном соку…Слушая взволнованный монолог лоточницы, я подумал, что недавняя перестрелка на одном из рынков Москвы, наверное, может служить к ее словам живой иллюстрацией. Там скандал между дагестанцами, привезшими товар, и азербайджанцами тоже возник из-за этих же проблем.Потому — какая там «погода»? Какая «жара»? Люди будут работать в хоть в цунами. Лишь бы удержаться на плаву.

Заложники пекла

[b]«Солнце больших городов», о котором поется в известном хите, «жарится» не где-нибудь, а именно на городском асфальте.[/b]В рекордные по температуре дни на дорогах столицы, похожей на огромную топку — с гарью, дымами и испарениями, работают те, для кого жара — просто «разгар сезона», а день без дождя – уложенные без лишних проблем километры нового дорожного покрытия.Черный дымящийся асфальт на раскаленном сером в жару вызывает не самые приятные ощущения. Проезжающие мимо автомобилисты, пассажиры троллейбусов и прохожие спешат отвернуться.— Это надо же, при такой температуре! – останавливается женщина в «дачной» панамке, с крохотной тележкой в руке. – Наверное, приезжие. Москвичей наших не заставишь...Тут, на Ленинградском шоссе, укладывает асфальт бригада из Трансстромсервиса, дорожно-строительных организаций, выполняющих самые крупные заказы города.– Много среди вас москвичей? – спрашиваю у дорожников.– Все восемь человек, — отвечает бригадир Юрий Федосеев. – А бригады асфальтировщиков складываются годами, потому что на нашей работе далеко не каждый выдержит.Немного арифметики. Когда температура в тени за 30 градусов на дорожном полотне она — за 50.А температура асфальтобетонной смеси при укладке – 155 градусов! Каждому «асфальтеру» (так именуют себя сами дорожники) приходится «перелопачивать» по 15 тонн горячей смеси в день – это минимум! – А потом они еще и ходят по этой смеси по многу часов, — говорит прораб Александр Шуваев. – Потому что нужно заделывать швы, выставлять колодцы. А сверху солнце...Впрочем, обмороков не бывает. Солнце для ребят – не главная из проблем. Благо воды у них — пей, не хочу. За воду платит организация. Правда, не в каждом ларьке или магазине согласятся поставить их двухлитровые бутылки в холодильник, но это тоже мелочи.И все же: почему основной объем работ производится именно летом, в жару? – Это связано с технологией, — говорит приехавший на объект генеральный директор Трансстромсервиса Петр Шкатулов. – У дорожников сезон короткий — с середины апреля до середины сентября. Опоздаешь —не «укатается» полотно, до кондиции, не уплотнится.На автодорогах укладка асфальта производится только ночью. Днем работают на тротуарах, у метро. Лишь в исключительных случаях отгораживается кусок проезжей части улицы и...– Это для нас самое большое испытание, — говорит Юрий Федосеев. – Мы работали днем на Кантемировской улице. Были страшные пробки, водителям пришлось объезжать отгороженный участок по тротуарам и обочинам. И мы услышали от них все, что только можно услышать.Хотя не были виноваты! Оказывается, перед этим бригада работала ночью. На том же самом месте. Кто-то позвонил в милицию: шум мешает спать. Милиция заставила прекратить работы.Сейчас это обычный, рядовой эпизод. Дорожникам становится все труднее выбирать время, когда бы они никому не «мешали».И проблемой для них, в этой связи становится... личная безопасность!– Плотность застройки в Москве очень высокая, — продолжает Федосеев. – Естественно, как бы мы ни старались, не шуметь просто не получится, работают механизмы. И по ночам в нас летят камни и бутылки из окон. Звучат угрозы о применении оружия. А на Покровке выскочил из дома человек с обрезом и открыл стрельбу. Это счастье, что никто из бригады не пострадал.Тишина необходима. Особенно в ночное время. Но есть разница между тем, когда воет до утра автосигнализация и когда люди в ночную смену работают. Ремонтируют те самые дороги и тротуары, по которым мы будем ходить днем.– Риск для дорожников стал обычным делом, в месяц только в нашей организации случается от пяти до десяти аварий, – говорит Петр Шкатулов. – В основном пьяные наезжают на наши механизмы. Все бригады снабжены у нас полным комплектом дорожных знаков. И мы вынуждены менять их по три раза в год из-за того, что в них врезаются машины.Ночью на дорогах несметное число нетрезвых водителей. Ночь с пятницы на субботу дорожные строители так и зовут – «пьяная ночь».– Мы работали на Ленинградском проспекте, – вновь включается в разговор Юрий Федосеев. – Пьяный водитель на «Ниссане» метров за сто снес все наши ограждения и налетел на наш погрузчик, который в результате столкновения три раза перевернулся вместе с машинистом, нашим товарищем...Похожих случаев, к сожалению, много. Две недели назад «Вечерка» опубликовала репортаж о трагедии на кольцевой автостраде. Автомобиль, которым управляла пьяная женщина, врезался в бригаду дорожных строителей. Погиб человек.– Вопрос о работе в ночное время мы поднимали не раз, – комментирует президент Ассоциации дорожников Москвы Валентин Федоров. – Получается, что днем нельзя работать из-за того, что создаются пробки на дорогах, а ночью – из-за нарушения тишины в городе. Но в сутках 24 часа! Мы работаем для города, по городскому заказу, и власти должны выбрать из двух зол меньшее. Пока что наши люди работают в условиях постоянного стресса и повышенной опасности.– А может быть, дело еще и в качестве дорожных покрытий? Ведь нередко мы видим, как дорожные строители работают на тех же улицах, где они всего года три назад укладывали асфальт?– Ответ прост. В Москве занижены расценки на капитальный ремонт дорог. Производится укладка одного слоя асфальтобетона вместо двух. И сейчас, когда движение в столице резко возросло, долговечность покрытия теряется. А вот в середине 90-х наши строители делали двухслойное покрытие. А в местах торможения и старта машин, перед светофорами – даже трехслойное! Потому и приходится браться заново асфальтировать.Скупой, как известно, платит дважды.

В сетях страсти

[b]По экспертным оценкам, в Москве более миллиона рыболовов. Среди наиболее популярных мест массовой рыбалки — побережье Москвы-реки в районе Строгина и в Серебряном Бору.[/b]4 часа утра. Рыболовы строги в этот час — с разговорами не подступайся. По сосредоточенности, с которой они, словно читая партитуру, раскладывают по строго определенным местам свои рыбацкие принадлежности, можно понять, насколько этот народ суеверен. Подойти в самом начале рыбалки — значит нарушить ритуал. Целый день тебя потом крепким словом будут поминать как человека, «отнявшего» удачу.Для большинства из москвичей ловля рыбы — это воистину «утоление страсти». Вот, к примеру, подъезжает к берегу на джипе рыболов с двумя охранниками. Те суетятся, местечко «притаптывают» для хозяина, спиннинг вкладывают шефу в руки. Кивают мне: проходи без лишних вопросов, не мешай нашему хозяину перед работой набираться здоровых сил…— Этот часто сюда заворачивает, — поясняет стоящий неподалеку рыбак, к счастью, оказавшийся коммуникабельным. — У него есть возможность и форель ловить в платных прудах, за доллары, но, наверное, хочется вместе с народом...— А можно здешнюю рыбу употреблять в пищу?— Я вот употребляю, и рога пока что не выросли! — отвечает не без вызова собеседник. Зовут его Олег Алтухов. Он живет неподалеку, на Таллинской улице. Рыбачит часто и знает «все классные места».— Москва-река еще кормит людей! — говорит Олег. — А если вы и вправду из «Вечерки», то я вам сейчас это легко докажу.Какими-то тропинками, между гаражами, через сады, он ведет меня к месту, на противоположном берегу которого расположен Тушинский аэродром.— Глядите и слушайте сейчас внимательно! — предупреждает он и широко взмахивает спиннингом.— Эй! — следует мгновенная реакция сидящих у кромки воды мужиков. — Валите отсюда!— А почему? — возмущаюсь я.— По кочану! — звучит грозно в ответ. — Сети у нас тут стоят...— Вот видите, — говорит мне Олег, — если бы рыба тут плохая была, ее бы сетями не таскали. Хотя, конечно, на Москве-реке это варварство. Я к ней отношусь свято, она моей семье жизнь спасла.— Как это?Олег рассказал мне свою историю. В жизни он стал жертвой «узкой специализации». В свое время работал мастером на производстве, выпускавшем пишущие машинки. С появлением компьютеров его профессия, естественно, потеряла прежнюю актуальность.— Два года, пока заново я не нашел себе применение и не стал зарабатывать приличные деньги, — говорит Олег, — в семье в пищу шла в основном рыба из Москвы-реки. Знаете, жизнь заставила, и инстинкт проснулся — река-то ведь рядом с домом! А до этого я не мог даже поклевку отличать от зацепа. Да порядком тут «рыбаков поневоле». Таких вон, как эти! — кивнул он в сторону ловцов сетями.Участок Москвы-реки от Рублевской плотины до Серебряного Бора — самый чистый, и рыба тут действительно пригодна для употребления.— А вот дальше начинается средняя зона, — сказал мне при встрече ведущий ихтиолог Московского общества охотников и рыболовов Евгений Ногинов, — от Серебряного Бора до Марьина. В этой зоне рыба уже загрязнена тяжелыми металлами. На участке же от Марьина до Капотни и ниже — рыба к пище не пригодна вообще.Но народ на всем протяжении от Москвы до Коломны, где главная река столицы впадает в Оку, все равно упорно ловит рыбу.— В среднем в Москве-реке приходится 24—26 килограммов рыбы на гектар. Это совсем немного, — рассказывает Ногинов. — В последние годы создалась парадоксальная ситуация: больше всего рыбы на самых загрязненных участках реки. Биологическую активность стимулирует сброс теплой воды, река ведь ниже Кремля практически не замерзает. А вот в Строгине и Серебряном Бору «плотность» рыбы с каждым годом уменьшается. И там на самом деле ставят сети. И не факт, что это обязательно бедные люди. Я сам езжу в рейды с ОМОНом и милицией. Недавно мы на Рузском водохранилище поймали «крутого» на роскошной иномарке, которому для полного счастья не хватало только мешка рыбы. Тут вопрос психологии: главное, чтобы на халяву, так вкуснее. Раньше была городская рыбинспекция, составлялись протоколы, осуществлялся какой-то контроль. Теперь всего этого нет.Но не будем о грустном. Коренные жители столицы в подавляющем большинстве трепетно и бережно относятся к своей Москве-реке. Вот за границей говорят, что рыболовство — это важнейший показатель качества жизни. Но мы, как известно, вносим в каждое иностранное понятие свой смысл. Ухудшилось «качество жизни» на время — и Москва-река снова, как в древние времена, стала для части людей кормилицей.

Кражи

[b]Нынешняя жара способна расслабить кого угодно, только не преступников. В первом полугодии домушники почти в два с половиной раза чаще посягали на имущество москвичей, чем за аналогичный период прошлого года. В столице зарегистрировано 7397 краж. Из них раскрыто 788 преступлений такого рода.[/b]— С домашними кражами в Москве положение серьезное, — говорит замначальника 10-го отдела Оперативно-розыскной части при Управлении уголовного розыска подполковник милиции Вячеслав Соколов. — И все же статистика нынешнего года отличается от предыдущих лет.С конца 2001-го МВД, объясняет подполковник, перешло на новую систему регистрации и учета преступлений. Если раньше в качестве приоритетного показателя выступал «процент раскрываемости», то сейчас о работе судят по количеству направленных в суд уголовных дел.— Раньше был бич — слабые двери. Сейчас в жилых домах двери в основном из металла.Однако воры и к такой ситуации приспособились. 40 процентов краж совершается с помощью подбора ключей. И если десять лет назад этим методом владели единицы, то сейчас преступники, по мнению муровцев, в совершенстве освоили «новые технологии».Кто не успел научиться, берут специалистов «напрокат». То есть существуют «умельцы», чьей задачей является лишь вскрытие двери. В квартиру они не заходят, но свою «долю» получают.— Замки в дверях в основном примитивные, — продолжает Соколов. — Хотя, откровенно говоря, надежных замков просто не существует. Если преступники задумали обокрасть квартиру, они справятся с любыми дверьми и замками. Вячеслав Валерьевич привел в этой связи шокирующий пример. Воры, чтобы проникнуть в квартиру, вырвали двери из стены с помощью… лифта как тягловой силы…[b]— По каким признакам выбирают преступники себе жертву?[/b]— Опыт показывает, что объекты в основном подбираются методом элементарного обхода.Увидели стеклопакеты на окнах — берут на заметку, начинают следить за квартирой. Заметили, что по вечерам свет не зажигается — то же самое.Из квартиры, где водятся деньги или золото, вещи, как правило, не уносят. Но и бедность — не гарантия того, что квартира останется нетронутой ворами. Увы, так называемые социальные преступники — наркоманы, бомжи — не гнушаются и старьем, лишь бы «набрать» на дозу или бутылку.Половина квартирных краж в Москве совершается приезжими. Из этнических группировок наиболее известны грузинская и цыганская.Что же делать, дабы обезопасить себя от воров? Самым эффективным средством, по мнению муровца, пока что является сигнализация.— Сигнализацией в Москве оборудовано лишь 6—7 процентов квартир. А зря, потому что анализ показывает: большая часть воров задерживается именно работниками вневедомственной охраны.[b]— А стоит ли обычному человеку самому пытаться задержать воров?[/b]— Вряд ли это будет легко. Если вашу квартиру обворовали, то в первую очередь звоните 02. Именно 02, а не в местные отделения, потому что городские службы имеют возможность послать опергруппу. Не нужно переворачивать, ворошить вещи до прибытия наряда милиции. Лучше оставить все как есть.А для более серьезной защиты целесообразно не только поставить квартиру на сигнализацию, но и познакомиться с соседями. В последнее время домушники настолько обнаглели, что нередко наносят свои визиты даже днем – например, переодевшись грузчиками, под видом переезда спокойно выносят все имущество прямо на глазах у жильцов дома. В современных больших домах люди зачастую не знают, кто живет даже у них на лестничной площадке. Для безопасности горожанам следует не только знать в лицо соседей, но и предупреждать их о своем длительном отсутствии.

Угон в 16 тонн

[b]По «технологии» это можно сравнить только скражей слонов в зоопарке. Последний случай произошел на минувшей неделе.[/b]— Недалеко от Москвы-реки, где мы строим причал, — рассказывает [b]Александр МАКЕЕВ, генеральный директор ОАО «АСДОР»[/b] (это одна из крупнейших дорожно-строительных организаций города), — наш водитель согласился подвезти до кольцевой молодого человека. Там есть участок, где очень грязно, и он его, можно сказать, пожалел...Дальше события развивались так. На кольцевой пассажир выходить не стал. Угрожая ножом, он вынудил водителя ехать до подмосковной деревни Беседы, где его поджидали сообщники.Новенький «КАМаЗ», за который дорожники заплатили 650 тысяч рублей, нагло отобрали и угнали.Избитый водитель обратился в местное отделение милиции. Возбуждено очередное уголовное дело по факту хищения большегрузной техники.Угонять многотонные машины и механизмы, используя методы хорошо организованного разбоя, становится обычным делом в Москве. Давайте снова вернемся к фактам.В ночь с 24 на 25 февраля, как раз в те часы, когда наши хоккеисты играли на зимней Олимпиаде с американцами, к строительному городку, располагавшемуся на улице Енисейской, подъехали неизвестные люди.— Они вскрыли забор, который огораживал территорию городка, связали охранника и запихнули его в вагончик, — рассказывает [b]генеральный директор ЗАО «Союз-Лес» Виктор ЛИЛЕЙКИН[/b], — и стали вывозить технику: экскаватор, погрузчик, компрессоры. По свидетельству невольных очевидцев этого преступления, нападавшие использовали даже «эвакуатор» с надписью «ДПС» на кабине.— Мы построили предприятие с нулевого цикла, на месте свалки химических отходов, — продолжает Виктор Васильевич. — Каждая машина досталась нам потом и кровью. И мы добросовестно обеспечиваем дорожное строительство Москвы. Но как работать, если в прошлом году на объектах одного лишь Северо-Восточного округа у нас трижды похищали дорожно-строительную технику?! Чем глубже вникаешь в факты разбойного угона тяжелых механизмов, тем больше поражаешься тому, как спокойно бандиты чувствуют себя в столице на новом криминальном «поприще».— Для меня это — шок! не без волнения говорит [b]генеральный директор СУ-25 «Мосасфальтстрой» Арон ЛИПОВЕЦКИЙ[/b]. — 30 лет работаю в Москве на дорогах, но такого беспредела раньше никогда не было. Технику мы оставляли безо всякой охраны, и никто ее не трогал. Теперь же нас вынуждают на ночь увозить те же асфальтировочные катки к себе на базу, и порой через всю Москву! И кто? Бандиты!В апреле у дорожников из СУ25 украли сразу 7 единиц дорогостоящей техники.— В Митине мы работали по программе «Московский дворик», — рассказывает Арон Львович. — Грабители были отлично оснащены, пользовались персональным компьютером. И спокойно подогнали трейлер для перевозки тяжелой техники, вызвали каких-то рабочих. Погрузив на платформу, они вывезли асфальтировщик, два катка, другую технику, помельче. Мы обратились в ОВД «Митино». Пока ничего не нашли.Спрашивается: как же грабители ухитряются незаметно перевозить многотонную ворованную технику по улицам столицы?— Когда мы везем технику, — говорят в один голос руководители дорожно-строительных организаций, — нас постоянно останавливают сотрудники ГАИ, проверяя, в порядке ли документы.Каток, асфальтоукладчик или дорожная фреза весом в 17 тонн — это не «Мерседес» или «Тойота». Эту технику не разберешь на запчасти, не спрячешь в «ракушку». Почему же практически ничего до сих пор не найдено?— В столице и за ее пределами сформировался черный рынок украденной техники, до которого пока «не доходят руки» правоохранительных органов, — резюмирует [b]президент Ассоциации дорожников Москвы Валентин ФЕДОРОВ[/b]. — По своей массовости эти преступления носят черты организованной деятельности. Стоимость некоторых украденных машин составляет сотни тысяч долларов. Но самое страшное, что люди не могут спокойно работать, пострадавшие предприятия поставлены на грань разорения. Охранять собственными силами бесполезно, если приходят грабить с автоматом Калашникова... Мы обратились с письмом к Юрию Михайловичу Лужкову, попросив мэра поддержать дорожников. Мы готовы внести свой вклад в борьбу с хищениями. Но без помощи властей нам не обойтись.

Битва горшков и подушек

[b]В прошедшее воскресенье Измайловский парк правильнее было бы назвать Майданом. Так татары и башкиры именуют площадь, где празднуют свой древний и любимый праздник – Сабантуй. Организаторами этого мероприятия выступили правительство Москвы, благотворительный фонд поддержки науки и искусства «Фатиха», автономии и общественные организации Татарстана и Башкортостана.[/b]Оказалось, что столичный Сабантуй по своей популярности почти не уступает массовым мероприятиям, проходящим в Казани и Уфе. По данным переписи 1989 года, в столице и Подмосковье проживает чуть более 200 тысяч татар. Однако, как считают многие ученые, эти данные «не соответствовали действительному положению даже того времени», татар и башкир в Москве намного больше.– Именно поэтому Сабантуй уже в седьмой раз подряд отмечается как общий национальный праздник нашей столицы, – считает директор ПКиО «Измайлово» Владимир Кухаренко.Люди располагались на траве, раскладывали питье и снедь. Некоторые даже ставили палатки.– Мы приехали из Нарофоминского района, больше пятидесяти человек, – говорит педагог Асия Валиулина. – На московском Сабантуе традиционно встречаемся с нашими земляками, живущими в самой столице и в Подмосковье. Отмечаем все праздники – и русские, и татарские, но этот для нас особенный.– В Москве еще мой дед праздновал Сабантуй в 1934 году, – рассказывает студент Наиль Идрисов. – Среди первых метростроевцев было немало татар и башкир. И руководство Метростроя организовало для них Сабантуй. Правда, по неопытности организаторы забыли про главное – национальную борьбу. Но мой дед Габдулла получил там приз как один из победителей соревнований.Как и принято на Сабантуе, гостей встречали песнями и танцами. На трех специально возведенных эстрадах свое искусство показывали лучшие татарские и башкирские коллективы из разных уголков России.Собравшихся приветствовали представители столичных властей и руководства Татарстана и Башкортостана. Первый заместитель мэра Петр Аксенов зачитал поздравление Лужкова.– Это праздник труда и мира, – говорилось в послании столичного мэра. – Он объединяет наши народы и помогает им лучше понять друг друга.Приветствие президента Республики Татарстан Шаймиева огласил председатель Госсовета республики Файрид Мухамодшин:– Сабантуй – это жемчужина духа нашего народа, он согревает сердца нашим соотечественникам, три четверти которых находятся за пределами родины. А еще это хорошая возможность проверить свою силу, смекалку и выносливость.Чем, собственно и поспешили заняться все присутствующие. Еще с древних времен у тюркских народов была популярна забава «битье горшков». Суть ее заключается в том, что надо найти с завязанными глазами глиняный горшок и разбить его одним ударом палки. Первой, попавшей по нему, стала маленькая Вика Колесник, приехавшая с родителями на праздник из Крыма.– Бей, его бей. Сильнее! В плечо! – раздавались возбужденные крики откуда-то из-за деревьев. Это начался один из любимых конкурсов татар и башикир «бой подушками». За плотным кольцом болеющей толпы с трудом удавалось разглядеть двух молодцов, которые, сидя на бревне, вовсю лупили друг друга подушками.— Я участвую в таких боях в четвертый раз, – сказал немного уставший победитель Артур Миниахметов, студент первого курса Академии бюджета и казначейства, приехавший учиться в столицу из Владивостока, – мешки, кстати, должны быть тяжелее. Противники попадались сильные, но часто ошибались – бить надо в плечо и удар не задерживать.Но самые бурные страсти кипели на площадке, где борцы со всей России соревновались в национальной татаро-башкирской борьбе куряш.Как рассказал корреспондентам «ВМесте» руководитель федерации этого вида спорта Мансир Фехритдинов, куряш существует уже несколько тысячелетий. Его суть заключается в том, чтобы, держась за кушак противника, положить его на спину.По всему парку раскинулась ярмарка казанских и уфимских предприятий. Любой желающий мог приобрести красиво расшитую одежду и ковры. Модники и модницы примеряли искусно выделанные украшения, а гурманы лакомились у дымящихся мангалов самым вкусным, что есть в национальной кухне татар и башкир, – всевозможными шашлыками, беляшами и главными угощениями праздника – бишбармаком и чак-чаком.– Я пришел с женой и сыновьями, которым 20 и 16 лет, – говорит житель Алтуфьева Ринат Гизатуллин. – Супруга у меня русская. Знаете, как мы познакомились? Я из армии пришел, мне посоветовали: поезжай на метро «Колхозная», там в кинотеатре «Форум» собирается татарская молодежь – найдешь себе жену татарку. И я поехал, только познакомился не с татаркой, а со своей Валентиной. Недавно серебряную свадьбу справили. Ведь самое главное в семье – уважать обычаи друг друга. И праздники обязательно вместе праздновать...[b]НАША СПРАВКА[/b][i]В переводе с тюркского Сабантуй означает «свадьба плуга».«Сабан» – плуг, весенний сев, «туе» – праздник, свадьба. Издревле этим праздником татары и башкиры отмечали окончание полевых работ, отдыхая от трудов перед сенокосом. До принятия этими народностями ислама Сабантуй имел много языческих обрядов. Часть их ушла в прошлое. Другие остались, правда, несколько изменившись. Сабантуй из праздника земледельцев превратился в общенациональное торжество. И отмечать его принято широко и весело.[/i]

Какая погода видна с Воробьевых гор

[b]Те, кто занимается прогнозами погоды, переживают сейчас интересную «метеорологическую эпоху». С одной стороны, первое полугодие в московском регионе было самое теплое за все 120 лет метеонаблюдений, с другой – в конце мая вдруг выпадает снег, а в июле, в прошедшую субботу, – град. В общем, как говорят метеорологи, «в атмосфере проявляются все более яркие и яркие процессы».[/b]Правда, некоторые из таких «процессов» бывают еще и достаточно опасными. Вспомним 1998 год, когда ураган в столице явился настоящим бедствием. Да и в 2000-м шквалом повалило немало деревьев в Горках и Балашихе. А в прошлом году, 24 июля, во второй половине дня «после прохождения холодного фронта над Москвой» шквал стал причиной значительных разрушений в северной части столицы.А как будет нынешним летом? За ответом на этот вопрос я отправился в метеорологическую обсерваторию МГУ, где исследуют погоду и климат Москвы. Это единственное в России учреждение, оперативно выпускающее метеорологические бюллетени, в которых сообщаются и долговременные климатические прогнозы. Этот факт нельзя не оценить, ведь синоптики, как правило, не рискуют заглядывать слишком далеко.— Изменчивость погоды наиболее зримо проявилась за последние 15 лет, — рассказывает заведующий метеообсерваторией МГУ, доктор географических наук, профессор Анатолий Алексеевич Исаев. – В Москве зима сейчас такая, как, например, в Прибалтике. А вот про лето нельзя сказать, что оно становится теплее. Количество осадков даже увеличивается. Самым жарким днем в Москве в среднем за последние 100 лет является 15 июля. Но в этом году вряд ли мы тут достигнем рекордных отметок. Антициклон сейчас не такой мощный и высокий, как в 1972-м или в 1984-м. Помните, как горели торфяники и 40 суток подряд не выпадало осадков! Нынче такого не будет.Не слишком высока в июле (именно в июле) и вероятность шквальных ветров с опасными последствиями.— Хотя шквалы, конечно, долговременному прогнозу не поддаются, – считает Исаев. – Дело в том, что они охватывают небольшую, локальную территорию. Существующая сеть станций не позволяет точно отследить факторы, которые приводят к их формированию.[b]— Выходит, шквал – это всегда неожиданность? И если вдруг завтра он придет, город не сможет к нему подготовиться?[/b]— Нет, город будет предупрежден, – говорит генеральный директор Метеобюро Москвы и Московской области Алексей Ляхов. – Именно после знаменитого московского урагана 1998 года был поставлен вопрос об образовании нашей организации. За это время мы попытались создать и системы наблюдения, и системы доведения прогноза до тех, кому это необходимо. Сейчас мы работаем напрямую с мэрией, где есть оперативно-распорядительное управление, которое тут же передает штормовое предупреждение и пожарным и в ГО ЧС, и ГАИ, и коммунальщикам.[b]— Алексей Алексеевич, а на ваш взгляд, существует вероятность шквала над Москвой нынешним летом?[/b]— Где и когда это реализуется, точно сказать никто не сможет. Но лето – самый опасный период. Могут быть ливни – короткие, но сильные, с количеством осадков в 20–40 миллиметров. Может быть ветер с порывами в 20–25 метров в секунду. Опасность такая существует всегда. Поэтому мы и работаем круглосуточно, и наша задача хотя бы за сутки предупредить о ней.[b]— А какими будут конец лета и осень?[/b]— По мнению синоптиков из метеообсерватории МГУ, в августе сильной жары ожидать не следует. Он будет аномально влажным, как и сентябрь. А вот октябрь ожидается достаточно теплым и сухим.

Кто в стае?

Слухи о змеях, которые этим летом наводнили Подмосковье и даже проникли в город, буквально взбудоражили столицу. Только и слышишь разговоры: змеи, змеи, змеи. Неужели все так страшно? С этим вопросом я отправился к специалистам.— Бояться поздно, — усмехнулся [b]заведующий лабораторией Природного комплекса Москвы ВНИИ природы Борис САМОЙЛОВ[/b]. — В последний раз гадюку в столице видели в районе Лосиного острова в 80-е годы.Встречаются мирные ужи, но очень редко (их в столице меньше одной сотни) и совершенно безобидная безногая ящерица «веретеница», которую в народе называют «медянкой» и незаслуженно преследуют и убивают.— Какова ситуация в Подмосковье?— В фауне Подмосковья есть лишь одна разновидность ядовитых змей — гадюка. За последние 15 лет в области уничтожено около 40 процентов мест обитания этих пресмыкающихся. Это означает, что на столько же уменьшилось и число самих гадюк. Однако оставшиеся продолжают жалить.По данным Центра детской токсикологии столицы, в 2001 году после укуса змей были госпитализированы 20 детей. В нынешнем году счет укусам открылся в минувшие выходные: привезли двух юных москвичей, пострадавших на дачах в Дмитровском районе Подмосковья и Петушковском районе Владимирской области.— У нас была ситуация, — рассказывает [b]главный детский токсиколог Москвы Ян ЛУЦКИЙ[/b], — когда поступил маленький ребенок, и сначала речь шла об ампутации ноги. Сам он, естественно, не мог рассказать о том, что его укусила змея, родители не уследили, не увидели момента укуса. И был поставлен ошибочный диагноз — тромбоз. К счастью, его все же не слишком поздно направили к нам…Избежать укуса змеи, в принципе, легко, поскольку змеи не настолько агрессивны, чтобы нападать первыми. Отправляясь в лес, надо надевать закрытую обувь и быть внимательным в густой траве и заросших ямах. Специалисты советуют с оглядкой переступать бревно или ствол поваленного дерева. Но если вас все же ужалила ядовитая змея, то, как записано в «Популярной медицинской энциклопедии», надо отсасывать содержимое ранок ртом в течение первых 15 минут, положить больного в горизонтальное положение, обеспечить ему обильное питье. А потом попытаться побыстрее доставить пострадавшего в ближайшую больницу.Ученые считают, что масштабы «змеиной экспансии» все же явно преувеличены.— Нынешним летом в среднем за полный маршрутный день в подмосковном лесу мы встречаем гадюк не более двух-трех раз, — говорит [b]зоолог Регина НАЗЫРОВА[/b]. — Потому говорить о каком-то увеличении их численности вряд ли корректно. Сенсации, которые «выдаются» некоторыми СМИ, похожи, скорее, на газетную утку. На самом деле есть проблемы куда более актуальные. Сейчас в Подмосковье наблюдается всплеск поголовья лис.А часть этих зверей в естественных условиях является носителем бешенства.— Бешеные лисы идут к человеку, это особенность их поведения, — подтверждает [b]заведующая отделением эпиднадзора за особо опасными инфекциями Подмосковья Галина МАКСИМОВА[/b]. — Они заходят в деревни, дачные поселки, кусают собак и кошек, от которых потом заражаются люди.О масштабах проблемы можно судить по следующим фактам: в 2001 году покусанных (тех, кто обратился за помощью к медикам) на территории Подмосковья было 25 тысяч 666 человек. В 425 случаях люди подверглись нападению диких животных. Более 100 человек получили укусы от бешеных лис, собак и кошек.В этом году цифры по динамике примерно такие же. Среди пострадавших очень много дачников из Москвы, и в основном это дети.— В Подмосковье все больше одичавших собак, — говорит [b]зоолог Регина НАЗЫРОВА[/b]. — С ними охотоведы связывают падение численности зайцев, перепелов, косуль и даже лосей. Дикие собачьи стаи клином «прочищают» поймы рек, опушки и выбивают все, что шевелится.В июне в Подольском районе я вышла на логово крупных лайкоподобных дворняг, где все было устроено по волчьему образцу: нора в укрытой части балки с расширенным выходом. На генном уровне «вспомнили» и повторили.Зоологи считают: поколение собак, вырастая в логове, настроено враждебно к людям. Многие из бывших друзей человека заболевают бешенством, соприкасаясь в лесу с лисами.Положение настолько серьезно, что правительством Подмосковья принято специальное постановление «О неотложных мерах по предупреждению заболеваемости бешенством людей и животных в Московской области». Сейчас прививки против бешенства делаются животным в Московской области практически поголовно. И не только домашним, но и диким. Дозы вакцины, «затаренные» в куриные шейки, раскладываются вокруг каждого логова, каждой норы. В прошлом году охотники были вынуждены отстрелять около 400 лисиц. И, как ни больно это узнать защитникам животных, на территории области было отловлено 23 тысячи бродячих и одичавших собак.— Мы просим всех, кто приезжает на свои дачи, в дома и коттеджи, — обращается к москвичам [b]Галина МАКСИМОВА[/b], — если вы привозите с собой собак и кошек, делайте им заранее прививки от бешенства. И не бросайте своих любимцев, когда покидаете дачи. Мы говорим откровенно: в Подмосковье неблагополучная обстановка по бешенству животных. Без серьезного отношения к этой проблеме москвичей, приезжающих в область на лето, все наши усилия пойдут насмарку.Я попросил Галину Пантелеевну еще раз напомнить, как действовать человеку при укусе животного, которое может оказаться бешеным.— Во-первых, сразу же необходимо обильно промыть рану проточной водой с мылом. А затем как можно быстрее обратиться к врачу. Хочу уверить москвичей: на территории Подмосковья они смогут получить быструю и квалифицированную помощь в любом травмопункте. У нас есть прекрасная вакцина, которая поможет избежать людям заражения смертельной болезнью.Вот такие дела. А вы говорите — змеи!

«Он мне – честь, я ему – деньги»

[b]Как стало известно «ВМ», сотрудники ГИБДД уже с 1 июля в соответствии с новым Кодексом административных правонарушений не смогут взимать штрафы непосредственно на дорогах. Они должны лишь выписать квитанцию, а нарушитель-автомобилист оплатит штраф в Сбербанке.[/b]Таким образом предполагается прекратить «хождение живых денег» между водителем и инспектором. А в перспективе глава ГИБДД генерал Федоров предполагает ввести депозитные электронные пластиковые карточки для уплаты штрафов. Изменится ли при этом что-либо в привычной ныне ситуации «гаишник отдал мне честь, а я ему деньги»? На этот вопрос попытались ответить наши корреспонденты, приняв участие в «спецмероприятии» ГИБДД.Встретились в заранее оговоренном месте, которое держали в секрете. Сотрудник контрольно-профилактического отдела Управления ГИБДД ГУВД столицы Алексей Андреенко пояснил: «Могут и предупредить, мы все-таки «своих» проверяем».За рулем престижной иномарки с тонированными стеклами «представитель общественности». Зовут его Володя.— Без «общественников» не проводим ни одной проверки, — говорит Андреенко. — Да это и невозможно, многие из сотрудников ГИБДД знают нас в лицо. Увидят за рулем — просто не остановят.Алексей Андреенко и его товарищи по отделу занимаются выявлением нарушений законности сотрудниками ГИБДД.Проверки (их обычно называют спецмероприятиями) производятся регулярно. По их результатам в прошлом году был привлечен к дисциплинарной ответственности 181 человек, а семеро навсегда распрощались со служебными удостоверениями.Перед «спецмероприятием» Андреенко проводит с внештатником-водителем короткий инструктаж. По условиям проверки, нарушая правила, он не должен создавать при этом аварийную ситуацию. Когда останавливает инспектор, представитель общественности должен разговаривать с ним с глазу на глаз, чтобы не вызвать подозрений. Но главное — водитель не имеет права навязывать деньги, иначе это будет выглядеть провокацией. Разговор фиксируется на диктофоне.Прежде всего решили исследовать те места, которые инспектора дорожно-патрульной службы именуют между собой «кормушками». В Москве их множество, что связано и с особенностями планировки города, и с недоработкой службы организации движения. Именно тут водители зачастую просто вынуждены допускать нарушения. И этим довольно успешно пользуются инспектора, стремящиеся поживиться. Такая «кормушка», к примеру, — на пересечении Гоголевского бульвара и Волхонки. Утром и вечером там большое скопление машин. Водители проезжают по прямой, чтобы успеть обойти пробку. Тут их за это и «штрафуют».В центре нам не повезло. Разразился ливень. В такую погоду даже самые бдительные инспектора прячутся под навес.Поколесив, отправляемся на юго-запад. На пересечении Ломоносовского и Ленинского проспектов нарушаем: при стрелке «направо» заворачиваем во второй ряд, на «основную» дорожку вместо «маленькой». Инспектор решительно машет жезлом. Паркуемся.— Помни, никаких предложений по деньгам! — напоминает Володе сотрудник контрольного отдела.Пока Володя беседует с инспектором, наш фотокор снимает их из машины.— Деньги-то вам специальные выдают? — спрашиваю Андреенко.— В отделе имеются деньги для проведения спецмероприятий, — отвечает Андреенко. — Делаем ксерокопии на отдельный листочек. Ну а потом сверяем номера. Если деньги «берут», разумеется.Кстати, при проверках сотрудники отдела не раз лишались своих «кровных», подчас при самых смешных обстоятельствах.— Трижды у нас съедали деньги! — рассказывает Андреенко. — А еще иногда сотрудники ДПС специально располагают свои машины рядом с решеткой водостока. Ты к нему идешь, а он, узнав тебя, деньги в комочек — и вниз. И они поплыли… Попробуй докажи!Возвращается Володя.— Ну как? Володя подробно рассказывает:— Я сказал ему: нарушил потому, что пассажиры попросили быстрей проехать. Спрашивает: «Что вы предлагаете делать?» На вашем месте, говорю, я бы наложил штраф. «Ну и хорошо, — отвечает он, — я сейчас буду записывать, а вы пока мне деньги передавайте». Ну и пожелал счастливого пути…— А сейчас, — говорит Андреенко, — надо отъехать, чтобы он успокоился и поверил в то, что это не проверка. Нужно помнить: это вооруженный человек. Сотрудник ГИБДД постоянно работает в сфере отрицательных эмоций. В такой ситуации сложно сохранить спокойствие.Андреенко не раз приходилось быть в сложных переделках. Дважды попадал под обстрел.— В Северном округе, — рассказывает он, — сотрудник, прослуживший всего 9 месяцев, разыграл нападение на пикет. Осознав, что деньги, которые он взял и положил в стол, будут изыматься, начал угрожать автоматом. Сделал три выстрела и поднял тревогу по телефону. А сам в это время сжигал купюры. Он не знал, что делает это при свидетелях, потому что следили за ним еще и со стороны…Через дворы мы возвращаемся к посту.— Сначала я пойду один, — предупреждает Андреенко. — Посмотрим, как он будет себя вести.Оружие с собой сотрудники контрольного отдела, как правило, не берут. Их оружие — ручка и бумага. Когда два вооруженных человека начинают спорить, это может плохо кончиться.Через пару минут Андреенко подзывает нас.— Проверка производится по указанию генерала, — говорит он инспектору. — Возвращайте купюру.Андреенко держит в руке лист с отксеренными «сотнями». Сотрудник ДПС, плотный, краснощекий старший лейтенант, подумав, соглашается. Номера на купюрах совпадают.Вызывается начальник смены. При разборке старший лейтенант выдвигает свою версию: он, мол, получил сообщение о ДТП, произошедшем рядом, и поэтому ему некогда было составлять протокол, и не выдал, как положено, квитанцию под роспись.— У нас это первый случай за пять лет, — оправдывается начальник смены майор Валерий Закурин.По правилам, сотрудника, получившего «незаконное денежное вознаграждение», должны разоружить, снять с поста и отправить в подразделение. В отделе его временно отстранят от службы.— Мы, конечно, учтем, что он не стал отрицать вины, вел себя корректно, — говорит Андреенко. И рассказывает такой случай:— В Западном округе остановили «проверочную» машину за превышение скорости. Сотрудник ДПС взял деньги. Дали ему доехать до отдела, перевернули все в его машине — денег нет. Я говорю ему: «Пожалуйста, снимите свой правый сапог». Снимает — оттуда купюр немерено! Тут даже напарник его возмутился, кричит: «Вот крыса!» Совсем свежие данные: с начала года проведено 130 проверок по деятельности ДПС. Четверо уволены из органов.Разумеется, всех проверить невозможно. В контрольно-профилактическом отделе всего 10 сотрудников, а в ГИБДД Москвы работают около 8 тысяч человек.И пока что поговорка «Наши люди всегда придут на выручку — была бы «выручка»!» еще не скоро утратит свою популярность среди инспекторов.[i][b]Что же изменится с 1 июля?[/i]Вот что сказал нам Антон РЫЖКОВ, координатор Единой службы помощи автомобилистам при ДТП[/b]:— В принципе, все зависит от самих автовладельцев. Если они сами не будут потворствовать вымогательству на дорогах, то новый кодекс даст им такие возможности. Единственная мера «давления» со стороны инспектора — это возможность на длительное время растянуть саму процедуру составления протокола. Может получиться, что водителю надоест ждать и он предпочтет решить проблему на месте…[b]Иван Шаленик, начальник контрольно- профилактического отдела ГИБДД ГУВД г. Москвы[/b]:— Наш отдел будет продолжать работать, и даже в усиленном варианте. С нашей стороны контроль на дорогах будет еще более строгим и бескомпромиссным.

Неужели неинтересно?

[b]Более половины москвичей покупают продукты, одежду и обувь на рынках. Свыше 600 тысяч жителей столицы трудятся в малом бизнесе – в основном в торговле.[/b]Проблем у малых предприятий выше крыши. И вот на днях в центре Москвы состоялся митинг представителей профсоюза предпринимателей Москвы и Московской области.Казалось, можно не придавать особого значения тому факту, что тысяча работников сферы малого бизнеса собралась митинговать в непосредственной близости от столичного Департамента потребительского рынка и услуг. Однако есть одно весьма существенное обстоятельство. Люди из этой сферы обычно не склонны к публичности и афишированию своих проблем на площадях. Каждый из предпринимателей работает под «прессом» (местные власти, налоговики, милиция, контролирующие органы), сознавая, что сила сжатия его может увеличиться многократно и в любой момент.Потому когда эта категория «трудящихся» решается на открытые выступления с лозунгами доселе невиданной остроты, значит, их действительно допекли. Чем же? За день до митинга я был во Вспольном переулке, где находится штаб-квартира профсоюза «Лиги Свободы». На освобожденной основе тут работает лишь один человек. Лига, несмотря на свое громкое название, располагается в весьма скромном помещении. Потому сразу бросился в глаза яркий перекидной календарь с символикой Союза Правых Сил.– Завтра на митинге у нас будут присутствовать депутаты Госдумы от фракции СПС, – пообещал руководитель координационного совета профсоюза Владлен Максимов. – Мы с ними тесно сотрудничаем.– На федеральном уровне говорят, что ситуация должна меняться, что человек в малом бизнесе так не может существовать, — продолжил он. – Но чиновники на местах делают все, чтобы ситуация не изменилась. Созданы условия, при которых малый бизнес находится на грани выживания.– Чтобы купить «входной билет», то есть обосноваться на каком-то рынке, сегодня нужно выложить примерно 15 тысяч «зеленых», – говорит предприниматель Евгений Березин.Как утверждают предприниматели, власти не желают проводить реальную приватизацию нежилых помещений, стремясь держать малый бизнес на «коротком поводке» с помощью краткосрочной аренды.– В Польше, например, – сказал мне один из предпринимателей, – чтобы получать доход, достаточно одной торговой точки. У нас их надо иметь несколько: деньги съедаются высокой платой за аренду, поборами и взятками.Угрожающие для малого бизнеса размеры, по мнению предпринимателей, принимает процесс вытеснения рынков супермаркетами.– Когда один сектор бизнеса находится в тепличных условиях, а другой под постоянным прессингом, – говорит Владлен Максимов, – то они попадают в неравные условия. Мелкие бизнесмены не могут внедриться в супермаркеты и остаются на улице без работы и средств.Вот такие претензии.Выступивший на митинге депутат Госдумы из фракции СПС весьма энергично поддержал митингующих, пообещав «бороться за улучшение ситуации в малом бизнесе, совершенствование законов и налогообложения».Но вот что удивительно. К митингующим не вышел никто из московских властей. Хотя Департамент потребительского рынка и услуг находится буквально в пятидесяти метрах от места проведения митинга. Значит, не захотели. Позиция, прямо скажем, недальновидная.Ведь ситуацией вполне могут воспользоваться силы, для которых приватизировать чужие достижения оптом – вполне привычное дело.Я зашел к заместителю главы Департамента поддержки и развития малого предпринимательства Анатолию Коротичу. Он один из немногих московских чиновников, охотно вступающих в диалог.Попросил его прокомментировать хотя бы часть претензий, выдвигаемых предпринимателями. Что он думает о губительном для бизнеса налоге с продаж?– Им облагаются торговые сделки по реализации товара за наличный расчет физическим лицам, – говорит Анатолий Анатольевич. – Этот налог, разумеется, плох, но не надо представлять все таким образом, будто он «делает весь бизнес», заставляя его уходить в тень. Каждый, кто знаком с экономикой, знает, что никакой налог нельзя отменить немедленно. Это демагогия. Если с ходу отказаться от налога с продаж, то бюджет Москвы просто рухнет – нечем будет платить пенсии, зарплаты учителям и врачам.Налог будет отменен, но поэтапно. Кстати, почему митингующие молчат о том, что благодаря мэру на территории города не введен налог на вмененный доход, который проталкивают федералы и который, кстати, действует в Подмосковье?«Вечерняя Москва» не ставит точку в поднятой проблеме. Газета готова предоставить свою трибуну всем, кто не на словах, а на деле заинтересован в ее решении.