Главное

Автор

Виталий Трофимов
[i][b]«Неизвестный» Unknown)[/b][/i][b] Триллер, США, 2011 год, 108 мин. Режиссер Жауме Серра. В ролях: Лиам Нисон, Дайан Крюгер, Фрэнк Ланджелла, Эйдан Куин.[/b] Мартин, приехавший на конференцию как ученый, после автокатастрофы в Берлине приходит в себя и вынужден признать, что его личность присвоил флегматичный коротышка, а родная жена на людях притворяется, что видит его впервые. В довершение неприятностей на него начинают охоту хладнокровные убийцы. Кто же он и почему таинственные силы готовят взрыв на конференции? Отличный триллер, держащий в напряжении до самого финала. [i][b]«Электра LUXX» Elektra LUXX)[/b][/i][b] Комедия, CША, 2010 год, 104 мин. Режиссер Себастьян Гутьеррес. В ролях: Малин Акерман, Эммануэль Шрики, Карла Гуджино.[/b] Бывшая порнозвезда Электра открывает курсы для озабоченных своим половым развитием домохозяек после того, как узнает, что беременна. Глуповатая малобюджетная комедия снята прямолинейно и без откровенных сцен.
В четырех основных программах зрители просмотрели свыше 70 картин, большинство из которых премьерные. В этом году российской анимации исполняется сто лет, поэтому перед началом демонстрации полнометражных художественных лент постоянно демонстрировались новинки отечественной анимации. Самый большой ажиотаж у зрителей и критиков вызвала московская премьера фильма Андрея Смирнова «Жила-была одна баба», посвященного малоисследованной в российском кино судьбе русского крестьянства.  Действие эпического полотна, сравнимого с «Тихим Доном», разворачивается в тамбовской области с 1909 по 1921 год. В центре натуралистического повествования история зрелой жизни простой крестьянки Варвары (запоминающаяся роль Дарьи Екамасовой). Дореволюционное бытие зажиточного крестьянства показано без ретуши и оно не менее беспросветно, чем при большевиках.  Руководствуясь тютчевской фразой «о том, что умом Россию не понять», режиссер  не пытается занять какую-либо политическую позицию. Он над схваткой и верит, что лишь очистительный потоп способен смыть все неискоренимые грехи русского народа: пьянство, зависть к успехам ближнего, вороватость.  Фильм, получивший диплом Федерации киноклубов,  эмоционально трогает, но старомодная  форма подачи противоречивого материала, наследуемая из 70-х годов, сильно снижает прокатные возможности ленты. О картине «Шапито-шоу», получившей два диплома (от газеты «МК» и Федерации киноклубов),  ВМ неоднократно писала, поэтому не буду повторяться. Хотя и в этой новаторской работе блистательные находки порой сменяются невнятными эпизодами в духе капустника. Особенно этим грешит третья часть, в которой солирует Петр Мамонов. Высоким профессионализмом отмечена и картина «Сибирь. Монамур», получившая уже немало наград на различных МКФ и прокатом которой в мире занимается компания знаменитого Люка Бессона. Именно ей разношерстное жюри под председательством Вадима Абдрашитова и присудило Гран-при. А актерская работа Петра Зайченко признана лучшей. Однако, благостный финал этой пронзительной драмы о человеческой жестокости плохо вяжется с суровой реальностью истории, рассказанной внятно и визуально изобретательно. Да и в чудесное преображение циника-капитана  в спасателя проститутки и ребенка верится с трудом. Но у Росса есть немалый потенциал и это радует, хотя стремление делать кино на экспорт настораживает. Порадовала криминальная драма «Бедуин» режиссера Игоря Волошина, снимавшего до этого маргинальные молодежные ленты про наркоманскую среду. Украинка Рита (Ольга Симонова) приезжает в Москву, чтобы заработать денег для спасения спортсменки-дочери, заболевшей раком. Она становится суррогатной матерью для двух любовников-геев и параллельно вступает в связь с контрабандистом-мотористом (Михаил Евланов). Но жестокая российская действительность отторгает героиню и она обретает утешение и просветление лишь в иорданской пустыне среди бедуинов. Похожие проблемы волнуют героиню и в ленте «Дом ветра», получивший Приз зрительских симпатий.  Но даже привлечение органичной Полины Кутеповой для роли дворничихи Таи, укравшей больного СПИДом мальчика Тимура из больницы,  не спасает картину от многих недоуменных вопросов. А венчает эту истеричную мелодраму, сотворенную маститым сценаристом Алексеем Тиммом,  финальное  вознесение отверженных героев в рай. Вторичностью веет  от ленты «Мой папа-Барышников», в которой режиссер Дмитрий Поволоцкий  беззастенчиво заимствует сюжетные мотивы и целые сцены из западного кинематографа  («Билли Эллиот», «Танец-вспышка» и др.). К тому же он лишь приблизительно представляет реалии Советского союза 1986 года и явно не в ладах с непростым комедийным жанром. Разочаровал и режиссерский дебют Дениса Родимина (сценарист «Бумера») «Чужая жизнь». Хороший сценарий в неумелых руках и при отсутствии должного финансирования (бюджет около 100 тысячи баксов) превратился в многозначительный пшик. Евгения Добровольская, получившая диплом за лучшую женскую роль,  старательно изображает мусульманку  Малику, но её партнеры откровенно беспомощны. Пытаясь спасти дочь от участия в террористическом акте, Малика действует неадекватно ситуации, что превращает трагедию в слезливую мексиканскую мелодраму. И уж совсем провальной оказалась новейшая экранизация классической повести Михаила  Лермонтова с претенциозным названием «Печорин». Фильм снимался в  павильоне  (!) и  его вялое действие происходит в густом тумане. Актеры в основном подобраны неудачно, а Станислав Рядинский,  играющий Печорина, скорее подошёл бы к экранизации какого-нибудь модернистского романа Вирджинии Вулф. Ибо в фильме воплощено её кредо: «давайте фиксировать каждый атом». В целом подбор картин заметно уступает подбору фестиваля 2009 года - лучшему году в новейшей истории российской кинематографии, хотя  и отражает довольно неприглядное  состояние современного российского кино.  
В ПРОШЕДШЕМ с 19 по 21 августа ХIV Московском международном фестивале «Джаз в саду Эрмитаж» приняли участие 12 российских и зарубежных ансамблей, в том числе звезды джаза из США, Польши, Израиля, Финляндии, Франции.Дождливая и сумрачная погода не отвратила от фестиваля истинных любителей джаза, в особенности традиционного.А вот молодежи на этот раз было меньше, ибо она предпочитает непринужденно располагаться на зеленых лужайках, а не сидеть на неудобных стульях в партере перед сценой. Фестиваль стал смотром лучших российских коллективов и именитых заезжих гастролеров.Московский джаз-бэнд Jazz Dance Orchestra напомнил о славных временах расцвета джазовой танцевальной музыки. Руководитель ансамбля, трубач Вадим Зайдин, поставил перед своими музыкантами нелегкую задачу: приучить обывателей, слушающих только поп-музыку, любить джаз. Для этого его джаз-бэнд умело вплетает популярные музыкальные темы Стинга, Майкла Джексона, Modern Talking и Лайзы Минелли в свои легкокрылые джазовые композиции.Этот коллектив регулярно участвует в телепрограмме «Прожекторперисхилтон» и считается со вкусами масс. На этот раз особенно свежо прозвучала в их интерпретации знаменитая американская мелодия Cherry, Cherry Lady.Меньший успех ждал трио знаменитого польского пианиста Артура Дуткевича, мастерски исполнившее вариации на темы произведений великого революционера (электрической гитары) Джимми Хендрикса, ушедшего из жизни, как и в 2011 году Эми Уайнхаус, всего лишь в 27 лет, но оставившего легендарное музыкальное наследство.Событием второго дня фестиваля стало яркое выступление вокального трио в составе Ирины Родилес, Полины Зизак, Алины Ростоцкой и инструментального трио Эдуарда Зизака. Известно, что российский джаз раньше особо не славился своими вокальными женскими трио, бум которых пришелся в США на 40-е годы XX века. С тех пор лишь группа Supremes, возглавляемая Дайаной Росс, имела бешеный успех у массового слушателя. Мне кажется, что при правильной раскрутке проект «Ирина, Алина, Полина» обречен на не меньший успех, чем модная певица Ваенга. Исполнение ими классических композиций от Stay away from Bill до Take The «A» Train было восторженно встречено и толпой, и знатоками. Легендарный саксофонист Чико Фримэн, выступивший вместе с трио выдающегося отечественного пианиста Якова Окуня и записавший свыше 40 дисков с корифеями американского джаза, подтвердил свой высокий профессионализм мощным звуком, но был несколько академичен в своих виртуозных импровизациях.Кстати, ведущий фестиваля Владимир Фейертаг вручил именно Фримэну памятные часы «Майлс Дэвис», изготовленные малой серией спонсорами фестиваля. Ансамбль «Маримба плюс» относят к этноджазу, а драйву его исполнителей может позавидовать любой большой оркестр, но его восточные композиции оказались слишком экзотичными и непривычными для российского уха. Приятным сюрпризом стало выступление финского кларнетиста Антти Сарпила в компании Большого оркестра имени Олега Лундстрема. В его разнообразном репертуаре как композиции короля свинга Бенни Гудмана, так и переработки произведений П. И. Чайковского и Д. Пуччини (из «Тоски»).А закрывала фестиваль афроамериканская певица Сэнди Паттон, живущая уже около 15 лет в Европе и преподающая в швейцарском колледже джазовый вокал.Ей аккомпанировало трио барабанщика Евгения Рябого. Она в совершенстве владеет техникой пения и элегантно движется по сцене, ритмично пританцовывая, но ее голосу не хватает чувственности.В целом, отмечая высокий профессиональный уровень всех исполнителей, хотелось бы на следующем (юбилейном) фестивале увидеть побольше авангардной джазовой музыки и блюза.
[b]«Generation П» Драма, Россия, 2011 год, 114 мин. Режиссер Виктор Гинзбург. В ролях: Владимир Епифанцев, Михаил Ефремов, Сергей Шнуров.[/b] Превосходная экранизация одноименного романа Виктора Пелевина осуществлена режиссером-дебютантом Гинзбургом. Сюрреалистичная атмосфера бурных 90-х годов воссоздана им с трепетной любовью к вывихнутым судьбам поколения пепси. Главный герой Вавилен после мытарств в торговой палатке становится верным слугой богини Иштар, погружаясь с головой в болото рекламного бизнеса. Но адаптируя западные рекламные бренды к совковой ментальности, он с неизбежностью теряет остатки человечности, которые еще изредка проступали в обликах представителей хомо советикуса. [b]«Пикок» (Peacock) Драма, США, 2009 год, 91 мин. Режиссер Майкл Ландер. В ролях: Киллиан Мерфи, Эллен Пейдж, Сюзан Сэрэндон.[/b] До тех пор пока железнодорожный вагон после аварии не въехал на лужайку дома скромного банковского служащего Джона, тот влачил неприметное существование в заштатном городке Пикок. Однако авария обнаружила, что Джон, подобно герою фильма А. Хичкока «Психо», страдает раздвоением личности. Киллиан Мерфи в роли Джона виртуозно убедителен, но сам сценарий страдает многими натянутыми допущениями. Что заметно снижает сатирический потенциал ленты. [b]«Последнее желание» (The Last Request) Комедия, CША, 2010 год, 104 мин. Режиссер Джон Де Беллис. В ролях: Дэнни Айелло, Винсент Пасторе, Джо Пископо.[/b] Джеф учился в духовной семинарии, пока его отец на смертном одре не призвал своих сыновей продолжить свой род. Когда же внезапно умер любвеобильный брат Том, то застенчивый Джеф вынужден был взять ответственность целиком на себя. Но все его знакомства оборачивались неудачами. Пока наконец на новой работе он не обратил внимание на симпатичную Кэти. Вяловатая комедия с банальными шутками и заурядной актерской игрой.
[i][b]«Игра без правил» (Fair Game)[/b][/i][b] Политическая драма, США–ОАЭ, 2010 год, 104 мин. Режиссер Даг Лайман. В ролях: Шон Пенн, Наоми Уотс, Сэм Шепард.[/b] Фильм основан на реальных событиях. Бывший посол США в Нигере Уилсон публично признается, что проданные в Ирак трубы не предназначались для обогащения урановой руды и, следовательно, никаких работ по созданию ядерного оружия клика Саддама Хусейна не вела. В ответ в газете появляется статья, разоблачающая жену Уилсона, работника ЦРУ. Она подвергается всеобщему остракизму и начинает испытывать сомнения в правильности шага мужа, правда, недолго. Добротно снятый фильм, в котором известные актеры пыжатся доказать, что демократические принципы остаются незыблемыми в американской политической системе. [i] [/i][b][i]«Обряд» (Rite)[/i] Драма, США, 2011 год, 109 мин. Режиссер Микаэль Хофстрем В ролях: Энтони Хопкинс, Колин О'Донохью, Рутгер Хауэр, Алиса Брага.[/b] Колин окончил духовную семинарию, но испытывает сомнения в истинности постулатов католической веры. Развеять их призван ветеран экзорцизма Лукас, совершивший 2 тысячи обрядов изгнания дьявола в Ватикане. Среди его последних пациентов особенно выделяется беременная дурнушка, изнасилованная своим отцом. Погрузившись с головой в экзорцизм, Колин находит свое призвание и даже превосходит учителя. Психологически убедительная картина. [b][i]«Кукарача»[/i] Анимация в 3D, Россия, 2011 год, 77 мин. Режиссер Армен Адипханян.[/b] В компьютере поселилась компания тараканов и мышь Хвост. Но их веселым играм в футбол постоянно мешали агрессивные голуби и попугаи (афроголуби). В речах попугая просматриваются интонации политика Жириновского. Когда же таракан Байт влюбляется в Лику, фанатку жука-носорога Чака, действие окрашивается в сентиментальные тона. Фильм представляет причудливую мешанину из штампов голливудского кино и не делает чести отечественной анимации. [i][b]«Пастырь» (Priest)[/b][/i][b] Фантастический боевик, США, 2011 год, 84 мин. Режиссер Скотт Стюарт. В ролях: Пол Беттани, Карл Урбан, Кристофер Пламмер.[/b] Недалекое будущее. После долгой войны полчища вампиров оттеснены в гетто. Но они готовят реванш, пользуясь попустительством церковных властей, отказавшихся от элитных отрядов пастырей-истребителей. Один из пастырей вместе с шерифом и монахиней-воительницей на мотоциклах пытаются остановить мчащийся поезд с вампирами. Фильм со стильной картинкой снят в жанре апокалиптического вестерна и очень мрачен. [i] [b]«Криминальная фишка от Генри» (Henry`s Crime)[/b][/i][b] Трагикомедия, США, 2010 год, 103 мин. Режиссер Малколм Венвилль. В ролях: Киану Ривз, Вера Фармига, Джеймс Каан.[/b] Генри, утомленный ночной сменой и тусклой семейной жизнью, однажды едет с приятелями поиграть в бейсбол, а невольно становится соучастником ограбления банка. В тюремной камере он корешится с Максом, который предпочитает свободе размеренную тюремную жизнь. Выйдя из тюряги, друзья решают ограбить тот же банк, сделав подкоп из соседнего театра. Ради знакомства с невротичной исполнительницей роли Раневской в уморительной постановке «Вишневого сада» Генри принимается осваивать роль Лопахина. С Чеховым этот своеобразный фильм роднит чувство провинциальной тоски, которое посещает практически всех героев: от режиссера постановки до старого охранника банка.
ДЛЯ ПОПУЛЯРНОГО американского актера Тома Хэнкса звездные времена (два «Оскара» подряд) остались в 90-х годах, но он не унывает и даже пробует свои силы в режиссуре. Его второй режиссерский опыт «Ларри Краун» по сценарию Ниа Вардалос («Моя большая греческая свадьба») трудно причислить к определенному жанру. Это и драма, и комедия, и, естественно, мелодрама, ибо Вардалос склонна к преувеличенным чувствам и страстям в клочья. Но проблемы, вставшие перед средними американцами после недавнего экономического кризиса, разрешаются в фильме артистично и неправдоподобно облегченно. Ларри Краун (Том Хэнкс) двадцать лет проработал коком на море, а после демобилизации упорными стараниями дослужился до менеджера крупной сети супермаркетов. Однако из-за отсутствия диплома его первым увольняют со службы, и ему нечем платить за ипотечный кредит по дому. Сосед афроамериканец советует начать все сначала и поступить в экономический муниципальный колледж, куда стремятся все неудачники. На занятиях по технике публичных коммуникаций он попадает в цепкие лапки учительницы Мерседес Тэйнот (Джулия Робертс). Эта потрепанная жизнью особа давно охладела как к процессу обучения, так и к своему бездельнику-мужу (Брайан Крэнстон), проводящему дневные часы в поисках грудастых див на порносайтах. Джулия Робертс («Красотка») не боится быть некрасивой и временами даже вульгарной. Но за годы преподавательской деятельности перед ее глазами прошло столько ничтожных позеров и интеллектуальных убожеств, что поначалу она не видит в Ларри душевного богатства. Мешает ей оценить по достоинству мужчину, сохранившего наивность юности, и его близкое окружение. Над ним взяла шефство очаровательная студентка Талия (Гугу Мбата-Роу) – вертихвосткабайкерша с вечной улыбкой. И хотя пятидесятилетний Ларри на своем стареньком мотоцикле 1973 года выпуска кажется белой вороной среди байкеров, это совсем не смущает Хэнкса, актера и режиссера. Ведь он, бывший король комедии, считает, что современный зритель примет любой нелепый поворот вялой сюжетной линии, если ему будет весело и прикольно в своем уютном кресле. Умело добиваясь от актеров убедительной игры в каждой сцене, Хэнкс не видит абсурдных проколов в их сочетании, монтаже. Как режиссер он умелый тактик, но слабый стратег. Лишь троечка вставных эпизодов с участием японского лектора по экономике по-настоящему органично двигает сюжет. А вот студенческие персонажи выглядят одномерными и примитивными, это люди-функции, лишенные психологического объема. Да и в возникшую страсть между нелепым Ларри и знающей себе цену Мерседес верится с трудом, как и в искренность пафосных речей студентов на выпускном экзамене. Поэтому этот милый, но поверхностный фильм легко улетучивается из памяти уже через час после просмотра.
ВНЕКОНКУРСНАЯ программа недавно закончившегося 33-го ММКФ была небогата на шедевры, но среди ее лучших картин явно выделялись «Карлос» (номинант на «Оскар») и «Кто, если не мы» (пять номинаций на немецкую премию «Лола»).Появление этих двух лент – свидетельство того, что возрождение интереса к политическому кино на Западе не является проходящей модой. Политическое кино как жанр возникло в 60-е годы во Франции и Италии, а своего расцвета оно достигло на рубеже 70-х годов. Именно тогда были сняты такие шедевры, как «Дзета», «Битва за Алжир», «Конформист». Недавний мировой экономический кризис вновь выплеснул на экраны целый ряд значительных политических лент: «Комплекс Баадер-Майнхоф», «Изумительный», «Враг государства № 1», «Объединенная Красная армия». Создатели этих модных работ отходят от привычных клише, эксплуатирующих наработки боевиков и мелодрам. Так, в эпическом «Карлосе» плодовитого французского режиссера Оливье Ассаяса отказываются от выяснения причин, которые толкнули венесуэльца Ильича Рамиреза Санчеса (Эдгар Рамирес) по кличке Карлос на путь леворадикального террора. Он боец без страха и упрека, но в его действиях нет идеализма Че Гевары и отчаянного авантюризма Месрина (героя «Врага государства № 1»), закалившегося в алжирской вой не. Он предстает циничным профессионалом, готовым сотрудничать как с коммунистической «Штази», так и с палестинскими террористами разных мастей. Недаром его называли шакалом. Случайно став звездой после малоудачного налета на совещание министров иностранных дел стран ОПЕК в Вене в 1975 году, он и ведет себя в дальнейшем как капризная звезда шоу-бизнеса. Еще не разменяв тридцатилетний рубеж, Санчес оказывается в числе самых разыскиваемых преступников мира, становится человеком-легендой. А всякая легенда не поддается однозначному пониманию и истолкованию, и для Ассаяса он остается неуловимым, как Протей. Став террористом-наемником, к которому приковано внимание всех мировых спецслужб, Карлос полностью не избавился от замашек латинского плейбоя и от желания возглавлять собственную организацию.Исторически закономерно, что его длительный союз с суданскими спецслужбами (он даже читал лекции местным курсантам) обернулся крахом в 1994 году, ибо после разрушения Берлинской стены стала исчезать потребность в террористах марксистской ориентации. Но пожизненное тюремное заключение (за три убийства) во Франции и до сих пор не лишило Карлоса ореола самого знаменитого террориста до появления бен Ладена.К достоинствам фильма Ассаяса следует отнести его умение показать бытие террористов изнутри, не прибегая к излишней романтизации и идеализации. Ведь историю двигают не только дипломаты, но и такие грязные солдаты удачи, как Карлос.В фильме «Кто, если не мы» немецкого режиссера Андреса Файеля тоже фигурируют исторические персонажи так называемых свинцовых времен, а зловещие изгибы их трагических судеб дополнены замечательной кинохроникой 60–70-х годов. Фильм талантливо рассказывает о том, как умные и образованные люди встают на путь революционного террора, когда их наивные мечты о коренном преобразовании мира разбиваются о косность «одномерных людей», составляющих большинство, по меткому определению модного немецкого философа Герберта Маркузе.
Грандиозное шоу стало третьим выступлением знаменитого артиста, десятикратного обладателя «Грэмми»,  в Москве - за последние 25 лет. Впервые он выступил в 1987 году на музыкальном фестивале «За мир во всем мире» и тогда своей мощной и виртуозной игрой покорил собравшихся москвичей - детей перестройки Горбачева. Интересно, что первый концерт Сантаны должен был состояться в Ленинграде ещё в конце 70-х годов на Дворцовой площади, но переговоры о его проведении были сорваны. И власти разогнали толпу хипповой молодежи, собравшейся тогда на площади в знак протеста.  За 45 лет работы на эстраде  творчество музыканта мексиканского происхождения знало и взлёты (начало 70-х годов и 1999 год), и падения (конец восьмидесятых), но он никогда не терял присутствие духа.  Ибо для него музыка всегда была прежде всего священнодействием.  «Я стремлюсь, чтобы каждая нота была искренней, честной, настоящей, чтобы она звучала в унисон с тем, что я чувствую", - сказал  Сантана на   днях , на  пресс-конференции в  одном из шикарных московских отелей – перед концертом в столице. Перед каждым  выступлением он и его ансамбль из 11 музыкантов медитируют от двадцати минут до получаса. По его словам, в настоящей музыке нет победителей, ибо она - универсальный язык сердца. Музыка Карлоса  Сантаны несёт людям Свет и Любовь. Но не чужды ему и плотские радости, он открыл во многих странах рестораны собственного имени. Нынешнее выступление прошло в рамках мирового турне Guitar Heaven World Tour 2011.  В ходе этого концерта  в Сантана основном сыграл  композиции из альбома «Guitar Heaven» (2010),  в котором по-новому интерпретирует знаменитую  классику рока. На сцену артист вышел весь в белом и даже в белой шляпе. Держался он с достоинством, но совсем не походил на заслуженного пенсионера. Его бурно приветствовал пятитысячный зал. Визитной карточкой артиста сразу стало исполнение композиции «Black Magic Woman», написанной ещё венгерским гитаристом Габором Сабо в 1967 году и адаптированной знаменитым блюзменом Питером Грином. В ней рельефно  проступает  музыкальная формула, открытая Сантаной ещё в альбоме «Abraxas»: на традиционный гитарный рок, замешанный на блюзовой психоделике, он накладывает латиноамериканскую ритмику с подтанцовками и лихими испанскими  репликами. В создании завораживающей полиритмии ему особенно помогали клавишник Честер Томпсон и гитарист Томми Энтони, а также два молодых вокалиста Тони Линдсей и Энди Варгас. Мощный саунд сопровождался демонстрацией на огромном экране  выразительных этнических картинок: от ангелов в камне до карибских ритуалов черной магии.  Из других  номеров следует выделить Back in Black ,  испанскую Maria Maria, а также блестящую импровизационную игру на ударных, которую продемонстрировала молодая жена Карлоса Сантаны, афроамериканка Синди Блэкман . Отдал дань великий гитарист и моде  на африканскую экзотику, а также своим открытиям в джаз-роке. В композиции Supernatural  из одноименного альбома 1999 года прозвучала озабоченность артиста засилием техники и гэджетов. Приятным сюрпризом стало исполнении знаменитой композиции группы Cream «Sunshine of Your Love», а в финале символично прозвучала аранжировка знаменитой Freedom.  Неоднократно на ломаном английском Сантана  обращался к московской публике, окружившей плотными стоячими рядами сцену и радостно танцующей.  Он отметил, что за 25 лет Москва сильно изменилась. "Раньше здесь чувствовалось какое-то напряжение. А теперь молодежь, получила, наконец,  возможность мечтать и добиваться всего своими силами. Москвичи жадны до новых впечатлений, но, в то же время, они, как и латиноамериканцы, уважают традиции и добиваются успехов в различных областях", -поведал артист о своих первых впечатлениях от посещения столицы. В заключение он пожелал своим российским поклонникам счастья. "Я желаю вам, чтобы, взглянув в зеркало, каждый из вас понял, что он важен и что вместе мы способны творить чудеса. А самое большое чудо -это возможность каждый день делать свой выбор, чтобы жизнь становилась  лучше. Мир вам!", - провозгласил человек-легенда Карлос Сантана.  
В РАМКАХ Года культуры и итальянского языка в России на фестивале были показаны новые итальянские фильмы, а также проведена ретроспектива «Путешествие в Италию» («1675 километров итальянского кино»). В нее вошли 14 знаменитых отреставрированных лент, сделавших в 50–70-е годы Италию ведущей мировой кинодержавой.Выбор получился неоднозначным. Так, там оказалась посредственная «Семейная хроника» Валерио Дзурлини, но не нашлось места лучшим картинам Элио Петри и Лины Вертмюллер. Впервые в Москве показали сатирическую комедию «Смех радости» (1960) недавно умершего режиссера Марио Моничелли.Рождественские торжества для троицы героев оборачиваются крахом иллюзий, но они не теряют присущего простым итальянцам оптимизма.В этой нестареющей трагикомедии блестяще солируют легенды итальянского кино Тото и Анна Маньяни.В основном конкурсе ММКФ Италия была представлена авантюрной трагикомедией с ироничным названием «Легкая жизнь» режиссера Лючио Пеллегрини. Увы, эта лента про злоключения двух докторов и их общей подружки в Африке не стала событием.И неслучайно: ведь итальянское кино последние четверть века переживает затяжной кризис. Отдельные достижения последних лет («Бавария» и «Гоморра») не делали погоду, но показанные на ММКФ картины все-таки внушают сдержанный оптимизм. Так, малоизвестный у нас режиссер Эмидио Греко продемонстрировал незаурядное мастерство в ленте «Новости о раскопках».Неспешно развивающийся роман между проституткой и никчемным толстяком по прозвищу Профессор отмечен не только выразительными крупными планами, но и горьким социальным подтекстом. Актер Джузеппе Баттистон в традициях Альберто Сорди умело демонстрирует, как жалкий аутист становится чувствующим и неравнодушным человеком.Подлинным украшением программы «Ателье» стала документальная лента «Марко Феррери. Режиссер, который пришел из будущего». Режиссеры Марио Канале и Аннароза Морри обожают своего героя, провокатора и скандалиста, и это передается благодарным зрителям. В этой замечательной картине много редких интервью и прекрасный монтаж. А вот картина о личности Лилианы Кавани, постановщике знаменитого «Ночного портье», получилась излишне сухой: из нее можно много узнать о политических взглядах режиссера-новатора, но очень мало – о ее личных пристрастиях и фобиях.Фильм американца Джона Туртурро «Страсть» наполнен чарующими неаполитанскими мелодиями, но излишне традиционен по подаче материала. Сатирой на преуспевающий средний класс и либеральные ценности отмечена лента некогда популярного актера Серджио Кастеллито «Красота осла», но ее специфический юмор вряд ли придется по вкусу массовому зрителю, хотя она обращается именно к нему. Да и драматургический прием (16-летняя Роза приво зит на уик-энд к родителям своего нового ухажера – 60-летнего седовласого интеллектуала) режиссера не кажется особенно удачной находкой.Эпическая трехчасовая лента «Мы верили» маститого Марио Мартоне темпераментно рассказывает о судьбе трех молодых аристократов, решивших после воцарения бурбонской реакции в 1828 году присоединиться к карбонариям Мадзини. Их трагические истории воссозданы добротно, но актерам не хватает харизмы, а сюжет картины перегружен бесконечными революционными спорами. Поэтому эта масштабная лента не выдерживает сравнения с классическими лентами – «Леопардом» и «Вперед, сыны отечества!» «Темная страсть» Антонио Капуано начинается с того, что подростки насилуют на улице хорошенькую Ирен.Один из них, Чиро, пытается сгладить свою вину письмами к девушке из тюрьмы, но тщетно. К сожалению, наблюдения режиссера над их дальнейшими жизнями так и не перерастут в нечто большее. Обескураживающий своей невнятностью фильм.Этими недочетами страдает и лента «Джанни и женщины», повествующая о безработных пенсионного возраста.Скрупулезно фиксируя нюансы поведения героя, изнемогающего от капризов своей вздорной матери, режиссер Джанни Ди Грегорио лишь вызывает жалость к своему безвольному персонажу, отвергаемому ныне женщинами помоложе.Разочаровала и очередная режиссерская работа Микеле Плачидо (комиссар Катаньи в «Спруте») «Валланцеска – ангелы зла», посвященная знаменитому гангстеру, поставившему под контроль преступный мир Милана в 70-х годах XX века. Актер-красавчик Ким Росси Стюарт обладает немалым шармом, но ему не удалось повторить успех французского собрата из недавней гангстерской саги «Враг государства номер один». Предсказуемый сценарий перегружен насилием, а ритм фильма монотонен до тошноты. Двойственное впечатление осталось и от фильма Нанни Моретти «У нас есть Папа». Этот плодовитый режиссер всегда славился своими радикальными идеями и умением необычными сюжетами привлечь зрителя, но ему никогда не удавалась визуальная сторона своих неровных картин. Не стал исключением и этот фильм, обласканный в Италии.История выбора понтифика кардиналами рассказана с юмором и поначалу интригует, ибо выбранный новый Папа (прекрасная роль Мишеля Пикколи) отказывается выйти на балкон и взять на себя всю ответственность перед паствой. Но ближе к финалу действие явно тормозится.В целом программа итальянского нового кино на 33-м ММКФ вызывает немало вопросов к ее организаторам.Ведь в нее не попали многие лучшие работы итальянских мастеров последних двух лет – достаточно хотя бы посмотреть списки номинантов на национальную премию.
ОН УХИТРИЛСЯ в США получить и «Золотой глобус», и премию «Оскар» как лучший иностранный фильм. В оскаровской гонке ему удалось обставить артхаусный шедевр из Греции «Клык» и политкорректный мейнстрим из Мексики «Бьютифул», при этом его трудно причислить к шедеврам. Однако фильм симптоматичен тем, что поднимает актуальные проблемы – распад семьи, агрессивность среди подростков – и главное, тонко исследует актуальный феномен насилия.Но если в психологической камерной драме «Братья» (2004) режиссер Сюзанна Биер не шла на компромиссы, то в этой успешной ленте она превратила финал в мыльную оперу со счастливым к о н ц о м .Когда-то, в 90-е годы, Биер причисляли к модной датской «Догме», но теперь ее больше прельщает гламурный Голливуд.Сначала американцы сняли качественный ремейк ее «Братьев», а в 2011 году она приступила к съемкам романтической комедии с местными звездами.Врач-миссионер Антон (Микаэль Персбрандт) разрывается между служением в суданском лагере беженцев и стремлением быть хорошим отцом своему мягкотелому сыну Элиасу. При этом семейная жизнь Антона явно не складывается, Элиас живет с матерью (знаменитая Трине Дирхольм) и страдает от частых отлучек отца. Возможно, именно поэтому двенадцатилетний Элиас в датской школе давно стал козлом отпущения для агрессивных одноклассников. Лишь Кристиан, приехавший с отцом недавно из Лондона, неожиданно вступается за изгоя и жестоко избивает велосипедным насосом главного хулигана.Кристиан не только считает, что добро должно быть с кулаками, но и делает это в отместку своему замкнутому отцу (Ульрих Томсен), по вине которого, как он думает, рано ушла из жизни его любимая мать. Поначалу кажется, что истина на стороне Кристиана, ведь хулиганы сразу становятся шелковыми, а Элиас безоговорочно подпадает под влияние колючего, но справедливого друга. Однако, когда Кристиан превращается в самодеятельного бомбиста, их дружба дает трагическую трещину, а Элиас даже попадает с травмой в больницу.Антон же последовательно исповедует философию ненасилия Ганди и свои убеждения каждодневно применяет на практике в суданском беспределе. Даже когда в лагерь привозят с гноящейся раной местного главаря повстанцев, которые вспарывают животы беременным крестьянкам, он не изменяет врачебному долгу и в одиночку ухаживает за головорезом .Хотя позднее негры-коллеги затаптывают главаря , верша, как им кажется, справедливое возмездие. Да и в Дании, когда к Антону прицепляется вздорный автомеханик, непротивленец злу считает ниже своего достоинства отвечать агрессией на агрессию, хотя ему, естественно, неприятно, что его унижают на глазах у детей. Мстить автомеханику решается только Кристиан, ведь он верит в самосуд, а не в торжество закона и потому не вышел из варварства.Западные рецензенты увидели в крахе идей Кристиана упадок христианских ценностей, некогда связанных с крестовыми походами. Само имя Кристиан намекает на христианство.Но фильм получился скорее о современном кризисе западной семьи, ведь феномен насилия вечен и неистребим.И хотя финал разочаровывает своей легковесной развязкой, он не отменяет важность проблем, которые поставила незаурядный режиссер в своем уже одиннадцатом фильме.
ЭТО ЕЖЕГОДНЫЙ смотр лучших художественных и документальных картин из Польши. В конкурсе участвовали 13 новых полнометражных лент. И хотя среди них не было фильмов мастеров, признанных на Западе (Сколимовского, Занусси), представленные работы отличались разнообразием жанров и творческих подходов.Сначала о наградах.Жюри Гильдии киноведов и критиков лучшим фильмом конкурса признало «Реверс» Бориса Ланкоша – «за стилистическую изысканность и отточенный черный юмор».Диплом жюри достался «Матери Терезе от кошек» режиссера Павла Саля с формулировкой «за поворот истории вспять». Эта картина снята в протокольной манере и рассказывает предысторию чудовищного убийства матери ее двумя сыновьями. По стилистике она напоминает поздние работы Гаса Ван Сэнта и не отличается особой психологической глубиной.Приз зрительских симпатий завоевала лента «Розочка» режиссера Яна Кидавы-Блонского, участница прошлогоднего ММКФ.Вообще в четырех лентах фестиваля («Венеция», «Реверс», «Розочка», «Царапина») не случайно прослеживается пагубное влияние органов госбезопасности на жизнь различных польских семей. В несколько вялой «Царапине» немолодая жена случайно узнает, что ее муж, с которым она прожила почти 40 лет, женился на ней по заданию польских органов, чтобы следить за ее отцомаристократом, политиком с диссидентским статусом.Фильм открытия «Венеция» повествует о нелегких военных годах и снят глазами подростков, оказавшихся на оккупированной немцами территории. Отец героини расстрелян без суда агентами НКВД, видимо, в том самом злополучном катынском лесу. Тени прошлого все еще стучат в сердце поляков...Из фильмов, повествующих о современности, выделяются две картины: «Крещение» Марцина Вроны и «Я твой» Мариуша Гжегожека благодаря блестящим актерским ансамблям и мастерскому динамичному монтажу.«Крещение» снято по пьесе канадской писательницы Джудит Томпсон и получилось несколько абстрактным.К Михалу приезжает старый друг Янек (Томас Шухардт), участвовавший вместе с ним в ограблении и спрятавшийся от наказания на армейской службе. У Михала теперь есть собственная фирма, молодая жена и ребенок, которого нужно срочно окрестить. Но его бывшие подельники не могут простить Михалу, что он выдал брата главаря банды полиции и за это предательство избежал тюрьмы. Михал платит им дань, но знает, что его дни сочтены. Фильм о предательстве и мести ярко снят, но не все его сценарные ходы убедительны.Фильм «Я твой» отличает оригинальный сюжет, но его концовка получилась смазанной. Невротичка Марта, которая только что выгнала мужа, случайно переспала с охранником дачного поселка Артуром, а потом забеременела. Этот мачо самого низкого пошиба возомнил, что Марта – женщина его мечты и стал нагло предъявлять вместе со своей матушкой (замечательная Дорота Коляк) права на воспитание будущего ребенка. В фильме достоверно передана классовая ненависть между преуспевающими и изгоями.Откровенно разочаровал «Лес», снятый оператором Петром Сикорой. Сложные отношения престарелого отца с его никудышним сыном отягощены сюжетной медлительностью и многозначительностью.А вот живой и темпераментный фильм «Галерьянки» снят в стилистике Валерии Гай Германики, хотя и без ее финального взрыва. И совсем банальной комедией оказалась лента «Простая история любви», в которой за сложной структурой повествования скрываются тривиальные любовные похождения героев.Во внеконкурсную программу были включены две работы мэтра Анджея Вайды, но он не смог приехать, ибо недавно приступил к съемкам фильма о Лехе Валенсе.Итоги? Прошедший фестиваль свидетельствует о возросшем мастерстве нового поколения польских режиссеров, о появлении многообещающих актерских имен.
ВЫХОД на российские экраны долгожданной экранизации романа Виктора Пелевина «Generation П», написанный как ответ на «Generation X» американца Коупленда, сопровождается невиданной рекламой фильма в Интернете. Но и без нее мистическая трагикомедия вызовет интерес не только у поклонников романа загадочного писателя, ставшего сразу культовым в начале 90-х годов, но и у интеллектуалов всех мастей: от поклонников «теории заговора» до адептов «измененных состояний сознания». Да и сам фильм впервые в России затрагивает такие эзотерические темы, как воздействие галлюциногенов и виртуальных миров (на манер «Матрицы») на восприятие окружающей действительности. Грандиозный финал фильма, когда 30 двойников героя, составляющих по легенде одну вещую птицу Симург, удаляются по желтой проселочной дороге (привет волшебнику из страны Оз!) вдаль, как в немых фильмах Чарли Чаплина, полемизирует с киберпанковской «Матрицей». Не случайно и то, что главным оператором фильма-игры стал блестящий Алексей Родионов, известный по работе в картине «Орландо», в которой герой с легкостью необычайной поменял пол. Напротив, «Generation П» – фильм чисто мужской, женщины (актрисы Ренаты Литвинова, Амалия Гольданская и др.) в нем играют второстепенную роль, а традиционная любовная линия просто изъята. Да и насилие оставлено за кадром, хотя именно оно движет карьерой главного героя Вавилена Татарского (слияние имен писателя Аксенова и Ленина). Его превосходно воплотил актер Владимир Епифанцев, начинавший кинокарьеру в скандальном фильме Светланы Басковой «Зеленый слоник». Вместе с тем эстетский фильм будет интересен и рядовому зрителю, ибо количество остроумных анекдотов в нем зашкаливает, а динамичное развитие стебного сюжета дополняют нецензурные выражения. Возможно, их удалят в версии для широкого проката. Гуманитарий по образованию, Вавилен проделывает сложный путь от продавца в ларьке у чеченца до директора крупной рекламной фирмы. Он призван приспосабливать западные бренды политиков и бизнесменов к русской ментальности (братков и бывших красных директоров), используя крикливые слоганы типа «Я в весеннем лесу пью березовый «Спрайт». Русскую идею воплощают (и не всегда убедительно) как люди с улицы, так и креативные субъекты: от отшельника-буддиста Гиреева (слабая роль Сергея Шнурова) до бандита-государственника Вовчика (убедительная роль Сергея Тактарова). А начинает свою деятельность криэйтора Вавилен с помощью однокурсника Морковина (Андрей Фомин), который легко приспосабливается к быстро меняющейся российской действительности 90-х годов: от обстрела танками Белого дома до отставки правительства Кириенко, школьно исповедующего дианетические идеи зловещего Хаббарда. Режиссер-дебютант Виктор Гинзбург, проведший те баснословные годы в США, не слишком хорошо справляется с образами евразийцев, но убедителен в показе ослепительного мира рекламы и телевидения. Он тщательно переносит текст Пелевина на экран, не забывая при этом о пучке смыслов романа, которые нелегко воплотить в адекватных визуальных образах без нравоучительства и дидактизма. Он наследник творческой манеры режиссера Кена Рассела («Томми», «Измененные состояния»), который первым еще в 70-е символически отобразил наступление поп-культуры на классическую и зомбированность общества потребления модными брендами. В обществе, где голограммы эффектно заменяют живых политиков и затхлая культура предпочтительнее авангардной, от страшного до смешного всегда один шаг. А поэтому у Гинзбурга трагикомедия плавно переходит в трэш и обратно. А его громоздкая фреска нравов 90-х подтверждает, что ничто не меняется в этом, как говорил Андрей Платонов, «прекрасном и яростном мире».
КАРТИНА «Воды слонам!» с модным в женском сообществе актером Робертом Паттинсоном («Сумерки») ожидалась с нетерпением не только его юными фанатками. Ибо в ней впервые за 5 лет после «Оскара» за «Переступить черту» снялась любимица всей Америки Риз Уизерспун, а роль главного злодея досталась австрийцу Кристофу Вальцу, чья игра у Тарантино «В бесславных ублюдках» стала главной сенсацией кинематографического года.Если же учесть, что фильм режиссера Френсиса Лоуренса («Я – легенда») является вольной экранизацией одноименной романтической мелодрамы Сары Груэн, не покидавшей список бестселлеров 12 недель, то завышенные ожидания будут оправданы далеко не у всех. Но если не предъявлять к фильму особо повышенных требований, то можно признать, что получилась вполне сносная экранизация, далекая от тех слезливых мелодрам, которыми ныне потчует Голливуд весь мир.Ее действие разворачивается во времена Великой американской депрессии, в начале тридцатых. Выходец из Польши Якоб (Паттинсон) учится на ветеринара в престижном Корнеле.Однако, после того как его родители погибли в автокатастрофе, он вынужден бросить учебу и отправиться пешком по рельсам на заработки.Вспрыгнув на проходящий поезд, Якоб неожиданно попадает в блестящий внешне и суровый изнутри мир бродячих цирковых артистов. Владелец цирка Август (Вальц) поначалу глядит на новичка-чернорабочего с презрением, но, когда узнает, что тот учился на ветеринара, поручает ему уход за животными и приближает к себе.Но Якоба непреодолимо влечет к Марлене (Уизерспун), местной наезднице и единственной звезде труппы цирка Бензини. Когда-то ее еще ребенком нашел в сиротском доме харизматичный Август и стал обучать цирковому мастерству. Со временем она стала ему женой и главной приманкой для зрителей. Вальц блестяще играет не просто жестокого самодура и тирана, но человека, взвалившего на себя непосильную ношу владельца цирка и поэтому вынужденного быть жестоким с подчиненными и животными.Это ему нежная Марлена не может простить, и в возникшем любовном треугольнике она все больше склоняется на сторону молодого Якоба. Хотя костяк сюжета подозрительно схож с «Дорогой» Феллини, однако большинство фигурантов цирковой труппы показаны без особого романтического флера. Оказывается, бедняки не менее жестоки, чем хозяин и двое его оруженосцев: в критический момент, желая отомстить Августу за унижения, они выпускают диких зверей из клеток, что приводит к катастрофе.Еще раньше они же хотели сбросить Якоба с поезда, и лишь чудодейственное знание польского языка помогло герою спастись от верной смерти. Эпоха тридцатых показана в фильме без прикрас: животных кормят тухлым мясом с червями, а Август истязает до крови слониху Рози железным крюком. Эти «вкусные» подробности образуют мрачный фон, на котором постепенно разгорается любовь Марлены к благородному Якобу.Модный Паттинсон, сыгравший, кроме вампира, молодого Сальвадора Дали, выглядит довольно убедительно, но набор мимики его лица ограничен, и поэтому вряд ли его ждет славное актерское будущее. Но как герой-любовник он уже состоялся. Очаровательная Уизер спун, не прибегая к услугам дублеров, неожиданно демонстрирует незаурядные цирковые навыки: она умело гарцует на лошади, выполняет сложные трюки на трапеции и на слонихе.Режиссура Лоуренса – уверенная и солидная, но фильм вряд ли станет культовым, ибо ему не хватает эмоциональности и оригинальности, которые с избытком присутствовали в цирковых фильмах Феллини и Бергмана. Да и жанрово он получился каким-то размытым, излишне постмодернистским.Режиссер пытается сплавить воедино элементы триллера, мелодрамы, драмы и даже сказки, но это у него не всегда получается плодотворно.
НА ДНЯХ в Светлановском зале ММДМ прошел концерт блистательной джазовой певицы Ди Ди Бриджуотер (Дениз Гаррет). Ей аккомпанировал биг-бэнд Игоря Бутмана. Это уже третий за последние 10 лет приезд темпераментной певицы в Москву.Родившись в 1950 году в Мемфисе (США) в семье трубача и музыкального педагога, Дениз с детства восхищалась пением Эллы Фицджеральд, что позднее воплотилось в замечательный альбом Dear Ella. За него она получила аж две престижных «Грэмми» как лучшая джазовая вокалистка года. Но и до этого у нее было немало побед, особенно во Франции, куда она переехала с мужем в 1980 году. За участие в бродвейском мюзикле Wiz она получила театральную премию «Тони», первой из афроамериканок сыграла на французской сцене Салли в «Кабаре». Во Франции Бриджуотер вела телешоу с Шарлем Азнавуром и с успехом исполняла песни из репертуара Эдит Пиаф, Жака Бреля и других мастеров французского шансона.Ди Ди объездила десятки слаборазвитых стран в качестве посла ООН… по сельскому хозяйству и продовольствию. А ее малийский проект Red Earth, записанный в 2007 году в Париже, стал одновременно и культурным, и общественным событием.Основной массив песен в московском концерте составили номера из альбома Eleanora Fagan (1915–1959): To Billie With Love From Dee Dee, получившего в этом году «Грэмми» за лучший вокальный джазовый альбом.Уже первый выход артистки на сцену ММДМ вызвал шквал аплодисментов в зале.Сильный и гибкий голос, непринужденная манера держаться и мастерство артиста, превращающее каждый номер в праздник. Особенно впечатлило зрителей исполнение композиции Good morning heartache – любимой песни солистки. К Игорю Бутману Ди Ди обращалась с нежностью и даже однажды поцеловала в щечку. А его биг-бэнд, с которым она ранее уже выступала в России в 2002 и 2006 годах, назвала одним из лучших больших оркестров Европы.
НА ЭКРАНЫ Москвы вышла многострадальная экранизация культового романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», осуществленная режиссером Юрием Карой еще в 1994 году. Напомним: за 45 лет, прошедших с момента первого появления романа на родине автора, было осуществлено 9 экранизаций, но ни одна не смогла адекватно передать дух романа. Самая известная в России десятисерийная телеверсия Бортко страдала при всей ее дотошности ползучей реалистичностью, да и роли Иешуа (Сергей Безруков) и Пилата (Кирилл Лавров) не слишком получились. Даже такие крупные восточноевропейские режиссеры как Анджей Вайда и Александр Петрович не смогли создать запоминающиеся кинопроизведения, хотя Мимзи Фармер из картины югослава Петровича мне представляется лучшей Маргаритой. Символично, что Юрий Кара окончил ВГИК в 33 года (возраст Христа) и его первые три фильма (особенно «Воры в законе») относились к мейнстриму и имели хорошие сборы. Но конфликт режиссера с продюсером и наследниками Булгакова привел к тому, что лента легла на полку на 17 лет. Однако в кинопрокат вышел сокращенный двухчасовой вариант, полный (3 часа 20 мин.) покажут лишь по одному из каналов телевидения. Версия Кары знаменитого романа выполнена в жанре трагифарса с привлечением лучших российских актеров. Первая половина картины производит более приятное впечатление, чем вторая, в которой появляются ненужные сокращения и монтажные сбои. А лихорадочный и скомканный финал просто разочаровывает. Конечно, проказы свиты Воланда легче поддаются кинематографическому воплощению и больше подходят к динамичному, но поверхностному стилю режиссера. Кстати, зарождение любви между Маргаритой (Анастасия Вертинская) и Мастером (Виктор Раков) и вовсе не показано. Раков довольно убедителен в содержательных беседах с Бездомным в психушке, но в его роковую любовь к Маргарите как-то не верится. Ибо Вертинская просто провалила эту многоплановую роль. Она предстает заурядной мещанкой, любящей пококетничать и всласть похулиганить. Ее сцена пролета над Арбатом смотрится сейчас нелепо, а появление на балу у Воланда выглядит как очередная прихоть скучающей в одиночестве красотки. Обилие голых женских тел на балу не добавляет аутентичности фильму, а лишь отвлекает от философского смысла этой столь важной для Булгакова фантасмагории. И уж совсем странным представляется появление среди гостей Ленина и Дзержинского. Забавно, что статистам за обнаженку платили в 1993 году всего по 2 доллара в день. Видимо, поэтому эстетически они выглядят неказисто. Хотя в России обнаженную натуру и за эти 17 лет так и не научились снимать. Как это делал, например, француз польского происхождения Валериан Боровчик еще в семидесятые годы. В целом визуальный стиль Кары не отличается изысканностью, но он и не хуже, чем в реалистической до пошлости интерпретации Бортко. Но не все так уж плохо в картине Кары. Хорош начальный эпизод, в котором Воланд ведет на лавочке дискуссию с Бездомным и Берлиозом. Сергей Гармаш заражает всех бешеной энергетикой представителя пролетарской культуры, которая так была прозорливо ненавистна аристократичному (по духу) Михаилу Булгакову. Режиссер остроумно дополнил эту знаменитую сцену эпизодом уничтожения лика Христа. Смехом встречает публика и реплику якобы свихнувшегося Бездомного о том, что «в Кремле засела нечистая сила». Убедительно выглядят и библейские эпизоды. Михаил Ульянов в роли прокуратора Понтия Пилата солиден, груб и по-современному циничен. А Николай Бурляев не побоялся взяться за роль талмудического Христа по прозвищу Иешуа Га-Ноцри и преуспел: его Спаситель кроток и смиренен, а внешне кажется сошедшим с канонических икон Средневековья. Интересна и необычна трактовка образа Иуды (Игорь Верник), делающая акцент на эротической привлекательности этого дамского угодника. Воланд в исполнении Гафта далек от инфернальности, он получился каким-то нерешительным и богобоязненным. В нем нет значительности, а есть лишь философичность усталого еврея, считающего, «что москвичей испортил квартирный вопрос». Такое ощущение, что перед съемками фильма Гафт начитался трактатов датского философа Киркегора об иронии у Сократа. Ироничного Воланда удачно дополняют люди его свиты, среди которых особенно запоминается Коровьев в блестящей театральной интерпретации Александра Филиппенко. Фельетонная Москва тридцатых схвачена в ленте в целом верно, но она всего лишь фон для похождений центральных персонажей. И этой картиной Юрий Кара в очередной раз доказал, что он скорее талантливый сатирик, чем трагик и певец Любви. Похоже, что отсутствие крутых современных спецэффектов отпугнет некоторую часть молодой аудитории, зависимую от быстро меняющейся моды. Но если учесть не слишком большой бюджет картины (меньше 3 миллионов долларов в современном пересчете), то фильм вполне сгодится для однократного просмотра, но никогда не станет культовым.
В Московском театре оперетты прошла 24-я церемония вручения национальной кинематографической премии «Ника». Фаворитами нынешней церемонии по количеству наград оказались историческая драма «Край» Алексея Учителя и военный боевик «Брестская крепость» Александра Кота (призы за лучший звук, работу художника и костюмы). [b] Притча без слов[/b] Оба фильма получили по три награды, но награды «Края» оказались более престижными. Комедия Владимира Тумаева «Китайская бабушка» и «Овсянки», обласканные в Венеции, удостоились двух наград. Фаворит критики «Кочегар» не получил ни одной. Бессменный ведущий всех предыдущих церемоний «Ники» Юлий Гусман и на этот раз сохранил атмосферу веселого капустника и матчей «КВН», хотя многие его импровизированные шутки («Вы похожи на еврея, который увидел Гитлера») не отличались особым изяществом. Михаил Ефремов прочел провокационное послание Дмитрия Быкова кинематографистам – в стихах. Его стенания продолжил президент Российской академии кинематографических искусств «Ника» Алексей Баталов. Но закончил он на мажорной ноте: кинематографисты продолжают снимать новые фильмы, и среди них все-таки появляются талантливые новички. Кстати, победителем в номинации «открытие года» стал режиссер Дмитрий Мамулия, философ по образованию, снявший почти без слов притчу «Другое небо» о затерявшемся в Москве гастарбайтере. [b]Опять «Гадкий утенок»[/b] Документальный фильм «Мой доктор Лиза» замечательного режиссера Тофика Шахвердиева был удостоен «Ники» первым – и заслуженно. А вот присуждение уже 5-й «Ники» Гарри Бардину за анимационную ленту «Гадкий утенок», выполненную в пластилиновой технике, удивило даже самого маститого режиссера. Бардин извинился перед другими претендентами, поблагодарив Андерсена, Чайковского, и заявил, что в дальнейшем свои работы выставлять он не намерен. С удивлением многие встретили присуждение призов за лучшие женские роли (первого и второго плана) актрисам фильма «Китайская бабушка»: Нине Руслановой (это уже ее четвертая «Ника») и Ирине Муравьевой. Хотя они смачно сыграли в этом камерном водевиле, сам фильм Тумаева не вызвал большого интереса у публики. А вот победы Владимира Машкова («Край») и Евгения Миронова («Утомленные солнцем-2: Предстояние») в аналогичных номинациях у мужчин легко прогнозировались. [b]Где российское кино?[/b] Резидент «Комеди Клаба» Семен Слепаков ничем не порадовал. Его песня-загадка «Где российское кино?» была наполнена банальными сентенциями о бедственном положении российского кинематографа и не стала судьбоносной, как и его пошловатая картина «Наша Russia. Яйца судьбы». Две премии получил фильм «Овсянки» о своеобразных обычаях вымышленного северного народа меря: за сценарий (Денис Осокин) и музыку (Андрей Карасев). Композитор Алексей Журбин в интервью «ВМ» отметил, что в этом году его не потрясла музыка к фильмам, но фольклорная музыка Карасева, пожалуй, лучшая. Его же собственный кинофаворит «Кочегар», увы, так и не получил в итоге ни одной «Ники». [b] Все тем же летом[/b] Лучшим игровым фильмом предсказуемо была названа картина Алексея Учителя «Край», выдвигавшаяся от России на «Оскар», но не попавшая даже в пятерку номинантов. Лучшим оператором академики признали прославленного Юрия Клименко, работавшего над этой картиной в тяжелых условиях тайги. Лучшим режиссером назван создатель фильма «Как я провел этим летом» Алексей Попогребский. Лучшим фильмом стран СНГ и Балтии признана картина «Глазами призрака» (Азербайджан–Франция) режиссера Рустама Ибрагимбекова, прославленного сценариста фильмов Никиты Михалкова. Эта любовная картина, как отметил режиссер в интервью «ВМ», «лишена социальной проблематики» – в отличие от тех двух лент, что он снимал как режиссер в постсоветские годы в Азербайджане. [b] Приз за приземление[/b] Специальный приз для операторов, снимавших приземление Юрия Гагарина, достался ветерану-документалисту Махмуду Рафикову. Он отметил, что оператор хроники не имеет права на дубль и, следовательно, на ошибку. …Увы, церемония проходила в таком душном зале, что многим становилось дурно. Так, режиссера Галину Волчек пришлось даже выводить (с помощью Леонида Якубовича) на свежий воздух, а те, кто не запасся веером, обмахивались толстенными программками. Премию «честь и достоинство» на этот раз получил всеми любимый актер Сергей Юрский. И он почти сразу начал зачитывать собственное стихотворение, посвященное фильму Феллини «8 1/2», а потом вскинул руку в победном жесте, доказав, что он по-прежнему молод душой. Как справедливо заметил в кулуарах церемонии Иван Охлобыстин, жизнь большинства творцов является лишь вариацией на темы, возникшие еще в детстве.
НА ПРЕМЬЕРУ фильма Миндадзе «В субботу» звезды пришли изрядно перепуганными. Их состояние было понятно. Фильм ведь о Чернобыле, а сейчас в Японии такое творится! Правда, лента Миндадзе, недавно удостоенная сразу нескольких премий на фестивале «Дух огня» в Ханты-Мансийске, – не совсем о чернобыльской трагедии. Фильм рассказывает о событиях в украинском городе Припять в роковой день 26 апреля 1986 г., когда случилась авария на Чернобыльской АЭС. Главный герой драмы Валерий Кабыш (актер Антон Шагин – Мэл в «Стилягах») одним из первых узнает о случившейся трагедии, так как работает инструктором в райкоме. Но он так же, как и его малосимпатичный шеф, с трудом осмысливает произошедшее. Прихватив подружку Веру (яркая роль Светланы Смирновой-Марцинкевич), которая не вовремя сломала каблук, он опаздывает на последний поезд и оказывается на свадьбе своего одноклассника. 24 часа после взрыва проходят в судорожном веселье… Понятное дело, особый труд и эмоциональное напряжение – смотреть такое сегодня, на фоне призрака ядерной катастрофы на Японских островах. Тем не менее на премьеру в модный столичный кинотеатр пришло немало звездной публики. Среди знаменитых гостей были замечены не только единомышленники Миндадзе (к примеру, режиссер Андрей Эшпай, снявший недавно по его сценарию блестящий фильм-притчу «Миннесота»), но и такие далекие от него по стилю мастера отечественной режиссуры, как Алексей Учитель и Владимир Хотиненко. А продюсер Сэм Клебанов рассказал корреспонденту «ВМ», что он с радостью и оптимизмом взялся за прокат этой незаурядной ленты силами своей международной кинокомпании. Актеры Ирина Рахманова и Игорь Золотовицкий посетовали на то, что им ни разу не удалось сняться в картинах Миндадзе, а от этого премьерного показа они ждут бескомпромиссного взгляда на новейшую русскую историю. А вот Сергей Гармаш и телеведущая-художница Александра Вертинская скромно отказались от каких-либо комментариев. Молодые актрисы Екатерина Вуличенко и Алиса Хазанова, знающие о Чернобыле лишь понаслышке, кокетливо позировали фотографам в фойе и попивали шампанское. Участники презентации мрачно шутили: мол, именно оно хорошо как профилактика против радиации. Кто-то не менее грустно сострил, что от просмотра этой картины «во рту появляется металлический вкус»… Меж тем Алиса, посерьезнев, вспомнила: не так давно она участвовала в создании мистической ленты об ученых «977», где тоже звучала тема возможных технологических катаклизмов. По залу же носился тревожный шепоток: действительность, увы, подчас бывает гораздо более трагична, чем могут придумать самые изощренные сценаристы. И это правда.
Как известно, на прошлой неделе президент России Дмитрий Медведев, прилетев в Рим, принял участие в открытии выставки «Александр Дейнека: советский путь к модернизму». Эта выставка дала старт Году российской культуры и языка в Италии. У нас же Год итальянской культуры и языка в России открылся II Фестивалем итальянского кино «Венеция-Москва», который пройдет с 18 по 22 февраля в Москве и на котором будут показаны 8 новых лент. Он проводится при поддержке Посольства Италии и Итальянского института культуры, а также Дирекции итальянского МКФ в Венеции. Фестиваль открылся восемнадцатого февраля в старейшем московском кинотеатре «Художественный». На открытие приехала представительная делегация из Италии, возглавляемая Марко Мюллером-директором Венецианского кинофестиваля, старейшего кинофестиваля в мире. Между итальянским и отечественным кино существуют давние связи. Ещё в 1934 году советский фильм «Весёлые ребята» получил премии за режиссуру и музыку на втором МКФ в Венеции. С тех пор много воды утекло. Возникший в сороковые годы итальянский неореализм оказал заметное влияние на послевоенную отечественную кинопродукцию, хотя сами итальянцы родоначальником неореализма называли режиссера Марка Донского, снявшего в этой стилистике трилогию по произведениям Максима Горького. Когда лента Андрея Тарковского «Иваново детство» получила в 1962 году приз «Золотой лев» в Венеции, то молодой триумфатор среди своих любимых учителей неизменно называл Федерико Феллини. Теория некоммуникабельности, художественно разработанная в лентах Микеланджело Антониони, творчески была переосмыслена Марленом Хуциевым в его картинах 60-х годов: «Застава Ильича» и «Июльский дождь». А уже в 2003 году режиссер Андрей Звягинцев за фильм «Возвращение»  получил двух «золотых львов»  на очередном МКФ в Венеции. К сожалению в 21 веке фестивали итальянского кино в России проводились нерегулярно, а фестиваль дебютов Nice не всегда мог похвалиться качеством своих представленных работ. Но в 2010 году был успешно проведен первый фестиваль «Венеция-Москва», который показал, что итальянское кино постепенно преодолевает творческий кризис, который произошел на рубеже 90-х годов. Восемь представленных фильмов познакомят с новыми работами  как признанных мастеров, так и представителей молодого поколения. Он открылся выступлением Адриано Дель Аста,  советника по культуре Посольства Италии в Москве.  В своей прочувственной речи он, изящно оперируя цитатами из Бабеля и Пастернака, посетовал на то, «что современное кино все реже погружает зрителя в мечту, которая ничего общего не имеет с бегством от реальности, а лишь открывает сердцам и умам новые горизонты, раскрывает суть вещей и явлений». Недаром «магический реализм» Феллини, Феррери, Висконти   так любим в России. И, хотя вершина достижений итальянского кино пришлась на 60-70-е годы –время возрождения страны,  отказа от тоталитарного прошлого,   в том духовном кризисе, в который ныне впала Европа, возможно появление ростков Великого будущего. «И пусть сейчас современные европейцы чаще всего довольствуются благополучием и безопасностью, они всё-таки не столь значимы для прогресса, как стремления человеческих сердец к обновления и воплощению своих сокровенных желаний и мечтаний. Нам просто необходимо мечтать о  большем, чтобы не разочароваться в малом». Классик итальянской литературы Чезаре Павезе,  эпиграф из которого украшает одно из лучших стихотворений Иосифа Бродского, писал: «Человек ищет в удовольствиях бесконечность, и никто не в силах отказаться от надежды достичь этой бесконечности». «Современники же часто довольствуются парой тапочек вместо мечты о хрустальных туфельках Золушки. А между тем малые блага у нас отнимают: разные кризисы, терроризм, утекающее время и… Смерть.    Кинематограф позволяет нам на время завладеть хрустальной туфелькой, а Венеция-это идеальное место для погружения в грёзы», -провозгласил советник.  Ей восхищались и Николай Гоголь  и Иосиф Бродский. Неслучайно и то, что город на Неве, заложенный Петром I, с годами стали называть «Северной Венецией». А то, как сурова зима в Москве на своей шкуре почувствовали режиссеры Саверио Констанца, Роберта Торре, Паскуале Шимеке и  молодая восходящая звезда Альба Рорвахер , прибывшие на открытие прямо из самолёта и не успевшие даже толком переодеться в парадную одежду. Худенькая  Альба мастерски сыграла хромоножку в фильме открытия «Одиночество простых чисел». Эта оригинальная лента о трудностях коммуникации двух ярких индивидов имела большой успех  в прокате Италии, благодаря хорошей звуковой дорожке и отменному визуальному ряду, напоминающему стиль знаменитого грека Тео Ангелопулоса. По сборам она уступила лишь традиционно успешным комедиям.   Когда-то великий режиссер Лукино Висконти использовал в романтическом шедевре «Смерть в Венеции» (1971) образ  Венеции как метафору умирания аристократической красоты, но оказывается  красота Венеции  бессмертна.  Её особенное очарование продолжает вдохновлять и  художников 21 века. Церемонию открытия посетил режиссер Алексей Герман мл, обязанный своей славой именно МКФ в Венеции,  представители чиновничества и прессы. В вестибюле «Художественного» гости могли познакомиться с фотовыставкой «Путешествие в Италию.На съемочных площадках.1960- 1989. ». Фестиваль фильмов и мастер-классы пройдут также в кинотеатре «Пионер».
В РАМКАХ фестиваля прошла бурная дискуссия о путях возможной колоризации черно-белых фильмов. Напомним: по заказу влиятельного Первого канала «раскрашены» были «Золушка», «Веселые ребята» и др. В Столбах показали рабочий вариант колоризации «Весны на Заречной улице» (1956), осуществленный при участии режиссера Марлена Хуциева фирмой «Крупный план».Этот фильм был снят в период так называемой оттепели, но еще до начала судьбоносного XX съезда. Поэтому голова главной героини Тани, учительницы в школе рабочей молодежи, по-прежнему забита сталинскими догмами, но под влиянием передового сталевара с повадками крутого мачо (Николай Рыбников) она постепенно начинает перерождаться.Катализатором такого изменения сознания становится посещение ею горячего цеха. Плавка металла снята столь экспрессивно и спектакулярно, что она выметает из сознания героини остатки прежних смыслов. Недаром именно в советскую эпоху родился двусмысленный афоризм «наша сила в плавках».Интересной иллюстрацией нравов тоталитарной сталинской эпохи стала картина «На путях» (1940) с участием Николая Крючкова и Василия Ванина. В ней только «божественное» вмешательство большого начальника предохраняет дочку героя от смерти, а отрицательный герой предстает бюрократом с внешностью и манерами опального Николая Бухарина. Неожиданно сюрреалистично смотрится и антифашистская короткометражка «Стебельков в небесах» (1941) с Марком Бернесом, некогда положенная предусмотрительно властями «на полку» за излишнюю усложненность формы. А вот чешская комедия «Человек с множеством лиц» (1948) с молодым Аркадием Райкиным откровенно разочаровала банальными драматургическими ходами.Радостной сенсацией стал показ фрагментов фильма «Мой сын» (1928), найденных недавно в аргентинском архиве, с участием полузабытой в СССР красавицы-актрисы Анны Стэн. Три первых фильма режиссера Евгения Червякова были утрачены в годы войны, а сам он погиб еще в 1941 году. А между тем его немыми лентами восхищались современники, среди которых был даже Александр Довженко.Странным решением организаторов показалось представление великого итальянского композитора Нино Рота (в связи с его столетием) с использованием анимационного фильма Андрея Хржановского «Лев с седой бородой» (1994). А вот чешский ветеран Отакар Вавра продолжает и ныне здравствовать, несмотря на свой столетний возраст. В его исторической ленте «Молот для колдуний» (1969) эзоповым языком передана душная атмосфера доносительства, воцарившаяся в чехословацком обществе после оккупации страны войсками Варшавского пакта.Знаменитый создатель революционного гангстерского фильма «Бонни и Клайд» (1967) Артур Пенн был представлен в связи с его недавней кончиной дебютной лентой «Оружие для левши» (1958). Внешне упакованная в классический жанр вестерна, эта картина в финале поднимается до высот религиозной притчи.По-новому переосмысливая миф о героях дальнего Запада: Пэте Гаррете и Билли-Киде (великий актер Пол Ньюман), она наводит на размышления о вечных категориях: вине и ответственности за совершенные преступления, за бесплодно прожитую жизнь. Философскими мыслями Декарта наполнена и «моральная история», рассказанная в ленте «Моя ночь у Мод» (1969) одного из столпов французской «новой волны» Эрика Ромера (1920–2010). Эта черно-белая лента выгодно отличается от его более поздних работ лаконичностью и визуальной чистотой.Однако главным событием юбилейного фестиваля стал показ звукового шедевра французского режиссера Абеля Ганса «Наполеон Бонапарт» (1935). Образ Наполеона всегда привлекал не только писателей, но и кинематографистов. На сегодняшний момент о нем снято около 200 фильмов, больше, чем об Иисусе и Дракуле. Его играли такие значительные актеры, как Род Стайгер, Владислав Стржельчик, Пьер Монди, Арман Ассанти, Херберт Лом, а ныне собирается сыграть в картине Патриса Шеро сам Аль Пачино.Но и интерпретация этой грандиозной роли Альбером Дьедонне в многочисленных версиях Абеля Ганса (от немой версии 1927 года до самой полной, выпущенной продюсером Кевином Броунлоу в 1981 году с музыкой Кармине Коппола, брата Фрэнсиса Форда Копполы) заслуживает пристального внимания. В версии 35-го года император предстает двуликим Янусом: то исступленным романтичным мечтателем, пишущим любовные письма своей будущей жене Жозефине (Джина Манес) и одобряющим революционные эксцессы, то безжалостной марионеткой, зомбированной восставшими нищими массами.Пассионарные массы в фильмах Ганса определяют поступки будущего императора, но именно он становится тем политиком, который смирил бешеную кобылицу французской революции. В фильме он, как демиург, повелевает стихиями и гасит пожар революции, а заодно и сопутствующий ему невиданный доселе террор. В одной из центральных сцен мы видим, как волнообразное бурление революционных потоков в Конвенте сопоставляется с бурей, заставшей лодку Наполеона в море при отчаянном бегстве с Корсики.Технически Абель Ганс намного опередил свое время: он мастерски использовал полиэкран, движения субъективной камеры, наложения разных изображений одно на другое. Его актеры (даже второстепенные) гениально передают всю гамму противоречивых чувств, бушующих в сердцах их страстных героев. Его использованию быстрого монтажа могут позавидовать даже современные клипмейкеры.В этой исторической фреске хороши и статуарные образы проклятых вождей революции: Марата (создатель театра жестокости актер Антонен Арто), Дантона и Робеспьера (Ван Даэль). Но самым главным достижением Абеля Ганса стало вовлечение зрителей в гущу событий, становящихся невольно его соучастниками. И на это стоило потратить по тем временам гигантскую сумму в 18 миллионов франков, в которую обошелся первый вариант съемок этого шедевра.Сам Ганс снялся в роли Сен-Жюста – одной из первых жертв Великой французской революции, а это вызвало недовольство Бунюэля и ряда историков, несогласных с его трактовкой образа.
Подведем кратко его творческие итоги. В рамках фестиваля прошла бурная дискуссия о путях возможной колоризации черно-белых фильмов. По заказу влиятельного Первого канала  ей ранее были подвергнуты такие фильмы как «Золушка», «Веселые ребята» и др. На этот раз был показан рабочий вариант колоризации «Весны на заречной улице» (1956), осуществленный при участии режиссера Марлена Хуциева фирмой «Крупный план». Этот важный социальный фильм  был снят в период так называемой «оттепели», но ещё до начала судьбоносного XX съезда. Поэтому голова главной героини Тани, фригидной учительницы в школе рабочей молодежи, по-прежнему забита сталинскими догмами, но под влиянием передового сталевара с повадками крутого мачо (Николай Рыбников) она постепенно начинает перерождаться. Катализатором такого изменения сознания становится посещение ею горячего цеха, в атрибутах цветового оформления которого просматриваются фаллические символы и намеки на возможный будущий оргазм  нашей героини, до этого бесполой. Плавка металла снята столь экспрессивно и спектакулярно, что она выметает из сознания героини остатки прежних смыслов. Недаром именно в советскую эпоху родился двусмысленный афоризм «наша сила в плавках».  Оказывается,  игра с цветом - это далеко не безобидное занятие, а  воздействие огневого шквала на смятенную героиню в новой версии сравнимо с шоковым эффектом просветления (сатори) героя в знаменитом рассказе Джерома Д.Сэлинджера «Голубой период Домье-Смита». Интересной  иллюстрацией нравов тоталитарной сталинской эпохи  стала картина «На путях» (1940) с участием Николая Крючкова и Василия Ванина. В ней только «божественное» вмешательство большого начальника предохраняет дочку героя от смерти, а отрицательный герой предстает бюрократом с  внешностью и манерами опального  Николая Бухарина. Неожиданно сюрреалистично смотрится и антифашистская короткометражка «Стебельков в небесах» (1941) с Марком Бернесом, некогда положенная предусмотрительно властями «на полку» за излишнюю усложненность формы. А вот чешская комедия «Человек с множеством лиц» (1948) с молодым Аркадием Райкиным откровенно разочаровала банальными драматургическими ходами.  Радостной сенсацией стал показ фрагментов фильма «Мой сын» (1928), найденных недавно в аргентинском архиве,  с участием полузабытой в СССР красавицы-актрисы Анны Стэн. Три первых фильма режиссера этого фильма Евгения Червякова были утрачены в годы войны, а сам он погиб ещё в 1941 году. А между тем его немыми лентами восхищались современники, среди которых был даже Александр Довженко. Российскому немому кино посвящен монтажный документальный видеофильм режиссера Ивана Твердовского «Из записок тапера» (2011), вызвавший у первых его зрителей смешанные эмоции и неоднозначные оценки. Странным решением организаторов показалось представление великого итальянского композитора Нино Рота (в связи с его столетием) с использованием анимационного фильма Андрея Хржановского «Лев с седой бородой» (1994). А вот чешский ветеран Отакар Вавра продолжает и ныне здравствовать, несмотря на свой столетний возраст. В его исторической ленте «Молот для колдуний» (1969) эзоповым языком передана душная атмосфера доносительства, воцарившаяся в чехословацком обществе после оккупации страны войсками Варшавского пакта. Как профанация идей романа «Три товарища» Эриха Ремарка  смотрится экранизация, осуществленная в Голливуде в 1938 году режиссером Фрэнком Борзеджом,  с привлечением красавчика Роберта Тейлора и бесцветной голливудской красотки Маргарет Салливан.  Знаменитый создатель революционного гангстерского фильма «Бонни и Клайд» (1967), Артур Пенн был представлен в связи с его недавней кончиной дебютной лентой «Оружие для левши» (1958) - победителем МКФ в Брюсселе. О себе Пенн недавно выразился так: «Мы были надменны, уверенны в себе и оригинальны, но наши герои были обречены как принц Гамлет».  Внешне упакованная в классический жанр «вестерна», эта картина в финале поднимается до высот религиозной притчи. По-новому переосмысливая миф о героях Дальнего Запада: Пэте Гаррете и Билли-Киде (великий актер Пол Ньюман ), она наводит на размышления о вечных категориях: вине и ответственности за совершенные преступления, за бесплодно прожитую жизнь. Философскими мыслями Декарта наполнена и «моральная история», рассказанная в ленте «Моя ночь у Мод» (1969) одного из столпов французской «новой волны» Эрика Ромера (1920-2010). Эта черно-белая лента выгодно отличается от его более поздних работ (а он успешно творил до самой смерти) лаконичностью и визуальной чистотой. Однако главным событием юбилейного фестиваля стала демонстрация звукового шедевра французского режиссера Абеля Ганса «Наполеон Бонапарт» (1935). Образ Наполеона всегда привлекал не только писателей, но и кинематографистов. Так, в библиотеке знаменитого режиссера Стэнли Кубрика, которую он собирал 30 лет – и  мечтал сам, наконец,  поставить фильм о Наполеоне -  содержится аж 18 тысяч книг. На сегодняшний момент о нём снято около 200 фильмов, больше чем об Иисусе и Дракуле. Его играли такие значительные актеры, как Род Стайгер, Владислав Стржельчик, Пьер Монди, Арман Ассанти, Херберт Лом,  а ныне собирается сыграть в картине Патриса Шеро сам Ал Пачино.  Но и интерпретация этой грандиозной роли Альбером Дьедонне в многочисленных версиях Абеля Ганса (от немой версии 1927 года до самой полной, выпущенной  продюсером  Кевином Броунлоу в 1981 году с музыкой Кармине Коппола, брата Фрэнсиса Форда Копполы) заслуживает пристального  внимания. В версии 35-го года  император предстает двуликим Янусом: то исступленным романтичным мечтателем, пишущим любовные письма своей будущей жене Жозефине (Джина Манес) и одобряющим революционные эксцессы, а то безжалостной марионеткой, големом, зомбированным  восставшими нищими массами. Может быть, именно просмотр фильмов Абеля Ганса вдохновил Льва Гумилева на создание теории пассионарности народов в истории. Пассионарные массы в фильмах Ганса определяют  поступки будущего императора, но именно он становится тем политиком, который смирил бешеную кобылицу французской революции. В фильме он, как демиург, повелевает стихиями и гасит революционный пожар революции, а заодно и сопутствующий ему невиданный доселе террор. В одной из центральных сцен мы видим, как волнообразное бурление революционных потоков в Конвенте сопоставляется с бурей, заставшей лодку Наполеона в море при отчаянном бегстве с Корсики. В этой сцене режиссер  вдохновлялся романом Виктора Гюго «93-й год» и, возможно, именно поэтому его называли единственным наследником его немеркнущей славы.  Технически Абель Ганс намного опередил своё время: он мастерски использовал полиэкран, движения субъективной камеры, наложения разных изображений одно на другое. Его актеры (даже второстепенные) гениально передают всю гамму противоречивых чувств, бушующих в сердцах их страстных героев. Его использованию быстрого монтажа могут позавидовать даже современные клипмейкеры. В этой исторической фреске хороши и статуарные образы проклятых вождей революции: Марата (создатель театра жестокости, актер Антонен Арто), Дантона и  Робеспьера (Ван Даэль). Но самым главным достижением Абеля Ганса стало вовлечение зрителей в гущу событий, становящихся невольно его соучастниками. И на это стоило потратить по тем временам гигантскую сумму в 18 миллионов франков, в которую обошелся первый вариант съемок этого шедевра. Сам Ганс снялся в роли Сен-Жюста - одной из первых жертв Великой французской революции, а это вызвало недовольство Бунюэля и ряда историков, несогласных с трактовкой его образа.            
В течение недели в московском кинотеатре "Художественный" проходил самый крупный в России кинофестиваль авторского документального кино «Артдокфест». Его итоги были подведены 11 декабря. Всего было показано 94 фильма из 12 стран, 114 сеансов посетили 20 тысяч человек.  Однако  авторское  документальное кино по-прежнему мало востребовано ведущими телевизионными каналами, а в 2010 году в российском кинопрокате вообще не оказалось отечественных документальных лент. Тревожно и то, что сократилось присутствие  российских картин на международных фестивалях, а финансирование документального кино  Министерством культуры остается  мизерным. Бюджетная бедность естественно сказывается и на качестве показанных лент. Многие из них снимались годами, а самые масштабные проекты не могли осуществиться без участия денежных влияний зарубежных компаний. Как обычно, на «Артдокфесте» было мало лент с позитивным настроем, мало фильмов про интеллектуалов и замечательных людей. Преобладали фильмы про заурядных людей и маргиналов. Председатель жюри Сергей Соловьев в своей «тронной речи» чистосердечно признался, что фильмы фестиваля помогли ему по-новому взглянуть на жизнь современной России, которая, оказывается, не сводится только к мегаполисам. В итоге жюри присудило Гран-при фильму «Outro» (с латинского «конец») режиссера Юлии Панасенко. Фильм пропитан состраданием к людям. Героине осталось всего несколько недель жизни, но она не теряет человеческое достоинство. Режиссер сформулировал на церемонии награждения своё кредо: «Не бойтесь любить, учитесь прощать и не  пугайтесь смерти». Гуманизм отличает и ленту «Трамвайный проспект», признанную лучшим короткометражным фильмом,  режиссера-дебютанта Софии Гевейлер. С первых кадров зрители погружаются с головой в тягучую атмосферу приюта для несовершеннолетних мам, которые ещё недавно были сами воспитанницами детских домов. А вот Приз за лучший полнометражный фильм заслуженно достался картине датского режиссера Бориса Бертрама «Танкоград». В ней молодые участники танцевального коллектива пытаются жить, не оглядываясь на прошлое. Но это непросто, ибо Челябинская область по-прежнему остается одним из самых экологически грязных мест на Земле, а большинство детей в ней продолжают рождаться с генетическими дефектами. Из  других фильмов конкурса следует выделить мрачный опус «Водочный завод» польского режиссера Ежи Сладковского. Героини этого фильма тупо работают на заводском конвейере, но не теряют надежды выбиться в люди. Для первой из них это бегство в Москву, чтобы сделать артистическую карьеру, для второй - закончить вечерний институт, а для третьей - стабильное семейное счастье и куча любовников. А  вот взгляд немецкого режиссера Ули Гаульке на своих героинь-таксисток в динамичной до попсовости ленте «Розовое такси» более благостный и взвешенный. Хотя и в этих немолодых женщинах-одиночках в отдельные моменты проступают звериные оскалы дикого капитализма. Режиссер Александр Белобоков в своем творчестве («Фрагменты интимной жизни Натальи Расстригиной») принял эстафету у знаменитой короткометражки «Жила-была Зина». Его взгляд обращен в прошлое, он пытается в череде портретов обитателей одного застолья «времен застоя» (1975 год) отыскать некую истину, ускользнувшую от него почему-то тогда. Его медитативное кино завораживает, но не анализирует. Эпатажный режиссер Андрей Грязев в картине «День шахтёра» продолжает историю злоключений героя, начатую ещё в  триумфаторе прошлогоднего «артдокфеста»- фильме «Саня и Воробей». На этом фоне французский священник, сменивший католичество на православие в ленте с ироническим названием «Марш энтузиастов», кажется белой вороной и невольным объектом государственных идеологических манипуляций. Увы, не стал событием и фильм режиссера Георгия Параджанова «Прiма», посвященный украинской художнице-примитивистке Марии Примаченко. Её оригинальные работы как-то потонули в серых кадрах «великой эпохи», о которой проникновенно писал ещё одиозный Эдуард Лимонов.     Внеконкурсная программа наравне с признанными шедеврами («Пляжи Аньес», «Видеократия», «Мать» и др.) содержала немало интересных новинок. Так в замечательной ленте «Конкуренты-вундеркинды России 2» режиссера Ирены Лангеман прослеживается судьба четырех пианистов, начинавших как дети-вундеркинды, но столкнувшихся в зрелом возрасте с  элементарной невостребованностью и несправедливостью оценок жюри. Фильм о кризисе восприятия классического искусства, ведь даже в Германии фильмы о классической музыке ныне мало востребованы телевидением. Худшим сторонам российской ментальности посвящен сатирический фильм «Болото», поставленный  бывшей ведущей канала культура Ириной Васильевой. Парадоксально, но центром этого «веселого» фильма стал костромской памятник Ивану Сусанину. А его двойник, который водит по знаменитым тропам экскурсии, состоящие, как правило, из жизнерадостных обывателей и культурных отморозков, непринужденно делится со зрителем о наболевшем. В ретроспективной программе режиссера Томаса Бальмеса особенно порадовал фильм «Страховый случай», посвященный американским бизнесменам, наживающихся на чужом горе. В целом уровень показанных фильмов был как никогда высок, а сами фильмы отличались жанровым разнообразием.      
В кинотеатре «Художественный» прошла одиннадцатая церемония вручения премии «Лавровая ветвь», отмечающая ежегодные достижения в области документального кино. Почётную «Лавровую ветвь» за вклад в кинолетопись  получил режиссер Игорь Шадхан, постановщик первого реалити-шоу в СССР « Контрольная для взрослых» и лауреат «Тэфи» за фильм о Чечне «Черный огонь». Лучшим кинофильмом признана работа режиссера Андрея Загданского «Мой отец Евгений». В ней рассказ о работах отца-кинодокументалиста со студии «Киевнаучфильм» перемежается цитатами из писем отца к сыну, уехавшему в 1992 году в США, и кадрами мировой кинохроники за 80 лет.   Лучшим просветительским фильмом стала двухсерийная кратина продюсера Леонида Парфенова «Зворыкин. Муромец» об отце телевидения. Лучшим сериалом признана работа Александра Сокурова «Читаем Блокадную книгу». Среди дебютантов был отмечен украинский режиссер Максим Васянович за ленту «Мама умерла в субботу на кухне…». Лучшим оператором был назван Алексей Горбатов за ленту «Плотогоны». Лучший короткометражный фильм - «Читая Чевенгур» маститого режиссера Владимира Герчикова. А приз за лучший полнометражный телевизионный фильм достался Андрею Зайцеву за картину «Виктор Астафьев. Весёлый солдат». В ней  писатель-деревенщик поведал всю жестокую правду о войне, которую он прошёл солдатом. Эдуард Сагалаев вновь разделил свою личную премию за лучший арт-фильм между двумя работами «День шахтера» Андрея Грязева и «Ждем, надеемся, не верим» Михаила Павлова. Каждый из победителей получил по 2,5 тысячи долларов.                     
«ПЕСТРЫЕ СУМЕРКИ» неожиданно для многих (похоже, и для самой актрисы) оказались режиссерским дебютом Гурченко. Напомним: первым идею снять фильм с участием актрисы, практически не снимавшейся в кино почти двадцать лет, подал Михаил Швыдкой, и он же предложил его финансировать.Но пока звезда и сценарист Олег Антонов совершенствовали свой оригинальный замысел – рассказать о двух одиночествах – некогда великой артистке и слепом юном музыканте – много воды утекло. И в нашей огромной стране так и не нашлось режиссеров, способных взяться за съемки столь необычного мюзикла.Эту ношу вынуждены были нести Гурченко и оператор Дмитрий Коробкин.В результате получился авторский фильм-исповедь: искренний, но во многом несовершенный. А если учесть, что в середине съемок и Коробкин ее покинул, отправившись по контракту снимать «Ярослава», и все тяготы по монтажу картины легли на Гурченко, то в очередной раз проникаешься к ней невольной симпатией и уважением. Она не бросила коллектив, а взяла ответственность на себя, понимая степень ответственности.О прототипе главного героя фильма (слепом музыканте Олеге Аккуратове) один профессор консерватории сказал, что такие гении рождаются раз в сто лет. Однако теперь ему уже 20 лет, а он оказался востребованным лишь в провинции. Поэтому отъезд героя в финале фильма на музыкальный фестиваль в Торонто его прототипу может только присниться в сладком сне. Ведь в России гении не в чести.Так, номер с его исполнением (а он блестяще играет и классику, и джаз) был благополучно вырезан из фильма, снятого на деньги НТВ под патронажем Чулпан Хаматовой. Да и актер Дмитрий Кубасов не слишком справился с ролью слепого вундеркинда. Ему трудно тягаться со знаменитым мэтром Владимиром Ильиным, создавшим искрометный, хотя и противоречивый образ лабуха и рубахи-парня.…Когда-то Фридрих Ницше написал о сумерках кумиров, но у артистов они часто оказываются пестрыми.Бравурные песни, звучащие в фильме и сочиненные Людмилой Марковной, совсем не похожи на реквием по неоткрытым талантам. Ибо в ее искусстве всегда остается место надежде.
Конкурсная программа  первого международного фестиваля современного кино «2-in-1», завершившегося на днях в Москве,  была  разнообразной и качественной. Поэтому присуждение Гран-при сербскому фильму «Красный холм»  жюри под председательством актрисы Керри Фокс было встречено прессой с определенным недоумением. Эта скромная лента про юных скейтбордистов  снята в стилистике  фильма «Параноид парк» Гаса Ван Сэнта, но заметно уступает ему в мастерстве. Но похоже, что  члены жюри оказались мало знакомыми с прототипом и поэтому попали под обаяние этой непритязательной ленты (кстати получившей приз ещё и в номинации « История»). Между тем в конкурсе присутствовала блестящая лента «Сетка для комаров» испанского режиссера Агусти Вила, завоевавшая этим летом Гран-при на МКФ в Карловых варах. Снятая в славных традициях испанского черного юмора, она повествует о странной семейке, живущей в просторном доме, который пятнадцатилетний аутист Луис (привет великому сюрреалисту Луису Бунюэлю) заполняет разной живностью. Режиссер мастерски смешивает разные жанры и иронично насмехается над расхожими представлениями обывателей о природе насилия. Гротескная картина в итоге получила лишь  утешительный приз от жюри блоггеров. Мощное впечатление произвела и кафкианская копродукция «Пал Адриенн», снятая  венгерским режиссером  Агнеш Кочиш в репортажной манере. Вначале этой элегической картины о смерти  толстуха-медсестра Пирошка (Эва Габор) немеренно поглощает на дежурстве пирожные и  равнодушно взирает на мерцающие кардиограммы умирающих стариков. Но бесплодные поиски  мифической подруги детства Адриенн вносят в её размеренную и туповатую жизнь новые смыслы и, как следствие,  она по-новому начинает смотреть на себя и на окружающих. Актриса Эва Габор заслуженно была отмечена представительным жюри, но сам фильм к сожалению наград не получил. Противоречивые эмоции вызвало присуждение датской документальной ленте «Армадилло» сразу двух призов в номинациях «Звук» и «Изображение». В ней с пугающей достоверностью повествуется о противостоянии подразделения войск НАТО  боевикам Талибана в афганской провинции. Режиссер фильма Янус Метц похоже не избежал постановочных кадров, но от этого эмоциональное воздействие картины только усилилось, хотя его параноидальное стремление к объективности взгляда на бытие датских военных вряд ли придется по вкусу тем, кто видит в таких фильмах лишь средство для воспитания населения в патриотическом ключе. А вот приз за лучшее изображение я бы скорее отдал оператору (Нагао Такашиме) тайваньской картины «Четвертый портрет». Эта красочная лента об идентификации юного героя снята не менее изысканно, чем фильмы знаменитого Вонга Кар-вая. Из других конкурсных лент следует выделить российский короткометражный мюзикл «Башня» с её ироничной социальной критикой и американский кукольный фильм «Бесподобный мистер Фокс», ставший бесспорным кассовым хитом всего фестиваля. Не менее интересной оказалась и внеконкурсная программа, хотя французские фильмы открытия («Дерево») и закрытия («Турне») скорее разочаровали, чем порадовали. Приятным сюрпризом стал показ в программе «Матч пойнт» часовой документальной ленты «Мир глазами Йона Б.» В ней представлен обитатель помоек, в одночасье ставший звездой престижных мировых галерей: от Вены до Лондона. Его политические коллажи, составленные из журнальных фотографий времен режима Чаушеску, сразу стали сенсацией, но не менее интересен Барладеану как свободолюбивая личность. Другим событием стал показ мексиканской картины «Високосный год», получившей «Золотую камеру» на МКФ в Каннах. Режиссер Майкл Роу, член жюри, немолод, но его взгляд на садомазохистские страсти молодой провинциальной журналистки по-юношески свежий и бескомпромиссный. Похоже  Лаура в детстве пережила насилие со стороны отца и в объятиях  актера с садистскими комплексами она ищет окончательный выход из постылой реальности.  Но «полной гибели всерьёз» (по Борису Пастернаку) не получается, ибо для её сексуального партнера это всего лишь забавная игра. Картина не стала продолжением знаменитой «Империи чувств», ибо в 21 веке живут  лишь имитаторы страстей. Время героических маргиналов Жоржа Батая давно осталось в прошлом. Не разочаровал и новый трехчасовой опус «Аврора» румынского новатора Кристи Пуи, постановщика скандальной ленты «Смерть господина Лазареску». В начале XX века английская писательница-модернистка   Вирджиния Вулф отчаянно призывала: «давайте фиксировать каждый атом». И вот нашёлся в кино режиссер, который буквально воплотил на экране её  призыв. Мы не видим как герой, переживающий кризис среднего возраста, убивает свою жертву (симпатичную тёщу), зато погружаемся в то, как она в течение пяти минут монотонно чистит картошку. Удивительно, но новая эстетика у Пуи срабатывает. Удалив мотивы и причины убийств за скобки сюжета, режиссер сумел добиться поразительного эффекта  сопричастия  показанным событиям. Погружаясь в бездны невыразимого словами, зритель невольно идентифицирует  себя с героем. И тем самым примеряет историю на себя, благодаря этому «новый румынский реализм» становится адекватным ответом на ЗД- открытия, сделанные недавно в картине «Аватар». Вообще организаторы фестиваля не зря громогласно заявляли, что их фильмы отражают те мутации, которые ныне происходят не только с творцами, но и со зрителем. Смещаются не только границы между игровым и документальным кино, авторскими и коммерческими лентами, трэшем и элитарной культурой, но сам зритель сильно изменился.    Симптоматично, что ещё в семидесятые годы канадский режиссер Дэвид Кроненберг пророчески стал уделять внимание мутантам в своих изысканных жанровых лентах. В них приемы актуального искусства сочетались с неповторимым авторским взглядом. Ретроспектива Дэвида Кроненберга логично была дополнена на фестивале фильмами Изильды Ле Беско, молодого режиссера из Франции. В свои 27 лет она уже ухитрилась снять четыре полнометражных картины, посвященные одиночеству юных героев в жестоком мире взрослых.  При этом российскому зрителю может обманчиво показаться, что она приняла эстафету от фильмов Гай Германики.  
СТАВКА на этот раз была сделана на радикальное и экспериментальное кино, на новые имена, еще недостаточно известные в России. Лишь вне конкурса были впервые показаны новые ленты мэтров: Отара Иоселиани («Шантрапа») и Апичатпонга Веерасетакула («Дядюшка Бунми, который помнил прошлые жизни»). Напомню, фестиваль открылся вторым фильмом канадского вундеркинда Ксавье Долана «Воображаемая любовь». Яркая лента свидетельствует о растущем режиссерском мастерстве, хотя по тематике она не столь оригинальна, как его сенсационный дебют «Я убил свою маму» (победитель прошлого МКФ «Завтра»). В фильме кропотливо исследуются нюансы любовных страстей и чувствуется влияние француза Франсуа Трюффо («Ускользающая любовь»). В основном конкурсе участвовали десять разнообразных картин. Среди них не было явного фаворита, поэтому перед международным жюри во главе с Сергеем Лозницей стоял непростой выбор. Оно предпочло вручить Гран-при и 50 тысяч долларов уже обласканной на различных международных смотрах мистической ленте Микеланджело Фраммартино «Четырежды». Это история одной души, проходящей четыре воплощения: в пастуха, в козла, в роскошное дерево и в обугленное полено. В фильме отсутствуют диалоги, но немало выразительных пейзажей. Он поэтически и живописно иллюстрирует тезис французского философа – структуралиста Мишеля Фуко о постепенном исчезновении Человека с карты современной жизни. На фоне этого шедевра минимализма румынская картина «Сказки золотого века», состоящая из 7 новелл-анекдотов и длящаяся почти три часа, представляется малоповоротливым дредноутом, перегруженным обыденной речью. Семь смешных историй из обыденной жизни при коммунистическом режиме Чаушеску свидетельствуют об абсурдности тоталитарного общества. Румынская картина в итоге неожиданно заработала Приз за лучший актерский ансамбль и Приз за лучшую историю. Приз за изображение заслуженно получил эстонский фильм «Искушение святого Тыну» режиссера Вейко Ыунпуу. Трагически потеряв своего друга в юности, герой так и не смог обрести гармонии в зрелости. Фильм снят в традициях Фассбиндера и магического реализма, но его посыл, к сожалению, не всегда внятен. Китайская комедия «Зимние каникулы» режиссера Ли Хунци получила приз в номинации «Звук» и свидетельствует о возникновении новых тенденций в современном кино континентального Китая. Этой же ленте достался и Приз молодых блогеров с формулировкой «за ироничное и тонкое отражение абсурдности человеческого существования». Среди фильмов конкурса не было откровенно слабых, хотя авторскую ленту «Днепр» украинца Александра Шапиро можно упрекнуть в богемном самолюбовании. К редкому жанру этической фантастики относятся фильмы: российский «Человек, которого не было» и японский «Клон возвращается домой». Затянутым показался и фильм-лабиринт «Рафаил Пироне» бывшего нашего соотечественника Ярослава Добронравова. Гвоздем нынешнего «Завтра» следует признать показ документальных шедевров из программ «Турбулентность» и «Открытие современной арт-богемы». Прежде всего это «Ариас с Твистом» Бобби Шихана. Не менее зрелищным оказался и фильм «Песнь Номи» Эндрю Хорна об эксцентричном немецком артисте Клаусе Номи. Эти две замечательные картины проникнуты ностальгией по 70-м и грустью по ушедшим от нас в одиночестве неповторимым творцам.
НОВЫЙ фильм живого испанского классика Хулио Медема поклонники его творчества ждали с нетерпением. Ведь после маловразумительной «Беспокойной Анны» с ее сомнительной ненавистью к богатым пошли разговоры, что Медем совсем измельчал и ему уже не подняться до поэтической мощи «Коров» и «Рыжей белки».Парадоксально, но в России Медема, автора изысканных исторических метафор, больше знают по эротичной ленте «Люсия и секс», а не по лучшим картинам 90-х годов. Его новейшая работа «Комната в Риме» тоже посвящена загадочной женской душе, особенностям женской эротичности. Но в отличие от Тинто Брасса, короля вуайеризма, Медем не стремится через обнажение прекрасных женских тел вызвать похотливые позывы у мужского зрителя.Действие этой камерной ленты протекает в комнате римского отеля, стены которой увешаны картинами художника Леона Альберти, в которых отражены культурные артефакты различных эпох: римские купидоны и греческая Агора соседствуют в них с портретами людей эпохи Ренессанса и даже Средневековья. И этим картина напоминает знаменитый фильм Райнера Вернера Фассбиндера «Горькие слезы Петры фон Кант», в котором столкновение героинь протекало на фоне огромного живописного полотна.Космический характер страстей героинь, как и в фильме «Земля», подчеркнут финальными кадрами, в которых брошен взгляд на Землю из космоса, а за современность отвечают картинки из персонального компьютера Альбы. Хотя тривиальное начало этой изысканной и чувственной ленты настраивает зрителя на иной лад. Испанская красавица Альба (Елена Анайя) знакомится в римском баре с длинноногой Наташей (Наташа Яровенко) и затягивает ее в свои лесбийские сети. Гетеросексуальная Наташа поначалу смущается и пускается наутек, но потом возвращается в номер за оставленным мобильником и остается там до утра.Героини понимают, что эта ночь любви больше никогда не повторится: у Наташи есть жених, Альба должна днем вернуться в Испанию. На фоне смятых в беспорядке простыней героини пускаются в откровения, чтобы получше узнать друг друга.Но в их спутанных монологах трудно отличить фантазии от реальности. Кажется, у русской Наташи есть сестра-близнец Даша, но кто из них теннисист, а кто итальянский искусствовед, сразу понять будет трудно. Персонажи с легкостью меняют маски, социальные персоны по Юнгу, но это не мешает им отдаваться спонтанным сиюминутным порывам и прихотям.Объединяет блондинку и брюнетку лишь ненависть к отцам и презрение к единственному мужчине, который пытается вторгнуться в их интимный союз. Это официант Макс (Энрико Ло Версо), в форме оперной арии предлагающий им любовь втроем. Легкокрылые мелодии композитора Жоселин Пук усиливают чувство уникальности их страсти, хотя основная фолк-мелодия Loving Strangers (назойливо повторяющаяся), конечно, не дотягивает до знаменитой Strangers in the night Фрэнка Синатры. Не идут дальше голословности и такие странные признания Альбы, как «Твоя кожа пахнет русской степью».Ведь Наташа больше схожа по манерам с элегантной чемпионкой Машей Шараповой, чем с дикой дочерью русской глубинки. Отдали дань девушки и итальянской песне, исполнив зажигательный танец под хит Volare Доменико Модунио.Вывод: очаровательная Анайя как всегда хороша, но и дебютантка Яровенко ей под стать, а монтаж фильма очень убедителен, хотя несколько монотонен. В финале девушки все-таки символически выкидывают на балконе белый флаг, понимая, что такие насыщенные эмоции не могут продлиться больше одной ночи.И в этом жесте весь Медем, который взыскует любви, но понимает, что в нашем меркантильном мире она может вспыхнуть лишь на один миг.
В НЕЙ сочетаются достоинства увлекательного детектива с техническим совершенством исполнения. При этом режиссер Луи Сайхойос – дебютант в полнометражном кино. Этот бывший фотограф смог снять в прибрежном японском городке Тайдзи убедительный пропагандистский фильм о безжалостном уничтожении дельфинов.Проблема убийства этих разумных млекопитающих выходит далеко за рамки бережного отношения к окружающей природе.А вот картина Эдгара Багдасаряна « От Арарата до Сиона» несколько разочаровала своей иллюстративностью.Зритель вместе с армянскими паломниками проходит долгий путь, но вряд ли он чтонибудь вынесет, кроме благоговения перед святыми местами раннего христианства из этого монотонного фильма.Ничего, кроме омерзения, не может вызвать другой первопроходец (Джош Харрис) из фильма Онди Тимонера «Мы живем на людях». Один из создателей интерактивных сетей Интернета цинично подвергал своим экспериментам энтузиастов новых технологий и чуть не угодил в тюрьму.Его «творчество» породило популярные передачи вроде «За стеклом» и поколение людей-вуайеристов. Сбылось пророчество Джорджа Оруэлла: теперь каждый обыватель может побывать в шкуре Большого брата, следящего за своим соседом.
НАПОМНЮ: режиссер Сяолу Го получила за эту картину в 2009 году Гран-при (Золотой Леопард) на престижном МКФ в Локарно. Эта успешная копродукция трех стран (Франции, Великобритании и Германии) разительно отличается от экзотических и исторических фильмов из Китая, к которым привык отечественный зритель за последние 20 лет.Режиссер в основу своего дебюта положила собственные впечатления о жизни в Лондоне, где ей удалось быстро войти в литературный истеблишмент и издать роман «Краткий китайско-английский словарь любовников», ставший популярным.В картине альтер эго режиссера стала ленивая любительница гламура и других прелестей западной жизни Ли Мэй (хорошенькая, хотя и субтильная Хуан Лу). Ли претит однообразное существование в отдаленной провинции Китая в компании матери, уныло разводящей свиней, и отца-старьевщика.Она нехотя приглядывает за местными бильярдистами, флиртует с заурядными парнями и мечтает сбежать в город. Однако Чунцинская фабрика, куда она поступает на работу швеей, сразу отторгает нерадивых работников вроде нее. Ли оказывается в занюханном салоне красоты, где «гейши» не брезгуют предоставлять сексуальные услуги всем желающим. Местный авторитет по кличке Спайки («Гвоздь» в переводе) становится ее бойфрендом и некоей отдушиной. Он приобщает Мэй к выплескам спонтанной агрессивности. Но сублимируя в них свои нереализованные амбиции, она так и не избавляется от присущей ей анемии чувств.Смерть Спайки оставляет ее равнодушной, но позволяет туристкой отправиться в Лондон на деньги, которые он копил под подушкой. А там ее поджидает лишь работа «живой рекламой», пока она наконец не выйдет замуж за пожилого овдовевшего британца. Но и этот внешне благополучный мультикультурный брак не принесет ей душевный покой. Ее преследует страсть к разрывам. Поэтому она при первой возможности убежит к более молодому Рашиду – торговцу пиццой, выходцу из Индии. А в открытом финале мы увидим ее одиноко бредущей по дороге вникуда: беременной, но не потерявшей инстинкта выживания. В ее пристальном взгляде, обращенном к зрителям, читается не всепрощающая улыбка Кабирии, а всего лишь холодное любопытство и полное отсутствие жизненных иллюзий.Социальное отчуждение героини подчеркивают в фильме незаурядная музыка композитора Джона Пэриша и умелая операторская съемка Зиллы Бауза. Фильму присущ умелый монтаж и хороший по-европейски ритм, но разбиение странствий героини на главки с титрами кажется не всегда оправданным приемом, излишне литературным. Ли Мэй получилась типичным представителем современной китайской городской молодежи. Она не отягощена национальными традициями, обожает разные гаджеты и заезжий гламур, но при этом она слишком ленива и нелюбопытна, чтобы самой воплощать идеалы «мыльных опер» в быстро меняющейся китайской действительности.Мораль нехитра: очень пагубно влияют на восточную молодежь необратимые процессы индустриализации и вестернизации континентального Китая.
НОВЫЙ фильм маститого французского режиссера Седрика Кана «Давние любовники» заслуживает внимания тех зрителей, которые прежде всего ценят психологическое богатство образов, а не дешевые компьютерные эффекты. Ведь этот 45-летний режиссер уже почти 15 лет успешно разрабатывает свою собственную тему: обретение власти над чувствами другого. А этим синдромом страдают даже представители творческих профессий.Отсюда неслучайно, что главный герой Матье (Иван Атталь) работает заштатным архитектором в маленькой фирме вместе со своей бесцветной женой, хотя некогда подавал большие надежды и даже выигрывал студенческие конкурсы. Подобно своему тезке из тетралогии военных лет Жана-Поля Сартра «Дороги свободы», Матье исповедует формулу «Ад – это другие». Но в отличие от героя премированного роуд-муви «Роберто Зукко» (2000) он не готов пойти на преступление ради воплощения своей прихотливой воли.Возвращение в родной город к матери, находящейся при смерти, приносит ему встречу с бывшей школьной возлюбленной Майей (Валери Бруни-Тедески). Она только что вернулась из Африки со своей дочерью от первого брака и с новым мужем Франком. И выглядит не слишком счастливой, хотя внешне держится молодцом. Однако первое лихорадочное соитие впопыхах не приносит давним любовникам душевную разрядку. Их тайные встречи множатся и множатся, ведь каждый из них интуитивно знает, как доставить своему новому партнеру наибольшее наслаждение. Но если Майя в их возобновленной любовной связи стремится лишь получать чувственные удовольствия, то Матье сразу начинает мечтать о большем.Поэтому он начинает преследовать Майю и предлагает ей начать жизнь с нуля. Ведь ему важна не столько романтика новых интимных отношений, сколько подчинение партнерши своей мужской воле. Пусть она (воля) прихотлива и часто идет вразрез с сокровенными желаниями любимой женщины.Прелестная Валери Бруни-Тедески, сводная сестра Карлы – жены президента Франции Николя Саркози, – очень умело, с раблезианской раскованностью передает нюансы поведения своей героини, мучающейся от неопределенности своей роли. Эта замечательная актриса итальянского происхождения, обеспечивающая свою семью аж с 12 лет, уже давно является гордостью Франции (особенно памятна ее уникальная игра в фильме Франсуа Озона «5X2»). Перепады в настроениях ее героини умело подчеркивает музыка знаменитого композитора Филлипа Гласса и песня-лейтмотив «Грешник» в исполнении великой певицы Нины Саймон. Ее мрачный «осенний» голос как нельзя лучше подходит к «ненастным» чувствам героев.А вот второстепенные персонажи на этот раз у Кана получились довольно бледными, мало разработанными. Да и главный герой Матье способен лишь на истерические припадки.Оно понятно: люди стали более рациональными, неспособными на решительные эмоциональные порывы. Поэтому режиссер выбирает открытый финал для картины: двусмысленный, как сама жизнь представителей среднего класса.
ОДНОЙ из лучших программ 32-го ММКФ оказалась программа документальных фильмов «Свободная мысль». К шедеврам документального жанра можно отнести ленту испанских режиссеров Хавьера Эстрады и Гаиски Уррести «Последний сценарий». Она посвящена путешествию по местам, где жил и творил величайший гений испанского кино – режиссер Луис Бунюэль (1900–1983). А гидами в этом чудесном странствии стали сценарист большинства его поздних фильмов ЖанКлод Каррьер (скончался в 2010 году) и его сын-режиссер Хуан Бунюэль. Они переносят нас последовательно в Толедо, Мадрид, Мехико, Нью-Йорк и Париж и раскрывают основные этапы его жизни и творчества.К сожалению, творчество этого великого режиссера XX века стало известно широкому кругу любителей кино в России лишь после перестройки. До этого его жесткие сюрреалистические работы несправедливо обвиняли в натурализме и жестокости. Юношеские годы этот неистовый атеист провел в иезуитской школе, отсюда его доскональное знание церковных таинств и ересей. Немалое влияние на него оказала дружба с выдающимся поэтом Лоркой, убитым франкистами, и с художником Сальвадором Дали.Кстати, упоминание последним Бунюэля как атеиста в своей книге мемуаров «Тайная жизнь С. Дали» оказало режиссеру медвежью услугу. Власти Нью-Йорка немедленно уволили богохульника-беженца из Музея современного искусства, чем лишили его необходимого заработка.Хотя еще французские сюрреалисты первыми отметили, что труд по принуждению утратил свой сакральный смысл. Сюрреализм, открывший вслед за психоанализом мир иррациональных снов, помог Бунюэлю осознать вечный конфликт между расхожей моралью большинства и приватной моралью творческой одиночки. Однако в отличие от Дали он никогда не поклонялся золотому тельцу и не становился жертвой женских манипуляций (тогда как Гала стала злым гением Дали и подтолкнула его к восторженному приятию монархизма).Характерно, что именно мистическая Испания, в которой средневековая жестокость соседствовала с галантной изысканностью, породила такого органичного сюрреалиста как Бунюэль.Луис всегда выбирал работу в согласии со своей совестью и ненавидел всяческую рекламу. Поэтому он так рано (в 1931 году) разошелся с Дали.После коллажного «Золотого века» (1930), запрещенного через 6 дней после его выхода префектом Парижа, они уже больше никогда вместе не работали. Хотя Дали уже после войны неоднократно предлагал ему свое сотрудничество.Символично, что в конце жизни Бунюэль оглох (подобно Бетховену), но это отнюдь не помешало ему снять новаторские фильмы («Скромное очарование буржуазии» и «Этот смутный объект желания»). Даже консервативная Америка признала его заслуги, наградив «Оскаром» в 1973 году. Знаменитый психолог Карл Юнг после просмотра его немого шедевра «Андалусский пес» (1928) нашел в нем прекрасную иллюстрацию раннего людского слабоумия и в дальнейшем восхищался его фильмами.Из всех грехов самым постыдным Бунюэль считал зависть, поэтому никогда не ходил на банкеты и церемонии в свою честь.Забавно, что директор Испанской синематеки был досрочно отправлен франкистским режимом на пенсию лишь за то, что на МКФ в Каннах он принял за него Золотую пальмовую ветвь, полученную за блистательную «Виридиану» (1961). И хотя сам Франко не был шокирован этим антирелигиозным шедевром, фильм на всякий случай был на 25 лет запрещен в Испании.Но что говорить о консервативном генералиссимусе Франко, если даже такой демократичный режиссер как Витторио де Сика, создатель ряда шедевров неореализма, вышел с просмотра «Виридианы» в ужасе.А вот Андрей Тарковский высоко ценил творчество Бунюэля и по многу раз пересматривал его замечательные послевоенные картины. Особенно ощущается влияние этого беспощадного реалиста в лентах «Андрей Рублев» и «Сталкер». Возможно, на игру Александра Кайдановского в «Сталкере» повлияли бунюэлевские «Назарин» (1959) и «Симеон-столпник» (1965).В фильме «Призрак свободы» (1974) он отдал дань Карлу Марксу, который пророчески утверждал, «что призрак коммунизма бродит по Европе».Всю свою жизнь Бунюэль с отвращением отвергал предложения поработать в Голливуде, но спустя годы, по иронии судьбы, у него именно там появились истовые последователи: братья Коэны. Они, как и он, являются заядлыми пессимистами, считающими, что этот мир невозможно переделать, а люди всегда будут уничтожать друг друга.Спустя почти тридцать лет после его смерти имя Бунюэля называют в первом ряду испаноязычной культуры наряду с Сервантесом, Веласкесом и Гойей, а его уникальные фильмы попрежнему никого не оставляют равнодушными.
«РОЗОЧКУ» в Москве представили режиссер и соавтор сценария Ян Кидава-Блонский и исполнительница главной роли Магдалена Бочарская, и ряд других. Действие фильма начинается в 1967 году, во время известной арабоизраильской войны. Цветущая блондинка Камилла (Магдалена Бочарская) работает секретаршей ректора университета и далека от политики.В своем женихе Романе (Роберт Венцкевич) она прежде всего ценит брутальность самца, не подозревая, что он только числится торговым чиновником, а на самом деле является капитаном Комитета госбезопасности. Жизненные потребности Романа ограничены боксом, неумеренной выпивкой и бабами. В глуповатой Камилле он видит родственную душу, поэтому беззастенчиво предлагает ей стать любовницей профессора Адама Варчевского. Этот известный писатель уже давно находится в тщательной разработке органов безопасности.Начальство Романа считает, что именно этот седовласый интеллигент тайно переправляет через границу тексты, компрометирующие власти. Эти тексты потом зачитывают на мюнхенском радио «Свобода».Поначалу Камилла не желает стать подстилкой и осведомителем, но настойчивый Роман добивается ее согласия. Он утверждает, что настоящая фамилия Адама – Вайнер и что тот происходит из клана австрийских сионистов. Позднее Камилла с удивлением узнает, что Вайнер всего лишь ревностный католик, но уже поздно. Ибо ее донесения под кодовой кличкой Розочка уже не раз лягут на стол начальства Романа. Однако хамское поведение Романа и ее близкое знакомство с личностью профессора сделают свое «черное» дело.Чувственная Камилла по уши влюбится в профессора, разъяренный капитан станет ревновать, а диссиденты постепенно обретут в лице Камиллы новую обращенную. Интимное задание органов Розочка даже перевыполнит: сблизится с «объектом слежки» настолько, что переедет к нему жить, а позднее согласится выйти за него замуж. Этому поспособствуют маленькая дочь от первого брака с надменной аристократкой (знаменитая Гражина Шаполовска) и чтение запрещенной в Польше литературы.Конец этой истории, украшенной документальными кадрами волнений 1968 года, трагичен. Роман злобно разоблачит Розочку перед профессором, за это своеволие его выгонят с работы, и он будет вынужден уехать за кордон. Адам же любимую в конце концов простит, но им не суждено будет жить вместе.Пожалуй, мелодраматичный финал вредит политическому посылу картины, но зато способствует тому, что эта незаурядная и по-голливудски динамичная лента получит прокат в России.
НОВАЯ программа фильмов 32-го ММКФ разнопланова и разнообразна, при этом в большинстве картин режиссеры пытаются восстановить утраченную связь времен и нарушенную преемственность поколений.Так, фарсовая копродукция «Концерт» (Гала-премьеры) явно рассчитана на незнакомого с русскими реалиями зарубежного зрителя. В написании сценария оказались задействованы режиссер-румын Раду Михайляну, Ален Блан и Мэттью Роббинс. Они настолько плохо знакомы с годами последних лет правления Брежнева, что приписывают им бессовестно атрибуты сталинских чисток и арестов.…Когда-то, в начале восьмидесятых, дирижер Андрей Филиппов (Алексей Гуськов) считался восходящей звездой Большого театра, но спустя тридцать лет он превратился в жалкого уборщика. Случайно перехватив факс с приглашением в парижский театр, этот неудачник получает шанс взять реванш за все годы унижений. Он собирает оркестр из спившихся коллег и отправляется с ним на покорение Парижа. Но увидеть Париж и умереть не получится. Напротив, их ждет триумф.Этого, увы, не скажешь о самой картине. В дурном коктейле смешались мелодраматическая история потерянной малютки, беззлобные подтрунивания над еврейскими гешефтами и ностальгия по некогда славным дням французской коммунистической партии. Лишь прекрасная музыка Чайковского спасает эту дурно пахнущую поделку от полного провала.А вот камерную ленту «Постельные сцены» (Перспективы) немецкого режиссера-дебютанта Р. П. Каля отличает мрачная серьезность и философская глубокомысленность. Симптоматично, что она завершается цитатой из сочинений модного философа Фуко, который утверждал, что человек постепенно исчезнет с современной карты мира. Для героини, режиссера Нины, съемки фильма не столько творческий акт, сколько попытка разобраться в собственной сексуальной идентичности. К парочке приглашенных ею актеров (Ханс и Мари) она испытывает прихотливые кратковременные влечения.Многочисленные физиологические акты, показанные в ленте, лишь показывают разобщенность людей в современном механистическом мире, подчеркивают атомарность существования – когда мастурбация подменяет любовь. Этой же цели добивается скрежещущая музыка и холодная цветовая гамма интерьеров.«Реверс» (Перспективы) в редком ныне жанре фильм-нуар представила Польша. Молодой режиссер Борыс Ланкош умело наполняет жанровые жесткие конструкции, пришедшие из-за океана, социалистическим содержанием. Старая дева Сабина (Агата Бузек), исправно служащая в начале 50-х годов редактором в издательстве, взыскует любви, но чуть не становится стукачкой. Ее хрупкий поэтический мир разбивается в одночасье о брутальность воцарившегося в Польше единомыслия и насилия. Но нежное и хрупкое (по буддийской притче) оказывается более живучим, чем закостенелое и монолитное. Прошли годы, и от прежней тоталитарной власти остался лишь мерзкий запах той кислоты, в которой она и ее мать (Кристина Янда) некогда растворили труп самонадеянного любовника из органов, который наивно полагал, что советская власть воцарилась, как и Третий рейх, на тысячу лет.Похожие иллюзии были присущи в сталинскую эпоху и героям картины «Бибинур» (Перспективы), снятой в Татарстане режиссером Юрием Фетингом («Мифы моего детства») в изысканной черно-белой цветовой гамме. Но его праведница-героиня как-то теряется в жестоком мире капиталистических товарноденежных отношений. К сожалению, сценарий гуманистического фильма перегружен банальными конфликтами, а игра актеров далека от идеала. Поэтому верная мысль о необходимости соблюдения традиций так и осталась неподкрепленной художественными образами картины. И это особенно обидно, ибо на этот раз программа конкурса «Перспективы» получилась самой сильной за многие годы.«Организация сновидений» английского режиссера и педагога Кена Макмаллена – в этом причудливом постмодернистском коллаже ощущается преемственность творческих методов режиссера Жан-Люка Годара. Пафос ленты направлен против культурного и социального терроризма современных средств коммуникаций. Фильм наполнен цитатами из И. Канта, У. Шекспира, Э. По, З. Фрейда. В этой драматичной ленте идей необычную роль псевдополицейского убедительно сыграл Доминик Пиньон, ставший уже на 25 лет визитной карточкой нового французского кино, а музыку написал великий Майкл Наймен – бессменный сподвижник режиссера-авангардиста Питера Гринуэя.Страсть последнего к цифровому символизму Макмаллен остроумно высмеял в сцене проезда туристов по Сене, когда героиня буквально вываливает на них тонны словесного мусора. Оказывается, духовные дети Че Гевары не менее рационалистичны, чем их идейные враги – представители буржуазии. Деконструируя европейскую историю, режиссер тонко нащупывает ее особые болевые точки.
В КИНОТЕАТРЕ «Пионер» завершился фестиваль «Датская волна-2». Пятнадцать лет назад выдающийся датский режиссер Ларс фон Триер и трое его коллег выпустили революционный манифест «Догма-95», всколыхнувший весь творческий мир. На рубеже веков датское кино стало самым модным брендом: ему подражали, а его создателям завидовали. Большинство участников прошедшего смотра нового датского кино в те годы неоднократно награждались премиями на престижных МКФ, но со временем из революционеров они превратились в уважаемых классиков.Так, оператор Энтони Мэнтл заработал «Оскар» за ленту «Миллионер из трущоб», а актер Мадс Миккельсен снялся в роли злодея Ле Шифра в последнем фильме бондианы. А первая леди «Догмы», режиссер Лоне Шерфиг, недавно сняла в Великобритании блистательную мелодраму «Воспитание чувств», ставшую хитом мирового арт-хауса. Фестиваль открылся лентой «Субмарино» знаменитого Томаса Винтерберга, лауреата Канн за фильм «Торжество». Субмарино – это один из видов пытки, когда голову жертвы погружают в воду. Картина, участница МКФ в Берлине, повествует о незавидной судьбе двух братьев, выросших в семье алкоголички и невольно несущих чувство вины за смерть новорожденного брата через всю жизнь.Повзрослев, они так и остались маргиналами. Старший брат и после тюрьмы не может найти себя, а младший – безнадежно подсел на иглу.Но жизнь безжалостно подбрасывает им все новые несчастья: старший брат берет на себя вину за убийство любовницы (хотя ее задушил сербский дебил Иван), а младший – наркодилер попадает в облаву и оказывается за решеткой. Блестящая режиссура Винтерберга и чудесный актерский ансамбль довольно умело скрывают прорехи избитого сюжета.Лучшим фильмом смотра следует признать психологическую драму Кристиана Левринга «Не бойся меня».Это история сорокалетнего Микаэля, переживающего кризис среднего возраста и согласившегося участвовать в медицинском эксперименте по приему антидепрессантов. Об этом не знает ни его жена, ни дочь подросткового возраста. Оставшись на рандеву с самим собой, Микаэль (отличная роль Ульриха Томсена) дает волю своим разрушительным импульсам, которые исподволь накапливались, но лишь теперь вышли на поверхность.Оказывается, в каждом буржуа под тонкой пленкой цивилизованности прячется зверь, прихотливый садист.Порадовала и военная драма режиссера Оле Мэдсена «Пламя и Цитрон», действие которой происходит в оккупированном немцами Копенгагене в 1944 году.Вслед за Паулем Верхувеном в «Черной книге» режиссер разоблачает устойчивые мифы о борцах Сопротивления. Оказывается, не все руководствовались лишь интересами родины, занимаясь саботажем и ликвидацией предателей. Некоторые ухитрялись при этом блюсти свои интересы.Динамично снятая картина заслуженно получила высокую оценку критиков, а участие в ней таких звезд европейского кино, как Мадс Миккельсен и Ханс Цишлер, придало ей аутентичность документа. Несколько разочаровал фильм маститого режиссера Сёрена Краг-Якобсена «Об этом не знает никто». Его не спасло и участие таких звезд европейского кино, как Мари Бонневи (снималась в «Изгнании» Андрея Звягинцева) и Андерс Бертельсен. Брат после смерти сестры бросает вызов военно-морской разведке, которая незаконно занималась разработкой опасного вида биологического оружия. Картина бойко снята, но впитала в себя все худшие черты американского коммерческого кино.В целом знакомство с новинками датского кино, снятыми, как правило, в копродукции с европейскими соседями, помогло столичным киноманам получить объемное представление о кинематографе Дании.
ЕГО БЕССМЕННЫЙ арт-директор Игорь Бутман, чье имя давно стало непременным брендом российской музыки, поставил своей целью интегрировать российских джазменов в мировой музыкальный процесс. Поэтому на предыдущих фестивалях доминировали интернациональные ансамбли исполнителей, в которых россияне играли далеко не последнюю роль. Не стал исключением и юбилейный фестиваль, прошедший в Московском доме музыки и в Клубе Игоря Бутмана (бывший Le Club). Имена барабанщика Олега Бутмана, трубача Александра Беренсона, пианиста Ивана Фармаковского, курских джазменов Леонида и Николая Винцкевичей прозвучали как никогда громко и весомо.Границы фестиваля расширились настолько, что в программе мы увидели представителей Африки (Бенина) и Азии (Японии). Гитарист Лионель Люэке из Бенина привлек в свое трио артистов из Швеции и Венгрии, его искусству аплодировали такие зубры американского джаза, как Уэйн Шортер и Херби Хэнкок.В сольном концерте Люэке в основном прозвучали композиции из альбома Karibu, что на языке суахили означает «приветствие». Для его игры на электрогитаре характерны изощренные ломаные ритмы, а на них порой накладывается нежный баритон самого Лионеля. В результате создается необычный мелодический эффект, который по достоинству оценили не только джазовые авангардисты, но и неискушенная публика. Но за внешней легкостью и приятностью звучания скрывается немалая работа этого самобытного исполнителя над звучанием гитары, приближающейся к звучанию акустической. Кажется, что эти легкокрылые мелодии волшебным образом переносят нас на зеленые холмы Африки.Выступление пианистки Кихиро Яманака, признанной в прошлом году журналом Billboard лучшей джазовой артисткой Японии, отмечено драйвом и энтузиазмом первопроходца. Эта изобретательная музыкантша выступала ранее в компании с такими признанными асами, как Джордж Бенсон и Нэнси Уилсон. Яманака увлечена русской культурой (творчеством Тарковского, Чехова и Достоевского), и поэтому ее появление на фестивале «Триумф джаза» закономерно.Оригинальными пассажами отмечено и выступление афроамериканской дивы Кармен Ланди, солировавшей с трио Ивана Фармаковского. Хотя за сорок лет концертной деятельности она выпустила 10 альбомов (5 сольных), ее имя еще недостаточно раскручено в России. Ее последний альбом Come Home (2008) отличается от работ ее коллег-певиц тем, что почти все песни написаны Кармен самостоятельно. Даже обложки своих дисков она оформляет сама, выступая в роли художника.Обладая яркой внешностью (копна рыжих волос венчает узкое красивое лицо, с которого не сходит белозубая улыбка), Ланди чем-то напоминает женщин-пантер из далеких шестидесятых, когда в СССР у всех на слуху было имя Анджелы Дэвис. Ее природная пластичность на сцене (она порой как бы дирижирует исполнителями) подкреплена богатейшим по тембру голосом на две октавы. Она поет о превратностях новой любви и о матери, ушедшей в мир иной. Но ее проникновенные мелодии почему-то не оставляют место для грусти у благодарной публики. Особенно ярко прозвучали композиции In Love Again и Feeling Sоmеthing.Хэдлайнером заключительного дня фестиваля стал прославленный американский пианист Альфред «Маккой» Тайнер (р. в 1938 г.).Еще в юности он встретился с великим саксофонистом-экспериментатором Джоном Колтрейном. За годы совместной работы (1960–65 гг.) они записали немало выдающихся композиций, а позднее Маккой стал лидером собственного ансамбля и заработал аж пять премий Grammy, а также множество других престижных наград. Но и сегодня Маккой пребывает в прекрасной форме, поддерживая гастролями реноме одного из лучших в мире импровизаторов в джазе. Слаженная игра его квартета технична и выверена до мелочей, особенно выделяются сольные импровизации американского саксофониста Гэри Бэртца, хотя выступление Тайнера началось с задержкой из-за расстроенного фортепиано. Чтобы скоротать паузу, ведущий Игорь Бутман вынужден был даже анекдотами развлекать заскучавшую публику.Ладовые интонации славянской музыки украсили выступление квартета Леонида Винцкевича, причем его сын Николай достойно продолжает дело отца, виртуозно играя на разных инструментах.Поклонники джаз-рока с нетерпением ждали выхода гитариста Майка Стерна, игравшего некогда еще с легендарным трубачом Майлзом Дэвисом. В его джаз-бэнд входят такие знаменитости, как феноменальный барабанщик Дэйв Уэкл и бас-гитарист Том Кеннеди. А в качестве приглашенного гостя оказался наш замечательный саксофонист Игорь Бутман. Виртуозное исполнение джазовой классики в стилях фанк и фьюжн не раз прерывалось оглушительными аплодисментами.
В Московском доме кино с 10 по 15 декабря пройдет XV юбилейный Международный фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер», информационным спонсором которого является газета «Вечерняя Москва».Этот фестиваль традиционно открывается 10 декабря, в день принятия ООН «Всеобщей декларации прав человека». Созданный еще в 1995 году, он ставил задачу формирования правового сознания общества средствами кинематографа. В этом году специальный приз «Сталкера» достанется сотруднику московского Департамента социальной защиты Алексею Орлову, который своей деятельностью помогает тем, кто оказался «на обочине жизни», а также тольяттинской художнице Ларисе Хафизовой, чья борьба с собственным недугом отражена в картине «Лариса».Спецприз также будет вручен братьям-режиссерам (Павлу и Евгению) «За достоинство, порядочность и интеллигентность, пронесенные через XX век династией семьи Лунгиных». Их мать, переводчик художественной литературы Лилиана Лунгина (1920– 1998) стала героиней многострадального фильма Олега Дормана «Подстрочник». Президент МКФ Марлен Хуциев на пресс-конференции, состоявшейся в ЦДЖ, посетовал на то, что в этом году Министерство культуры РФ «забыло» включить «Сталкер» в перечень фестивалей, нуждающихся в материальной государственной поддержке. По его словам, до последнего момента были сомнения в возможности проведения показов «Сталкера» в Доме кино из-за конфликта с Никитой Михалковым. В связи с этими тревожными тенденциями количество фильмов будет сокращено с обычных 120 до 82, хотя традиционные рубрики останутся в неприкосновенности.Например, посольство Канады в России и Канадское агентство международного развития представят фильмы программы «Добрая воля и волонтерство: сделай мир лучше!»; представительство ООН в Российской Федерации – программу «Кино на защите прав детей и женщин»; посольство Королевства Нидерландов в России – программу «Права человека глазами молодых кинематографистов» и так далее.Кроме основного жюри под председательством маститого режиссера Валерия Ахадова, фильмы будут оценивать жюри общественных организаций под председательством знаменитого журналиста Алексея Симонова и жюри киноведов и кинокритиков России. В конкурсе полнометражных игровых лент будут показаны российские арт-хиты: «Сумасшедшая помощь» Бориса Хлебникова, «Сынок» Ларисы Садиловой, «Одна война» Веры Глаголевой, «Петя по дороге в Царствие Небесное» Николая Досталя, «Чудо» Александра Прошкина, «Скоро весна» Веры Сторожевой, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского и др. Также вниманию зрителей будут представлены израильский фильм «Визит оркестра», канадские ленты «Лето вничью», «Все прекрасно» и др. Среди фильмов документальной программы будут представлены новые работы таких маститых мастеров, как Сергей Мирошниченко, Вячеслав Орехов, Алексей Погребной.Ряд документальных фильмов (всего 29 лент) уже были отмечены на различных МКФ и получали номинацию на премию «Лавр». Все показы для зрителей будут бесплатными.
[b]«Неразлучные»Мистика, Таиланд, 2007 год, 94 мин.Режиссер Паркпум Вонгпум.В ролях: Марша Уоттанапанич, Виттая Васукрайпайсан.[/b]Мрачный азиатский хоррор. После операции по разъединению сиамских близнецов Пим мечется между Кореей и Таиландом, но чувство вины за смерть сестры ее не покидает. Пим методично и злобно начинает преследовать призрак погибшей сестры, но ее окружение убеждено, что это всего лишь навязчивые галлюцинации. Фильм получил четыре премии на второстепенных МКФ.[b]«Заговор в Эскориале»Исторический триллер, Испания, 2008 год, 128 мин.Режиссер Антонио Дель Реал.В ролях: Джейсон Айзекс, Джулия Ормонд, Юрген Прочнов[/b].Вторая половина XVI века в Испании была наполнена дворцовыми интригами и борьбой за влияние на короля Филиппа II. Стремясь рассорить короля с его братом, заговорщики пытаются отравить австрийского посланника. Cвалив всю вину на молодую служанку и заколов посланника, они не останавливаются на достигнутом.Лишь следователю Матео удастся раскрыть тщательно подготовленный заговор. Это типичный фильм плаща и шпаги.[b]«Твист снова в Москве»Комедия, Франция, 1986 год, 89 мин.Режиссер Жан-Мари Пуаре.В ролях: Кристиан Клавье, Филипп Нуаре, Марина Влади.[/b]Первые режиссерские попытки популярного французского комедиографа Пуаре были не слишком удачными. Эта искрометная лента ныне может восприниматься и как пародия на глупое антисоветское кино. Несмотря на привлечение вдовы Высоцкого, постановщики плохо разбираются в советских реалиях 1984 года и пытаются восполнить этот прокол нагромождением безумных приключений.[b]«Генное поколение»Фантастический боевик, США, 2007 год, 90 мин.Режиссер Перри Тео.В ролях: Бай Лин, Алек Ньюман, Фэй Дэнауэй.[/b]Ученые разработали в будущем транскодер, способный перестраивать ДНК человека. Красавица Митч и ее брат Джеки пытаются перепродать украденный транскодер и попадают в мясорубку опасных приключений.
Созданный ещё в 1995 году, он ставил задачу формирования правого сознания общества средствами кинематографа. Фестиваль традиционно открывается 10 декабря, в день принятия ООН «Всеобщей декларации прав человека». В этом году специальный приз «Сталкера» достанется сотруднику Московского департамента социальной защиты Алексею Орлову, который своей деятельностью помогает тем, кто оказался «на обочине жизни», а также тольяттинской художнице Ларисе Хафизовой, чья борьба с собственным недугом отражена в картине «Лариса». Спецприз также будет вручен братьям-режиссерам (Павлу и Евгению) «За достоинство, порядочность и интеллигентность, пронесенные через XX век династией семьи Лунгиных. Их мать, переводчик художественной литературы Лилиана Лунгина (1920-1998) стала героиней многострадального фильма Олега Дормана «Подстрочник». Президент МКФ Марлен Хуциев на пресс-конференции, состоявшейся в ЦДЖ, посетовал на то, что в этом году Министерство культуры «забыло» включить «Сталкер» в перечень фестивалей, нуждающихся в материальной государственной поддержке и на то, что до последнего момента были сомнения в возможности проведения показов «Сталкера» в Доме кино из-за конфликта с Никитой Михалковым. В связи с этими тревожными тенденциями количество фильмов будет сокращено с обычных 120 до 82, хотя традиционные рубрики останутся в неприкосновенности.Например, Посольство Канады в России и Канадское агентство международного развития представят фильмы программы «Добрая воля и волонтерство: сделай мир лучше!»; Представительство ООН в Российской федерации – программу «Кино на защите прав детей и женщин»; Посольство Королевства Нидерландов в России – программу «Права человека глазами молодых кинематографистов» и так далее. Кроме основного жюри под председательством маститого режиссера Валерия Ахадова фильмы будут оценивать жюри общественных организаций под председательством знаменитого журналиста Алексея Симонова и жюри киноведов и кинокритиков России. В конкурсе полнометражных игровых лент будут показаны российские арт-хиты: «Сумасшедшая помощь» Бориса Хлебникова, «Сынок» Ларисы Садиловой, «Одна война» Веры Глаголевой, «Петя по дороге в царствие небесное» Николая Досталя, «Чудо» Александра Прошкина, «Скоро весна» Веры Сторожевой, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского и др. Также вниманию зрителей будут представлены израильский фильм «Визит оркестра», канадские ленты «Лето вничью», «Всё прекрасно» и др. Среди фильмов документальной программы будут представлены новые работы таких маститых мастеров, как Сергей Мирошниченко, Вячеслав Орехов, Алексей Погребной. Ряд документальных фильмов (всего 29 лент) уже были отмечены на различных МКФ и получали номинацию на премию «Лавр». Все показы для зрителей будут бесплатными.
Эта работа талантливого двадцатилетнего режиссера Ксавье Долана, получившего Гран-при третьего международного фестиваля «Завтра» и выбор на «Оскар» (от Канады). Впервые об этом противоречивом фильме громко заговорили на «Двухнедельнике режиссеров» в Каннах, где он заработал целых три премии. Денежный приз в размере 50 000 долларов США от компании Audi Russia, который вручили продюсеру картины Кэрол Монделло на церемонии закрытия «Завтра», возможно станет подспорьем Долану, сценаристу и исполнителю главной роли, на съемках его второй картины, посвященной трансвеститам. Фильм же с таким жутко-провокационным названием («Я убил свою маму») является на самом деле семейной драмой и с первых кадров радует юношеской «энергией заблуждения» (по Виктору Шкловскому), а также блестящим усвоением фрейдистской идеологии. Семнадцатилетний Юбер (сам Долан) презирает мать Шанталь (Анн Дорваль) за её буржуазную ограниченность и сублимирует свою ненависть в живописи (изживая по Фрейду анальный комплекс) и в половой связи с анархиствующим дружком. Он - типичный нарцисс, который в отсутствие отца не желает взрослеть. О таких типах Кристофер Лэш ещё в конце семидесятых написал философский бестселлер «Культура нарциссизма» и вот только теперь они стали объектом пристального исследования кинематографа. Отсюда в фильме постоянные экскурсы в детство, которое якобы для героя было раем в компании любящей матери. В них чувствуется влияние эстетики Франсуа Трюффо: так в сцене, в которой герой заявляет учительнице, что он сирота и его мать умерла, ощутима перекличка со знаменитой картиной «400 ударов» (1959). Жесткие и безжалостные диалоги ярко передают извечный конфликт поколений, но вызывают мало сочувствия к эгоистичному подростку, который, как и революционеры Парижской весны 1968 года (с их лозунгом «будьте реалистами - требуйте невозможного»), требует невозможного от матери. Между тем эта смазливая дама бальзаковского возраста лишь хочет нравиться мужчинам: подкрашивает яркой помадой губы и навещает салоны красоты. Именно там она последней узнает, что её любимый сынок стал геем. Но естественные порывы матери вкупе с её довольно непритязательными вкусами вызывают ярость у истеричного сына. Он готов оскорблять ее только за то, что она громко чавкает за едой и безвкусно одевается. Но постоянные скандалы до визга иногда сменяются внезапными приступами кратковременной любви. Эта психологическая неустойчивость отношений матери и сына, видимо, и предопределила успех фильма на Западе, которому ныне явно не достает витальности. Но хлесткие диалоги и психологическая точность портретов главных героев у Долана не подкреплены оригинальным визуальным рядом. Картинка порой, как и у Альмодовара, напоминает анилиновый китч, а монтаж сцен настолько суетлив, что зритель не успевает по достоинству оценить поведение суматошных героев. Как режиссер, Долан крайне амбициозен и уверен в своей художнической правоте. Но лишь его второй фильм покажет, на что он способен, ведь автобиографичность первого умело скрывает недостатки его культурного багажа. А во втором ему придется отрабатывать щедрые авансы, выданные за смелость и юношескую раскованность.
Подкасты