Автор

Ольга Некрасова

А много ли для счастья надо?

Обзваниваю друзей и дальних знакомых, хочу понять, чем дышит город родной.– Как жизнь?– Ой, не спрашивай! В метро давка, а на дорогах пробки, цены растут, а зарплаты падают, молодежь ничего не ценит, а старики ничего не понимают, мужики – бабники, а бабы – дуры!– Чего ждете в новом году?– Счастья![b]Старая любовь не ржавеет[/b]– Ты ничего не понимаешь, это же старая итальянская машина!– Чего ж тут не понимать? Я помню, что итальянская и что старая: это же наша первая большая покупка.– Вот именно! Десять лет… – Наташка, нельзя же устраивать мемориал из сдохшей стиральной машины! – Кирюшка, не уговаривай меня! Мы не променяем ее на какое-нибудь пластмассовое убожество!Машина умерла три месяца назад. Вызывали мастера, пожилого обстоятельного человека. Напрямую подключая провода, он заставил работать каждый агрегат. Мотор гудел ровно и мощно, помпа сосала со страстью изголодавшегося вампира, раскрученный вхолостую барабан вращался быстро и беззвучно, словно колесо спортивного велосипеда. Все ответственные детали металлические, нигде ни потека ржавчины, ни следа накипи… Даже прагматичный Кирюшка признал, что сейчас так не делают.Подтверждая эту мысль, над головой ухала машина соседей, купленная только в прошлом году. От нее дрожали перекрытия и дребезжали лампочки в ванной.Увы, таймер, который мог бы оживить старую “итальянку”, вместе с работой обошелся бы чуть не в половину новой машины. Да и то мастер не давал гарантий: “Если уж начало сыпаться, то так и будет. Сейчас заменю таймер, а через месяц сломается что-нибудь еще” Пора было провожать “итальянку” в последний путь. Наташа договаривалась с мужем, что завтра, прямо с утра… Потом не могла заснуть. Вспоминала, как они выбирали “итальянку”. Когда женщина тащит любимого за такими семейными покупками, она дает понять, что готова под венец. А когда мужчина за такие покупки платит…Время шло, Наташа стирала в ванне, но выбросить “итальянку” не позволяла. Несколько раз они с мужем добирались до магазина и возвращались расстроенные. Наташе не нравилось все: пластмассовые баки (“У нашей нержавейка!”), электронное управление (“Я не программист!”) и даже вес (“Легкая. По полу ездить будет!”). Муж предлагал плюнуть на траты и починить “итальянку”. Она отказывалась: “Что теперь чинить, если уже все сыплется”…Необъяснимым образом судьба “итальянки” проецировалась на их брак: десять лет, детей не нажили, карьеры не сделали, живут по привычке, все сыплется… Кирилл стал задерживаться по вечерам. Наташа ревниво обнюхивала его одежду, но пахло не духами соперницы, а почему-то помойкой.Между нами говоря, он и ходил по помойкам. Возвращаясь с работы, шел три остановки от метро, заглядывая в каждый двор. Должен же кто-нибудь выбросить старую “итальянку”... С большим облегчением он заплатил бы мастеру за новый таймер, но боялся, что Наташка взовьется: в последнее время она устраивала драмы на пустом месте. А честно свинченный на помойке таймер и оживит машину, и не даст жене повода для ссоры.И Кирилл дождался. В самом конце привычного маршрута увидел у мусорных баков… Боясь радоваться прежде времени, подошел ближе: та же марка, та же модель! Рука потянулась к припасенной отвертке… Добытый таймер обещал спокойствие в семье. Кирилл пошел к своему подъезду. И нехорошее предчувствие шевельнулось в душе. Маршрут по помойкам он в последнее время проходил на автопилоте… Ну, не сообразил, что дошел уже до дома, и, значит, старая “итальянка” за мусорными баками была… выброшена женой.Таймер так и остался в руках – не бросать же в подъезде. Жена услышала, как он открывает дверь, вышла встречать:– Знаешь, я подумала, чего мы собачимся из-за этой машины? Купим новую!Увидела таймер. Поняла. Засмеялись, как в былые годы – нет, не все сыплется![b]Букет невесты[/b]У Ленки есть все. Отвоеванная у семейства комната – личное девичье пространство. Красный “доджик”, купленный в кредит. Прыжок с парашютом с высоты 4000 метров в пристежку к инструктору. Работа в ресторане, где стейки “прямо на самолете из Австралии” подаются жаждущим клиентам по минимальной цене 1500 рублей за кусман. В институте сданы последние хвосты, впереди диплом! На той неделе подружка детства выходила замуж. Ленка чуть не прозевала – с ее ритмом жизни немудрено. Пришла из ресторана с ночной смены, рухнула в постель и проснулась на следующий день от мурлыканья телефона.Звонила мать невесты: “Ты же свидетельница, забыла, что ли?! Через полчаса невесту выкупать приедут!!” Успела. Не за полчаса, но и ждать себя не заставила. Золотая жена будет кому-то, если не остервенится.На фото с отгулянной свадьбы, с лентой через плечо “Почетный свидетель”, Ленка то заспанная, то веселая, то задумчивая.Заспанная – понятно: с постели подняли.Веселая – потому что разгулялась.А задумчивая – потому что поймала букет невесты, значит, будет скорая свадьба. А с кем и зачем? Претендентов на ее руку хватает, все Ленке под стать: юные, материально независимые, образованные, симпатичные. Выбирай любого, но в том-то и проблема.Любого ей не надо, а одного пока нет.Зачем тогда букет хватала? Все бросились, и она с ними. Показала энергию и силу локотков. В тот момент она была изумлена и недоуменно-счастлива. Зарывалась пылающим лицом в белые бутоны роз, успевшие набраться ароматов свадебного таинства: свечей, духов, шампанского… “Вы не представляете, как это мне нужно!”, – пролепетала так счастливо, что оставшиеся с носом подружки перестали обижаться.Момент прошел, короткий Ленкин триумф забылся, и настала пора подумать. Примета с букетом невесты для Ленки несомненна, как “Волга впадает в Каспийское море”. Мама так вышла замуж: всех поклонников растеряла, ударилась в учебу и думать ни о чем другом не хотела. А поймала букет – и через полгода… Стало быть, где-то в небесах все решено за Ленку. А она еще не готова! Подвозит меня Ленка на своем “доджике”, показывает фотокарточки с чужой свадьбы и делится проблемой.Поймите, она не синий чулок, не рвущаяся по карьерной лестнице бизнес-вумен и не, упаси бог, лесби. Мечтает о муже и детях, но этак абстрактно. Пока это для нее скорее ярмо, чем счастье. С другой стороны, букет пойман, значит, деваться некуда. Остается подыскивать варианты ярма помягче. Может, выйти за Игоря? Он любит потусить и жене запрещать не будет… Спрашиваю: с парашютом ты прыгала, а с аквалангом ведь не погружалась? В горы не ходила? На серфере не каталась по волне? Ленка мотает головой, и лицо у нее совсем тоскливое: вон сколько не успела, а замужем – кто знает, может, все пройдет мимо.– Смотри шире, – говорю ей. – Почему букет невесты – обязательно к свадьбе? Он символ грядущего счастья, а каким оно будет, выберешь сама.– Я выбираю ВСЁ! – не задумываясь говорит Ленка. С аквалангом! В горы! На серфере! В белом платье, в фате и с букетом невесты![b]ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?[/b][i]Профессор Рон Инглхарт из университета штата Мичиган убежден, что ощущение счастья зависит также от стабильности в государстве. Согласно проведенному им опросу, самой счастливой нацией оказались датчане, жители Пуэрто-Рико, Колумбии и Исландии, а самыми несчастными назвали себя жители Зимбабве и шести стран бывшего СССР: Армении, Молдавии, Белоруссии, Украины, Грузии и России.[/i][b]МЕЖДУ ПРОЧИМ[/b][i]Каждый позитивный социальный контакт на 15% увеличивает вероятность того, что человек будет чувствовать себя счастливым, утверждают профессор медицинской социологии из Гарварда Николас Кристакис и политолог из Калифорнийского университета Джеймс Фаулер. Контакт второго уровня – например, друг вашего друга – повышает эту вероятность на 10%, контакт третьего уровня – на 6%. А вот каждый негативный опыт общения в 7% способен вызвать ощущение несчастья.[/i]

В благополучных семьях растут недобрые дети

С пеленок они видят улыбки – няньки, горничной, отцовского шофера… Рано осознают, что доброта включена в пакет оплаченных услуг, как шоколадка под подушкой в дорогом отеле. Искренность приберегают для людей своего круга, а с торгующим добротой персоналом она неуместна. Впрочем, и в их кругу искренность и неоплаченную доброжелательность надо еще поискать.[b]Искал себя[/b]В элитном доме пропал семнадцатилетний парень. Телекамеры охраны записали, как он вошел в свой подъезд и будто в воду канул. Милиция трясла одноклассников:– Может, он подрался с кем? Или получил “двойку”? А конфликтов с учителями у него не было?– Мальчик давно не мальчик, чтобы сбегать из дома из-за пустяков, – снисходительно отвечали одноклассники.– А не было ли у него какого-нибудь убежища – чердака или подвала?– Да нет, зачем ему по подвалам шастать? Если охота потусить, пойдет в развлекательный центр. Или приведет компанию к себе: бабка только рада, что пацан у нее на глазах.– Бабка?– Ага, он с бабкой живет…Родители у парня сами по себе: мама – с другом, папа – с молодой подругой, которая уже родила дочку. Официально не разводились. За сыном приглядывают наездами: денег дали, едой обеспечили, по торговым точкам повозили, как дела в школе, спросили… Парень вылетел из языковой гимназии – перевели доучиваться иностранным языкам в лингвистический класс общеобразовательной школы.Милиция стала проверять машины, на которых можно было вывезти тело. Родителям для утешения сказали, мол, ждите звонка от похитителей. Хотя было ясно: если бы похитили ради выкупа, то позвонили бы в первый же день.Спустя несколько дней пропавший как ни в чем не бывало вернулся домой. На вопросы отвечал в стиле своего поколения:– Где был, что делал? Искал себя!Красиво, но маловато, чтобы закрывать следственное дело. Милиционеры нажали, и потеряшка рассказал, что все это время провел в доме. Заходил в квартиру, когда никого не было, а больше сидел у подружки. Да, и ночевал у нее. Нет, не одна, она с мамой живет…А мама – председатель крупного медицинского фонда, на работе допоздна. Приходит домой, валится в ванну, из ванны в постель, а утром – снова на работу.Узнав, что в доме пропал подросток, она провела с дочерью беседу: домой вовремя, чужим не открывать. А того, что их квартире уже трое, не заметила. Квартира-то полуторасотметровая, трансформер: отгораживается, выгораживается, закрывается перегородками и прячется в подиумы все что угодно.Конечно, девочке влетело: кто из тебя вырастет, если ты с такого возраста… Парня припугнул разозленный следователь: досье твое уже в базе данных, и карьера твоя будет с червоточинкой… А они выглядят довольными – парень и девочка с общей болью в душе, с общим желанием отомстить родителям за невнимание.[b]Петю поставили на счетчик[/b]Знак нынешнего времени – сложные семьи. Отец проводит отпуск со взрослой дочерью и юной любовницей. Официальная жена тем временем сидит с маленьким ребенком любовницы и мужа. Зато муж оплатит ей с бойфрендом сказочный месяц под кокосовыми пальмами. А бабушка ложится в клинику на липосакцию и подтяжку, чтобы заняться устройством личной жизни с крепким военным пенсионером. Все друг к другу ходят в гости (что при этом в душе – отдельная песня).А подросток бесится, злится – так он мстит за невнимание родителей, за то, что никто его не спросил, разрушая старую семью и создавая новую. ВЕДЬ ЭТО И ЕГО СЕМЬЯ!!!…Когда мама вечером садилась краситься, Петя знал, что ночевать будет один. Приезжал за ней хмырь на БМВ.Первое время доставал Петю разговорами: “Как учишься, хорошо? Это хорошо!” Или: “Плохо учишься? Это плохо! Учиться надо, чтобы…” А Петя представлял, что этот хмырь будет вытворять с мамой ночью. Хотелось убить обоих. Потом-то кореша размаячили Пете что к чему, и он к маме – по-взрослому. Мол, понимаю, тебе нужен мужчина. Только он мне не отец, и нечего нам всем париться. Пускай ждет во дворе. Ты с ним поедешь веселиться по-своему, а я – на дискотеку, по-своему. Мать уезжала со стыдливой улыбкой, на деньги на дискотеку не скупилась.Вскоре Петя оценил все преимущества своего положения. В развлекательном центре можно было достать экстази и найти девчонку, готовую на все за таблеточку и банку “Красного быка”. Деньги были. Квартира свободна считай на сутки, ведь от любовника мать уезжала на работу. Кореша напрашивались со своими девчонками, он пускал: две комнаты, кухня, ванная – всем хватало места. Курили травку, а когда и дорожку пускали по зеркальцу. Главное – с утра заставить девок прибраться.И вдруг оказалось, что компания в долгах у наркодилера. Веселились все, а на счетчик поставили Петю. Сказали: с корешей как хочешь, так и стрясай деньги, а мы стрясем с тебя. Потому что есть на тебя достача: наркопритон содержал, малолеток водил, и свидетелей тому мы предоставим, если не договоримся.Петя – к маме. Всего, конечно, не рассказал, и она не поняла серьезности момента. Да еще и воспитывать стала: лучше книжки читай, у нас от деда шикарные собрания сочинений! А денег больших нет – сам знаешь, я еще не расплатилась за новую машину. Сказала и укатила с хмырем на БМВ. А ее новенький красный “Рено” остался у подъезда.Утром ей на мобильник позвонила соседка. Мать рванула из объятий друга и у подъезда увидела следующую картину. Колеса с “Рено” были сняты, а под ступицы вместо обычных в таких случаях кирпичей подложены аккуратные стопки томов из какого-то собрания сочинений.[b]В бабушку и в Бога душу мать[/b]Учителя давно заметили: если амбициозные родители воспринимают школу как сервисную службу (“Мы отдаем вам чадо, а вы обязаны”), то чадо быстро попадает в группу риска. В его глазах учитель не авторитетнее, чем мойщик стекол или собачий парикмахер. С тем отличием, что мойщик трудится над окном, парикмахер – над собакой, а учитель – над ним, маминым ребенком. Это открывает огромный простор для детского творчества. Не всякому хулигану из семьи алкоголиков придут в голову те выходки в адрес учителей, которые позволяют себе обеспеченные детки. Хулиган смотрит на учителя с нижней ступени социальной лестницы, обеспеченный – с верхней. Сверху удобней плеваться.Когда это было – чтобы на уроке чистенький ребенок из благополучной по формальным меркам семьи в глаза учителю запустил семиэтажным и трехпалубным, туда и растуда?! В послевоенные сороковые с их повальной безотцовщиной и хулиганством – и то уже не было. В подворотне – сколько угодно, а в школе – дисциплина, учителя приветствовали стоя.Ученые недоумевают: откуда она, проблема сквернословия у нынешних детей? Шокированный педсовет: “У вас так дома говорят, Сашенька?” Это не дома говорят, это агрессия прет. Словами, если кулаками и ногами нельзя.Сашенька, пардон, обожрамшись. То, о чем другие дети мечтают, он получает по первой просьбе, и чем дальше, тем больше просьбы превращаются в категорические требования. Родители жалуются: выпросил дорогую приставку, дня не поиграл – бросил. Диски с мультиками лежат нераспакованные, свалятся на пол – давит ногами.Педагог-дефектолог объясняет: он у вас не приставку просил, а знак внимания. Заломил подороже, чтоб не сразу согласились, покапризничал – опять добился внимания.Родители: мы рады все дать, лишь бы он занимался (в скобках невысказанное: и оставил бы нас в покое).Да поймите наконец: ОН ПРОСИЛ, ЧТОБЫ НЕ ОСТАВЛЯТЬ ВАС В ПОКОЕ! Конечно, вы устаете и хотите отдохнуть. Конечно, думаете о ребенке, зарабатываете на его благополучие. Но он еще маленький, чтобы оценить ваши усилия.Ему нужно, чтобы с ним поиграли в эту чертову приставку. А если не будете, он поведет свою игру, и не в приключения мишек Гамми! Дома-то, конечно, не разговаривают матом. Не при детях – точно. А что дитя услышало, проходя мимо бомжей помойных, то повторять необязательно. Добрых-то слов все равно слышит больше, почему не повторяет? Слова отражают сознание. Из доброй души не услышишь злых слов.В благополучных семьях растут недобрые дети.[b]Под напряжением[/b]В любой школе есть такой барчук, семейный любимец и баловень, не знающий проблем и не ведающий мечтаний. Его комната превращена в склад игрушек и электроники, в карманах водятся деньги на игровые автоматы, а на шее висит новейшая мобилка. От сладкой жизни тошнит, как от варенья, и в школу он приходит за простыми развлечениями.Пятиклассники Кеша и Кирюша взорвали петарды на школьном крыльце. Получили свою дозу нотаций – и взорвали петарды в школьном туалете. Педагог-дефектолог пытается воздействовать старинным аргументом “общественное – тоже мое”: – Почему вы у себя дома туалет не взрываете? Наверное, жалко стены коптить, неохота вонью дышать? А в школе – не жалко и охота? Пиротехники отмалчиваются, а в ясных циничных глазах читается: “А горите все вы тут, раз заставляете делать то, чего не заставляют дома, и запрещаете то, что дома разрешено!” Ленечка тыкал детям в лицо электрошокером. Учителя отобрали оружие и оповестили мать. Та пришла в шубе из цельной норки и, свысока глядя на училок, сказала, что сама купила ему электрошокер (он такой хорошенький, в виде шоколадки). Ленечке позволено играть с шокером дома. (Интересно, как – прислугу током шарахать? Точно, что не любящую маму.) Но потом она убирает шокер в коробочку, а сын, такой баловник, нашел коробочку и в школу игрушечку притащил.И никакого у мамы раскаяния, ни следа опасения, что игрушечкой в триста тысяч вольт можно травмировать других детей! Понятно, от кого у Ленечки убежденность, что в школе можно все: и то, что дома – только под присмотром, и то, что вовсе нельзя.Учить ребенка в платной школе мамочка не согласна: у нас бесплатное образование, и государство ее ребенку обязано.[b]Госдума у меня впереди[/b]В популярном телесериале милиционер, отняв у подростков порнуху, парирует их возмущенные возгласы: “Вам рассказать, чем закончилось?” Жизнь предлагает все больше ситуаций, в которых эта реплика могла бы звучать из уст детей.Марьиванна, вам рассказать, как ходят на яхте? Как лететь на доске по океанской волне? Как “бэха” разгоняется до двухсот километров в час? Ах, простите, у вашего мужа “Ока”…А хотите, расскажу, как пройти высшие уровни в “Думе”? Нет, не в государственной, это у меня впереди. Есть такая древняя игра, “DOOM”, в нее играли на первых компьютерах под DOS. Ах, они были не первые? В годы вашей молодости компьютер занимал два этажа? Надо же, вот и вам есть о чем вспомнить… Для нынешних детей даже молодые учителя – динозавры прошлого. Эти монстры носили октябрятские звездочки. В их квартирах стояли самовзрывающиеся телевизоры “Радуга” и телефоны с диском, который крутили пальцем…Между той эпохой и сегодняшним днем – две пропасти, социальная и технологическая. В отношениях учителей с богатыми детьми есть и третья пропасть – в уровнях жизни.Понятно, почему училке присваивают невысокий ранг обсуживающего персонала. Она может обучить предмету, но объективно не имеет возможности стать наставником по многим вопросам.Родители, которых долг обязывает быть такими наставниками, слишком заняты: наш молодой капитализм требует от них всех сил. Американские фильмы, где герой отказался от миллионной сделки, чтобы пойти на школьный спектакль к дочке, для нас неактуальны. Дети остаются наедине с миром.Дети, зачастую испытавшие “расширение сознания” с помощью наркотиков, уверены, что уже поговорили с Богом – или с Дьяволом? Мальчики, ставшие в пятнадцать лет мужчинами, перестают подчиняться женщинам.Девочки, ставшие юными женщинами, начинают на интуитивном уровне меряться с учительницей женской успешностью в личной жизни.Критерии у поколения next, конечно, своеобразные. Если для их взрослых воспитательниц ценны покой и стабильность в личной жизни, то для них – экстрим и разнообразие. Легендой о добрых отношениях между Мальчиком и Девочкой их не купишь. На это может повестись девочка типа “не родись красивой”, но такие, как правило, хорошо учатся, и с ними нет проблем. А та, которая в двенадцать лет приходит на новогодний карнавал в костюме Мерилин, как себя ощущает? Реакция взрослых – возмущение. Рекомендации – запреты или ограничения.Дети в одиночестве улетают в свой недобрый мир.[b]P.S.[/b] Ну и плевать бы на них! В конце концов, богатых у нас немного, а богатых детей, сорвавшихся с нарезки, – еще меньше. Проценты от процентов, разве они сделают погоду? В том-то и беда.Придет время, и этих детей за уши и пинками протащат во флагманы политики и экономики. Как леченого алкоголика Буша-младшего: хочешь или нет, но папу надо заменить.Эти недобрые дети станут боссами наших детей. Их сегодняшние проблемы завтра обернутся проблемами страны.[b]НА ЗАМЕТКУ![i]Он хочет побыть с вами[/i][/b]Психологи советуют: побудьте с подростком длительное время – проведите вместе отпуск или хотя бы уик-энд. Он вами насытится и сам будет рваться “на волю”. По наблюдениям этологов, детеныши всех высших животных испытывают потребность просто побыть рядом с родителями. Развитие грудных детей замедляется, если не брать их на руки. Детям постарше проведенное с родителями время надолго добавляет уверенности в себе.Этология исследует все виды врожденного поведения животных и человека. Считалась буржуазной лженаукой. Берется объяснить, к примеру, некоторые странности любви, причины немотивированной агрессии и альтруизма, ряда маний и фобий, указать движущие силы национализма и расизма.[b]НА ЗАМЕТКУ![i]В доме ангел, в школе монстр[/b][/i]- Психологи утверждают, что последовательной строгостью родители могут подавить агрессивность ребенка в своем присутствии. Но вне дома ребенок станет еще агрессивнее. Всем учителям знакомы такие дети: в доме ангел, в школе монстр.- Люди, ставшие в детстве свидетелями сцен физического насилия между родителями, более склонны к разборкам со своими супругами, чем те, кто никогда не был свидетелем родительских драк.- По статистике американских социологов Э. и Ш. Глюк, в семье со здоровыми отношениями между супругами шансы на воспитание у ребенка антисоциальных наклонностей можно определить как 3 к 100. В тех же семьях, где муж и жена постоянно скандалят, шансы поднимаются до 98 из 100.- 82 % несовершеннолетних преступников были лишены полноценного общения с родителями. Либо у них отсутствовал один из родителей (чаще отец). Либо взрослым некогда было заниматься ребенком. Либо супружеские ссоры не располагали к полноценному общению.

Доброе утро, вы уволены!

Белощекая синичка стучит в окошко кабинета. На Дарью Леонидовну эти милые звуки действуют как выстрелы над ухом: она охает, вжимает голову в плечи и шепчет: “Отгоните!”. Панический взгляд, испуганный тон – все настолько серьезно, что коллеги опрометью бросаются пугать синичку, занавешивать окно, отсчитывать капли корвалола…Близкий Дарье Леонидовне человек перед смертью прикармливал птиц, сыпал крошки на подоконник. С тех пор она верит, что птица в дом – к покойнику. Случаи проявить этот пунктик выпадали крайне редко; многие не подозревали, что рассудительная Дарья способна так страдать из-за суеверия. Теперь это знают все. Молодежь хихикает ей в спину: “Это та, с птичкой!”. Начальство супит бровь, и уже ясно, кто первый претендент на сокращение. А синичка является каждый день, словно ее и впрямь влекут мистические силы…Наконец, кто-то догадливый и глазастый, посмотрев на окно Дарьиного кабинета с улицы, находит любимое синичками сало, подвешенное на нитке за блоком кондиционера.Так подставляют лишь свои, с которыми пуд соли съеден. Кризис в экономике подчас оборачивается кризисом порядочности.[b]Первыми увольняют матерей[/b]От работодателей порядочности не ждут по определению. Газеты предостерегают: вот объявит босс реорганизацию и заставит писать два заявления, так знайте, об увольнении подпишут всем, а примут назад не каждого. Это классика из учебников по менеджменту, и трудящиеся на такое плохо ведутся. Впрочем, в менеджменте 90% успеха зависит от менеджера. Если босс натаскан на такие дела, то сотрудник и с полным пониманием происходящего напишет это заявление “по собственному”. Или поддавшись на лесть (ну, вам-то ничего не грозит, вы ключевой сотрудник!). Или под давлением – у каждого свой скелет в шкафу. Или в порыве гнева, который расчетливо спровоцирует босс – напишет.А есть менее известные способы выставить человека без пособия. Посмотрим направо, посмотрим налево: ноу-хау “Московская осень-2008”.В крупной торговой сети упал товарооборот, принято решение: сократить персонал. С другой стороны, грех не воспользоваться снижением цен на строительные материалы и услуги. И в филиале, скажем, в Жулебино начинается ремонт, а персонал переводится в Митино.Начинается естественный отбор. Первыми увольняются матери, чья жизнь привязана к графику школы или детсада. Тех, кто решит поездить в Митино (не вечен же ремонт), ждет грызня с аборигенами, готовыми любой ценой защищать свои рабочие места, и падение заработков. Остаются самые терпеливые, непривередливые и не связанные обязательствами перед близкими. Знакомый продавец электроники, попавший в такую ситуацию, два месяца сидел на зарплате в 10 тысяч.Увольнялись тогда массово. У оставшихся доходы подросли, но ему приходится работать пять дней в неделю по двенадцать часов, да без малого три часа занимает дорога в магазин и домой.[b]Сократили? Нет, рокировали![/b]Нину Дмитриевну перевели на другой участок работы. Обязанности прежние, только документация нужна другая - этого конкретного участка. А где документация? В шкафу пусто. Начальство говорит: спрашивайте у Татьяны Борисовны – ну да, у той, которую перевели на ваш участок. А Татьяна Борисовна не признается: “Это вообще не мой шкаф, наверное, их кто-то поменял, а бумаги выбросил”.Еще головная боль – часть работы на старом участке оставлена за Ниной Дмитриевной. Она физически разрывается, бегает, но там надо быть все время, а так часть информации от нее закрыта – ею уже владеет Татьяна Борисовна, которая постоянно на месте.Нине Дмитриевне все отвешивают комплименты: вы такой профессионал, все прекрасно знаете и умеете, вы уж как-нибудь постарайтесь разобраться, а то годовой отчет на носу. Информации по-прежнему никакой, или еще веселей: Татьяна Борисовна подкидывает ей ложную. Нина Дмитриевна несется на свой участок, проверяет и, чуть жива, бежит с претензиями к Татьяне Борисовне. А та к ней по-доброму. Извинится – значит, я забыла или неправильно поняла. Отпоит беднягу чаем, поинтересуется, как дела на новом месте. Нина Дмитриевна разомлеет да все и выложит. А потом в директорском кабинете видит распечатку: таблички по двум участкам за подписью Татьяны Борисовны.Видно, задача у Татьяны Борисовны такая: будет тянуть оба участка. Всю ставку Нины Дмитриевны ей не отдадут, а половину – в самый раз. А Нина Дмитриевна побегает, побьется и сама откажется от места. Дело-то к годовым отчетам, документации никакой, времени освоиться и восстановить что можно не осталось.Такая вот рокировка.[b]Кто быстрее стукнет шефу[/b]Марина в своей конторе отвечала за металлическую посуду, а Зоя – за фаянсовую. Утром озадачат экспедиторов и болтают, подружки.Нет, работы хватает: пальцы вбивают в компьютер цифры из накладных, телефон звонит: “Мы заказывали нержавейку, а прислали эмаль!”. Но когда этот служебный фон мешал женщинам быть женщинами? Обсуждать расфуфыренную секретаршу, пить кофе, мерить обновки? Идиллия кончилась, когда шеф решил объединить отчетность. До этого чайник эмалированный и чайник фарфоровый учитывались в разных группах, так как поступают от разных поставщиков. Но потом-то их отправляют в одних машинах по одним магазинам, поэтому логичнее… Все поняли, кивнули Марина с Зоей. Вышли от шефа, заварили кофейку. И сообразили, что это неспроста. Арифметика ясная: две сводки составляют два человека, одну сводку – один. Вторая “главная по посуде” не нужна.Нет, какой все-таки шеф иезуит и сволочь! Марина с Зоей решили все делать как раньше, а потом объединять сводки в одну.В тот день пальцы порхали по клавиатурам с удвоенной скоростью. Разговоры увядали, едва начавшись. Марина закончила чуть раньше и на правах победительницы потребовала, чтобы обе части сводились воедино на ее компьютере. Зоя возразила: наоборот, ты пока проверь свою часть и перешли мне, а я тем временем закончу. Нашла дурочку, заспорила Марина, если так делать, мы в следующий раз будем нарочно тянуть время и до ночи не уйдем! Тут очень вовремя заглянул шеф: где сводка? – Она еще свою половину не сделала! – Она мне нарочно свою половину не дает! – в один голос сказали Марина и Зоя.Действительно, иезуитский прием: дать двоим параллельные функции, и личные драмы работников готовы. Потом у кого сахарок подскочил, у кого давленьице – а больные нам не нужны! У Марины и Зои в частной фирме оплачивают по больничному один день в месяц.Напьется Марина лекарств, отлежится на диванчике – и к компьютеру. А Зоя шефу доносит: “Опять наша матрона валяется”. Она моложе и здоровее, злыдня.[b]Кёрлинг со шваброй[/b]Уборщица больших помещений Люся, крепкая, с поставленной на чистоту рукой. С собственными щетками, со скребком для прилипшей жвачки, с химикатами, которые покупает сама, а завхозу потом – чек. Люся, которая за 3-4 часа зарабатывала 15 тысяч, и никто не мог сказать, что ей переплачивают – уволилась.Началось с того, что в ее учреждении настелили новый ребристый линолеум, который и на шестиметровой кухне отмыть нелегко, а когда его сотни квадратных метров – невозможно в реальные сроки. Потом начальник сказал: а почему она стены не моет? Пришлось мыть, а оплата уборки рассчитывалась, как и раньше, по площади пола. Наконец, решили накинуть ей две лестницы за те же деньги, а для этого придрались, чтобы чувствовала себя виноватой. Там грязь, а здесь вы своими щетками повредили затирку между плитками – ущерб ремонту! Но тут у гонителей нашла коса на камень. Свой профессионализм в уборке Люся осознает, где такая работа почем, ведает и свое время и здоровье бережет. Плюнула на чисто вылизанный пол и ушла.Вместо нее взяли интеллигентную Наталью Ивановну. У той другая установка: в кризис нашла работу, и слава богу. Дополнительные лестницы она взяла без возражений, согласна убираться по выходным, а самое главное – ОНА БЕГАЕТ СО ШВАБРОЙ ПО КОРИДОРАМ! Топ-топ-топ в одну сторону, топ-топ-топ в другую. И шваброй – шварк-шварк-шварк. Поглядеть со стороны – натурально кёрлинг (помните, когда пускают по льду отполированные гранитные камни, а впереди спортсмен зачем-то натирает лед щеточкой?).Позже выяснилось, что профессионалку Люсю гнобили, так сказать, из лучших побуждений. Хотели сманить в головной офис вместо престарелой Зинаиды Ивановны, которая уже выбивается из сил и глазами слаба, чтобы замечать пылинки. Почуяв за спиной дыхание профи, Зинаида Ивановна заработала шустрее и согласилась выходить с раннего утра – прибираться после работающих ночью ремонтников. Люся “на ремонт” не пошла.Давно, еще на первой своей работе, я усвоила, что не каждый начальник уживется с высоко ценящим себя специалистом. Только мне казалось, что здесь профессиональный конфликт. Специалиста раздражает необходимость подчиняться “этому дураку”, а некомпетентный начальник считает его конкурентом, вот и выживают друг друга. Но Люся-то никак не конкурент выжившим ее начальникам.Значит, придется мне внести коррективы: не каждый начальник уживется с человеком, демонстрирующим чувство достоинства.[b]Завидное место[/b]У Веры Алексеевны в трудовой книжке – запись о приеме на работу да одинокая запись о повышении. Редкий в наши дни человек: как села за стол в год московской олимпиады, так и сидит, справки выдает. Реорганизации, кризисы – все прошло поверху, ее не задело.Скорее всего, потому, что за справки ей не дарят ничего крупнее шоколадки.Осталось сделать последнюю запись - об увольнении на пенсию. Но Вера Алексеевна не торопится, и начальство ее не гонит.Только вдруг в последнее время стали ей навязывать очень странных стажерок. Одна была ни много, ни мало – выпускница МГИМО. За неделю смела запасы шоколадок и пропала. Вера Алексеевна разузнала (все кругом знакомые, со всеми на ты): стажерка – дочь большого чиновника, ушла на повышение.Так ее нельзя было принять без опыта работы, а переводом – другое дело.Была домохозяйка - диплом университета, двое детей и ни дня рабочего стажа. Эта шоколадки не лопала, берегла фигуру. Осмотрелась, побегала по другим отделам, покурила на лестнице и стала каждый день названивать мужу. Не стесняясь Веры Алексеевны: “Тут одни мыши архивные, я умираю со скуки!”. Вернулась домой, веселиться.Последнюю стажерку привел сам начальник отдела кадров. Сказал открытым тестом: подготовь себе смену, тогда ее на твое место, а тебя – на полставочки. Вера Алексеевна рассудила, что полставочки лучше, чем вовсе вылететь на заслуженный отдых, и учит смену добросовестно: как справки выдавать, куда шоколадки складывать.Чья родственница эта стажерка, неизвестно, а только дама непростая. Обмолвилась, что вся зарплата у нее уходит на бензин.Зачем ей место Веры Алексеевны, даже и с шоколадками? Я плохо понимаю. Ясно, что в тяжелые времена лучше работать в госучреждении. Так во всем мире: в частных фирмах выше доходы, зато в государственных – социальные гарантии. Но зачем на такие места идут люди, которым не нужно трудиться ради денег? Пока мне ясен лишь один мотив: хоть и маленькая, но государственная должность – трамплин для большой.[b]Настал ее час![/b]Еще примета кризиса. Если у медиков есть черный список зловредных больных, его наверняка возглавляет наша соседка, лежачий инвалид. От нее сбежали все сиделки.Сначала собесовские отказались наотрез, хоть увольняйте. Работающий муж стал приглашать иногородних, соблазняя регистрацией и жизнью в отдельной комнате. Хотите верьте, хотите нет, но иногородние кончились. Не утверждаю, что через отдельную комнату с регистрацией прошел весь бывший СССР – скорее, на биржах гастарбайтеров все же есть черный список во главе с нашей соседкой.Слава изводительницы сиделок достигла апогея, когда от нее сбежали сестры милосердия из церковного прихода. Для этих терпеливейших женщин чем тяжелее труд, тем он угоднее Богу. Болящая достала их провокациями на религиозные темы и откровенным богохульством.И вдруг сиделки пошли к ней косяком. Подолгу не держатся, но на смену вышедшим из боя сразу приходят другие. Кризис. Рады любой работе – тут не до черного списка.[b]P.S.[/b] Почти все герои моих сегодняшних историй стали задерживаться на работе допоздна. Их подсиживают – они сидят. Да еще на выходные берут работу домой. И рвение демонстрируют, и реально нагрузка повышается, и надо выдать креатив. Да с ним, с креативом – бегом к шефу. Визжа и давясь, чтобы не опередила вчерашняя подруга, а ныне соперница.Шеф, буржуин, выглядит довольным. Он знает, кто расплатится за кризис.[b]ВНИМАНИЕ[/b]В Роструд, по данным на ноябрь, 1073 компании подали заявки на сокращение 46 тысяч человек.По некоторым оценкам, на одного законного уволенного приходятся пять уволенных незаконно.По опросу кадрового холдинга “Анкор”, 19% московских компаний намерены сокращать зарплаты, а еще 15% этого не исключают.Сокращать штат сотрудников будут 23% компаний, еще 24% не исключают такой возможности. Больше половины сокращений планируется на начало середину 2009 года.[b]НА ЗАМЕТКУ[i]Если вас подсиживают[/b][/i][i]Свое ноу-хау держите в голове. Если в голове не помещается, то пошлите свою офисную работу себе на домашний компьютер, скопируйте на флешку. На офисном компьютере оставляйте только те файлы, которые бесполезно красть и невозможно использовать вам во вред.Офисный компьютер не ваш! Он как горох при дороге: каждый норовит зацепить. Ваш долгий труд может испариться с жесткого диска или появиться у шефа с чужой подписью.Пускай реклама утверждает, что пароль не подобрать и за неделю: если надо, его не подбирают, а просто обходят при загрузке.Для этого не нужна ни специальная аппаратура, ни особые знания – достаточно, чтобы знакомый компьютерщик показал один раз.Штатные программы защиты созданы заведомо “дырявыми”, чтобы облегчить работу техподдержки. Ведь одна из самых частых причин вызова компьютерщиков – “забыл пароль”.[/i]

Что это за зверь - теща?

Мама – символ нежности и всепрощения, бабушка – доброты, отец – мужественности, брат – верной дружбы. Кума – любушка-голубушка, и даже шурин какой ни есть, а он – родня. Только «теща» у нас это уже не слово для обозначения степени родства, а имя нарицательное. «У вас – как у мамы» – высшая степень похвалы для любой хозяйки.А «вы – как теща» – оскорбление, указывающее на сварливость и пустую придирчивость женщины.[b]Что у милых под кроватью? [/b]Создание новой семьи – всегда чудо.Сходятся двое и живут, ежедневно испытывая нервы партнера несоответствием характеров и привычек. Космонавтов для полета сроком в месяцы отбирают на стрессоустойчивость и совместимость, отсев огромный. А тут обычные люди соединяются на годы. Ничего бы у них не получилось, если бы не гормональный всплеск, подталкивающий к приятному разрешению конфликтов. Поругались – и в постель. А когда секс станет рутиной, самые колючие заусенцы уже сотрутся.Собственно, с этого момента семья и становится ячейкой общества. Молодожены замкнуты на себе, требования общества работать, учиться и все такое вызывают одно раздражение и выполняются спустя рукава. Как точно подметил Пушкин, законная… скажем, семья – род теплой шапки с ушами, голова вся в нее уходит.Проблема в том, что в довесок к мужу или жене партнер получает целый шлейф новых родственников. Эти малознакомые люди считают своим долгом и правом убедиться, что их кровиночка досталась порядочному человеку, а не хрену с горы, и будут рассматривать на просвет каждый его поступок. Какими бы благими ни были намерения, эта сила в целом враждебна новой семье. А теща – ее авангард.Тамара в моих глазах воплощает лучшие качества образованной женщины. В годы разрухи мыла полы, но сохранила за собой место в научно-исследовательской лаборатории. Дочь сумела направить в надежную профессию бухгалтера.Теперь у брокеров с мерчандайзерами кризис и сокращения, а у Тамары коммунизм: машинка, участок – все без вызова, но комфортно.Увы, когда дочь вышла замуж, Тамару обуял знакомый всем матерям-одиночкам бес – она уверяет, что не ревности, а контроля. Поначалу жаловалась, что зять не дает ей поучить собственную дочь домашнему хозяйству. Молодые жили на съемной квартире, Тамару принимали за столом с белой скатертью, а на кухню в кастрюли заглянуть – ни-ни.Сыграв на струнах экономии (зачем платить дяде, вам же и «плазму» хочется, и в отпуск за границу), Тамара переманила их к себе. Вот когда она всласть заглядывала не только в кастрюли! Ябедничала мне: «У них кое-что резиновое по два дня валяется под кроватью!» Утомленные тотальным контролем, молодые опять отселились.Теперь живут на даче – шестьдесят километров от Кольцевой сейчас не расстояние, встают пораньше и едут на работу. А Тамара – за руль и к ним. Застав невыносимый для хозяйского глаза бардак, убиралась и мыла посуду. Вместо благодарности молодые отвечали скандалами.Тамара стала действовать как разведчик: на пороге обувается в больничные полиэтиленовые бахилки, чтобы не оставлять следов. Возвращается с информацией о количестве пустых бутылок. Привозила образчик подозрительной травки – не марихуана ли? (Нет. Засушенная полынь от насекомых.) Пытаюсь объяснить ей коллизию. Для нее дочь – ребенок, а в новой семье она супруга, ответственный созидатель.Продолжая контролировать ее как ребенка, Тамара создает конфликт статусов. Попросту говоря, приучает дочь надеяться на то, что мама исправит все огрехи, и вдобавок унижает ее в глазах мужа своими «Не так. Смотри, как надо!» Раньше надо было учить, а теперь помощь лишь разрушает молодую семью.Образованная и начитанная Тамара слушает меня, понимающе кивает и… заводит свое. Разве она не мать собственной дочери? Разве не имеет права… Я понимаю: вся жизнь отдана дочке, и теперь для Тамары невыносимо оставаться в стороне. Ей нужны внуки. Тогда жизнь повернет на новый виток, в котором дочери опять не обойтись без мамы.[b]Сереге нужен прапорщик [/b]К счастью для молодых, Тамара хочет лишь помочь, не навязывая им свои взгляды и ценности. Хуже, если теща пытается наставить новую семью на путь истинный. Пускай этот путь выстрадан годами опыта – он все равно чужой. Для молодых иногда правильный путь – отойти от правил, перебеситься.Светке сейчас двадцать три, муж Серега на год младше. Как пришел из армии в голубом берете, с десантной наколкой на дутом бицепсе, так сразу и женился.Вообще-то шел он к Светкиной подруге, они раньше гуляли, потом два года переписывались. Но как раз к Серегиному дембелю подругу соблазнил преподаватель. Серега прямо с поезда, в аксельбантах до пупа, заехал к ней в институт. Выслушал объяснения: «Я через год стану менеджером по туризму и гостиничному бизнесу, а у тебя в багаже ничего, кроме мускулов...» Пошел к преподавателю и выслушал то же самое: «Она через год станет… А у тебя в багаже…» Понял, откуда ветер дует, и, не задумываясь о последствиях, врезал соблазнителю в челюсть.При этом изменница, побаиваясь буйного дембеля, специально держала при себе Светку. Та выросла в семье музыкантов, где крепкое рукопожатие расценивалось как недопустимый акт насилия. Решительность Сереги впечатлила ее несказанно. Светка поняла, что готова посвятить жизнь человеку, способному без интеллигентской рефлексии дать в зубы за любимую женщину.Отвергнутый Серега ушел, она побежала за ним. Домой явилась под утро, и не одна: «Знакомьтесь, это мой муж».Два года они живут как на облаке.Серега ловко торгует электроникой, обеспечивая половину семейного бюджета. Вторую половину приносят тесть с тещей – классические музыканты – и Светка, получившая вместе с подругой диплом менеджера по туризму.Увы, Серега со Светкой распоряжаются деньгами, как подростки. Линолеум на кухне неприлично облысел; тесть заводит с Серегой деликатный разговор, мол, хорошо бы мастеров… «Не вопрос, я куплю с получки и сам все сделаю», – обещает Серега. Но в день получки за ним заходит Светка, и они просаживают все до копеечки на игровых автоматах.В следующий раз, желая загладить вину, он тратит деньги на кофейный агрегат – подарок теще. Жене покупает щипчики для изведения волос в интимзоне. И вовсе ерунду тестю, чтобы не остался без подарка.Между тем в линолеуме протирается дыра. Теща спотыкается и звереет. Она и раньше пыталась внушить молодым, что тратить деньги нужно с умом, но действовала исподтишка, через дочь. Теперь запасы раздражения изливаются на ошарашенного Серегу. Среди его родни на дыры в линолеуме обращают меньше внимания, чем даже на дыры в носках.Он счастлив быть принятым в семью, где тесть ни разу при нем не ударил тещу. Светку обожает, потому и повел ее играть на автоматах. Она была такая печальная – как Серега теперь подозревает, оттого, что мама пилила ее из-за дурацкого линолеума! А если бы не пилила, то не пришлось бы ему развлекать Светку, и деньги бы пошли не на игру, а на линолеум! Теща сдается перед Серегиным напором. Ей становится ясно, что вложить разум в его десантную голову интеллигентный человек не в силах, для этого нужен прапорщик. На некоторое время она отстает от Светки. Как ей ни странно, безумные траты прекращаются. Пол в кухне наконец-то заново покрыт, и не линолеумом, а плиткой. Старенький гарнитур меняется на встроенную мебель. И вдруг опять деньги, как в форточку. летят на подростковые забавы: дельфинарий, аквапарк… Наконец, вершина глупости – костюм розовой пантеры. Спрашивается, куда его носить?! Когда дочка снимает дурацкий костюм, мать замечает ее округлившийся животик. Слова укора застревают у нее в горле.Ведь все ясно, если любишь и стараешься понять. Молодые мужчина и женщина добирают то, что не смогли получить подростками. Розовая пантера – последний привет из их детства. Скоро они сами станут родителями.[b]Зятек второго сорта [/b]Конфликт статусов достигает крайней остроты, когда теща пытается командовать дочерью. Хорошим детям полагается слушать родителей, хорошим супругам – друг друга. Что делать молодой жене, если мать и муж требуют разного? Анна Викторовна с первых дней твердила, что зятек им достался второго сорта. Сам в разводе – хорошо хоть без ребенка. Пожадничал на подарок к юбилею тестя – подумаешь, надувная лодка, он бы еще складной стульчик подарил! От нее, Анны Викторовны, зять и вовсе отделался паршивыми часиками.Ясно: мало зарабатывает. И руки у него потные.Разговоры заводились в присутствии родственников и знакомых. И при Наташе, разумеется, – может, перед людьми ей станет стыдно! Наташа объясняла. Лодка трехместная, с мотором «Сузуки» – самый дорогой подарок на юбилее. Но главное, что папа хотел именно надувную, чтобы возить в машине. А вот с часиками фирмы «Лонжин» муж, да, промахнулся. Думал, что теща оценит строгий корпус из нержавейки, а ей подавай позолоту со стразами. Насчет заработков мужа комментарии излишни после «Сузуки» и «Лонжина». А руки у него потеют, видимо, только при встречах с тещей.Каждый раз оставаясь в дураках, Анна Викторовна не прекращала борьбу.Теперь она сменила тактику: позвонит и убитым голосом: «Натуся… у меня приступ!» Натуся летит через всю Москву, Анна Викторовна караулит у окна. Увидит дочь во дворе и приседает, нагоняя давление. Открывая дверь своим ключом, Наташа слышит пипиканье электронного тонометра. Цифры в окошке прибора впечатляющие, мама задыхается, но в больницу не хочет. Наташа сидит с ней допоздна, Анна Викторовна причитает: «А дома у тебя ничего не сготовлено, как только Петя терпит, царствие ему… то есть дай бог ему здоровья!» Зятя она теперь только хвалила.Но когда Наташа передавала ее слова мужу, тот не верил, зная по прежним временам, что от тещи не дождешься доброго слова.Поднаторевший в борьбе с тещей еще в прошлом браке, муж чувствовал, что жену от него перетягивают. Предлагал нанять сиделку для тещи, раз она такая больная, но чтобы Наташа вовремя приходила домой. Верная дочь не соглашалась: только с ней маме становится лучше. Ведь гипертония бывает психогенная, больной важен не просто уход, а уход родного человека… Трещины в семейных отношениях превращались в пропасти. Наташа уже нарочно стала задерживаться у доброй, все понимающей мамы, которая ведь с первых дней твердила, что зятек им достался второго сорта.Что тут сказать? Любишь маму – не выходи замуж против ее воли. Но если вышла, то иди до конца. Иначе просто незачем было создавать новую семью.[b]Жениха подарила дочери[/b] Попутчики сели ночью. Засыпала я одна в пустом купе, а проснулась в таборе. Аромат домашних котлет пополам с запахами ночного горшка, детский гам, смех, рев.Детей было двое, ангелочки с темпераментом чертенят – сестры-погодки, как я поначалу думала. С ними две женщины, по внешности явно родственницы. Младшая – мать ангелочков, старшая – похоже, ее тетка: разница в возрасте у них была лет шестнадцать. Правил бабьим царством муж и отец, по манерам слесарь, по холеному виду – банковский работник.Потом я услышала, как молодуха назвала «тетку»… мамой! Это еще не из ряда вон: женщина рано родила, хорошо сохранилась. Дальше – больше: младшая из девочек-погодок тоже зовет ее мамой! А старшая (ей лет пять), как и ожидалось, обращается к ней «бабуля». То есть самая младшая малявка – сестра молодой матери и тетка пятилетней! Загадочной фигурой оставался слесарь-банкир. Руки у него в мелких трудовых шрамах и при этом с подпиленными и вычищенными ногтями. Зубы отбелены, парфюм дорогой. Когда я проснулась, предлагал тяпнуть водки за знакомство (нет, все-таки не банкир!). Я отказалась, и он таки тяпнул по полстакана с тещей… С тещей ли? Точнее, только ли теща она для него? Молодухе он шепчет на ушко, а старшей недвусмысленно положил руку на колено. Перехватил мой взгляд и улыбнулся с очаровательной наглостью.Я уже по этой улыбке поняла: он все расскажет. Похвалится, многостаночник.За обедом они со старшей выпили еще за счастливое начало отпуска, разомлели. Недовольная молодуха ушла, наконец-то прихватив пахучий горшок.– Теща моя, – представил даму слесарь-банкир.Я сказала, что так и поняла.Теща смотрела с вызовом: «Осуждаешь?» В основном она и рассказывала… До появления в семье зятя ее история банальна. С выпускного бала – за буфетную стойку в придорожном кафе; дальнобойщик, обещавший увезти в Москву, ранние роды… Работала в две смены, спала с часто менявшимися хозяевами кафешки. Все лишь бы нарядить дочь не хуже других, обеспечить ей учебу в институте, чтобы росла умненькая и не повторяла судьбу матери. А дочь возьми да и вернись «из института» на шестом месяце: не поступила, пошла работать в кафе, как мама… Хорошо хоть, знала, кто отец ребенка.Разъяренная мать поехала к нему.Желая посмотреть, чем дышит «зятек», подкараулила его в дочкином кафе (узнала по фотокарточке), познакомилась… И бес попутал. Вернулась домой с женихом и с плодом под сердцем, как выражались романисты прошлого. Жениха отдала дочери – все для нее.Так и живут. Работа при дороге помогла теще пристроить непутевого зятя в автосервис. Он обеспечивает семью, а женщины обихаживают его, выщипывают растительность из ушей. И держат в ежовых рукавицах.Когда я выходила из поезда, успевший добавить пьяненький многостаночник напевал из «Песняров»: «Слушай, теща, друг родной…» Теща льнула к нему и поправляла грудь в лифчике.[b]P.S.[/b] Свекровь тоже частенько не подарок, но в массовом сознании ей далеко до такого законченного чудовища, как теща, вечный персонаж анекдотов.Кого еще отпускают на свободу с балкона, в кого стреляют, требуя: «Подай, сынок, новую обойму!», кому советуют подарить цветок, а лучше два? Социальная основа такого отношения прослеживается легко. Есть неразрешимые конфликты, которые можно только приглушить взаимными компромиссами. Это конфликт поколений, конфликт противоположных полов, конфликт кровной родни с новой родней.Все они присутствуют в отношениях тещи с зятем.По такой логике столь же страшным существом для невестки должен быть свекор (со свекровью у нее нет конфликта полов: способны понять друг друга как женщина женщину). Так и было – только давно, в патриархальной крестьянской семье. О самовластии этой воистину зловещей фигуры говорят слова снохарь, снохач, сношник, обозначающие свекра, живущего в грехе с невесткой (снохой). В Первую мировую войну это явление было массовым: сына забирали в армию, его место в постели занимал глава семейства. И никто пикнуть не смел.[b]ИЗ ЖИЗНИ ЗЯТЬЕВ[/b] – С каждым днем я все больше и больше люблю тещу. Завтра уже 40 дней...Двоеженство карается наличием двух тещ. – Алло, это из зоопарка звонят. Ваша теща упала в бассейн с крокодилами! – Ваши крокодилы, вы их и спасайте!– Ты чего такой грязный? – Тепловоз целовал.– С ума сошел? – Нет, тещу домой в деревню отправил! – Боюсь вас огорчить, но яды продаются только по рецепту с печатью.Одной фотографии вашей тещи недостаточно.– За избиение тещи вы приговариваетесь к штрафу. Плюс налог на развлечения.[b]ИЗ ЖИЗНИ ТЕЩ [/b]Мать – дочери: – Твой Максим такой противный, что я с удовольствием стану его тещей!Теща приходит к молодым: – Я у вас погощу, пока не надоем.– Что так, мама?! Хоть чаю попейте.Теща в гостях у дочери: – Я еле отдраила ваши сковородки. Что у вас там налипло?! – Ерунда, мама. Тефлон.Теща – зятю: – Вы говорите, я вам в тягость... Да кто же меня тещей сделал, как не вы?! Ведущей раздела вы можете написать по адресу obnekrasova@rambler.ru

Детская преступность в современной России

Социальный педагог увещевает мать хулигана: «Вы не ходите на родительские собрания, не уделяете времени сыну, а он отнимает деньги у маленьких, прогуливает уроки». Мать, чуть не плача: «Поймите, я ухожу на работу в девять и возвращаюсь домой в девять! Пашу за двоих, боюсь место потерять. Сейчас всюду сокращения, мировой кризис!» – «У вас дома кризис. Сохраните место – можете потерять сына!» И обе не знают, что делать.[b]Последний рубеж перед зоной[/b]Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей ГУВД Москвы (ЦВИНП) в официальных бумагах носит звание первичного пенитенциарного учреждения. Последний рубеж перед зоной. На окнах решетки, в помещениях – детские рисунки на стенах и рыбки в аквариумах.Восьмиклассница Даша избила ровесницу с особой жесткостью – ногами, при этом ее компания и сама Даша снимали происходящее на мобильники. Комиссия по делам несовершеннолетних изолировала Дашу в ЦВИНП на три месяца Подросток украл у матери 22 тысячи рублей (при этом доверительно сообщает: «Это то, про что она знает»). Мать обратилась в милицию, когда выяснилось, что вор – сынуля, сама ужаснулась. Но сынок был запущен, да и она простить не смогла – эти деньги ей достались большим трудом. Помещен в ЦВИНП на месяц.Милиция определяет в ЦВИНП пойманных «на горячем» малолетних бродяг. Дают, как полагают, возможность помыться, подлечиться и поспать на чистых простынях. Для ребенка, имеющего какой-никакой, а дом, каждый день в центре – непрерывный стресс.Это в школе он был крутой, в училку плюнул, а здесь попадает к настоящим уголовникам, которых зачастую спас от суда только нежный возраст.Ученые отмечают «усиление деформации личности подростка при поступлении в Центр временной изоляции». Попросту говоря, центр не исправляет, да и при всем желании сотрудников не может этого сделать за отведенные им месяцы. Некоторых подростков пребывание за решеткой с рыбками может напугать и заставить остановиться у последней черты. Большинство, наоборот, окончательно выпадает из нормальной жизни.Школа это осознает и до последней возможности защищает проблемных детей от попадания в ЦВИНП. Но если уж попал, назад вряд ли примут. Теперь будут защищать от него остальных ребят. А порченого отправят в спецшколу для детей с девиантным поведением: в 2002–2004 годах они открыты во всех округах столицы.Говорят, что там шпану реально исправляют. Двадцать человек (на Москву) даже окончили 11-й класс, из них четверо поступили в вузы.[b]На кого оставляем Россию [/b]Рожденные в девяностых – самое малочисленное поколение в истории России. На него ложится труднейшая задача – стать главной производительной силой в стремительно стареющем обществе. Как говаривали раньше, принять у ветеранов трудовую вахту. А раз молодежи мало, то простой замены одного на одного не получится. Молодое поколение должно работать на качественно новой технике и само быть лучше качеством.Вот с этим проблема и у нас, и, если это кого-то утешает, во всем мире.Минувшей весной случился казус, который смаковала пресса.Глава МВД Рашид Нургалиев и замдиректора ФСИН Салих Шамсунов в один день устроили прессконференции. Первый сообщил, что детская преступность и алкоголизм в России снижаются, второй – что, наоборот, растут.На самом деле противоречия тут нет: если сравнивать с прошлым годом, детская преступность немного снизилась, если с советскими временами – взлетела до небес.Чего никто не оспаривает – это омоложение криминала. Малолетки все чаще втягиваются в преступления, которые раньше считались «взрослыми»: торговля оружием и наркотиками, притоносодержательство и сутенерство, разбойные нападения на предпринимателей и иностранцев, посягательство на жизнь и здоровье с использованием пыток. Рэкет в своей среде был всегда, только в годы моей юности шпана стреляла у домашних мальчиков по двадцать копеек, а сейчас могут заставить и папин сейф открыть. Фирменный знак поколения next – компьютерные преступления. И джентльменский набор: мошеннические действия с валютой и ценными бумагами, торговля краденым… Каждое десятое преступление в стране совершают малолетки – это 150 тысяч криминальных проявлений ежегодно. Еще двадцать лет назад вклад детей в общее число преступлений составлял не более 3%.На этом фоне отмеченное Рашидом Нургалиевым снижение подростковой преступности на 7,4% в прошлом году выглядит… конечно, достижением, но скромным. Нужно снижение на 330%, чтобы сравняться с концом восьмидесятых.Какая уж тут подрастающая смена на трудовой вахте! У нас получается по «Сказке о Мальчише Кибальчише»: «И снаряды есть, да стрелки побиты. И винтовки есть, да бойцов мало». Уголовники – не наши бойцы, от них самих отбиваться надо.[b]Дядя Петя все исправит [/b]Традиционный воспитатель криминального пополнения – пьющая мамка с приходящими сожителями.Выношу мусор и на помойке, за ящиками, вижу сына соседей. Домашний мальчик, ходит в компьютерный кружок, играл Буратино в детском театре. А тут, дрожа от возбуждения, забивает осколками кирпича котенка. Ослепший, оглохший от адреналина – не замечал меня, пока не схватила за руку.Хотела его пристыдить, а мальчик разрыдался. Оказалось, что в школе его мерзко унизил хулиган. А хулиган – сынок той хрестоматийной пьющей мамки, вечно побитый и поцарапанный. Можно не сомневаться, что по крайней мере половина его синяков получена не в честной мальчишеской драке, а от мамкиного сожителя. Очередной дядя Петя избил подростка, тот сорвал злость на домашнем Буратино, Буратино тоже нашел существо слабее себя… Один ожесточившийся ребенок из маргинальной семьи может запустить эпидемию насилия в целом классе.Вообще дети из проблемных семей имеют свою агрессивную установку: я не могу быть таким же благополучным, как другие, так пускай они будут неблагополучными, как я. Я курю – пусть он курит. Я царапаю соседскую машину – пусть он рядом стоит. Некоторые способны на иезуитские ходы: подбить одноклассника, чтобы утащил шоколадку в супермаркете, и стукнуть продавцу – пускай «маменькина сынка» поставят на учет в милиции.Реакция школы в последние годы отработана: разделить. Социально адекватных и желающих учиться – в профильные классы, хулиганов и лентяев – в коррекционные, а если и тамошние сверхмягкие требования для них невыполнимы – в ЦВИНП и далее со всеми остановками.Увы, эти меры – скорее санитарные, для изоляции трудного подростка, чем для его воспитания.__ Ни детский психолог, ни занятия по индивидуальному плану в спецшколе не решат его проблем, потому что проблемы у него дома. Читайте ему добрые книжки, учите его разводить цветы для сублимации – дядя Петя скорректирует все воспитание одной зуботычиной.Привлечь «дядю Петю» к уголовной ответственности? На его место придет дядя Вася. Лишить мамку родительских прав? Тогда получим снежный ком проблем. Например: маленький ребенок, попав в детдом и едва залечив побои, полученные от «любвеобильной» родительницы, начинает мечтать о встрече с мамой. Она ему необходима как символ. Не реальная опухшая рожа, а мама из песен и сказок. Ребенок постарше – часто единственный якорь, который удерживает взрослого в обществе.Лишившись его, мамка с очередным дядей пропьет квартиру, и подросток останется на бобах со своим законным правом на жилплощадь.Ему нужно убежище от домашнего насилия, которое вместе с тем не отрезало бы его от дома. Есть спецшколы закрытого типа, но уж слишком закрытого и только для правонарушителей – туда определяют по постановлению или приговору суда.Идеально подходят кадетские корпуса, но их мало.[b]Придушить одноклассника[/b] Благополучная Америка откупается от своих маргиналов пособиями, предоставляя молодежным бандам возможность резать друг друга в границах подконтрольных кварталов. Мы своих сажаем, чтобы не мешали и хотя бы принудительно работали на благо общества. Эта проблема интернациональна и едва ли имеет быстрое решение. Прямо сейчас гораздо больше беспокоит эскалация насилия среди детей из благополучных семей.Шестиклассник Ленечка пытался задушить приятеля. Возня началась в шутку, но потом и у жертвы, и у свидетелей-одноклассников сложилось впечатление, что Ленечка пойдет до конца.Придушенный писнул в штаны, из свидетелей одни разбежались, другие смотрели. Оттащить Ленечку не пытался никто.Потом он объяснял учителям: мол, посмотрел крутой ужастик и решил проверить, как человек задыхается на самом деле – похоже на кино или, может, иначе.У Ленечки дома компьютер с кучей игр, но в последнее время играть надоело. Куда интереснее садомазохистские сайты в Интернете. Мама – не такой продвинутый юзер, как Ленечка, и запаролить гадость от сына не догадалась.Иногда, заметив блеск в глазах и красные щеки, заглянет на экран компьютера, ну да Ленечка не дурак, успевает свернуть запретное окно. Адреса найденных сайтов передает друзьям. Одни плюются, другие обсуждают, щеголяя цинизмом. Дети открывают мир – с выгребной ямы.Формально у Ленечки благополучная семья: дом – полная чаша, мама в норковых шубах. Это еще одна современная проблема: понятия группы риска, семейного неблагополучия сейчас расширяются. Откуда жуткое увлечение Ленечки, без психолога не докопаешься. Возможно, начиналось все как игра: я нарушу запрет, а ты попробуй поймай. Возможно, детская душа орет: «Мама, ну когда ты обратишь на меня внимание?!» Или не орет уже. Неизвестно, кого мучил Ленечка в своем воображении, когда впервые набрел на сайт с невеселыми картинками. Но то, что сейчас его боится одноклассник, испытавший ужас удушения, – это факт.Маме рассказали об этом случае. Выслушала, улыбнулась: «Леня шутил! Он органически неспособен на жестокость!» Кошмар в том, что у Лени виртуальность перепуталась с реальностью. Мог увлечься и убить.[b]P.S. [/b]Родители в поте лица строят семейное благополучие – для себя и для ребенка. Выбирая между снижением уровня жизни и воспитанием, ставят ребенка на второе место. Особенно это заметно сейчас, в период кризиса.Для собственного спокойствия культивируется миф «У меня с ребенком полное доверие, он все мне рассказывает». Девочка наряжается, как на панель, и на ночь глядя идет «делать уроки к Нине».Парень щеголяет зажигалкой с изображением листа марихуаны, при этом не курит – по крайней мере, не курит табак. Родители твердят, как мантру: «У нас полное доверие». Даже когда из дома начинают пропадать вещи. Когда у ребенка зрачки с булавочную головку. «У нас полное доверие» – и все тут. Потому что альтернатива – это сказать себе: «Ребенок подрос, ему гормоны голову сносят, надо уделять ему больше времени, а для этого – изменить весь образ жизни». Отказаться от мнимой или реальной занятости. От непоследней тысячи долларов. Хотя бы несколько переломных лет побыть с ребенком.Чтобы потом не пришлось признаться себе: «Мой сын – преступник». [b]А КАК У НИХ?[/b] - Во Франции с 2003 года школьников старше 13 лет наказывают за агрессивные выходки тюремным заключением до 6 месяцев.- В Японии рост насилия в школах заставил премьер-министр Коидзуми в феврале 2005 года призвать учителей заниматься спортивными единоборствами и вооружаться деревянными мечами.- В Испании осенью 2006 года профсоюз учителей призвал правительство принять срочные меры по их защите. По данным опроса, среди 12 тысяч учителей 73% педагогов подвергается постоянным оскорблениям со стороны учащихся, а 15% – насилию. 9% опрошенных заявили, что боятся ходить на работу. [b]КОГДА МОЖНО САЖАТЬ?[/b]- В Египте и Ливане уголовную ответственность несут дети с 7 лет.- В Грузии с 2007 года возраст уголовной ответственности снижен с 14 до 12 лет. Свое решение парламентарии мотивировали ростом подростковой преступности.- С 13 лет уголовная ответственность наступает во Франции, Узбекистане, некоторых штатах США.- С 14 лет – в большинстве стран СНГ. То же в Германии, Норвегии, Румынии, Японии, Болгарии.- Подростков Дании, Финляндии и Швеции подвергают уголовному наказанию с 15 лет.- В большинстве других стран – с 16.- В СССР с апреля 1935 года минимальный возраст уголовной ответственности снизили до 12 лет за «совершение краж, причинение насилия, телесных повреждений, увечий, убийство или попытку к убийству». Заключением на срок не ниже 5 лет карались взрослые, вовлекавшие несовершеннолетних в преступную деятельность или понуждавшие их к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством.Вопреки перестроечному мифу, подростков не расстреливали. В их отношении действовала норма ст. 22 УК: «Не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления, и женщины, находящиеся в состоянии беременности».В мае 1941 года возраст уголовной ответственности был повышен до 14 лет за все преступления.По действующему сейчас Уголовному кодексу РФ общий минимальный возраст уголовной ответственности установлен в 16 лет.Но за особо тяжкие, в основном связанные с насилием, преступления сажают с 14 лет.[b]КСТАТИ [/b]По данным замдиректора ФСИН Салиха Шамсунова, за последние десять лет число 14–15-летних осужденных увеличилось более чем вдвое. Сейчас в воспитательных колониях сидят более 10 тысяч несовершеннолетних.«Это на порядок меньше ежегодного совершаемых ими преступлений, так как многие приговариваются к наказанию условно либо к исправительным работам, либо к штрафам», – утверждает г-н Шамсунов.Около трети несовершеннолетних заключенных отбывают наказание за убийство и причинение тяжкого вреда здоровью.Еще 5 лет назад этот показатель равнялся 14%.

Какая девочка была!

В зрелые годы начинаю понимать, что даже смерть подводит лишь промежуточный итог. Жизнь продолжается в наших детях. Главный вопрос – как продолжается? Не дай Бог, чтобы вынянченная на руках кровиночка считала тебя одряхлевшим конкурентом в процессе поедания “бюджетных” окорочков. Не дай Бог, угасая, видеть, как твои ценности и достижения спускают в унитаз. Тогда зачем они, достижения?[b]За каменной спиной[/b]Типичный сюжет криминальной хроники: ограбили ветерана, унесли ордена… Бандиты или мошенники, люди без души. А если – собственные дети? Генерал N служил в разведке. Сорок лет с зачетом фронтовых. После отставки работал в архивах, писал мемуары. Человек был старой закалки – жила бы страна родная. Не умел отдыхать и тратить деньги. За него это делала младшая дочь Нина. Умер на девяностом году жизни.Нина, уже пожилая, осталась с давно обесценившимся дипломом университета, без привычки и без желания работать – и с юной дочерью, которая всем пошла в маму.Живут, продавая то по монетке из папиной коллекции, то наградной кортик, то орден. Из всех способов транжирства как нарочно выбирают самые затратные. Словно наперегонки бегут к разбитому корыту.Генеральскую внучку Дашу считали талантливой: в пятнадцать лет сочиняла романы, хотела стать писательницей и журналисткой. Наследства хватило бы на учебу в хорошем вузе. Но Даша распорядилась иначе: на деньги от продажи дедушки сняла подвал для репетиций организованной ею рок-группы. Года два порепетировали, и группа перетекла в готтовскую тусовку. Стали встречаться на кладбище. Исписанные детским почерком тетрадки с романами Даша даже не перепечатала на компьютере, осознавая, что девчачьи опыты не делают чести нынешней двадцатилетней женщине. Кстати, компьютер подарила тетка – старшая дочь генерала.“Писательница и журналистка” научилась раскладывать на нем пасьянсы, а печатает двумя пальцами, как армейский прапорщик.Еще один цикл в круговороте поколений завершается: стареющая мама воспроизвела похожую на себя дочку. Только мама произрастала за генеральской каменной спиной, а Даше надеяться не на кого. И они обе втянули в свою жизнь парня из обычной семьи.Влюбленный в Дашу Даня воровал для будущей тещи “Хенесси” в супермаркете – запросы у генеральской дочери прежние. Подкармливал обеих: поведет невесту в кафе, оттуда несут пакеты с едой для мамы. Творческие порывы дам потребовали допингов для вдохновения, и Даня стал носить им “косячки”. С пакетом конопли попался милиционерам, теперь сидит. Даша бы съездила к нему на свидание, но нет денег на дорогу.Для несостоявшейся тещи Даня не приблуда безразличная, а сын школьной подруги. На глазах рос, играл с Дашкой в песочнице. Данина мать до конца сохраняла уверенность, что в генеральской семье мальчика плохому не научат… Газеты продолжают писать о разведывательных операциях генерала, и мемуары его недавно переиздали. Тысячи незнакомых людей хранят память о нем. Двое близких и любимых им при жизни этой памятью торгуют. Не алкаши, не глубокие наркоманы, обколотые до разрушения личности – люди, претендующие на интеллигентность.Объясним все обычными проблемами “золотой молодежи” – эгоизмом, неприспособленностью к самостоятельной жизни? По-моему, такое объяснение будет неполным.[b]Орден Ленина для оболтуса[/b]Павел, старинный друг моего мужа, занимается книжной торговлей. Скупает целые домашние библиотеки “как есть”: помимо книг, берет открытки, афиши, плакаты; письма военных и довоенных лет; мелкие сувениры. Все каталогизирует и будет искать ценителей. Годами – до конца не распродаст никогда. А хозяину библиотеки заплатит сразу. Тот и рад сбыть все в одни руки. Если бы не Паша, он бы половину добра отнес на помойку. Хозяин спешит.Ведь продают библиотеки чаще всего по двум причинам: либо уезжают, либо умер тот, кто собирал эти книги и хранил эти письма.Недавно в разговоре случайно всплыло, что Паша, профессиональный знаток и страстный любитель предметов старины, не знает, как выглядит медаль “За отвагу”. Муж допытывался: неужели тебе ни разу не попадались награды? Неужели не любопытно было? Ответ: “Попадались. И купить предлагали. А я заложу руки за спину и отойду”.Тут у меня разгорелось любопытство. Знаю, что торговля наградами запрещена законом. Понимаю, что в Пашином бизнесе надо быть щепетильным. Но неужели настолько? Вот так руки за спину и в сторону? А посмотреть? Букинист подтвердил: именно так, за спину и в сторону, чтобы никто никогда не мог сказать, что он проявлял хоть малейший интерес к орденам. И добавил, что любое серьезное коллекционирование – криминогенная область, но в фалеристике творится беспредел. Законом все фалеристы записаны в преступники, отсюда гнилая атмосфера. По словам Паши, если среди букинистов девять из десяти вряд ли свяжутся с ворованной книгой, то большинство фалеристов, наоборот, строит свой бизнес на скупке наград явно криминального происхождения. Недавно Иосиф Кобзон в Донецке увидел в антикварном магазине ордена. Огорчился, купил и попросил вернуть награды их настоящим владельцам. Первый же найденный человек – вдова одного из орденоносцев – сказала, что Орден Ленина у них из квартиры украли.Что же, спросила я, надо менять закон, делать торговлю орденами прозрачной? Паша замахал руками: что ты! Сейчас это все же уголовное преступление, не каждый отважится. А если разрешить свободную торговлю, то каждый оболтус потащит дедулины ордена в скупку! Он прав. Оболтус потащит.Хлынувшие через границу в конце 1980-х труды западных советологов взорвали наше общество. Грешна, мне самой тогда казался откровением фундаментальный“Большой террор” Роберта Конквеста. Откуда мне было знать, что это труд не историка, а профессионального разведчика и пропагандиста “холодной войны”…Сейчас очевидно, зачем “эксперты” соревновались, накручивая количество репрессированных: 40 миллионов, 50… Число жертв подгоняли под число погибших на войне, приравнивая коммунизм к фашизму. Если так, если разницы нет, то цена ордену Красной звезды, полученному на Курской дуге, – такая же, как и Железному кресту, то есть чисто рыночная. Можно продать. А можно и отобрать у коммуняки-ветерана сталинские побрякушки.Возвращаясь к дочери и внучке генерала N – им легче считать ордена отца и деда не святынями, а историческими железяками. Торгуют, и совесть не гложет.[b]Диккенс: продолжение следует[/b]Не об орденах сегодня речь. Об отцах и детях. О том, как ценности старших поколений прививаются на молодую поросль.Для зрелого человека счастье – закладывать фундамент, который закончит внук. Горе – если нерадивый наследник все спускает, заставляя своих детей начинать сначала.Наблюдаю, как судьба генеральского наследства удивительно, вплоть до совпадений в деталях, повторяется в другой семье.Там генерал, здесь профессор-химик. И там, и здесь дочь, получив диплом престижного вуза, осталась при папе приживалкой-секретарем-домработницей. Обе женщины, как говорится, на последнем дыхании лета родили ребенка “для себя”, без мужа и без страсти к любовнику. Даже зовут обеих одинаково. Только у Нины-2 мальчик, теперь уже мужчина.Хронологически ее эпопея с наследством началась раньше: отец умер в начале девяностых от инфаркта, когда ликвидировали его лабораторию. Нина-2 удачно подсуетилась с приватизацией квартиры, оставив без наследства старшего брата.Тому совесть не позволила судиться, хотя его собственная семья бедствовала: комната в коммуналке, маленький ребенок, две зарплаты научных сотрудников, не поспевающие за инфляцией. Выручил одноклассник-двоечник. После восьмого класса он канул в ПТУ и объявился через двадцать лет, весь в турецкой коже. В годы тотального дефицита он делал евроремонт, считай, из ничего. И научного сотрудника приспособил на роль мальчика – растирать краски.Нина между тем превратила четырехкомнатную профессорскую в трехкомнатную и жила как привыкла: магазин, плита, уроки с сынишкой, чтение Диккенса на ночь.Увы, при ее нерасчетливости и тогдашней инфляции денег хватило ненадолго. Пришлось трехкомнатную превратить в двухкомнатную.И снова магазин, плита, уроки, Диккенс. Диккенс был бесконечен – полное собрание сочинений в дореволюционном издании Сойкина.Научный сотрудник между тем набрал западных журналов по дизайну интерьера, посмотрел, как там красят, и намешал нечто многослойное, переливчатое. Пробивной двоечник оценил, взял его партнером в свою фирму и обеспечил заказами.Финал. Страна потеряла, судя по всему, талантливого химика и приобрела маляра высшей квалификации. Квартир у него аж две: в одной живут, другую сдают. Нина, наконец, сообразила, что прожрать можно всё на свете. Двухкомнатную в однокомнатную превращать не стала, а тоже сдала; для себя снимает однокомнатную на окраине. Диккенс переехал с ней, а сын ушел к дяде. Красит стены, платит за обучение в вузе.Тихо презирает мать. Дядя, простивший сестре обиды, время от времени привозит к ней парня.Одного его отпускать бесполезно: пойдет в кино, а дома скажет, что был у мамы.[b]P.S.[/b] Недавно мы с бывшим научным сотрудником говорили о Нине. Какая девочка была! Школу окончила с двумя четверками, институт – с красным дипломом. Играла на пианино, каталась на фигурных коньках. Собой недурна.Сына провела через кризис переходного возраста. Наследство отхомякала. И все свои достижения, все накопления отца, собственную молодость, любовь и уважение сына – всё спустила в никуда.В жизни своей ни дня не работала, ничего не создала. Если бы не сын, считай, что и не жила. Бледная от постоянного сидения дома, в вечных брюках, скрывающих целлюлит, никем не любимая читательница Диккенса… Неужели она сама желала себе такой жизни? Или родители желали? Она была слишком примерная, сказал ее брат. Младшенькая, любимая, похожая на маму, а мама рано умерла. Отцу хотелось подольше удержать дочку при себе, и она слушалась. Потом спохватился, что своей-то жизни у нее нет. Гнал ее, орал, что она его объедает. А Нинке уже некуда было деваться: возраст за тридцать, специальность потеряна, и ребенок на руках…[b]АФОРИЗМ В ТЕМУ[/b]Воспитание – процесс устранения своих личных недостатков у собственных детей.[b]ОТЦЫ И ДЕТИ[/b]– Эх, надо было мне отца слушать, когда пацаном был… Надо было! А я, дурак, не слушал…– А что же он тебе говорил?– Да кто его знает! Говорю же – я его не слушал…– Сын, выпей со мной.– Ну, пап...– Но я же с тобой уроки делал!– Мам, а когда я выласту, я буду на тебя похоза?– Будешь, доченька, будешь...– Ну и зацем тада зыть?– В наше время девушки еще умели краснеть!– Представляю, папа, что ты им говорил…[b]СОВЕТЫ РОДИТЕЛЯМ[/b]Родителям важно вовремя объяснить детям, что взрослый человек и умный человек – это одно и то же.Если вы заметили, что ваш ребёнок курит – не спешите его наказывать. Вдруг ему уже далеко за двадцать.Если чрезмерная увлеченность вашего ребенка компьютерными играми вызывает у вас беспокойство, постарайтесь приобщить его к более серьезным занятиям: картам, вину, девочкам.

Наш ответ мировому кризису

Лет уж пятнадцать назад была в чьей-то анкете вместо «проживаю по адресу» говорящая описка «выживаю по адресу». Так человек среагировал на истерический тон ТВ и газет. Ведь тогда, в девяностые, на сорокакопеечное повышение платы за газ пресса могла откликнуться апокалиптическим заголовком «Выживут ли пенсионеры?».Казалось, что весь народ с закупленными впрок спичками и хозяйственным мылом сбросили над тайгой, подобно спецназу. А сейчас у журналистов в ходу другая лексика. Кризис – мировой, а паники меньше. Похоже, дошло, что мы не выживаем, а живем. Хотя и не всегда в шоколаде. [b]Плач по убитым енотам [/b]Пенсионерка с революционным именем-отчеством Надежда Константиновна решила откладывать «гробовые» в аккурат перед гайдаровской инфляцией. А на пенсию вышла раньше обычного – с зачетом стажа на вредном производстве, и была еще ягодка опять. Сдались ей эти «гробовые»… По мнению невестки, Надежда Константиновна просто нашла повод растрясти сына, который неплохо поднялся еще на первой, горбачевской, волне предпринимательства.Сын к маминой причуде отнесся с пониманием и, приезжая в гости, оставлял немного денег на пока что нерукотворный памятник. Сначала набралось на скромную стелу из мраморной крошки, потом на гранитную плиту и на оградку. И тут вдруг с вершин власти нагнулся Кибальчиш и рубанул шашкой. Он и сейчас твердит, что народ все равно не знал, куда деньги девать.К счастью, сын подарил Надежде Константиновне тогда еще непривычных ей долларов, и пенсионерка воспрянула. Отныне она верила только Федеральной резервной системе США, и та не подвела. После дефолта доллар так подскочил, что Надежда Константиновна стала заводить разговоры с дворовыми автовладельцами, подумывая, не купить ли «Ладу» вместо памятника.Не купила. Ей понравилось копить и чувствовать себя богатой.Между тем появился и стал набирать вес евро. Надежда Константиновна поглядывала на новинку свысока, пока вдруг не обнаружила, что «божественный бакс» начал дешеветь.Бросилась за объяснениями к сыну и узнала много нового. Во-первых, ее возлюбленная Федеральная резервная система на самом деле не федеральная, а частная лавочка нескольких банкирских домов. Во-вторых, государственный долг США составлял на тот момент около 100 000 на каждую американскую семью. В-третьих, если, например, Китай и другие крупные держатели долларов начнут их сбрасывать, то Америку ждет дефолт почище нашего.Надежда Константиновна помчалась в обменник. Сдала доллары и купила «еврики», изрядно потеряв на операции.Под ложечкой проснулась и начала сосать жаба.Когда приехали молодые, она ни о чем другом не могла говорить. Сколько потеряла на продаже долларов, сколько – на покупке евро… Сын понял намек и компенсировал разницу из кармана. Деньги Надежда Константиновна взяла, но это были как бы отдельные деньги, не имевшие отношения к ее банковским операциям. Чтобы жаба успокоилась, нужно было дождаться, когда евро еще вырастет или доллар упадет. Тогда Надежда Константиновна могла бы рассказывать о своем выгодном обмене и не чувствовать себя дурой.Был момент, когда доллар упал почти как надо пенсионерке, но потом снова начал расти. Поэтому разговоры о курсе валют возникают при каждом визите сына. Злоязыкая невестка называет их «плачем по убитым енотам» (если кто не знает: «убитые еноты» – жаргонное название у. е.). Сын, заслышав «плач», без сожаления открывает бумажник. Он бы и так дал маме денег.Надежда Константиновна цветет: приятно чувствовать себя участницей мировых финансовых процессов, еще приятнее сыновняя забота. С усмешкой вспоминает девяносто третий год, когда инфляция стирала ее гранит снова в мраморную крошку, а она, Надежда Константиновна, все ждала, что это безобразие прекратится. Совсем беспомощная была. Не то что сейчас.«Лихие девяностые» дали нам социальный опыт преодоления кризисов. Уже не страшно.[b]Буду есть в августе [/b]В гайдаровские годы знакомая экономистка поделилась своим рецептом обуздания инфляции. Продавцу только ценник сменить на товаре – и готово, стал богаче. А зарплата покупателя догонит уровень цен хорошо если месяца через два, и то если не задержат. Так она, экономистка, накупила сахара, круп и консервов на четыре месяца. В апреле ест продукты, купленные по январским ценам. Каждый месяц экономия. Спрашиваю: какая же экономия, если в апреле ты все равно покупаешь продукты на будущее? Она: да, но те продукты я буду есть в августе, и опять выйдет экономия. Я так и не поняла. И в апреле тратишься, и в августе. Может, лучше есть свеженькое и не разводить в крупе насекомых? Простоватая соседка баба Нина без всякого экономического образования так набила антресоли бакалеей, что рухнули треснувшие доски. Потом нашлось ей занятие на год: перебирать крупы, отделяя зерна от кусочков побелки и продуктов тараканьей жизнедеятельности. Эти крупы были самым дорогим ее имуществом – дороже телека и старой мебели. А набрала она их еще по советским ценам, предчувствуя гайдаровский эксперимент месяца за три. Хвасталась, что это у них семейное: ее бабушка накануне войны зарыла в огороде три бидона керосина.На днях захожу в супермаркет, а полки не то что пустые, но поредевшие. Ага, думаю, экономистка с бабой Ниной на тропе войны. Позже прочитала, что нет, ажиотажного спроса на крупы не обнаружено (с керосином какие-то проблемы, но исключительно с самолетным). Оказывается, товара стало меньше по другой причине. У оптовиков, поставляющих продукты в магазины, собственный оборотный капитал невелик. Раньше они брали в банках краткосрочные кредиты, чтобы скупить товар у производителей и перепродать супермаркетам, получая свой процент. А теперь банки не дают кредитов оптовикам. Приберегают наличность на тот случай, если вкладчики начнут забирать свои деньги.[b]Меняю прокладки [/b]В бутиках одежды безлюдье, продавщицы скучают. Так им и надо! Изданные за границей путеводители давно предупреждают иностранных туристов – в Москве есть и Гуччи, и Версаче, но покупать не стоит – дорого. От себя добавлю – в Москве и надувают часто. Знакомая челночница, давно сменившая клетчатые сумки на морские 20-тонные контейнеры, собаку съела на дешевых товарах из Китая и Турции. Так она чуть ли не под стенами Кремля встречала в продаже подделки «под фирму», которым самое место на Черкизовском рынке. Пускай теперь хозяева московских бутиков почешут репу и оборотятся, скажем, к примеру Лондона. Там сейчас основные покупатели товаров класса премиум – русские (и еще арабы). Специально нанимают продавцов со знанием русского. Получается, что наших состоятельных сограждан кризис куснул не так больно, как англичан. Другое дело, что деньги они предпочитают тратить там, где лучше обслуживают и меньше надувают. Справедливо, хоть и непатриотично.Закрывается фотоателье, где я несколько лет печатала цифровые фотографии. Знакомая лаборантка сидит грустная: вторая ее работа ушла в прошлое. Раньше она обслуживала автомат, проявлявший пленки, потом переучивалась на «цифру», а теперь и это никому не нужно. У народа свои компьютеры, принтеры… Возражаю: бытовые принтеры не сравнятся с лабораторными. Скорее люди вообще отказываются от бумажных фотокарточек. Сокращают лишние траты.Цифровые картинки можно ведь и на компьютере, и через телевизор посмотреть.Не огорчусь, если упадет спрос на услуги собачьих парикмахеров, кошачьих кутюрье и консультантов по фэн-шуй. Нам еще рано загнивать. Если хотим поднять страну, надо производить то, что действительно нужно. Сайт под названием «Телевидение будущего» транслирует запись историка моды Александра Васильева.«Не начинайте свою коллекцию с мелких камней. Сейчас принято покупать и дарить женщинам крупные бриллианты – до 25 карат. Маленькими бриллиантами теперь режут стекло. Бриллианты принято надевать после 17 часов,так как они не блестят в дневном свете. Цветные бриллианты актуальнее прозрачных». Действительно, телевидение будущего. Завидую внукам и правнукам нашим.У метро крепкий пенсионер с плакатиком «Меняю прокладки». Не маньяк – сантехник. Давно не видела такого. В XXI веке точно не видела. Как будто проспал человек лет пятнадцать. Где он надеется найти краны с прокладками – сейчас все на керамике! Там же, у метро, девушка сует в руку листовку, гляжу – что-то новенькое: приглашают посетить секонд-хенд люкс![b] Ходят слухи по домам [/b]«Нехорошие даты» пугают людей. Тринадцатое – по определению, семнадцатое – в память о дефолте десять лет назад.Шестнадцатого вечером мне посоветовали разменять, если имеются, пятитысячные купюры. Со ссылкой на «достоверные источники». Мол, будет обмен крупных дензнаков, как при Павлове. Я сказала «ага» и менять не стала. А вечером не могла заснуть. Пятитысячных у меня нашлось всего-то две: терять жалко, а стоять в очереди на обмен – обидно. Убеждала себя: это всего лишь глупый слух. Не помогло.Стала вспоминать, когда в последний раз видела настоящую советскую, многочасовую, осатаневшую очередь.Не вспомнила и спокойно заснула.Еще в конце прошлого года запустили слух: Гознак работает в три смены, печатает купюру в 25 тысяч рублей! Непонятно отчего, но было тревожно.[b]P.S. [/b]Самый по-житейски мощный аргумент в пользу того, что дефолта не допустят, выдал мне школьный охранник, в прошлом офицер. «Посмотри, кто тогда, в 1998-м, был во главе правительства. Экспериментатор, киндер-сюрприз! У нас в части прапорщики и те изумлялись его назначению. Когда все рухнуло, конечно, стало ясно, что его назначали козлом отпущения. А сейчас – Путин. Надежный, уважаемый премьер, лидер партии. Думаешь, он собирается в отставку?» [b]P.P.S. [/b]Из США от побережья Аляски в Россию бежит минтай. (В виде рыбных палочек и котлет для фастфуда он приносил американцам миллиард в год.) О финансовом кризисе минтай вряд ли догадался – виною тут глобальное потепление. Но все равно приятно, что ему у нас лучше. [b]НА ЗАМЕТКУ![/b] АНТИКРИЗИСНЫЕ СОВЕТЫ - На важнейший вопрос – что делать со сбережениями? – экономисты дают диаметрально противоположные ответы. Одни рекомендуют покупать что-нибудь полезное и относительно долговечное. Другие считают, что полезно-долговечное подешевеет, и надо на такой случай придерживать деньги. Ожидают удешевления иномарок и квартир. А цены на электронику и без кризиса падали процентов на 20 каждые полгода. Так что совет на все времена – не гнаться за телефоном или камерой последней модели. Возьмите предыдущий аппарат из того же модельного ряда – разница в качестве зачастую эфемерна, а разница в цене существенна.- Опять же экономисты твердят, что покупать акции опасно, а люди покупают «голубые фишки». Большой спрос на акции «Газпрома». Оно и верно – как бы ни падали цены на энергоносители, а в будущем они поднимутся. Другой вопрос – сколько ждать. Продавать сейчас упавшие акции – значит сделать убытки необратимыми. Если есть возможность, лучше дождаться подъема.- В евро верят больше, чем в доллары. Это хорошо видно по курсам обменных пунктов: для евро разница между ценой покупки и продажи составляет около трех рублей, для доллара – копейки.- Не занимайте у банкиров. В кредитных договорах есть пункт, позволяющий банку в ряде случаев повышать процентную ставку без согласования с клиентом. Сейчас именно такой случай. До конца года могут взвинтить ставки по кредитам на 2–5%, и вас не спросят. Постарайтесь быстрее погасить кредит или произвести рефинансирование, то есть получение кредита в другом банке на более выгодных условиях.- Оцените надежность своей работы. Сокращение грозит компаниям финансовой сферы, строителям и всем, чьи фирмы назанимали денег за рубежом. По ТК вас должны предупредить о сокращении за два месяца; уволенному выдать пособие в размере месячного заработка. Потеряв работу, сразу зарегистрируйтесь на бирже труда, тогда бывший работодатель обязан вам платить еще два месяца.- И последнее. Баранов давят в панике. Если все бросятся забирать свои вклады, лопнет любой банк. Владельцы именных (а не на предъявителя) вкладов до 700 тысяч защищены страховкой. В случае банкротства вашего банка такие суммы будут выплачены полностью через две недели после отзыва лицензии. Где именно платят, справьтесь в агентстве по страхованию вкладов по телефону 8-800-200-08-05.[b]БЛИЦОПРОС[/b] КАК ВЫ ПЕРЕЖИВАЕТЕ МИРОВОЙ КРИЗИС? ЛЮДМИЛА, УЧИТЕЛЬНИЦА: ПЕРЕЖИВЕМ, СЕЙЧАС ВСЕ ЕСТЬ – Дефолт десять лет назад мы встретили с полной кладовкой банок: закручено было на два года вперед варенья, помидоров, огурцов. Купили и поставили на лоджию мешки с картошкой, ящик тушенки – можно жить. Сейчас избалованы: за последние пять лет я перестала закручивать банки, ведь все можно купить. Дочка кричит на меня, когда покупаю несколько пачек чая: «Вот кончится, тогда и купишь». Не можем решить, что делать с рублями, отложенными на строительство дачи. Собирались заплатить рабочим вперед, но они ведь могут разбежаться после этого. Скорее всего, поменяем рубли на евро – евро рабочие всегда возьмут.Н. Г., МАТЬ БИЗНЕСМЕНА: НЕ ВРЕМЯ БРАТЬ КРЕДИТЫ – Сын присмотрел в Калужской области участок в коттеджном поселке. Мы летом ездили смотреть, всем очень понравилось. Хотел оформить ипотечный кредит на свою фирму, но сначала банк ему отказал, а теперь сын и сам не хочет. Говорит, что сейчас для него не время влезать в ипотеку.КАРИНА, РИЕЛТОР: КЛИЕНТЫ ТЯНУТ С ОПЛАТОЙ – Провела две сделки; в агентстве должны были заплатить гонорар, но задержали: клиенты тянут с оплатой.АЛЕКСАНДР, БУКИНИСТ: МНЕ ТЕПЕРЬ БУДЕТ ХОРОШО – Наш рынок пришел в движение. Брокгауза и Эфрона я выставил еще весной, а на той неделе продали. Не перекупщику, просто покупателю – значит, люди деньги вкладывают.С другой стороны, перетрясли кладовые и начали продавать по дешевке то, что меня интересует, – открытки, старые брошюры.ОЛЬГА ИННОКЕНТЬЕВНА, ГОССЛУЖАЩАЯ: ЛИШНИХ УВОЛЬНЯЮТ – У нас закрылись ставки, которые и раньше казались лишними: какие-то консультанты, методисты. Оставляют только специалистов с опытом работы.

Все обманывают. Зачем и как?

Не нужно дожидаться 1 апреля, чтобы никому не верить.Современная цивилизация в значительной степени построена на лжи и пронизана ложью. Только в зависимости от масштаба и области применения ложь называют, к примеру, приемами управления персоналом или, скажем, политтехнологиями. [b]Куда девался Коля [/b]Коля – прилично одетое вежливое чудовище. По уровню воздействия на нервы учителей он равен целому коррекционному классу, поголовно курящему и отягощенному приводами в милицию.Нет, хулиганит Коля не больше, чем можно ожидать от среднего подростка. Он просто живет своей жизнью, в которой для школы не осталось места. И заражает своим отношением к учебе других детей.Вызывали в школу немолодого интеллигентного папу, вникали в семейные проблемы: он, папа, работает, жена больна, заниматься мальчиком некому. Сочувствовали, выводили Коле троечки. Не без попреков, конечно: в твоей семье трудные времена, а ты не желаешь помочь родителям, справился хотя бы с собственной ленью. И в кого ты такой пошел? Так, за уши, Колю дотянули до экзаменов за девятый класс. Тут он и пропал. На экзамены не являлся, по домашнему телефону никто не отвечал, хотя звонили до позднего вечера. Учителя заволновались: целая семья исчезла без следа.Засекли «потеряшку» в гастрономе. Коля стоял в очереди к доброй кассирше Маше, продающей детям сигареты. Заметил учительницу и растворился с ловкостью Дэвида Копперфильда. Все же гора с плеч: жив мальчик.Ходили к нему домой, звонили в дверь, наверняка зная: не откроет.Взяли у одноклассников Колин электронный адрес, увещевали письменно: «Приходи на экзамены, тебя никто не будет ругать». «Коля, тебе же нужен аттестат! Соберись, приходи!» «Ждем тебя завтра». Иногда, с задержкой на сутки, как с Луны, получали ответ: «Когда можно прийти?» Снова назначали время, ждали.Наконец отловили во дворе Колиного папу. Сказали в лоб: ваш мальчик не сможет учиться в старших классах. «Нарисуем» ему тройки за экзамены, и отдавайте его хоть в курьеры, хоть в ПТУ, если примут.Только приведите его в школу. Прямо сейчас, за руку.Папа благодарил за участие и обещал, что да, прямо сейчас... Не привел. Потом объяснял, что сына не было дома. И так все лето.Осенью собрали комиссию, пошли обследовать Колины условия жизни.А условий нет. Квартира превращена в бомжатник – грязь, серые простыни, в холодильнике одни пельмени.Папа не просто не контролирует сына – он с ним не живет, нашел другую семью. Больную мать взяла к себе Колина старшая сестра. Подросток остался один.Теперь хоть ясно, в кого он пошел.[b]Вас там не было! [/b]Самая распространенная бытовая ложь – тактическая, чтобы выиграть ситуацию здесь и сейчас, не думая о завтрашнем дне. Прогулять экзамен, к которому не готов, – и… нет, не готовиться, а слушать музыку, ведь проблема отложена. Потом соврать, что придешь на переэкзаменовку, и получить еще один маленький выигрыш.Когда так поступает ребенок, это объяснимо и поправимо – если взрослый, который должен его контролировать, не поступает так же. Бесполезно спрашивать, на что рассчитывал Колин папа, обманывая учителей, как подросток. Он пытался сохранить лицо, продолжая уже не исполнять, а изображать социальную роль отца, которую сложил с себя давно и добровольно.Теперь Колю взяла к себе старшая сестра, а у той своя семья и больная мать на руках. Финансовые проблемы придется решать, сдав внаем Колину квартиру. А папу, судя по всему, лишат родительских прав.В быту тактическая ложь дает выигрыш во времени, но не решает проблем. Они накапливаются, пока не обрушиваются на «выигравшего».Ребенок заметает под диван осколки разбитой вазы. Мужчина, вернувшись от любовницы, говорит жене, что задержался на работе или стоял в автомобильной пробке. Жена прячет ценник от купленной «совсем недорого» шубы, чтобы муж не увидел.Конец единый, как заметил классик.А вот в трудовом коллективе, где люди сильнее отчуждены друг от друга, чем в семье, тактическая ложь может стать мощным средством управления.Директор школы, где Коля обучается на полезного члена общества, окончила в институте повышения квалификации курс управления персоналом. Глядя в глаза, строго: «Вас там не было! Я вас просила пойти, а мне сказали, что вы не приходили!» Честно отбывшая накануне совещания (отработавшая мероприятие и т. п.) учительница начинает оправдываться. Она была! Это мероприятие показывали по местному кабельному телевидению, и ее лицо крупным планом! Еще и выложит: «Я-то до конца была, а такая-то пораньше смылась!» Директор цветет. Вызвала чувство вины, заставила оправдываться, да еще и получила «агентурные данные» на училку, которая ушла пораньше. Теперь и ту можно прижать. Пусть знают, что директор всеведущ и всевидящ. Сурово и покровительственно обронить: «Ну-ну… ладно». И на премии тратиться не нужно, и на простом «спасибо» можно сэкономить. Срезала – как отрезала, и все тут. Отсутствие наказания подчиненный воспринимает как поощрение. В следующий раз сам первым вызовется и побежит резвее. Дальше можно и ответственности побольше взвалить.Манипуляция, черт возьми. Научили руководителей на нашу подчиненную голову.[b]Кто украл шинель? [/b]Тактическая ложь – это еще и эффективный прием карьерной борьбы.Запусти «дезу», и пусть потом коллега-соперник отмывается по принципу: то ли он шинель украл, то ли у него шинель украли.Знакомый жаловался. Поступал на новую работу с выигрышем в оплате, но с понижением в должности. Обещали повысить, как только освоится, а в итоге три года ходит в рядовых исполнителях, хотя по его идеям работает половина отдела. Поговорила я с ним и выяснила, что: а) по должности ему не полагается присутствовать на ежедневных планерках; б) может быть, поэтому директор его не замечает, даже отчество путает; в) начальник отдела давно хочет назначить его своим замом, но прижимистый директор жалеет ставку.Зато начальник всегда устраивает ему отпуск в августе или в сентябре.Я попросила вспомнить, когда ходили в отпуск начальник и директор.Он умница, мой знакомый. Сообразил, что вопрос наводящий, и… недолго думая, позвонил на мобильный начальнику. Сказал, что мама у него при смерти. В Тверской области. Хоть увольняйте, а он берет отпуск за свой счет. На неделю, а там видно будет.Вполне здоровая мама получила в гости сына. Он предавался тихим деревенским развлечениям, спрятав телефон «в недоступную для приема зону» в подполе. Время от времени позванивал на работу, чтобы продлить отпуск и приватно расспросить коллег, как дела.Долго ли, коротко ли, а в отделе стали кончаться прежние наработки.Начальник нервничал и оставлял коллектив дотемна, требуя креатива. Директор заинтересовался таким неожиданным служебным рвением и послал на разведку секретаршу. Тут и всплыло, что уехавший к маме в деревню не просто себе мышь серая, а лучший креативщик отдела. Без него дела, конечно, идут, но без прежнего блеска.Для хеппи-энда было бы хорошо, если бы его назначили начальником.Увы, он получил только давно обещанную должность зама. Теперь посещает планерки и скрупулезно докладывает, что этот эскиз полностью разработал Иванов, а там идея моя, исполнение Петрова. За что авторам выписывают премии. Кому они доставались раньше, осталось фигурой умолчания. Потому как прежний начальник сидит на своем месте. Директора устраивают его управленческие качества.[b]И братья по оружию [/b]Политики и политические журналисты врут «профессионально», обмениваясь ударами в информационной войне, которые не только отражаются на рейтингах противников (подумаешь, Саакашвили доверяют 9,7% населения Грузии – все равно «законно избранный»). Удачно вброшенная «деза» может вызвать биржевую панику, создать экономические проблемы в масштабах стран и континентов, наконец, привести к войне, а это куда серьезнее.Наугад открываю новостной сайт, знаю, что найду «горячий» пример, – и нахожу в полминуты: «Reuters признал фальсификацию».Депутат Госдумы РФ Герой России Руслан Ямадаев был убит за рулем автомобиля 24 сентября. Мусульман хоронят в течение суток со дня смерти. И на следующий день крупнейшее информационное агентство «Рейтер» честь честью сообщило о похоронах.Автор репортажа Джеймс Килнер описал прощание с покойным: собралось 70–80 человек – «в основном члены семьи и братья по оружию».Привел слова неназванного «сторонника Ямадаевых», сжимавшего в руках автомат Калашникова: «Ничего хорошего это (событие) нам не принесет. Теперь мы ждем серьезных последствий». Еще более определенно выразился командир батальона «Восток» Сулим Ямадаев: «Я обвиняю Рамзана Кадырова в убийстве моего брата Руслана и обещаю отомстить после того, как закончится священный месяц Рамадан».Читайте и делайте выводы: кто работает в Чечне, пакуйте чемоданы, кто вложит туда деньги – спасайте.Грядет война между могущественными тейпами.Только вот в чем дело: Ямадаева не похоронили в тот день. Не смогли.Церемония состоялась только 26 сентября, на вторые сутки после гибели депутата. Стало быть, весь «репортаж» – выдумка.Через два дня вышло интервью Сулима Ямадаева.Командир «Востока» заявил, что никогда не говорил «такого» в адрес Кадырова. Он вообще не общался с журналистами, пока не понадобилось опровергнуть репортаж «Рейтер». А на агентство он собирается подать в суд.«Рейтер» изъял репортаж с ленты новостей, заменив его объявлением о том, что статья «Противник обвиняет прокремлевского чеченского лидера в убийстве» удалена, так как в ней «содержатся ошибки в соотнесении с источником». Провокационный заголовок остался, о содержании «ошибки» читатель может только гадать.«Ошибившийся» автор отправлен в «запланированный отпуск», его лондонское начальство отвечает на запросы в том духе, что очень серьезно относится к ошибке и тщательно расследует этот инцидент.Остается добавить, что полностью эта история появилась в Интернете только в минувший понедельник.Сколько газет по всему миру перепечатало сообщение авторитетного агентства – не поддается исчислению.Та же тактическая ложь, вброшенная в расчете на недолгий, но сокрушительный эффект. Это не мальчик Коля, врущий, чтобы уйти в свой мирок от назойливых училок. И не Колин измученный папа, готовый обещать что угодно, лишь бы от него отстали сейчас, сию минуту, а там будь что будет.Здесь люди знают, что будет. Они варят бабки. Большие люди варят большие бабки.[b]Все учтено могучим ураганом [/b]В потрясающем количестве сфер человеческой деятельности ложь и ее спутница демагогия используются как вполне «законные» профессиональные приемы и даже принципы работы.Имиджмейкеры и рекламщики, торговцы и журналисты поднимают ложь на уровень искусства.Политики разыгрывают регионы и целые страны.Все это обеспечивается и подогревается психотехниками, которые научают манипуляциям с человеческим сознанием, как они говорят, «на разных площадках». Хочешь обработать одного человека – пройди курсы, и пожалуйста. Хочешь повелевать толпой – только заплати. Манипуляторы выстраивают правила игры и политеса, схемы и способы общения, способные привести к победе (успеху, повороту ситуации в свою сторону и проч.) не самого достойного, а лучше забашлявшего.Учтено все. «Почему в данном случае нужно сидеть так, а не иначе? Потому, что с партнером через стол не разговаривают. Хотите наладить контакт – не оставляйте между собой и собеседником преград, которые нельзя было бы преодолеть, сделав шаг или протянув руку.Помните и то, что буквальное значение слова «противник» – тот, кто напротив. Такая позиция вызывает подсознательное чувство соперничества. Кстати, это интуитивно осознают многие ловеласы: в ресторане они усаживаются не напротив дамы, а сбоку. Так удобнее и вина ей подливать, и сокращать дистанцию».Или вот еще: «Итак, начинаем разделять чувства собеседника. Если он взволнован и дышит часто, вы дышите в том же темпе, а потом делаете свое дыхание более глубоким и медленным. Если обеспокоен – успокойте; сомневается, что может выполнить задание, говорите: «я не сомневаюсь, что у вас это получится лучше всех»; возбужден – говорите более спокойным и ровным тоном с элементами теплоты. Признак того, что собеседник присоединился – он неосознанно принимает вашу позу («отзеркаливает»), начинает дышать в вашем темпе. Теперь, завоевав внутреннее доверие и внимание собеседника, начинайте внушение. Используя его язык (слова, речевые обороты, эмоциональные восклицания), рассказывайте о возможных позитивных моментах той ситуации, которую хотите ему навязать».[b]P.S. [/b]В кого ты, Коля? Коля – в папу, а также немного в свою директрису, и в авторов рекламы, и в торговца-разносчика, впаривающего прохожим ерунду по тройной цене.Папа – в начальника.Начальник – в директора.Директор – в политика, если сам еще не дорос до политической карьеры.Не спрашивайте, почему дети врут.[b]АНЕКДОТ В ТЕМУ [/b]Пастор идет по улице и проходит мимо мальчишек, которые столпились вокруг щенка. «Вы что собачку мучаете?» – спрашивает пастор.«Нет, дядя, мы просто нашли щенка, и каждый хочет взять его себе. Мы решили устроить соревнование: кто соврет лучше всех, тот и заберет щенка». «Ай-ай-ай! Как вам не стыдно! Врать – это грех. Я, когда был маленький, вообще никогда не врал».Мальчики притихли, переглянулись, а потом один из них взял щенка на руки и сказал: «Забирайте щенка, пастор». [b]НА ЗАМЕТКУ![/b] 8 ФАКТОВ О ВРАНЬЕ- Происхождение лжи — от слова «лыжа», что означает «ложная весть», а не средство передвижения по снегу. Звук «ы» начали глотать всего пару сотен лет назад, раньше слово звучало как «лыгать». Кстати, фамилии вроде Залыгин и Перелыгин имеют ко лжи самое прямое отношение.- Существует немало теорий, согласно которым лжецов выдает их поза или жестикуляция. Если им верить, то в момент вранья человек непременно теребит ухо, потирает лоб или глаз, прикрывает рот рукой. В общем, ведет себя неспокойно.- Когда человек начинает фантазировать, он начинает смотреть сначала вправо вверх, а затем влево вниз. Это означает попытку создать новый образ и контролировать свою речь.- Если верить статистике, мужчины лгут чаще, чем женщины. Среднестатистический мужчина лжет пять раз в день, а средняя женщина – три раза.- По данным опроса, проведенного среди двух с половиной тысяч американцев, самой распространенной ложью среди них является фраза: «У меня все в порядке». На третьем месте другая затасканная фраза: «Я тебя люблю». А что на втором месте? «Нет, ты совсем не толстая».- Каждый человек в течение 60 лет соврет в среднем 88 тысяч раз, свидетельствует недавнее исследование, проведенное британской компанией Beverage Brands.- По данным Российской социологической службы, первые места в списке самых лживых (по мнению респондентов) профессий занимают: политик, пиарщик, актер, юрист, рекламщик, экономист, медик, менеджер по продажам.В западных рейтингах лживых позиций лидируют политики, журналисты и агенты по недвижимости. Зато в российский рейтинг лживых профессий включены, казалось бы, такие безобидные специальности, как педагог, представитель фундаментальной науки и дизайнер. Для того чтобы профессия стала лживой, существуют определенные предпосылки. Это большое количество внешних контактов, зависимость карьеры от других людей, возможность невыполнения обещаний и юридическая безнаказанность лжеца.- Патологическая ложь (она же псевдология) – это склонность человека к рассказам о вымышленных событиях, несуществующих друзьях, постоянная потребность в обмане. Чаще всего патологическая ложь является способом привлечения к себе внимания у людей с крайне низкой самооценкой. Патологические лгуны отличаются тем, что достаточно быстро начинают сами верить в собственные выдумки. [b]АФОРИЗМ В ТЕМУ [/b][i]Слава богу, что на вранье пошлин нет! Ведь куда бы какое всем нам было разорение! Дмитрий ФОНВИЗИН [/i]

Ситуация с медициной в нашей стране так и не улучшилась

Медицину традиционно оправдывали бедностью. Когда была бесплатная, говорили, что бюджетных средств не хватает. Мечтали о страховой медицине, как на Западе, но ее введение совпало с крахом экономики. Стало только хуже, зато огрехи медицины опять стали оправдывать бедностью: «Что вы хотите от врачей, у которых зарплата на грани прожиточного минимума? Вот закончится переходный период…» Закончился. Сейчас терапевт в столице редко зарабатывает меньше 25 тысяч, а врачам «коммерческих» специальностей среднестатистический москвич может только завидовать: работодатели ждут не дождутся стоматологов на зарплату в 75 тысяч, а дерматокосметологам предлагают вдвое больше.Оправданий больше нет. Пора работать не как привыкли, а как надо больному. Но… [b]Не берите в голову [/b]Итак, мужа положили в больницу с астмой, а выписали с диабетом.Врачебная ошибка: назначили лекарство, которое вытаскивало его из одной болезни и погружало в другую. О начинающемся диабете не подозревал ни он, ни лечащий врач: бумажку с анализом крови на сахар как на грех заклеили другими, не менее важными бумажками.Когда она обнаружилась, его шатало на ходу; кожу обсыпало фурункулами. Лаборантка, получив результат повторного анализа, не удержалась от комментария: к нам с таким сахаром привозят по «скорой»… От извинений врача он отмахнулся: не берите в голову, все ошибаются. Стало получше – ушел на ночь домой, чтобы помыться и прочистить свои фурункулы, которыми никто не занимался. Утром я его проводила, а через час он вернулся (больница рядом): выписали за нарушение режима. В отделении шла проверка главврача, и надо было списать в архив папку с опасной бумажкой.Чуть не угробили мне мужика. Я злилась на врачиху, а пуще на стерву завотделением, которая выкинула его, не долечив. А муж подошел к вопросу системно. Врач «заточена» под астму, вот и не подумала о других болезнях. Чтобы такие ошибки не повторялись, надо еще в лаборатории метить бланки анализов с отклонениями. Проводить на них красную полосу. И все.И не говорите, что медицине требуется дополнительное финансирование на красные фломастеры.Ей другого не хватает: организованности «под больного». Сейчас медицина организована «под себя», как бюрократическая контора, занятая производством документов и взаимными проверками. Ни больной, ни врач не главные в этом процессе. Важнее отчетность.[b]Плюс одна бумажка [/b]Врач дольше пишет, чем лечит.Рецепты, санаторно-курортные карты, выписки – для пациента. Ответы и отчеты – для начальства.Возьмем один документ для начальства – паспорт врачебного участка. В нем должна отражаться «общая численность прикрепленного населения, половозрастная структура, социальный статус».Особое внимание уделяется распределению населения с учетом групп риска (употребление алкоголя, наркотиков, курение). Выделены основные группы населения, имеющие «заболевания социального характера».Эти данные требуют с участкового врача, который ими не владеет.Они ему не нужны. А начальство спускает указание: одни цифры участковому предлагается выбрать из медкарт пациентов, другие получить от коллег из диспансеров, третьи – проведя анкетирование среди больных.__ Через мои руки прошли километры статистических сводок и анкет.Я хорошо знаю, каково собрать данные на 1700 человек (нормативная зона обслуживания участкового терапевта). Анкетирование из расчета пять минут на анкету потребует около 142 человеко-часов.Добавим столько же на выборку из медкарт поликлиники. И четверть столько – на выборку из документов наркологического, онкологического и прочих диспансеров. Итог – восемь 40-часовых рабочих недель при условии, что работу, не разгибаясь, выполняет специалист и что материалы ему кто-то подносит.Врач без навыков и без подносчиков управится, пожалуй, за полгода. Если не отвлекаться на лечение больных.Разумеется, он сочиняет «липу».А потом «данные паспорта используются… для формирования муниципального заказа на оказание специализированной, амбулаторно-поликлинической, высокотехнологичной медицинской помощи, использования стационаро-замещающих технологий».Какие данные, такая и помощь.Образ того, кто эту работу взвалил на врача, кристально ясен. Бюрократ, далеко не глупый и абсолютно беспринципный. Он знает, что своим приказом заставил врача соврать. Это и создает фундамент бюрократической власти. Начальство всегда может прищучить хоть отдельного врача, хоть всю поликлинику ЗА НЕПРАВИЛЬНОЕ ЗАПОЛНЕНИЕ БУМАГИ, КОТОРУЮ НЕВОЗМОЖНО ПРАВИЛЬНО ЗАПОЛНИТЬ.На таком крючке врач не может чувствовать себя в безопасности оттого, что честно и хорошо лечит.Качество лечения вообще вне этой системы компроматов. Вопрос о нем встает, когда лечение уже не удалось, и в документооборот включается еще одна бумажка – жалоба пациента.[b]Теперь не настучит [/b]Быт в больницах не соответствует привычкам человека со средней по Москве зарплатой. И ангел возропщет, попав из домашней постельки на убитый матрас в шестиместной палате с питанием на 94 рубля в день. Поэтому мало-мальски зарабатывающие (а порой и плохо зарабатывающие, назанимав денег в долг) устраиваются в платные стационары. А когда все же попадают на казенный кошт – чаще всего по «скорой» – слывут опасными больными. Они недовольны по определению, ибо дома не просто лучше, а на порядки лучше. У них привычка «белых воротничков» излагать свои мысли на бумаге. Есть негативный настрой, есть навык – остается дать повод, чтобы пациент накатал жалобу.Таких помещают с им подобными в палату получше и подальше от сортирных ароматов. Уборщица не шмурыгает их по ногам тряпкой.Врач внимателен и вежлив, а получив купюру в карман, розовеет как в первый раз.Виртуальная медаль опасного больного поворачивается обратной стороной в пятницу вечером, когда пациенты отправляются по домам.Уходят обычно все, кроме инфекционных, лежачих и бездомных. Но только потенциальному жалобщику устроят профилактическую беседу: «Вы нарушаете режим! Больница за вас отвечает! А вдруг вам станет хуже, или под машину попадете?!» Так его! Пускай походит в нарушителях – теперь не настучит.[b]Запойный, но приличный [/b]Постоянный пациент одной из наркологических клиник Андрей, подлечившись от запоев, помогает по хозяйству в отделении. Выданный ему для этой цели старенький белый халат приподымает Андрея в глазах сопалатников, и его не обижают, хотя контингент в наркологии суровый.Андрюшеньку привечают врачи и неплатонически любят медсестры. Он из интеллигентной семьи, несколько курсов отучился в Плехановском. Главное, одинок, имеет квартиру и обходителен с женским полом. Медсестры заваливают его дарами садовых участков, он раздает яблоки родственникам и знакомым.Жизнь его идет по кругу. Очередная медсестра пригревает Андрюшеньку, но чуть замаячит призрак семейных оков, как жених, убедившись, что «всем бабам нужно только одно», запивает с горя и для сохранения квартиры (доставшейся от родителей дачи он таким образом уже лишился). Невеста его выгоняет, а если терпит, Андрюшенька наддает и допивается до «белки». Тогда жениха возвращают в лечебницу, где ему рады. Потому что у него московский страховой полис – раз, он всегда добровольно согласен лечиться – два. И вообще, мужчина приличный, когда выйдет из запоя.Пьющая Людмила – пациент неврологии. Во время запоя у нее перекосилось лицо, онемел язык и стали «мозги отниматься».Доставили, обмыли, откачали.Придя в себя, Людочка обзвонила родственников, чтоб привезли одеться и пожрать. Так ее давно на порог не пускают, но бросить человека в болезни стыдно. Купили ей новое белье, халат, принесли домашних котлеток. Лежит Людочка королевой, вся в новом, котлетки трескает и просит еще. Пила – не ела, исхудала, а тут аппетит просыпается… Так что есть, есть благодарные больные, для которых счастье – чистые простыни и горячий суп с морковкой. Беда в том, что налогов в страховой фонд от них не дождешься. Налоги собирают с «опасных», которые недовольны больничными условиями и, если жизнь толкнет на медицинскую койку, готовы заплатить второй раз.[b]Но мне туда не надо [/b]Поднялось давление. Такое у меня было несколько лет назад – полгода из жизни вон, прежде чем нашелся специалист, который поставил диагноз и назначил лечение.Теперь подобранные тогда лекарства действуют слабее. Слава богу, начинать все сначала не требуется: я уже знаю, чем больна и куда обращаться. Но иду не куда мне надо, а к участковому терапевту. Его не обойдешь: он дает направления к специалистам.Терапевт назначает лекарство – как он говорит, с учетом диагноза.Принимаю, и вялотекущая «хроника» переходит в обострение старой болезни. Он, кажется, напуган больше, чем я. Предлагает в больницу немедля, по «скорой». Но – в терапию, а мне надо в эндокринологию. Можно и в эндокринологию, однако планово, обойдя специалистов и сдав анализы. Это с тем же не снижающимся давлением.Требуют сдать анализы на РВ, ВИЧ и австралийский антиген. В поликлинике очередь расписана на месяц вперед, а потом еще десять дней ждать результата. Может, и потребность в госпитализации отпадет? Естественным образом, а? Выклянчила направление в окружную лабораторию. Там безлюдье и лепота, охранники помогают снять плащ. Медсестры рады пациенту, анализы возьмут тут же и результаты обещают через пять дней.Понимаю, что мне радовались не потому, что такая симпатичная. Мое посещение – это деньги, которые лаборатория получила от Фонда ОМС. Деньги, которые поликлиника не хотела упускать, предпочитая месяц продержать меня в очереди.По данным руководителя Департамента здравоохранения Москвы Андрея Сельцовского, каждое посещение врача в поликлинике приносит ей 1113 рублей; больница получает 2513 рублей за койко-день.За эти деньги и идет борьба. Закон позволяет нам обращаться со своим полисом медстрахования к любому специалисту в любое лечебное учреждение. На практике поликлиника направит меня в городскую больницу – непременно в городскую, – предварительно заработав на моих анализах. Важнейшие из них потом повторят в больнице и еще заработают. Наконец, если эскулапы городского подчинения не справятся с лечением (и признают это, что тоже проблема), они дадут направление в клинику федерального значения. Где мне в свое время поставили диагноз, и куда я хочу попасть с самого начала. Потому что ТАМ ЗНАЮТ, КАК МЕНЯ ЛЕЧИТЬ.Можно быстрее. Но – на коммерческой основе. Придя куда мне надо «с улицы», без направления, я должна платить из кармана за консультацию, за аппаратные исследования и анализы – словом, за все, что нужно, чтобы врач поставил диагноз. Когда он подтвердит: наша пациентка. В поликлинике задним числом дадут направление на консультацию, которую я уже прошла.И меня станут лечить, как требует закон. А до этого я вроде бы по блажи своей бегаю, деньги плачу, людей отвлекаю. Вот вчера выложила несколько тысяч за компьютерную томографию, получила портреты своих мозгов во всех ракурсах. Увлекательное зрелище, но лучше бы я за эти деньги отремонтировала стиральную машину.[b]До нового приступа [/b]Мы уже не советские «бесплатные» больные. За нами стодвадцатимиллиардный фонд ОМС, который формируется из наших налогов и платит за наше лечение. Мы приносим в медицину деньги. Закон гарантирует нам выбор врача и больницы – значит, понесем деньги туда, где хорошо лечат. А где плохо – научатся лечить хорошо или прогорят. Так задумана страховая медицина. В этом весь смысл. А практика, когда нам не дают лечиться, где хотим, – извращение смысла и нарушение закона.Хотела я спросить, что думает по этому поводу глава столичного Департамента здравоохранения Андрей Сельцовский, но меня опередили. Не так давно задавала ему этот вопрос одна из федеральных газет.КОРР: Почему со своим полисом ОМС они не могут пойти в ту поликлинику, которая им нравится? Почему для этого нужно специальное разрешение руководства? СЕЛЬЦОВСКИЙ: Да потому что за полисом обязательного медицинского страхования идут деньги. И если вы хотите лечиться в другом лечебном учреждении, то руководитель службы должен написать приказ, по которому деньги вашего полиса перейдут из одного лечебного учреждения в другое. Вот и все.Нет, Андрей Петрович, это не все. Это как если спросить, почему машина проехала на красный, и услышать в ответ: «Потому что пары сгоревшего бензина толкают поршни». Вы объяснили один из механизмов, которые затрудняют пациенту законную возможность выбора. Второй механизм, в меру своего понимания, объяснила я, рассказав здесь, как один шаг в давно выбранную мною клинику превратился в хождение по мукам с отчислением наличных и фондовых денег на каждом повороте.В законе не сказано, что пациент имеет право выбора только под присмотром руководителя, и не надо его сажать на нашу шею. Надо наш выбор облегчить до предела, тогда заработают механизмы конкуренции между лечебными учреждениями, и всем станет лучше.У меня два внешне похожих свидетельства: налоговое, о присвоении ИНН, и страховое. Оба имеют уникальные номера. С первым у меня хоть на Чукотке возьмут налоги. Уверена, что так же можно и со вторым. Покажу его там, где хочу лечиться, а руководителя известят – за деньги-то. Пускай себе издает приказы, но без меня. ОН НЕ МОЙ РУКОВОДИТЕЛЬ. Я хочу лечиться без его разрешения. Разве это много? [b]P.S.[/b] Пока я обивала медицинские пороги, давление мое снизилось до приемлемого. Болезнь осталась со мной, но ложиться в клинику бессмысленно. Еще с прошлого раза знаю, что эндокринологические исследования лучше проводить при обострении, иначе они могут не дать результата.Завтра выхожу на работу, жить до нового приступа.[b]БУКВА ЗАКОНА [/b]ПРАВА ПАЦИЕНТА- При обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право на: …2) выбор врача, в том числе врача общей практики (семейного врача) и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования; …4) проведение по его просьбе консилиума и консультаций других специалистов… Из статьи 30 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан.- Граждане Российской Федерации имеют право на… выбор медицинского учреждения и врача в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования; получение медицинской помощи на всей территории Российской Федерации, в том числе за пределами постоянного места жительства… Из статьи 6 Закона РФ от 28.06.1991 № 1499-1 «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» (ред. от 29.12.2006 № 258-ФЗ). [b]КСТАТИ [/b]ОТКУДА ДЕНЬГИ НА НАШЕМ ПОЛИСЕ Бюджет Федерального фонда ОМС составит на 2009 год – 119,3 млрд рублей; 2010 год – 137,9 млрд рублей; 2011 год – 157,9 млрд рублей.В общей сумме доходов Фонда основную долю (91,7%, 92,5% и 93%) составят собственные доходы, формируемые за счет налогов. [b]АНЕКДОТ В ТЕМУ[/b]– Доктор, у меня надежда есть? – Надежда? Есть... Шансов нет.

У каждого человека есть свой скелет в шкафу

Уже на сравнительно невысокой ступеньке общественной пирамиды мы обнаруживаем, что наша личная свобода крайне ограничена рамками социальной роли.Если ты продавщица в супермаркете, то надевай форменный передник (ну и что же, что полнит).Клеркам запрещают джинсу во всех видах и китайскую лапшу; могут придраться к «неуставным» дырочкам на мужских туфлях. А топ-менеджер, особенно работающий с западными партнерами, проводит жизнь за рогатками официальных и негласных норм.Душа грезит о картошечке с ломтиком селедки под запотевшую рюмку «беленькой», а статус обязывает давиться осьминогами. Шаг вправо, шаг влево считается побегом от служебных и социальных обязанностей. Неудивительно, что люди находят тайные отдушины или срываются – нелогично, бессмысленно, себе во вред, лишь бы вон из рамок.А мы говорим: вот уж от кого не ожидали! Кто бы мог подумать! [b]Компьютерщику приказали молчать[/b] Вещи в офисе пропадали давно, однако масштаб ущерба был мизерным. Брелок без ключей, футлярчик для визиток… Грешили то на ребенка уборщицы, то даже на крыс. Посмеиваясь над собственной подозрительностью, женщины стали ходить в туалет с кошельками, боясь оставлять их в сумочках, а мужчины перестали бросать пиджаки на спинках стульев.Хотя деньги вроде не пропадали.Шеф потребовал вмешательства начальника охраны. Дело не в пропадающих мелочах, а в том, что люди перестали доверять друг другу. Охрана просмотрела старые записи видеокамер. Ничего подозрительного не заметили.А кражи продолжались. У компьютерщика исчезла флешка с файлами, которые строго-настрого запрещалось копировать (потому он и скопировал, как всякий компьютерщик. Вдруг «железо» сломается – с кого спросят за потерю ценной информации?). Это уже пахло промышленным шпионажем. Втайне от всех компьютерщик понатыкал в офисе веб-камер...И он попался.Рассказавшая мне эту историю кадровичка видела запись. Воришка появился ночью. Бродил между столами, сидел в креслах, рассматривал фотокарточки в настольных рамках.Как ребенок, «звонил» по телефонам, не набирая номера. Снял с документа понравившуюся медную скрепку, заменил обычной… Человек с безупречной репутацией, проверенный государством, ибо начинал службу еще в КГБ. Майор в отставке. Тот самый начальник охраны.Мужика было жалко, ему обеспечили дорогого психиатра. Тот выдал заключение: не мой пациент. Нормальный человек, просто космически одинокий. Семью не завел, от сотрудников отделен должностным барьером.Не имея своей личной жизни, он заменял ее чужой. Знал, как зовут жен и мужей на фотокарточках. «Звонил» им… Ну и сувениры брал на память.Что с ним делать? Мудрая кадровичка нашла ему женщину там же, в офисе. А компьютерщику приказали молчать.[b]Мама, вы нас погубите! [/b]Чем выше наш статус, тем жестче рамки ожидаемого от нас поведения. Банковский клерк пять дней в неделю улыбается и душит себя галстуком установленного оттенка, а в выходные расслабляется на садовом участке в любимом тельнике и кедах на босу ногу. А у его босса в элитном поселке дресс-код действует круглосуточно и без выходных. Он сам живет в рамках и семью в них загоняет.Опять Татьяна Петровна была поймана с поличным. Зять ее засек на улице, когда давала младшей внучке откусывать от батона. Предупреждая нотации, Татьяна Петровна первая на него набросилась: подумаешь, ребенок хлебушка попросил, ничего ей не будет! Витя потом спускал пар на жену: объясни, наконец, маме, что будет! Манеры будут плебейские, и как девочке с ними учиться где-нибудь в Гарварде? К сорока годам поднявшийся до солидного бизнеса Витя уже полтора десятка лет упорно перетягивает тещу в новый социум. А Татьяна Петровна – в прошлом инженер «оборонки», вырастившая детей в коммунальной квартире. Белая леди с красной подкладкой. Элитную жизнь ценит, да и кто бы не оценил, но вместе с тем втайне считает зятя недорезанным буржуем и ведет с ним классовую борьбу.Соберет помойные досочки, тянет в зятев сверкающий джип – везти на дачу. Витя досочки возвращает на помойку, а Татьяна Петровна обсуждает с подругами его нерачительность.Он ее со старшей внучкой в еврокуруиз, так теща и там себя покажет: понесет тяжелые сумки сама и внучку нагрузит, чтобы не платить носильщику. Он ей денег и «питайтесь, мама, с нами» – и вдруг узнает, что «мама» втихаря подрабатывает уборкой кабинетов! Сорвался, устроил скандал: вы же всех губите! А если мои партнеры узнают, а если подчиненные? Думаете, скажут «какая молодец Татьяна Петровна, и на пенсии работает, не хочет быть обузой»? Они скажут, что я сволочь последняя, раз мать моей жены работает уборщицей! Непримиримую тещу отселили за два квартала в отдельную квартиру, чтоб и подальше, и в то же время за ней присматривать. В гости к дочери и внучкам Витя привозит ее попозже, когда на улице стемнеет и соседи разбредутся по квартирам. Он уже не знает, каких еще выступлений в классовой борьбе от нее ждать.[b]Профессор и муха[/b] Вспоминаю его мощный голос, чеканный римский профиль, серебряные волосы, подтянутую фигуру. Профессор, чужой начальник. Я завидовала работавшим у него женщинам.Танцевала с ним на редких тогда корпоративных вечеринках (Новый год, Восьмое марта да Седьмое ноября), но сомневаюсь, что он помнил мое имя. Воплощение мужественности среди книжных глистов, он вечно был нарасхват.Коллеги отзывались о нем как о человеке мудром и трудолюбивом.Говорили, что вот ему бы, с его кругозором и принципиальностью, возглавить наше учреждение. А то управляют нами администраторы да завхозы – заместители директора, который нахватал слишком много должностей и званий, чтобы справиться со всеми.Директор – почетный академик и депутат, появлялся на службе редко, а правил жестко. Нагрянет – жди вызовов на ковер и наказаний разной тяжести, от устного «предупредить о недопустимости» до выговора в приказе. Устраивая разносы, он часто показывал, что владеет информацией однобоко, как донесли, а не как на самом деле. Несправедливость разжигала обиды. Фигуры доносчиков не вызывали сомнений: конечно, это замы. На их фоне мужественный профессор выглядел единственным защитником коллектива. Потому что не стеснялся критиковать начальство в разговорах с нами.Однажды пришла моя очередь потеть на ковре. Раньше директорские громы до меня не доходили: слишком была мелка.Дожидаюсь в приемной. Жара.Двойные двери в директорский кабинет приоткрыты, чтобы создать сквозняк (кондиционеры были еще редкостью). Вижу директора, пытаюсь по лицу угадать настроение. Лицо, как обычно, брезгливое, кончики губ опущены.Сбоку, за приставным столиком, что-то неслышное для меня говорит профессор, наш защитник. Уже легче.Вдруг директор начинает отмахиваться – муха, что ли? А мужественный профессор, вскочив, бросается ловить эту муху вокруг директорского чела. Поймал и предъявил, угодливо согнувшись.У меня, девчонки, мир рухнул. Поняла, кто доносчик. Встала и ушла.[b]Как ты угадала?[/b] Честному и благополучному человеку трудно впустить в свое понимание чью-то мерзость. Чего сам не сделает, то и на другого не подумает.Даша из хорошей семьи, у нее все есть: приличная работа, зарабатывающий муж, дочка в гимназии, здоровая в пределах возраста мама-помощница. Расчетливо строится семейное благополучие: квартирка, вовремя купленный участок, вовремя начатое и рассчитанное по годам вложений строительство коттеджа.У Даши есть чутье. Она остро ощущает каждую опасность, грозящую разрушит ее мир. На работе Даша с первого разговора чувствует ненадежных партнеров. В личной жизни может безжалостно отсечь старого знакомого, который «всего-то принял лишнюю рюмку», а другому и лишнюю бутылку простит. Муж, не обладающий ее интуицией, порой обижается за друзей. Потом признает: «Ты была права, Сашка-то совсем скатился. Как ты тогда угадала?» Одного Даша не видит. Сын подруги, которого знает с детства, – наркоман. Парень уже опасен, а Дашин дом-крепость для него открыт нараспашку. Он украдет ценную вещь – Даша махнет рукой: задевалась куда-то, найдется! Не может мальчик, которого она нянчила, так неотвратимо погибнуть. Так нельзя, так быть не должно… [b]Божий одуванчик[/b] Немного не в тему, но меня позабавило. Есть у нас друг семьи, писатель-детективщик. Сам бывший офицер внутренних войск, он следит за криминальными сводками, общается с действующими сыщиками.И вот этот матерый человечище, собаку съевший на уголовной теме, ехал в 27 трамвае в издательство, где ему причитался гонорар за очередной роман.В трамвае скандалили. Подвыпивший мужичок наседал на четверых классово близких.Разговор уже шел на басах, и добропорядочные пассажиры подались назад, ожидая, что вот-вот замелькают кулаки. А любопытные стали, наоборот, пробираться поближе, чтобы не пропустить шоу. Хотя народу было немного, в середине трамвая образовалась давка.Уже дошло до хватания за грудки, но ссора странным образом поутихла – и пошла на второй круг. Тут детективщика и осенило: это же одна компания! Эскорт вора-карманника. Создают давку и отвлекают внимание, чтобы тому было легче работать.Трезво оценивая свои возможности,__ детективщик не рискнул бы задерживать вора в одиночку. Но был писательский интерес: увидеть профи за работой, может быть, спугнуть его криком. И он стал наблюдать за толпой. Щипачи, ширмачи, «писари» – воры каждой специализации совершают специфические действия. Например, женщина, которая что-то перекладывает в большой хозяйственной сумке – типичная ширмачка. На самом деле она шарит по карманам, запустив руку насквозь, через прорезь в боку своей сумки.Детективщик знал тьму таких премудростей, но вора не заметил.А когда сошел на своей остановке, обнаружил, что на его сумке расстегнуты все молнии.Вор нарушил каноны ремесла.Вместо того, чтобы толкаться в давке, он сидел в сторонке и обшаривал сумки, до которых мог дотянуться.Вернее, не сидел, а сидела – благообразная древняя леди в трогательной белой блузке, похожая на «великую старуху» Малого театра Веру Пашенную.Попадись ей детективщик через час, когда возвращался с гонораром, старушка бы неплохо поживилась. Крупные суммы он распихивает по разным местам, часть лежала бы в сумке. А так ветеранша карманной тяги вы- гребла у него только «дежурные» лекарства, благородно оставив ненужный ей аэрозоль для астматиков.Пускай лечится, работа у нее нервная.[b]P.S.[/b] Спрятавшись в кустах, маленькая комнатная собачка с наслаждением треплет дохлую крысу.Поза напряженная, уши торчком: знает, что удовольствие запретное, но есть вещи сильнее нас… А хозяйка: «Джерри! Джерричка! Ко мне, мой мальчик! Мама тебя поцелует!» Тьфу! [b]КОМПЕТЕНТНО[/b] Доктор психологии, ректор Санкт-Петербургского государственного института психологии Юрий ПЛАТОНОВ: – Социальная роль – это поведение, ожидаемое от того, кто имеет определенный социальный статус. Социальные роли – совокупность требований, предъявляемых индивиду обществом, а также действий, которые должен выполнить человек, занимающий данный статус в социальной системе. У человека может быть множество ролей.Обратите внимание на императив: «должен выполнить», и все тут. Назвался груздем – полезай в кузов. Социальные роли играются по сценариям, написанным обществом. Отсебятина не одобряется.[b] КСТАТИ[/b] ДВЕ СТОРОНЫ МЕДАЛИ Сто двадцать лет назад писатель Р. Л. Стивенсон отметил двойственность человеческой психики, которая до сих пор служит предметом научных исследований и философских споров.«…Несмотря на мое постоянное притворство, я не был лицемером: обе стороны моей натуры составляли подлинную мою сущность – я был самим собой, и когда, отбросив сдержанность, предавался распутству, и когда при свете дня усердно трудился на ниве знания или старался облегчить чужие страдания и несчастья».Герой Стивенсона, всеми уважаемый доктор Джекил, втайне предается плотским удовольствиям, которые сам – в этом изюминка – считает для себя неприемлемыми, хотя общество относится к ним терпимо. Создав себе проблему, доктор пытается найти ее научное решение. Изобретенная им микстура собирает все тайные пороки доктора Джекила в новой личности, которая даже анатомически отличается от своего творца. Сей голем, назвавшийся Эдвардом Хайдом, может развлекаться, не боясь быть узнанным. А наутро чудо-микстура возвращает ему облик и характер добропорядочного доктора.Что ж, все мы не без тайных страстишек. Беда в том, что созданная из одних пороков псевдоличность не может просто развлекаться. Ей надо кровушки. И чем дольше сдерживает себя напуганный поведением двойника доктор Джекил, тем сильнее потом зверствует мистер Хайд.«Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» стала одним из самых востребованных сюжетов в мировой культуре. Одних только фильмов по нему в прошедшем веке снято восемь (не считая клонов вроде «Маски» с Джимом Керри). Сейчас в Театре им. Моссовета идет одноименный мюзикл в постановке Павла Хомского.Зрители узнают себя? [b]БЛИЦОПРОС[/b] КАКИЕ ПОСТУПКИ ЗНАКОМЫХ ВАС ИЗУМИЛИ? Для пенсионеров и небогатых соседей с растущими детьми оставляем на подоконнике в подъезде приличную, но «морально устаревшую» одежду, обувь, сумки. Потом изумляюсь, увидев это на приличных дамах с заработком.Может, их уровень жизни не такой, какими они представляются? Н. Г., дама со средствами А я сама себе удивляюсь.Сейчас я многое могу себе позволить, и за границей была, но гайдаровские годы и дефолт забыть не могу.Меня так и тянет накупить фруктов и овощей подешевле, из отходных, хотя понимаю, что это небезопасно.Светлана, 45 лет Больше всего изумляют случаи, когда дети порядочных, высоконравственных людей оказываются пьяницами или наркоманами. Выходит, родители не такие уж приличные. Что-то есть в семье, что заложило основу для этого падения.Инна, 55 лет, педагог Соседей с нижнего этажа затопила канализационная авария, так они стали выплескивать миазмы на лестничную клетку. Может быть, в той ситуации не было другого выхода – мы сочувствовали и помогали убирать. Но поразило всех объяснение соседа, почему он это сделал: «Из принципа на лестницу, пусть все тоже в дерьме окажутся».Елена, 40 лет, соседка сверху

Я мало получаю!

Перелом 1990-х оставил в России все еще немалое количество людей, чье образование и уровень культурных запросов катастрофически расходятся с невысокими доходами. Одни сдаются и тонут, другие карабкаются.А многие находят маленькие радости в своем положении между берегом и идущей ко дну лодкой.Недавно на моих глазах начальница пыталась взять «на совесть» такую сотрудницу: «Опять уходишь на больничный?! Подумаешь, верхнее давление сто восемьдесят, у меня тоже сто восемьдесят, я же работаю!» В ответ безмятежный взгляд, заставляющий начальницу поутихнуть.Больная могла бы и открытым текстом сказать, вряд ли это ей повредило бы: «За твои сорок тысяч и побежишь на работу, и в случае чего вылечишься. А за мои десять и больничный взять не грех. Здоровье дороже».А вообще интересно, как тебя за такую зарплату воспринимает начальник? Ты идиот, жулик или деваться некуда? [b]Плюс салат из одуванчиков [/b]Парк у нас остался от тех лесов, которые в древности останавливали татарскую конницу. Сейчас в нем есть места, где дома за деревьями не просвечивают. Утром, перед работой, веду собаку с прогулки и нагоняю Антонину.Вид у нее дачный: курточка, треники, босоножки. В руках набитый пакет, непрозрачный, но я знаю, что в нем.– Оль, а твоя собака грибы искать может? – Может, – отвечаю. – Если научить.– А что же ты? – А я не учу.– Ну да… Это лабрадоры могут, спаниели… Разговор повторяется не в первый раз. Антонина все мечтает, что я обижусь за собаку и начну из самолюбия натаскивать ее на грибы.В пакете у Антонины то шампиньоны, то какие-то свинушки-волнушки. А еще молодая крапива и одуванчики весной, щавель летом. За дарами леса она ездит в недалекую Опалиху, но и парковой растительностью не брезгует, если попадается под ноги. Через час снова выхожу из дома и вижу в конце двора Антонину: идет на работу, причесанная, в деловом костюме. Она инженер в научном центре. Получает восемь тысяч пятьсот рублей оклада, имеет субсидию по квартплате и коммунальным услугам и, кажется, довольна жизнью. Утверждает, что с тех пор, как вышла на пенсию, не потратила из нее ни копейки – откладывает.Опять же по утверждению Антонины, ее растительная диета – не из экономии, а для здоровой жизни.Салат из одуванчиков, зеленые щи, грибы – далеко не вся «подножная» часть ее меню. В доме хватает дачников, которые не справляются с урожаем. Антонину зовут на участок собирать ягоды, а то дарят ей пропадающие яблоки и кабачки. В праздники угостят кто пирогами, кто салатиками.Соседи же пополняют ее гардероб куртками, брюками из разряда «почти новое, но разонравилось», ношеной, но еще приличной шубой.А чужую обувь Антонина не наденет – покупает сама, и недешевую.На Западе достаточно назвать свою профессию, чтобы собеседник с высокой точностью определил твое место на социальной лестнице. Понятно, что грех обсуждать свой новый представительский «мерседес» с тем, кто может претендовать лишь на «японку» экономической комплектации; некорректно заводить разговор о бродвейской премьере, когда культурные запросы человека ограничены бейсболом по телеку… А что такое инженер в России? Вот только что я за полминуты нашла в Интернете вакансию инженера с окладом 75 тысяч. Разница с Антонининой зарплатой девятикратная. (К слову сказать, вакансий на ее 8,5 тысячи я не нашла. Такие маленькие оклады для специалистов в Москве редкость). Квалификацию Антонины не обсуждаем – нам ее на работу не принимать.Факт тот, что у Антонины и у того, кто займет 75-тысячную вакансию, дипломы одного образца, а возможно, и одного вуза; что у них и уровень культуры, скорее всего, схожий. В общении она типичная дама среднего класса: не спутает абсурдиста Кафку с изобретателем одноименного и тоже в общем абсурдного противозачаточного средства, разбирается в фирменной одежде (ну и что же, что с чужого плеча) и дважды в неделю занимается как фитнесом экзотическим танцем живота. Поэтому благополучные соседи опознают Антонину как свою, которой просто не повезло. А это навевает мысли о бренности собственного успеха и вызывает желание помочь.Антонина вовсю эксплуатирует имидж образованной, но несчастной. Под разговоры со скучающими без общения домохозяйками продает им косметику (распространяет ее в системе сетевого маркетинга).Подарки принимает с достоинством, и вообще ее отношения с соседями напоминают описанные еще незабвенным капитаном Врунгелем: «В Англии так просто попрошайничать строжайше запрещено законом, а во фраке – пожалуйста.Если кто и подаст, считается, что нищих нет, а просто помог джентльмен джентльмену». Точнее, леди помогают леди, но в данном случае это неважно.[b]Моя прекрасная няня[/b] Еще один парадокс нашего общества: не требующий высокой квалификации труд часто оплачивается выше, чем работа специалиста. Корректору обещают 18 тысяч. Требуют высшее образование, опыт работы, да еще чтобы возраст не старше сорока. Курьер со своим автомобилем (доставка товаров по Москве по 3–4 адресам в день) оценивается в 40 тысяч.Образование, опыт, возраст не имеют значения.А вот семейный бюджет моих знакомых.Муж, ведущий инженер на авиазаводе, работая с темами зарубежных заказчиков и выезжая в командировки, приносит домой 25 тысяч «чистыми».Жена, родив и подрастив второго ребенка, вышла на работу финансовым директором на 40 тысяч.Няне за труды (отвести-привести старшую из детсада, сидеть и гулять с младшей) они платят 33 тысячи. Дешевле не найдешь, а найдешь – не обрадуешься.Зарплата финансового директора с вычетами практически вся уходит на няню. А выбор у молодой матери невелик: превратиться в домохозяйку без всяких перспектив или делать карьеру в надежде, что своя зарплата будет расти быстрее няниной.Воспитатель группы продленного дня Люба с ее высшим педагогическим могла бы составить конкуренцию любой няньке. Свои дети взрослые – время есть. Но вытирать сопли чужим неохота, Люба ценит свободу. Рабочий день у нее с 12 до 18 часов, школа, где трудится, – через дорогу от дома. На таких условиях ее устраивает оклад в 10 тысяч. Подрабатывает, впаривая учителям все ту же косметику по сетевому распространению.[b]Не на такую напала! [/b]Марина работает медсестрой в Красном кресте, с надбавкой за стаж получает восемь тысяч. Зато обходит больных по свободному графику и не каждый день. Неженатый сын, выращенный с любовью и жертвенностью, дает «на хозяйство» тридцать тысяч, оставляя немало на самочинные мужские расходы. Большую часть полученных от сына денег Марина на него же и тратит, чтобы питался разнообразно и здорово и чтобы одет был «по фирме». Другое дело, что часть обновок для него прихвачена в секонд-хэнде. «Эксклюзивная модель!» – убеждает кровиночку Марина. Сыну, откровенно говоря, до светодиода. Он компьютерщик, живет другими интересами и не вполне в нашем мире.Без преувеличения нищенские годы, когда растила детей одна, оставили в характере Марины прочный отпечаток.Она не скажет «это стоит две тысячи», а назовет точную цифру: две тысячи тридцать восемь рублей. К радости опекаемых больных и для собственной экономии не поленится съездить на фармацевтическую фабрику и там купит лекарства по совершенно не аптечным ценам: анальгин, папазол в аптеках втрое дороже.Совсем уж стыдный отпечаток прошлого – пилить сына и отдельно живущую дочку за «ненужные» траты: турпоездки, выезды на пикники и – уже на волне стервозности – за обновки «для этого чертова компьютера».На лето Марина купила себе на Черкизовском рынке брючный костюм. Ей кофта подошла – примеряла, а брюки только прикинула, растянув у талии резинки. Продавщица подыграла: как хорошо, берите, вам подойдет, недорого и красиво! Дома оказалось, что гадюка продавщица подсунула некомплектный костюм: брюки на два размера меньше кофты. Марина со своей стандартной фигурой не смогла натянуть их выше колен.«Двести пятьдесят рублей!!!» – охнула внутри Марины сегодняшней Марина Из Бедного Прошлого.Расчет продавщицы был очевиден: другая плюнет да отдаст брюки дочери или худенькой подруге и будет носить одну кофту. Ха! Не на такую напала! Марина (проезд у нее бесплатный) возвращалась на рынок четыре раза! С гадюкой удалось договориться только до взаимных оскорблений.Марина дошла до старшего в секторе (не хотелось бы говорить «смотрящего»). Угрожала налоговой, Законом о защите прав потребителя и обидами за обманную торговлю от лица всех неимущих медсестер.В глубинных секторах Черкизовки продавцы умеют бороться. Марине предлагали взять ее некомплектный костюм на реализацию (прямо как антиквариат): мол, как только продадим, так сразу вернем вам деньги. Марина упиралась: ей нужны не деньги неизвестно когда, а понравившийся костюмчик сейчас. Сплавить ее примитивными «товара нет в наличии», «позвоним, если будет» не удалось. Марина уезжала и возвращалась, как взрывная волна Тунгусского метеорита, облетевшая Земной шар.«Старший» принимал ее уважительно, с ненавистью поглядывая на допустившую прокол продавщицу. У них между собой тоже пошло на принцип: уступить Марине для «старшего» значило потерять лицо перед персоналом.В конце концов сломалась продавщица. Вывернула собственный кошелек, отдала все что было, даже с мелочью. Не хватило двадцати рублей. Марина, так и быть, согласилась взять, но пообещала вернуться.Да, бедность – это не всегда состояние финансов. Бывает – и мировоззрение.[b]Зарплату сама нарисую[/b] По данным Мосгорстата, разрыв в доходах на крупных и малых предприятиях может составлять до семидесяти процентов. Практика говорит, что это невозможно. Человек сквозной профессии – водитель, кассир и т. п. – это не топ-менеджер узкой специализации. Он везде нужен. И если продает свой труд чуть не вдвое дешевле, чем предлагают на соседней проходной, значит, либо он работник никудышный, либо ему компенсируют разницу в оплате. Свободным временем, например. А скорее конвертом, получаемым от босса из рук в руки. То есть 70% – это не разница в реальной оплате, а масштаб ухода в «тень» малого бизнеса по сравнению с крупным, который тоже ведь не весь прозрачен и светел.«Зарплату сама себе нарисую», – с вызовом заявляет работница частной организации. Подвозит ребенка в школу на иномарке, сует в кармашек справку на льготное школьное питание. По справке она малоимущая, получает семь пятьсот. Пользуется субсидией на квартплату, раньше с волшебной справочкой экономила на плате за детсад. Подлость момента не только в крохоборстве, но и в том, что ребенок все видит и чуть ли не с младенчества приучается ловчить.Учителя по многим признакам видят, кто из родителей реально небогат, а кто прибедняется. Бывает, что в сердцах пророчат «бедным по справке» мамашам: подрастет ваше чадо, начнет из сумочки деньги таскать. А вы ему тогда объясняйте, что надо быть честным, как родители! [b]Юноше, обдумывающему житье[/b] Это объявление я на днях скопировала в Интернете.Наименование вакансии: Журналист.Город: Москва.Требования: грамотность, внимательность, обучаемость, оперативность в работе… (И еще длинный перечень, который занял бы с десяток газетных строк.) Обязанности: написание обзоров, статей, информационных заметок. Сбор материала по заданной теме, подготовка и проведение интервью со специалистами и известными людьми, анализ собранной информации… (Перечень еще строк на пятнадцать, вплоть до «активной гражданской позиции». Поверьте, среди журналистской элиты – обозревателей – с таким кругом обязанностей справляется не каждый. Но оказывается, что эту работу предлагают стажеру).Возраст: 16–25 лет.В ходе работы сотрудник получит востребованный опыт в области работы редакции периодического печатного издания.Это перспективное направление требует грамотных ответственных специалистов, способных постоянно совершенствоваться и работать в жестких рамках конкуренции.И – апофеоз: Зарплата: 4500–8000 руб. в месяц.Помнится, в фильме про кролика Роджера слон работал вовсе за орешки.[b]P.S.[/b] Минимальная зарплата в Москве сейчас равна прожиточному минимуму: 7500 руб. Я не смогла найти ни работающего, ни пенсионера, который живет на такие деньги. Всегда есть дополнительный источник, который сам опрашиваемый порой не принимает во внимание: субсидия, подарки и деньги от детей и т. п.В далеком 1991 году кто-то составил, а московское правительство утвердило потребительскую корзину переходного периода (прожиточный минимум – ее сегодняшняя стоимость). Калорийность входящих в нее продуктов – 2382 ккал в сутки на трудоспособного москвича. Немецкий военнопленный в СССР получал в 1944–45 годах 2207 ккал в сутки; после – Победы, 19 мая, норму повысили до 2542 ккал.В марте нынешнего года заместитель председателя Московской федерации профсоюзов Сергей Чиннов пообещал, что потребительская корзина будет перерассчитана. Ура?![b]КСТАТИ [/b]В 2025-М БУДЕМ ЖИТЬ БОГАТО По данным первого заместителя мэра столицы Юрия Росляка, за первую половину этого года средняя зарплата москвича увеличилась на 29,8%, до 28 712 рублей.К концу года москвичи будут получать в среднем до 31 500 руб. в месяц.Минимальная зарплата в Москве с 1 января 2009 года составит 8300 руб., в мае повысится до 8500 руб., в сентябре – до 8700 руб.В 2009-м средняя зарплата в Москве превысит 1000 евро.К 2010 году среднюю заработную плату в Москве планируется довести до уровня в 40–45 тысяч рублей (примерно 1,7–1,9 тысячи долларов). По словам Ю. Росляка, это будет сделано за счет переоснащения предприятий Москвы и внедрения инновационных технологий.К 2025 году средняя зарплата в столице достигнет 4–4,5 тысячи долларов. [b]АНЕКДОТ В ТЕМУ[/b]Ночью в подворотне грубый голос: – Стой! Гони деньги! Женский лепет: – Что вы, откуда деньги, я учительница… –Ну, тогда часы давай! – Нет! – Давай, хуже будет! – Черт с тобой – часы не отдам, бери классное руководство![b]НА ЗАМЕТКУ![/b] ОТ КОПЕНГАГЕНА ДО ДЖАКАРТЫ В рейтинге банка UBS Москва заняла 48-е место среди городов с самыми большими зарплатами.Московская зарплата без вычета налогов составила 24,8% от взятой за базовую нью-йоркской. С вычетом налогов москвич зарабатывает 31,6% от зарплаты жителя Нью-Йорка.Сам Нью-Йорк оказался на 13-м месте. Выше него находятся только европейские столицы.Мировой лидер заработков – Копенгаген: там получают на 40,9% больше, чем в Нью-Йорке.– На втором месте Осло, на третьем – Цюрих (плюс 39,1% и плюс 30% от зарплат Нью-Йорка).Последнее место в списке у столицы Индонезии: в Джакарте получают 6,5% от Нью-Йорка.

Россия изменилась

Помните, как все вдруг озаботились поиском национальной идеи? Политики высказывались, политологи комментировали, пресса освещала, богема добавляла неразберихи: «наша национальная идея – водка».Напоминало знакомый по криминальным новостям план «Перехват»: напряженная атмосфера, чеканные формулировки, а в конце – «план результатов не дал». А все потому, что, как утверждал студенческий афоризм моей юности, поперек базиса в надстройку не лезь.Надо было, чтобы заработали разоренные в девяностые заводы.Чтобы сами девяностые мы вспоминали как «отчаянные», «жуткие», «криминальные» – тем самым признавая, что нынешние времена не так уж плохи.Чтобы в армии стали редкостью призывники с диагнозом «дефицит массы тела».Чтобы в подземных переходах не торговали с расстеленных газет.Чтобы на московских улицах место проституток из российской глубинки заняли проститутки из Молдовы и Украины.Чтобы Бекмамбетов снял «Дозоры» и «Особо опасен», а Малюков – «Мы из будущего».И чтобы власть наконец перестала пятиться и гнуться – и вдарила. Не по замороченным грузинам и даже не по психопату Саакашвили, а по десятилетиям нашего унижения – и в первую очередь самоунижения.Теперь, когда все это произошло, каждый может сформулировать национальную идею: «Черт возьми, а ведь мы живем в мировой державе!»[b]Я ему улыбнулась [/b]Люблю смотреть на Ленку за рулем.Водит она как типичная блондинка, зато не теряется. Выезжает на главную дорогу под носом у КамАЗа. Водитель грузовика нарочно газанул, чтобы наказать нахалку, догнал, и Ленка черкнула его по бамперу задним крылом. Вылезает – водитель смотрит с ухмылкой: поступил по-гадски, а правила на его стороне. Ленка сокрушенно качает головой, глядя не на свою пострадавшую машинку, а на КамАЗ. Водитель начинает волноваться и тоже вылезает: что там у него? Ленка (с ужасом): «Мужик, я тебе ВСЮ ГРЯЗЬ с бампера сцарапала! Разойдемся так или подождем инспектора?» Пока водитель хлопает глазами, она садится и уезжает. Жалею ее: «Наверное, тебе ремонт крыла влетит в копеечку?». – «Фигня, – машет рукой Ленка, – по страховке все починят, у меня КАСКО».Когда рядом с ней брат, езда по городу превращается в театр с перепутанными ролями. Обычно мужчина ведет, женщина дает советы, а у них наоборот. Ленка (водителю подрезанной машины, который, понятно, не слышит): «Ну чего гудишь?!» Брат: «Ты поворотник не включила!» Ленка: «Знаю. НО Я ЕМУ УЛЫБНУЛАСЬ!» Ленка работает в элитном ресторане. Доходов, в основном чаевых, хватает на обучение в коммерческом вузе и на выплату кредита за машину. В кармане дорогие сигареты и мелочь, за душой ни гроша – поест у мамы или на кухне ресторана.Когда покупала машину, брат и мать предостерегали: если потеряешь работу, простишься и с машиной, и с институтом! Взрослые, разумные мысли. А у Ленки в ее двадцать с небольшим вроде бы ветер в голове. Но для того спора в голове нашлись и знания.Блеснув финансовыми терминами, убедила, что сейчас не 1998-й, дефолт невозможен, а стало быть, ресторанный бизнес будет процветать, и ей всегда найдется место.Недавно Ленка подвозит меня и заводит разговор об уверенности в завтрашнем дне. Какой-то пьяненький клиент ей жаловался: мол, в советские времена у него была уверенность, а сейчас нет. Я сказала, что, пока писала диссертацию, все время боялась, что закроют мою тему; работу я себе нашла бы, но несколько лет трудов над диссертацией могли пойти прахом. А реально были уверены в завтрашнем дне те, кто имел ходовую профессию, не занимал высоких должностей и не воровал. Им из одной проходной выйти, в другую войти – везде заработают свои среднестатистические двести рублей в месяц. «В общем, как я, – заключила Ленка. – Только тогда фиг бы я купила машину!» [b]Шприцы под соснами [/b]Ветераны Курчатовского института (а я многих застала в живых) вспоминали, что раньше от станции Покровское-Стрешнево до самой проходной тянулся вековой сосновый бор. «И под каждой сосной сидел энкавэдэшник», – добавляли в шутку с изрядной долей правды: бор плотно патрулировали, особенно в годы войны.Несколько сосен сохранилось в нашем дворе. А энкавэдэшники не сохранились.В годы моей юности дворовые мальчишки пили под этими соснами портвейн. Вечерами свет из окон не пробивался сквозь хвою, и было достаточно отойти от подъезда метров двадцать, чтобы попасть в конспиративную тьму. На рассвете брошенную стеклотару подбирали дворники – наверное, только они имели представление о размахе ночных гуляний.В девяностые под соснами стали появляться шприцы со следами крови. (Если кто не знает, наркоманы, прежде чем пустить дрянь по вене, разбавляют ее собственной кровью, чтобы живые белки очистили раствор). Дворники пьянствовали и не подметали неделями. Шприцы собирали брезгливые бабушки, чтобы дети не накололись. Потом во дворе появились фонари, а места дворников заняли трезвые таджики.Шприцев во дворе больше не видели. Их стали находить на пятачке в самом центре площади с интенсивным круговым движением: там тоже сохранился островок зарослей.А в прошлом году на пятачке построили фонтан. Собравшаяся на открытие публика гадала, не свистнут ли сегодня же бронзовые форсунки.Фонтан, однако, прожил уже два сезона; ночью он залит светом, и энкавэдэшники, то есть милиционеры, несут вахту, как в исторические времена.Кто-то скажет, что это косметические меры, наркомании меньше не стало. Я не собираюсь спорить. Знаю, что в нашем дворе наркоманов не видно. Знаю, что на другом конце Москвы наши родственники наконец-то не боясь ходят мимо Царицынскогопарка. Район остается криминогенным, но хоть кусочек выбит из-под ног уличной преступности.Так по кусочку и сложится безопасность в городе. Теперь я в это верю.[b]Таджики приходят по-английски [/b]Лет десять назад я по заданию одного журнала ездила в центр социальной реабилитации бомжей. В памяти еще была свежа безработица, беженцы, люди, выкинутые на улицу мошеннической приватизацией жилья. И вдруг оказалось, что с этой самой улицы любой может прийти в центр, отмыться, получить медицинскую помощь, документы и работу. Причем дворнику из бомжей дадут и служебное жилье, и специальную доплату к жалованью – только работай. Хватит их жалеть, написала я тогда, кто хотел подняться, тот поднимается, уже не гайдаровские годы.Дворника из бомжей я так и не увидела, хотя потом специально ходила на биржу труда. Вакансии для них были – при полном отсутствии желающих.Сейчас эти вакансии заняли таджики. Спецовок они, кажется, даже на ночь не снимают – к одетым по-рабочему не придираются менты.Капитальный ремонт соседнего дома делали по немецкой технологии опять же таджики (раньше это был отхожий промысел югославов, потом – турок). И школу, в которой я когда-то училась, ремонтировали таджики.Знакомая «англичанка» рассказывает.Пока шел ремонт, нужно было переносить из кабинета в кабинет учебные пособия. Учителя предлагали за это деньги – рабочие отказывались, переносили «за спасибо». Уважительно относились, особенно к женщинам в возрасте. При этом растащили странные вещи: угольники и циркули у математичек, еженедельники новые.С администрацией и прорабами общались в стиле Равшана и Джамшута: «Начальника, моя твоя не понимай». А мне нужно объяснить, чего хочу для оформления кабинета. Бьюсь, рисую на бумажках, объясняю на пальцах. И вдруг один заговорил со мной на чистом английском языке! Оказалось, вся бригада – студенты, в том числе педагогических вузов. Мы потом обсуждали с ним преподавание английского в школе. Другой, будущий преподаватель европейских языков из Душанбе, устав от безъязыкости, заговорил и по-французски, но у нас его никто не понимал.А тот «англичанин» мне сказал: «Для вас Европа – это Германия, Англия, Франция, а для нас Европа – это Россия».[b]Но зачем же Родину ругать?[/b] Муж пишет книги для подростков.Проблема в том, что опыт собственного детства ему часто мешает. Его читатели не были пионерами. У них другие мечты и кумиры. И вот он набирает «референтную группу» из детей, а теперь уже внуков друзей, подсовывает им свои книжки, пытает: «Это было понятно? А то не скучно?».Начал «ходить» на молодежные форумы в Интернете, на одном прижился и стал модератором политической ветки. Подбросит горячую тему для обсуждения и смотрит, как молодежь бьется. Легко добился того, чтобы в полемическом запале не доходили до мата. Отучил многих говорить «эта страна» вместо «Россия». Не смог отучить от упертого критиканства.Молодые плохо помнят, что было десять лет назад, а то, что было двадцать лет назад, для них история. Поэтому сравнивают не с тем, что было, а с тем, что есть – на Западе. А на Западе, вопервых, жизнь богаче, во-вторых, боятся Россию и скрывают страх за презрением к «варварам». Молодые тянутся к западным стандартам потребления и вместе с ними перенимают стандарты презрения. Только Запад презирает чужую страну, а они – свою.– Ты ругаешь то и это, – убеждал мой муж юных оппонентов, – но это неконструктивная позиция. Отвергая, предлагай. Не нравится – сделай лучше.– Зачем? Я окончу институт и просто свалю из этого дерьма, – следовал ответ. – ОК, твое право – искать лучшую жизнь. Но зачем Родину ругать? Она тебя вырастила, дала образование.– Вырастили меня мама с папой, а образование я сам получил.Мама с папой желают добра своему ребенку. 63% россиян, подчеркну, с доходами выше среднего по стране хотели бы, чтобы их дети учились и работали за границей. 35% хотят, чтобы их дети жили за границей постоянно.Выходит, дети, щеголяя «независимостью оценок», просто повторяли то, что слышали в семье.Это тоже реалии России эпохи возрождения.Вспоминается эпизодический персонаж Тургенева, юная княжна Гагарина, не знавшая ни слова по-русски.Да что там, еще Петр своротил шею национальной элите, повернув ее голову на Запад.[b]Поклонился бы Путину [/b]Муж переписывается в Интернете со знакомым писателем. Возраст у них близкий, биографии похожи: оба по первой профессии не литераторы, оба служили в армии. Но мы живем в Москве, а приятель мужа – в Прибалтике. Оттуда не так видно. Вот его письма: 08 Авг. 2008 14.59.17. Чего стоит власть, не желающая защищать собственных граждан? «Южный» осетин с русским паспортом – такой же гражданин России, как сам президент.Хотя вопрос мой риторический...09 Авг. 2008 10.41.58. Беру свои слова назад. Мало ли что выскажешь в обиде! Даже жалею, что давно снял форму. Хотя по возрасту уже не строевой...11 Авг. 2008 23.36.47. Плохо, что информационную войну мы проиграли.Да и в ЮО больше топчемся на месте.Муж читал – рот до ушей. Он с самого начала не сомневался, что наши помогут Осетии. А в информационном пространстве Прибалтики авторитет России ниже плинтуса – соответственно, его приятель считал, что Кремль и на этот раз прогнется под Запад. Не прогнулись, и через три дня этот русский человек в Прибалтике уже недоволен тем, что победа неполная. Распрямил плечи.…Двадцать лет назад на Западе говорили, что нас боятся из-за коммунизма, и мы позволили себя обмануть: черт с вами, избавимся от коммунизма, он и самим нам надоел.Вместе с коммунизмом Россия лишилась союзников в Восточной Европе и республик СССР. Взглянув на то, что осталось, мы вспомнили 1853 год, план английского лорда Пальмерстона. Вывести Россию в разряд второстепенных держав, отторгнув от нее Крым, Кавказ, Бессарабию, Прибалтику, Польшу и Финляндию.На закуску парочка цитат.«Россия – это единственное в своем роде явление в истории: страшно могущество этой огромной Империи»... «В России, у этого деспотического правительства, у этой варварской расы, имеется такая энергия и активность, которых тщетно было бы искать у монархий более старых государств». «Славянские варвары – природные контрреволюционеры, особенные враги демократии», – Карл Маркс.«…безжалостная борьба не на жизнь, а на смерть с изменническим, предательским по отношению к революции славянством... истребительная война и безудержный террор! – этого требовал Энгельс. – Да, ближайшая всемирная война сотрет с лица земли не только реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы – и это также будет прогрессом!».Сейчас нас боятся и ненавидят за то, что покупают наш газ: а вдруг перекроем трубу? P.S. К приезду Путина в Вологду весной в Интернете прикалывались: как нам его встречать, встать и в пояс кланяться? Я стала рассказывать об этом знакомым, стараясь выдержать нейтральный тон: было интересно, кто как среагирует. Многие отвечали: «А я бы поклонился ему за эти восемь лет». [b]ГЛАС НАРОДА[/b]ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ В МОСКВЕ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ВОСЕМЬ ЛЕТ? Из высказываний москвичейИ.И., 45 лет, учитель: – Жизнь стала дороже, но ценнее ощущение свободы и уверенности в будущем, из-за свободы появилась возможность больше заниматься собой.Александр, 52 года, предприниматель: – Возможность заработать денег больше, но и больше тратить: достраивать и обустраивать дачу, жилье.Ольга, 50 лет, служащая – Больше стало веры, реального православия, помощи, благотворительности.Светлана, 36 лет, музыкант: – Возможность реально прикоснуться к разнообразной, интересной, в чем-то элитной жизни – новые машины, бытовая техника, виды спорта, собаки.Елена, 42 года, предприниматель: – В личной жизни – чувство свободы и независимости. Легче стали смотреть на личную жизнь – семья ценна, но меньше комплексов в переходе к другому, более тебе подходящему человеку, перспективному. Легче стали рвать с прошлым в надежде на лучшее будущее.Станислав Николаевич, 65 лет, директор издательства: – Расширились социальные связи, стала многообразнее жизнь. Доступно стало обратиться к профессионалам, которые помогут во всем, от научных консультаций до дизайна дач, домов – хоть до эзотерики.Анатолий Николаевич, 68 лет, пенсионер: – Уверенность, что вылечат от всего – появились новые способы лечения, лекарства, специалисты, новые лечебные технологии, не как в девяностых, когда больше верили в шаманов.Любовь, 48 лет, энтузиастка сетевого маркетинга: – С ручной торговлей, мелким бизнесом стало хуже, зарабатывать в частном порядке труднее – надо работать в структуре, в большой системе. [b]ЦИТАТА[/b]ВЗГЛЯД ИЗ-ЗА ОКЕАНА – Мне кажется, Запад, пугающий мир возвращением «холодной войны», так и не понял, что же произошло за эти годы. Россия сейчас находится на своем историческом пике: никогда в прошлом – ни во времена царей, ни генсеков – страна не была столь мощной исключительно благодаря своим ресурсам.Во времена «холодной войны», когда миром правили ядерные арсеналы, Запад имел паритет с СССР. Сейчас, когда миром правят нефть и газ, нам нечего противопоставить Москве.МАРШАЛЛ ГОЛДМАН, заместитель директора Дейвис-центра российских и евразийских исследований при Гарвардском университете, доктор философии

Возможные проблемы школьника

Новый учебный год в московских школах откроется уроком (классным часом) “Равные возможности – мы разные, но в этом наша сила”. Тема явно отзывается на инициативу Юрия Лужкова объявить 2009-й “Годом равных возможностей”.Только мэр имел в виду помощь города инвалидам, а школа расширила его трактовку.Потому что настоящих инвалидов со справкой среди учеников раз-два и обчелся, а ребят с ограниченными возможностями – каждый пятый. Плохое здоровье далеко не всегда входит в круг проблем, которые они испытывают сами и создают окружающим.[b]Спать надо дома![/b]Наташа хочет главную роль в спектакле с танцами и бьется в истерике, если не дают. А давать нельзя: слишком велика нагрузка для ее больных легких.Юра с пороком сердца рвется бежать со всеми кросс. Не хочет сидеть на лавочке – ребята засмеют.Девятиклассник Руслан носит в школу рубашку, толстовку и жилет, чтобы никто не понял, что у него поддерживающий позвоночник корсет. Первым рвется помочь поднести что-нибудь, передвинуть мебель. Только учителя знают, отчего он бледнеет и порой на уроке ложится грудью на парту, потому что невыносимо болит спина. А те учителя, которые еще не знают, начинают возмущаться: спать надо дома! Руслан огрызается – и пошел конфликт.Для хронически больного ребенка (неважно, признан он инвалидом или нет) жизненно необходимо быть “как все”.Тогда он выйдет из школы социально полноценным человеком, сможет построить карьеру и семью. Еще и обгонит многих здоровых, потому что привык трудом брать то, что им достается даром.Родителям и учителям остается только с особым вниманием приглядывать, чтобы он не надорвался в этой гонке.Уходящим летом в Череповце умер на улице девятиклассник Дима Разин – шел на экзамен по русскому языку. Как нередко бывает у подростков, его сердце не успевало за быстро растущим телом.Родители не винят ни школу, ни врачей.С пониманием рассказывают о том, что сын, не смирившись с болезнью, потихоньку занимался на тренажерах. Альтернатива была – обложить ребенка ватой и вырастить его со всеми комплексами и капризами инвалида. Мальчик выбрал другой, опасный путь. Родители его поддерживали…[b]Нестарая и в шоколаде[/b]Взрослому часто не понять, чем фирменная бандана отличается от очень похожей, которую ребенок с негодованием отвергает как “бабушкин платочек”. Или почему одни кроссовки – “жесть”, а другие, иной раз более дорогие – “отстой”.Или каким образом “неправильная” бисерная фенечка может стать причиной драки. Для подростка эти вещи – знаки принадлежности к группе, способные стать как предметом гордости, так и поводом для насмешек. А хронически больной подросток, который и без того страдает от своей “инакости”, переживает насмешки особенно тяжело.Одевать его надо по меньшей мере не хуже, чем других. Но болезнь ребенка и без того требует от родителей взаимоисключающих вещей: усиленного ухода и повышенных заработков. Мать-одиночку это часто ввергает в социальный штопор. Занятая ребенком, она не может рассчитывать на высокооплачиваемую работу – и экономит на себе.Знакомая, миниатюрная женщина, донашивала за сыном джинсы, футболки и куртки. Посмотришь издали – идут два подростка, один одет с иголочки, другой потертый. Мальчик был тяжелым астматиком – ни побегать с ровесниками, ни защитить себя в драке. Она рассудила, что пускай хоть из-за вещей не комплексует. А по-женски ее потертый вид был еще и посланием: “Понимаю, что с таким довеском никому не нужна. Ну и плевать, я посвятила себя сыну”.Сейчас, усаживаясь за руль подаренной сыном по-девичьи яркой французской машинки, она излучает другое послание: “Вот, вырастила! И нестарая еще, и в шоколаде”. Парень практически излечился от астмы. Работает программистом в области охранных систем. С нежностью пересказывает историю, ставшую семейной легендой: как мать, что-то продав, у кого-то назанимав, купила ему, пятикласснику, первый компьютер.[b]Она у нас индиго[/b]Санитарка травмпункта с удовольствием рассказывает про внучку: она третий год на домашнем обучении, должна бы пойти в седьмой класс. В школе говорят, что она дерется – так это учителя заставляют старших ее лупить. Да она у нас лучше учителей соображает! “Англичанка” ей: “У тебя произношение не такое”, а она в ответ: “Да пошла ты в ж… со своим произношением”. Вот молодец! Ну, точно, она у нас индиго.Возможно, ребенок с логопедическими проблемами, тогда учителю не стоило спорить о произношении: ребенку тяжело, он и защитился по-своему. Но, скорее, в семье низкий потенциал обучения.Сами постигали школьные науки через пень-колоду и проблемному ребенку не могут помочь. Остается защищать свое чадо и оправдывать свое воспитание, обвиняя учителей.К таким детям – особый подход в коррекционном обучении. Пусть разучивают на английском песни зарубежных исполнителей, компьютерные и международные термины.[b]На трамвайной “колбасе”[/b]Основная масса проблемных детей тяжелыми болезнями не страдает, в умственном развитии часто отстает, однако не настолько, чтобы перевести их в спецшколу – учиться зажигать спички и открывать ключом замки. Но при всем том они сами не хотят учиться и не дают учиться другим.Женя, сын кандидатов химических наук, внук доктора наук и депутата, оказался заброшенным. У бабушки научная работа и депутатские обязанности. У родителей своя лаборатория и частная тема, на которую получен грант, и надо его отрабатывать. А мальчик катается на “колбасе” трамвая, как хулиганы в 50-е годы. За прошлый год дважды попадал в ДТП.В свои одиннадцать лет он прекрасный компьютерщик, но совершенно не присмотрен взрослыми. Приносит в школу свои изобретения: взрывчатку (родители же химики), электрошокер. Все это показывает впечатлительным однокашникам, объясняя технические тонкости изготовления.Саша перенес черепно-мозговую травму. Долго болел, настрадался и разбаловался. Врачи порекомендовали ему реабилитацию в детском коллективе. Конфликты с одноклассниками – или то, что ему кажется конфликтами – Саша разрешает просто: чуть что бьет рюкзаком по голове.У Даши нашли вшей. Такая семья.[b]Синдром Пиноккио[/b]В итоге все “забивают на учебу”. Одни потому, что родители не контролируют: от детской безответственности и назло всем. Другие – следуя родительской модели поведения. В семье, где взрослые зарабатывают неквалифицированным трудом, дети не видят нужды напрягаться в учебе.Особый случай – дети мигрантов из стран СНГ. Их родители имеют в столице регистрацию и постоянную работу, подчас такую, на которую москвича калачом не заманишь. Значит, они нужны городу, и детей их надо учить наравне со всеми.Но с их словарным запасом не получается наравне.Есть отморозки, способные в лицо учителю выдать “про маму”, оправдываясь наивностью и незнанием языка.Встречаются ответственные, социально зрелые ребята, которые просто не могут учиться на русском языке. В конце концов и они оказываются в стане “забивших”.У “забивших” уйма свободного времени. На уроке они развлекаются и развлекают других, зарабатывая славу отчаянных ребят. На перемене и во внешкольное время занимаются детским бизнесом, от продажи купленных на оптовке сигарет и переписывания дисков до темных дел, чреватых приводом в милицию.Домашним детям такие отчаюги кажутся образцом самостоятельности.Учителей не боятся, легко добывают деньги на развлечения.В “началке” десяток мотивированных на учебу детей заставляет тянуться за собой остальных. В старшей школе группа ориентированных на поступление в вуз подтягивает за собой класс. Но в среднем школьном возрасте все наоборот: рядом с оболтусами большинство подростков перестает учиться. Включается “синдром Пиноккио”. Один немотивированный Петя или Вася расшатает всю с трудом создаваемую систему мотивации.Есть ли право у двоечника сидеть рядом с отличником? Самых отъявленных ждет коррекционный класс. Там все ходят на головах, но хоть другим учиться не мешают. И педагоги-специалисты с ними бьются. Некоторых удается выправить.[b]Почему вернулся Вова[/b]Паша с Полиной, которым хочется и нужно поступать в институт на бюджетное обучение, перешли в параллельный одиннадцатый. В их прежнем “Г учиться не дадут, а здесь ребята тоже рвутся поступить. Им и занятия в индивидуальном режиме, и дополнительные часы по интересующим предметам.Леша, тоже хочет поступать, и уже обговорил все родителями: пойдет в негосударственный платный университет “какого-то там предпринимательства”. Раз негосударственный и платный, можно не напрягаться. Остался своем “Г”, с одноклассниками.В прошлом году пропускал “ненужные” предметы, кидал спортзале мячик. Учителя смотрели сквозь пальцы. Отпускать его шататься по микрорайону нельзя в учебное время школа за него отвечает. Так что пускай кидает, лишь бы не мешал другим учиться.Вова после девятого уходил в сложный технический колледж при вузе. Не потянул физику и математику, перестал ходить на занятия. Матери поставил ультиматум: хочу в школу к своим, хочу последний звонок и выпускной вечер, не лишай меня счастливого детства! Мать, бизнесвумен, прикинула, что так ей легче обойдется. Все равно в тот автомобильный вуз придется платить, а там требуют при поступлении три вещи: аттестат и два сертификата ЕГЭ – русский и математику. Вернула Вове счастливое детство – доучиваться будет в родном “Г”, но при условии, что к ЕГЭ подготовится с репетиторами.Что же это за “Г” такой, из которого одни бегут, а других пряником не выманишь? Обычный школьный класс, десять лет назад собранный с бору по сосенке.Социальный состав детей здесь разнородный, семейный культурный потенциал в среднем невысокий, и тон задают ребята без стойких интеллектуальных интересов. Основное времяпрепровождение в подростковых компаниях – “тусовки” беспредметного содержания. Атмосфера в классе добрая, за своих горой. Но серьезным ученикам этого уже мало.К счастью для нынешних детей, в большинстве школ уходят от практики “образования вообще”. Старшие классы делят на параллели по предметным интересам и по обучаемости. Программа остается программой, но в одной параллели дают побольше математики, в другой – гуманитарные предметы. А в ряде школ готовят к поступлению в конкретный вуз.[b]P.S.[/b] Относительная новинка – тьюторская поддержка учебного процесса. Еще даже написание этого термина не устоялось: встречаются и “тьютор” и “тьютер”. Это методист, способный организовать обучение по индивидуальному плану. Причем натаскивают преподавателей, а уж они должны дойти до каждого ученика.Будет развиваться связь с вузами, вводимая в Москве пока в экспериментальном режиме. А траекторию обучения абитуриентов, нужных данному вузу, выстроит тьютор.Среднее образование должно усредняться, а профильное подняться – направление развития старшей школы. В старших классах излишняя перегрузка детей не интересующими их предметами мешает осуществлению равных гражданских возможностей – учиться и поступить в вуз по выбранному профилю.[b]СПРАВКА “ВМ”ЧТО ТАКОЕ “СИНДРОМ ПИНОККИО”[/b]Если подросток шатается по улицам, легко и без обязательств перед семьей и школой получая развлечения, уже через год-полтора с ним ничего не сможет сделать ни семья, ни школа. Детские психологи называют этот феномен синдромом Пиноккио. Не Буратино – у того была социально позитивная мечта: победить Карабаса, помочь друзьям и папе. А Пиноккио, который стремился в Страну развлечений. Где у него и отросли ослиные уши.Помните, у Карло Коллоди:– Но раз тебе не по нраву ходить в школу, то почему бы тебе не научиться какому-либо ремеслу и честно зарабатывать свой хлеб?– Потому что из всех ремесел на свете только одно мне действительно по душе: есть, пить, спать, наслаждаться и с утра до вечера бродяжничать.[b]СПРАВКА “ВМ”ЧТО ТАКОЕ “ДЕТИ ИНДИГО”?[/b]Индиго – краситель, дающий цвет синим джинсам. Американский экстрасенс Нэнси Энн Тэпп углядела джинсовые оттенки в ауре множества детей еще в конце 1970-х, а сейчас, по ее утверждению, индиго являются 97% детей в возрасте до 10 лет и 70% 15–25-летних. Детям индиго приписывают эмоциональную связь с Землей, телепатические и экстрасенсорные способности. Развернуться им якобы мешает воспитание “неджинсовых” родителей, подавляющих эти способности еще во младенчестве. Психологи утверждают, что дети с поведением индиго были всегда. Их диагноз: синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ).[b]БЛИЦОПРОС[/b]ЧТО ДУМАЮТ РОДИТЕЛИ?В процентах от числа опрошенныхВМЕСТЕ С КЕМ ВЫ НЕ ХОТЕЛИ БЫ УЧИТЬ ВАШИХ ДЕТЕЙ?С маргиналами, детьми пьяниц 85,0 %С хулиганами 80 %С буржуйскими, богатенькими детьми 25%С шибко умными, у кого в семье много возможностей учить детей дополнительно 15 %РАВНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ В ОБРАЗОВАНИИ ДЛЯ ДЕТЕЙ – ЭТО:Индивидуальный подход к детям 67 %Внимание учителя к ребенку (моему) 48 %Формирование классов, групп по уровню обученности, чтобы отличников с двоечниками вместе не сажать 24 %Чтобы проводились развивающие занятия с учетом особенностей каждого ребенка 17 %КАКИМ ПРЕДМЕТАМ НАДО УДЕЛЯТЬ БОЛЬШЕ ВНИМАНИЯ?Иностранные языки 70 %Компьютерныетехнологии 67 %Психология 32 %Творческие занятия (музыкальные, театральные, изобразительное искусство) 27 %Должны быть детские общественные организации, клубы по интересам 15 %

Дружба или выгода?

Помню документальный фильм времен перестройки. Некий эмигрант, развалившись на диване в бруклинской квартире, говорил, что советский человек поделится последней трешкой, но это не от широты душевной.Бедному легко делиться последним, потому что трешка ничего радикально не изменит в его жизни.Я в то время считала себя свободной от иллюзий относительно грядущего рынка. Как же – социолог! Стажировалась во Франции! Лекции читаю директорам и прокурорам! Но высказывания эмигранта не умещались в мою картину мира. Они торчали нагло и отвратительно, попирая и элементарную логику, и представления о добродетелях.Ведь “последнюю рубаху с себя снимет” во все времена было высокой характеристикой человека, символом христианского подвига! Теперь я понимаю, что эмигрант путано и цинично говорил о ждавшем нас искушении богатством.Понимаю и то, что к этому искушению мы оказались не готовы. Заодно с хамством очередей и коммунальными скандалами мы утратили ту часть отношений, которая и сейчас дорога людям с советскими корнями. О которой мечтает молодежь, знакомая с прошлым только по рассказам старших.[b]Жаба не хочет уступать[/b]Я работаю за компьютером, собранным теперь, увы, покойным другом мужа, который не раз появлялся в моих статьях под именем Оборонщика. На работе он сочинял тончайшую электронику заведовал лабораторией, высоко ценился зарубежными партнерами. Вечно занятый, приезжал к нам порой поздно вечером налаживать примитивный для него домашний комп. По дружбе, за удовольствие поболтать. Только потеряв его, мы поняли, какой редкостью стала дружеская помощь.Компьютер – наш хлеб, архив всего написанного за последние пятнадцать лет. Подпускать к нему наемного специалиста страшно. Когда возникла необходимость, стали звонить знакомым, и тут выяснилось, что все ужасно заняты.Ни сегодня не могут, ни завтра. Может быть, на следующей неделе, а лучше после отпуска.Один (из четверых) сказал откровенно: “Брать с вас деньги не хочу, не брать – жаба сосет. А теперь меня будет мучить совесть, что не помог. Может, подъеду к вам в выходные, если не будет настоящей халтурки”. Я предложила денег – исключительно для жабы, чтобы она уступила совести не в выходные, а немножко поскорее. Человек обиделся и теперь уже вряд ли придет – и чинить компьютер, и просто в гости.Десять лет назад они с мужем, два астматика, таскали мебель на четвертый этаж, помогая общему знакомому.Уже тогда это была некая экстравагантность недотепистых дяденек, вспомнивших юность.[b]Мы на Чусовой тонули![/b]Дружеские отношения – первое, чем начали жертвовать в погоне за химерой богатства. “Мы с ним на Чусовой тонули!”, – кричал муж (к счастью, не мой), объясняя, почему другу можно доверить деньги, собранные на квартиру.Оказалось, что надежная дружеская рука, спасшая его на Чусовой, не гарантирует ни финансовой надежности, ни тем более ума, ни даже элементарной порядочности. Друг прогадил чужие сбережения с анекдотической непосредственностью. Начал бизнес с покупки представительского автомобиля. Много времени ушло на регистрацию предприятия. А когда желанные документы были получены, оказалось, что уставной капитал новоявленного ТОО убит инфляцией, а оборотный просадил глава фирмы, пытаясь догнать инфляцию с помощью игры в рулетку.Они по-прежнему друзья. Недавно, тряхнув стариной, ходили на байдарках – правда, не по Чусовой, а по спокойным рекам Подмосковья. Жена пострадавшего примирилась с растратчиком еще тогда, в 1993-м, узнав, что лопнул ЖСК, в котором она хотела купить квартиру. Все равно деньги пропали бы, а так хоть ребята покатались на “линкольне” и авансом почувствовали себя новыми русскими.Кстати, тот раздолбанный “линкольн” оказался неликвидным, когда в Москву хлынули новые иномарки. Продавать его по дешевке было жаль, ездить самим – дорого, он прожорливый.Иногда выезжали, но в основном “новорусское” авто ржавело под окнами, пока друзья не совершили свою единственную удачную сделку. Автомобилисты знают, какие конфликты порой разгораются из-за дворовых стоянок и как трепетно каждый охраняет “свое” место.Так друзья и продали фактически место владельцу новенького внедорожника, впарив ему за приличные деньги ржавый “линкольн”.[b]За сладкой морковкой[/b]Тогда же, в годы повального коммерческого кретинизма, дочка притащила рекламную листовку: “Приведи четырех друзей и купи видеомагнитофон за полцены”. Долго объясняли ей, что это “пирамида”. Четыре человека внесут стоимость двух видиков, но ничего не получат, пока каждый не приведет еще четверых. Да половинку видика оплатишь ты. Значит, друзья купят тебе половину магнитофона и оставят делашам стоимость еще полутора. Ты не просто хочешь нажиться на друзьях, но еще и мошенникам их подставляешь!– Никого я не подставляю, – бубнила дочь, ей было четырнадцать. – Они тоже приведут друзей и получат видик за полцены…Муж дал ей хозяйственную коробку спичек и заставил выкладывать: ты приводишь четверых, четверо – шестнадцать, шестнадцать – шестьдесят четыре… Вскоре спичек не хватило: счет перевалил за тысячу. Дочь согласилась, что эти люди едва ли получат свое видео за полцены и пойдут вниз по цепочке – отбирать у тех, кто получил за их счет.Сейчас на такие фокусы не клюют даже четырнадцатилетние. Но акции “приведи друга и получи” проходят повсеместно. За друга обещают бесплатную болтовню по телефону, безлимитный Интернет, на худой конец попкорн в кинотеатре. Вроде все без обмана. Но – за друга. Это приучает к мысли, что из дружеского доверия можно извлекать прибыль.Еще шажок, и пацан, зовущий приятеля “за компанию” подключиться к Интернету, превратится в дрессированного козла. На бойнях такие заводят стадо в цех обработки – и возвращаются в одиночестве за сладкой морковкой.[b]Меня поставили на счетчик[/b]Не знаю, почему его прозвали Комсоргом. По возрасту он успел разве что в пионеры. На поясе плеер, в кармане наладонник, на ухе гарнитура к мобильнику. И специальность модная, что-то там с компьютерами. Всегда при деньгах, каждый год на другой иномарочке – неновой, но обязательно выделяющейся в потоке.Словом, Комсорг поколения некст.У компьютерщиков известно какие планы обогащения: создать программу, чтоб люди посмотрели и ахнули: как мы до сих пор без нее обходились? Или сайт, популярный, как “Одноклассники”. Толкнуть программу (сайт) за миллион, лучше за десять, и жить.Комсорг не горбился над программами и сайтами, миллионов не имел, но зарабатывал явно больше, чем “джентльменские” 30-40 тысяч системного администратора. Занимался каким-то туманным бизнесом. Коллеги слышали его разговоры по телефону: “Подождите, запишу номер контейнера”, “Нет, через неделю поздно. Или вы переводите деньги, или я расторгаю договор”. И – самое впечатляющее: “Завтра встречаю чартерный рейс из Малайзии!”Однажды подвернулась большая халтура для всего отдела. За два месяца, работая вечерами и по выходным, скосили на пятерых больше двадцати тысяч долларов. Комсорг предложил не делить деньги, а вложить в крайне выгодную коммерческую операцию. Мол, хватит мне завидовать – всех беру в свой бизнес. Идея понравилась, тем более что, по словам Комсорга, ничего делать не надо. Вы поработали за эти деньги, теперь пускай деньги крутятся и работают на вас.Во избежание кривотолков Комсорг пригласил нотариуса, который заверил договор: частные лица такие-то передают генеральному директору ООО “Реникса” такую-то сумму для коммерческой деятельности, доходы от которой предполагается делить в равных долях.Коллеги хотели было дать генеральному директору (Комсоргу, понятно) на десять процентов больше, чем остальным, но тот отказался. Такой был щепетильный.Общие деньги перечислили на счет “Рениксы” и стали ждать доходов. А Комсорг взял отпуск для вящего успеха коммерческой деятельности.Разыскали его месяца через три, попутно по своим каналам выяснив финансовую историю ООО “Реникса”. Счет ее был арестован, и перечисленные на него общие деньги в тот же миг улетели к кредиторам.А “крайне выгодную коммерческую операцию” Комсорг провернул несколькими месяцами раньше, скупив по бросовой цене в Малайзии огромное количество компьютерных мышек С ШАРИКОМ. (История произошла несколько лет назад). Такие мышки стремительно вытеснялись современными, со светодиодом. Но грех было пройти мимо, когда они обошлись практически в стоимость перевозки. По расчетам Комсорга, если выбросить мышки в продажу по два доллара вместо прежних пяти, покупатели будут брать, а он и продавцы наварят вдвое.Однако дешевых мышек в Москве оказалось пруд пруди. Никто их у Комсорга не брал, и к его прежним долгам (покупал-перевозил не на свои) добавились долги за хранение.– Вы спасли меня, ребята! – растроганно сказал коллегам припертый к стенке Комсорг. – Я задолжал очень серьезным людям. Меня на счетчик поставили!– А теперь ты задолжал нам, – напомнили несколько смущенные спасители.– Не вопрос! Верну! – поклялся Комсорг.Так до сих пор и возвращает. То сменит наемную квартиру, то машину. Настырные коллеги пошарят по базам данных и найдут должника. Он опять поклянется, что вернет все…Мог бы уже не клясться: все равно по суду с него денег не взыщешь. Договорто с нотариусом был составлен о передаче денег не в долг, а на коммерческую деятельность. Прибыли собирались делить поровну, значит, и убытки поровну.Облом-с![b]Делай, как он скажет[/b]Круговые долги – обычное экономическое состояние небогатых: карусель затягивает. Взять в долг, чтобы отдать долги.Машин муж поехал на юг и вместо отдыха угодил в больницу. Надо послать ему денег, надо выплачивать кредит за холодильник и стиральную машину, а из каких доходов? У Маши есть небольшой постоянный заработок – в обычных обстоятельствах прожила бы. А тут – форс-мажор. И кредит в банке не дают, требуют справку с работы, а она официально безработная.Муж продиктовал номер знакомого: “Делай, как он скажет”. Созвонились, встретились. Знакомый повел ее в банк.Без всяких справок Маше оформили торговый кредит на кабальных условиях: брала 70 тысяч на полтора года, должна была вернуть 110 тысяч. Это по документам, которые она подписала. А на руки отсчитали 42 тысячи, значит, отдавать почти втрое.Знакомый при этом пытался выглядеть не сволочью, а благодетелем, что-то объяснял. Маша пропустила мимо ушей. Главное, тогда она и мужу денег выслала, и погасила первый кредит – всего-то 15 тысяч в другом банке.Сейчас, когда ей звонят из службы безопасности банка, она наизусть знает, как ее развели. Даем 70, но поскольку у вас нет ни справки о доходах, ни поручителей, из этой суммы сразу же берем проценты.В результате этой казуистики выдали 42, а проценты насчитали на 70 и заставили подписать долговые обязательства на 110. Теперь еще начислили штраф за несвоевременное погашение. Общая сумма дошла до 128.Муж у Маши инвалид, работает сторожем. В погашение кредита вносят когда три тысячи в месяц, а когда и одну. Штрафы капают.Хорошо быть банкиром. Если не бояться сковородки на том свете.[b]P.S.[/b] При неразвитости советского сервиса масса бытовых услуг оказывалась без всякой оплаты, по дружбе. Муж фотографировал свадьбу друзей, потом знакомых, которым понравились фотографии с первой свадьбы, потом вовсе чужих, которым понравились фотографии со второй свадьбы. С этих последних он взял деньги строго за фотоматериалы, отчитавшись чеком, со знакомых не взял ничего.В те же времена – самое начало девяностых – нам шепнули заветный адресок инженера, который советскими деталями отремонтировал корейский видеоплеер и взял деньги только за детали. За работу не брал принципиально, довольствуясь славой Того, Кто Чинит Видики.Куда подевалась та обаятельная нерасчетливость? Капитализм сожрал? Да нет, при капитализме тоже ценят взаимную щедрость в отношениях. Смотрю по телевизору – праздник тыкв, танцы в приготовленном для урожая пустом амбаре, соревнования домохозяек. Реалии другие, американские, а принцип тот же: “мне нетрудно, а людям приятно”.Что ли, не тот у нас капитализм?[b]ДИАЛОГИ О ДОВЕРИИ[/b]Жена:– Дорогой, мы прожили двадцать лет, и все это время я скрывала правду. Я ведь дальтоник.Муж, растроганно:– Прости, я тоже не все тебе говорил. Я ведь негр.Жена:– Кого ты в гости приводишь?! У нас пропали серебряные ложки!Муж: – Какие? Которые мы увели у бабушки, чтобы брат не украл?Двое детсадовцев:– Я, когда вырасту, стану ментом, как дяденька Дукалис!– (Грустно) Тогда мне придется стать бандитом, чтобы мы опять могли играть вместе! [b]БЛИЦ-ОПРОСЧТО МОЖНО СО СВОИМИ?[/b]Ответы расположены по степени убывания частоты упоминаний[i] МУЖЧИНЫ[/i]- Покупать и продавать подержанные автомобили, технику, компьютеры, квартиры, дома.(Мотивируют: точно знаю, что его машина не окажется в угоне; при денежных расчетах не стукнет по голове и не подсунет “куклу”).- Легче сыграть на беде и нищете, одолжить, попросить сделать бесплатно (скрыть, что у тебя есть кубышка).- Попросить о тех услугах, которые у чужих дорого стоят (приводят истории: знакомая готовила дочку в вуз практически за цветы и конфеты; друг каждый год перевозит наши вещи на дачу в Шаховскую – 180 км; другой запаял “безнадежный” самовар – за ремонт просили дороже, чем стоит новый).- Отдать вещи, которые стали убыточными (машину, старую технику).- Попросить устроить на работу человека, которого не взяли бы “с улицы” из-за изъянов в резюме.[i]ЖЕНЩИНЫ[/i]- Попросить об услугах, на которые чужие и за деньги не согласятся: уход за больными, детьми, собаками и кошками - Посоветовать жениха с червоточинкой – пьющего, с видами на жилье, игрока, сибарита, со слабым мужским достоинством. (Мотивируют: она сама незавидная невеста. Или: пускай помучается, как другие)- Посоветовать врача зубного или женского, такого, что примет, но всю правду-матку выскажет. (Мотивируют так же: пускай все знает, пускай помучается).- Ремонтников, которые работают долго и оставляют недоделки.- Отдать вещи, на которые не нужны и вызывают дискомфорт.- Выведать секреты.[i]ПОДРОСТКИ[/i]- Послать приятеля вперед, чтобы посмотреть, что из этого выйдет.- Вовлечь, чтобы не одному участвовать (позвать гулять в запретное место и время).- Заставить его принести в общее пользование вещи, которые мне приносить запрещается (компьютер, дорогую аудиотехнику, камеру).

Что такое толерантность?

Это слово дежурит в речах политиков, мелькает в быту и на разные лады толкуется в научной литературе. Упрек в отсутствии толерантности может быть брошен с экрана националистам и на кухне зятю, переключившему тещин сериал на новостную программу.Американизированная «Википедия» достаточно ясно намекает на разницу между российским и западным пониманием толерантности. Наши словари дают буквальный перевод: терпимость (от лат.tolerantia – терпение), а уже затем более или менее развернутое толкование. «Терпеть – это безропотно переносить что-либо бедственное, тяжелое, неприятное, – объясняет «Википедия». – А толерантность – готовность благосклонно признавать, принимать поведение, убеждения и взгляды других людей, которые отличаются от собственных».Психологи различают три типа толерантности: детскую от доверчивости толерантность-терпение и толерантность – уважение чужих ценностей. Причем терпение рассматривается не как традиционная православная добродетель, а как подавленная агрессия. На мой взгляд, это окончательно проясняет позицию авторов «Википедии»: злые эти русские, и до благосклонности англосаксов им еще расти и расти.С моей социологической колокольни толерантность – процесс многосторонний. Это понимание норм, по которым живут разные люди. Толерантность между разными поколениями, между разными социальными группами, конфликтными сторонами; толерантность бытовая, социальная в широком смысле и политическая.Применительно к сегодняшним событиям в Южной Осетии: одни будут терпеть, другие приветствовать, третьи понесут гуманитарную помощь, сдадут кровь и примут пострадавших родственников, а четвертые переключат телевизор на развлекательный канал. Даже те, кто проклинает и митингует или взламывает грузинские сайты и выкладывает коллажи из фотографий Саакашвили и Гитлера, проявляет известную толерантность: в конце концов, высказывать неодобрение – это не по больнице из «Града» стрелять.Порой наступают моменты, когда вопрос о толерантности ставится ребром.[b]Мы тебе не угодили? [/b]В субботу двадцатилетняя Катя с ужасом узнала, что на родине ей места нет.Отец у Кати русский, москвич, мать – грузинка, моя подруга и соседка по подъезду. Катя говорит и думает на двух языках. До восьми лет училась в московской гимназии, потом выбрала жизнь с бабушкой в маленьком городке в западной Грузии, который много лет не видел электричества. Бабушке было тяжело, и Катя стала помогать.Окончила на «отлично» грузинскую школу (только медаль ей не дали – приберегли для выпускников титульной нации). Как гражданка России получила целевое направление на учебу в грузинском вузе (наше правительство за нее деньги платит). Помогла в этом жена российского посла, по крови грузинка, которая смогла понять ситуацию в семье.Катя учится на грузинском отделении, а русский язык изучает как иностранный. На улицах старается разговаривать только по-грузински, благо, что брюнетка. Курносый нос все равно выдает, и Кате приходилось ощущать на себе все колебания российско-грузинских отношений.Для родственников она русская, чуть что: «Ах, мы тебе не угодили?! Не понимаешь наших обычаев!» Обычаи она понимает. Молится в общей для обоих народов православной церкви. Приготовит национальные блюда, купит в московском магазине сыр сулугуни, произведенный в Белоруссии. Катя прожила в Грузии самые тяжелые годы изоляции. Сносила и отсутствие связи, и невозможность добраться до родителей в Москве. Ездила к ним на каникулы через Ереван, Баку или Донецк за тысячу долларов в один конец, родители копили и влезали в кредиты, чтобы оплатить ей дорогу.Сейчас ей надо получить студенческую визу, чтобы вернуться в Тбилиси и дальше учиться в своем медицинском университете. Но к грузинскому посольству не подойдешь, и не потому, что пикетируют и не пропускают – пожалуйста, проходи. Русской Кате самой стыдно подойти.Грузинка Катя связывается с друзьями по Интернету. Пишут ей, что мальчишек мобилизовали, раздали оружие, а потом всех, кому нет двадцати пяти, распустили по домам. Теперь требуют вернуть оружие, мальчишки отвечают: «Мы его побросали».В субботу Кате написали: «Не возвращайся». Потом родственники дозвонились до родителей, сказали: дочку не посылать. Сейчас только появись в толпе россиянин – разорвут.Незрелый еще подросток – Катин брат, посмотрев по телевизору на танки и раненых, хочет оказаться там. Его спросили: а за кого ты будешь? Ответил, что встанет одной ногой на одну сторону, другой на другую, а получит с обеих сторон.Чувство двух родин, противостоящих друг другу. Московская семья, до которой дотянулась далекая беда.[b]Обратная сторона медали [/b]Толерантность возникла в западном мире по необходимости: когда религиозные чувства в обществе ручейками растеклись в разные стороны, оставалось только терпеть «неправильно» молившегося соседа, чтобы каждая ночь не превратилась в Варфоломеевскую. Из этой вот веротерпимости выросли остальные демократические свободы. Невозможно же воспользоваться, к примеру, свободой слова, если в ответ тебя забрасывают камнями.Технический прогресс – тоже ведь следствие толерантности. В обществе с жесткими социальными устоями ткач ткал, аристократ правил. А когда они пригляделись друг к другу, выпускник Оксфорда Эдмунд Картрайт изобрел механический ткацкий станок и построил первую в истории прядильно-ткацкую фабрику.С точки зрения его предков это был бы немыслимый позор – они и не изобрели ничего.Слава толерантности? Подождите… Когда европеец увлеченно бубнит мантры и хрупает жареную саранчу, он привыкает к мысли, что его родная культура – только одна из множества. Отсюда остается шаг до безразличия к ценностям, питающим убеждения. «Толерантность – это добродетель людей, которые ни во что не верят», – говорил мудрый писатель Гилберт Кийт Честертон.Вторая опасность толерантности просто ужасна на наш варварский взгляд.Во время Второй мировой войны английские спецслужбы при горячем участии Черчилля организовали Управление специальных операций (УСО) для диверсионной работы против немцев. Черчилль был убежден, что в Европе миллионы людей не смирились с оккупацией, только спичку поднеси.И подносили. Наштамповали больше полумиллиона примитивных одноразовых пистолетов, которые предполагалось просто разбрасывать, чтобы каждый мог подобрать и пальнуть в спину немецкому патрулю. Засылали во Францию сотни парашютистов – организаторов подполья. А они потом докладывали, что организованное сопротивление готовы оказывать в основном комму-__ нисты (то есть заведомо не толерантные люди, поставившие себе цель изменить режим). Понятно, что подкармливать коммунистов англичанам вовсе не улыбалось.Прославленные после войны «маки» – отряды Сопротивления – насчитывали меньше бойцов, чем набранная из добровольцев французская дивизия СС «Шарлемань». Кстати, французские эсэсовцы были последними защитниками бункера Гитлера в Берлине.Серьезную опасность для нацистов представляли только партизаны Югославии. Остальная Европа исправно трудилась на оккупантов, проявляя толерантность – не знаю уж, какого типа: «терпение» или «благосклонное признание».Толерантно мыслящий человек чувствует себя гражданином Земшара. Но до реального мирового сообщества с едиными интересами еще далеко (и будет ли оно когда-нибудь?) Поэтому толерантность незаметно для ее носителя может обернуться изменой.Сейчас «герои дня» – группа правозащитников во главе с Сергеем Ковалевым, подписавших обращение, которое начинается так: «8 августа Россия под предлогом «защиты российских граждан» в самопровозглашенной республике Южная Осетия начала агрессию против Грузии».Легко могу понять Джорджа Буша. Сколько денег потратила Америка на Саакашвили с самого начала, с «революции роз» – и нате: вляпались «розовые революционеры». И блицкриг прогадили – это с американскими инструкторами, с американской, израильской и весьма неплохой украинской техникой. И резню начали рано. Если бы завершили «освободительную операцию», а потом тихой сапой, как сербов в Косово… А теперь Бушу остается только поддерживать своего ставленника на словах. Не воевать же из-за него с Россией.Но что в головах у ПРАВОЗАЩИТНИКОВ, которые в своем пространном обращении вспомнили захват Судетской области нацистской Германией, ввод советских войск в Афганистан, но не нашли места, чтобы упомянуть тысячи погибших под ударами грузинских ракет? На каком облаке они сидят, если оказались неспособны просто пожалеть убитых людей? Или воображают себя с завязанными глазами, с мечом и весами Фемиды в руках? Или все проще, гораздо проще? «Толерантность – это добродетель людей, которые ни во что не верят». [b]КСТАТИ КАК ВОЗНИКЛА ТОЛЕРАНТНОСТЬ [/b]Западные историки считают, что толерантность как осознанная массовая идея возникла в XVII веке. В то время среди различных пуританских сект, входивших в армию Кромвеля, были индепенденты и левеллеры, считавшие, что «ни одно убеждение не может быть настолько непогрешимым, чтобы ему в жертву можно было принести другие убеждения». Левеллеров, которые устроили в Оксфорде восстание с требованием широких политических прав и свобод для населения, Кромвель жестоко подавил. Но идею веротерпимости воспринял. [b]ЦИТАТА[/b] Из 120-тысячного населения (Южной Осетии) больше четверти стали беженцами. Это этническая чистка или нет? Погибло 2 тысячи человек мирного населения. Сколько еще надо убить, чтобы назвать это этнической чисткой?» Из выступления в ООН постоянного представителя России Виталия ЧУРКИНА. [b]НА ЗАМЕТКУ! ЧТО ТАКОЕ ТОЛЕРАНТНОСТЬ [/b]Согласно Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной конференцией ЮНЕСКО (1995), «толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности...это гармония в многообразии, это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира...» [b]БЛИЦОПРОС КАК ВЫ ПОНИМАЕТЕ ТОЛЕРАНТНОСТЬ? [/b]Ответы расположены по степени убывания частоты упоминаний РАЗДРАЖАЕТ, НО СМОЛЧУ- Не полезу в интересы бизнесменов, крупных хозяев и чиновников- Не выскажусь, когда этого не требуют, но останусь при своем мнении- Пожертвую деньгами, когда есть возможность заплатить, чтобы избежать конфликта (на словах чаще всего приводят случай с дорожным инспектором)- Не выскажусь, когда это угрожает мне опасностью или ущербом- Смолчу, чтобы не разрушить чужие традиции, смысл которых не совсем мне понятен НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ, КОГДА- Коммунальщики халтурят- Моих детей притесняют учителя- Обманывают продавцы- Другие живут не так, как, по моему мнению, надо- Человек из лени отказывается от заманчивых предложений (например, пойти на новую работу) - Что-то достается не мне, а тому, кто, по моему мнению, не достоин, или ему это меньше нужно, чем мне P.S. То есть пусть за меня сделают, а я научу как Ведущая раздела Ольга НЕКРАСОВА, социолог obnekrasova@rambler.ru

Как на наших желудках зарабатывают деньги

«Им пятачок – пустячок, а у меня капитал складывается», – говаривал персонаж из дореволюционной книги. Кажется, это был один из колоритных миллионщиков Гиляровского – точно не помню, читала в детстве. Но циничное крохоборство богача засело в памяти: видимо, сильно тогда возмутило. А сейчас не возмущает.Сейчас это входит в число повседневных реалий. Как реклама: она всюду и именно поэтому пролетает мимо ушей. Нас обирают – мы стараемся не замечать. Все равно ничего не изменишь, лучше поберечь нервы. [b]Шакал я паршивый [/b]Приезжаем к подруге на дачу, а в бане музыка играет. Муж подруги, которому время еще трудиться в офисе, сидит пьяненький и подбирает на баяне марши из репертуара детской музыкальной школы.Увидел нас: – Девчонки! А я в церкви был, так хорошо помолился! – и вдруг процитировал из «Джентльменов удачи»: – Шакал я паршивый! – Смухлевал? – поняла жена.– Смухлевал.– А честно нельзя было? – Проблематично.Он оптовик: покупает продукты фургонами, фасует и продает в магазины. Отсюда проблемы с честностью.Однажды я была у него на складе, думала по знакомству отовариться по оптовым ценам. Дали мне тележку, дали товароведа в сопровождающие. Идем. Я ткнула пальцем туда, ткнула сюда, а товаровед молча морщит нос: мол, не советую. В чем дело? Оказывается, прицеп-рефрижератор сломался, а товар вывозить надо. Они вывезли и доработали. То есть на складе, в своем холодильнике, снова заморозили, что оттаяло. Рыба от этого на вид не изменилась, а вот креветки смерзлись в комья, сразу видно – некондиция. Креветки тоже доработали.Мелкие поместили в бочку, покатали – комья распались. Крупные – элитный товар, дорогой. Их оттаяли, а потом замораживали, разложив по одной, чтобы ракообразные не расстались с усами и ножками.Наверное, предприниматель и этот грех замаливал, а потом пил в одиночестве и на баяне играл.Но это эпизод. А главная проблема с честностью в том, что товар у него не может быть лучше, чем дает поставщик. Он в середине цепочки: дали дрянь – и в магазины вбросил дрянь. А потом, конечно, церковь, баня и баян.Если бы все московские торговцы были как он, то в церкви стояли бы очереди, а баян стал бы самым раскупаемым инструментом.[b]Сколько мяса в мясе?[/b] Стройного, как кузнечик, Николая друзья прозвали Колбасником.Знают: если хочешь испортить ему настроение, поставь на стол самую лучшую, с благородной плесенью, копченую колбасу или ветчину со слезой. Николай смотреть не может, как ЭТО едят.Несколько лет назад он хотел открыть колбасный цех и для начала решил узнать всю цепочку производства: и разнорабочим потрудился, и шофером рефрижератора, и у технолога за спиной постоял. В конце концов экономические расчеты вступили в конфликт с честностью и брезгливостью, и Николай отказался от своей идеи.Итак, расчет. По ГОСТу еще 1936 года «Докторская» колбаса на 95% состояла из жилованного (то есть освобожденного от жил) мяса. На 100 кг фарша – 25 говядины высшего сорта и 70 – свинины полужирной. Остальное – сухое молоко, яйца, соль и приправы. Стоимость сырья – не меньше 350 рублей за кг в розничных ценах. Добавим затраты на производство, и получится, что колбаса должна стоить рублей пятьсот. Я такой «Докторской» в продаже не видела. Значит, то, что я видела, – не «Докторская».Соя, вода, ароматизаторы, красители – в дешевых колбасах и сосисках их процентов 70. (Когда сосиска бабахает в микроволновке, это ее разорвала вскипевшая вода). Оставшиеся 30% – необязательно мясо. Крупинки, которые иногда попадаются на зуб, – костная мука. А мясо высшего сорта можно заменить так называемым триммингом. Это то, что остается на костях, когда с них все срезано.Машина вычищает из впадин косточки мясные волоконца, хрящи, пленки; продукт замораживают в блоки и в дальнейшем пускают на колбасу. В курином тримминге еще и перья попадаются.Рецепт дешевых сарделек: тримминг, соя, свиная шкурка, манка, крахмал и шпик.Не забыты и окорока, карбонат, шейка – то есть целые куски мяса, в которые, казалось бы, ничего не подмешаешь. Подмешать нельзя, но можно вколоть. Шприные нелегалы, а официальные производители на конвейере.Шприцевание придумали, чтобы быстрее просаливать мясо. Потом в рассол стали добавлять сою. Завершает технологическую операцию самый настоящий массаж – и для этого есть машина. Раствор сои при массаже распределяется между мясными волокнами; на витрине он дает аппетитную «слезу».Окончательно закрывает вопрос, сколько мяса в мясе, «текстратеин F030R01» – красные волоконца из сои.Их добавляют в тушенку. Сколько хотят.Технология позволяет обойтись вообще без мяса.[b]Копейка рубль бережет[/b] Звоню знакомому предпринимателю.До перестройки он был директором гастронома, не удержался в этом бизнесе – и не жалеет. Тема нашего разговора та же: подпольные и официальные фальсификаторы.– Когда я работал в торговле, – вспоминает мой собеседник, – директор старался загрести побольше дефицита и держал его, чтобы выбросить в конце месяца, если не выполняет план. А если план и так выполнялся, товар лежал еще месяц. Сроки хранения нарушались, и продукты дорабатывали для сохранения товарного вида. Но сейчас никому не интересно, как мыли заплесневелую колбасу. В продуктах полно консервантов, они и так долго хранятся.Сейчас под торговый зал отдают максимальную площадь. Складские помещения в магазинах маленькие, товар с колес идет в продажу. Лежалое мясо перерабатывают в колбасу, лежалую колбасу – в сосиски, и в норме ничего не пропадает. Если что совсем зеленое, выбросят, потому что взятки СЭС обойдутся дороже. Видимо, в подпольные цеха «доработки» продукты попадают со свалки.Есть вещи, которые я не понимаю. В советские времена сметану разбавляли кефиром, загущали тертым творогом. То есть покупатель получал смесь кисломолочных продуктов. А сейчас – загустители. Как могут быть кисломолочные продукты с жирностью ноль процентов? Молоко – природная жировая эмульсия.Значит, где жирность ноль, вообще нет молока! Тот же знакомый рассказал: – Моей бабушке пенсию приносил почтальон. Сумма была некруглая, и бабушка распределяла мелочь: почтальонше пятиалтынный, а мне, мелкому, двадцать восемь копеек на самое дорогое мороженое. Праздник был: День пенсионера и дошкольника.Сейчас прихожу за пенсией в банк.Деньги мне на карточку перечислены вчера, а выдают со второй половины дня.Это потому, что в 11 часов меняется курс валют. Будь уверена, банк уже провернул пенсионерские деньги. А ведь, бывает, пенсии задерживают на два-три дня, значит, три раза провернули.Дальше. Снимаю деньги со счета – банкомат снимает процент. Как же, любой труд должен быть оплачен! Но я не просил банк так потно трудиться, мне бы лучше почтальон пенсию принес. Пенсионеров миллионы, и у всех банкиры каждый месяц отнимают несколько десятков рублей. Мы считаем, нет денег, и это не деньги. А у них – ты права – складывается капитал.[b]С камнями не работаем[/b] Костлявый призрак голода встал перед Соней. Уехавший надолго муж оставил кое-что в валюте, но кто ж ее считает, когда одной дома скучно, а рядом торговый центр с упоительными тряпочками! Своя зарплата пролетела, как обычно, «на шпильки», и тогда кто-то надоумил Соню пойти в ломбард.Вернулась она в состоянии грогги, как битый по голове боксер. Рассказывает: в очереди одни пенсионерки, закладывают наборы серебряных ложек, золотые часы, получают мизерные суммы – тысячи полторы, две. А у Сони бриллиантовый перстенек из Израиля. К перстеньку – сертификат национального Алмазного центра и чек на полторы тысячи долларов, все честь по чести. Соня надеялась, что дадут хотя бы половину. А приемщица ей: «Пробирное клеймо не российское, можем дать семьсот РУБЛЕЙ!» Соня остолбенела: за перстень с бриллиантом?! Приемщица: «С камнями мы не работаем, золото берем по цене лома, а с бриллиантом что хотите, то и делайте». И потянулась к бриллианту скальпелем – выковыривать! Соня цапнула перстень – и домой. Лучше полторы тысячи долларов на пальце, чем семьсот рублей в кошельке.Ладно, ей муж перечислил деньги в тот же день. А старушка носит в ломбард «свадебные» ложки, чтобы перекрутиться до пенсии. Сдаст за две тысячи, выкупит за две четыреста, и опять до пенсии не хватит. Шкурность этого бизнеса не в проценте, который мог быть и пониже. Шкурность в том, что однажды старушка не приходит, и тогда ложки ставят на продажу по настоящей цене антиквариата, а не лома.Как вороны над телом уходящего поколения.[b]P. S.[/b] Я знаю, почему растут цены. Сто раз читала. Россия является неотъемлемой частью мирового рынка, на котором наблюдается резкий рост цен на продовольствие, на бензин и т. д. А еще объясняют, что растет благосостояние граждан, повышается спрос, а стало быть, и цены.У тех, кто владеет, благосостояние определенно повышается. Тому, у кого магазин, только ценники сменить – и готово, догнал инфляцию. А кто живет на зарплату или пенсию, всегда отстает от инфляции.[b]P. P. S.[/b] Я понимаю про тенденции мирового рынка, неотъемлемой частью коего является Россия.Но почему дорожает именно то, от чего нельзя отказаться? Есть надо.Платить за квартиру надо. Ездить на работу надо. Без нового ЖК-телевизора можно перебиться – так они дешевеют…[b]ВНИМАНИЕ! ЧТО СЧИТАТЬ ФАЛЬСИФИКАТОМ[/b] На прошлой неделе по телевизору пугали гнилой колбасой. Гастрономический ужастик оставил впечатление, что поддельные продукты бодяжат мигранты в грязных подвалах. В действительности продукция подпольных цехов составляет ничтожную долю того потока съедобного несъедобного хлама, который летит в желудки москвичей.По оценке сотрудников Роспотребнадзора, половина продуктов на столичных прилавках – фальсификат или контрабанда. А мы съедаем в день по 28 000 тонн продуктов. Половина – это ЧЕТЫРНАДЦАТЬ МИЛЛИОНОВ КИЛОГРАММОВ СОМНИТЕЛЬНОЙ ЖРАЧКИ.Какие же нужны подвалы – и сколько – чтобы наделать столько дряни? Нет, здесь стараются вполне себе респектабельные фирмы.Интересно, что считается фальсификатом? Если на упаковке написано: «Масло сливочное ГОСТ такой-то», а в действительности к натуральному маслу добавили растительный жир, это фальсификат. Но стоит производителю написать: «Масло «Ревушка», ТУ такие-то» и мелким шрифтом на бликующей фольге добавить насчет растительного жира, и претензий уже нет. Качество продукта не повысилось, но покупателя хотя бы предупредили. И на том спасибо.ГОСТ – это закон, принимается не сразу. А обстановка на рынке меняется – какой-то ингредиент подорожал, или появился новый, или, может, у хозяина завода сын попросил самолет. Тогда завод разрабатывает ТУ – технические условия – и начинает работать по ним. Конечно, новый продукт проходит экспертизу в СЭС: кишечной палочки нет, синегнойной нет – отлично. То, что в продукт положено, остается на совести производителя: он сам утверждает ТУ, в том-то и прелесть, и простор для творчества.На подпольного фальсификатора в подвале есть управа: он работает, пока его адрес не узнают в той же СЭС или в УБЭП. И правильно, нельзя травить народ. Законопослушный производитель может годами наживаться, кормя народ дрянью, и никто слова не скажет.[b]ВНИМАНИЕ! КАК НАС ОБСЧИТЫВАЮТ[/b] Актуальный способ обсчета – сдвоенный чек. Покупатель перед вами берет молоко и хлеб на пятьдесят рублей, а у вас тележка с продуктами на восемьсот.Кассир производит с ним расчет, но чек не пробивает (может дать какой-нибудь из брошенных). Когда начинает считать ваши покупки, они суммируются с покупками предыдущего покупателя. [b]НА ЗАМЕТКУ! ЧЕМ НАС ТРАВЯТ [/b]Чаще всего фальсифицируют растительное и сливочное масла, сгущенное молоко, чай, кофе, минеральную воду, тушенку, мед и кондитерские изделия.Маргарин — источник токсичных трансжиров, возникающих при химической гидрогенизации растительных масел. С 1 января 2008 года маргарин запрещен в питании военнослужащих Российской Армии.Синтетический глютамат – усилитель вкуса, входящий в кетчупы, майонез и другие промышленные приправы, не эквивалентен природному глютамату, добываемому из водорослей. При частом потреблении синтетик вызывает изменения глазного дна: усталость глаз, потом снижение зрения.Рафинированный сахар можно рассматривать как химический реактив: природа не знает сахарозы такой чистоты и концентрации. Помимо того, что сладкоежки обречены на кариес, ожирение и диабет, сахар еще и подавляет иммунитет. Замените его медом – это природная смесь фруктозы и глюкозы, – финиками, курагой, изюмом, инжиром и т. п. [b]ГЛАС НАРОДАЛЮДИ ПРАВИЛЬНО НЕ ВЕРЯТ[/b] В прошлом году «Левада-Центр» провел любопытный опрос. Росстат утверждал, что инфляция составляла 0,1% за месяц, а люди не верят. Говорят, процентов пять, а за полгода все двадцать пять.Люди правильно не верят. Чем беднее человек, тем большая часть его бюджета уходит на продукты, коммунальные услуги, городской транспорт. А как раз в этих сферах цены растут активнее всего.Богатый и не заметит: в метро он вовсе не ездит, а платит за квартиру и покупает еду не на последние. Мало того, иномарки с прожорливыми двигателями большого объема сейчас дешевеют – «Дженерал моторс» уже собрался продавать в Россию бренд «Хаммер». Для банкира, который купит подешевевший внедорожник, рассчитанная по его личной потребительской корзине инфляция может составить отрицательную величину.Росстат все это добросовестно плюсует, делит на число русских душ и выдает цифру инфляции, по которой индексируются пенсии.Хозяева жизни на бедных нажились, государство на бедных сэкономило. Им пятачок – пустячок.[i] Ведущая раздела Ольга НЕКРАСОВА, социолог obnekrasova@rambler.ru[/i]

Какая женщина будет лучшей женой?

Сын моей подруги родился в Америке. По-русски говорит чисто, но в затруднительных случаях лезет за словом в карман, и это слово – английское. Когда он завел постоянную подружку, у матери возник естественный вопрос: не потенциальная ли это невестка? «Not wife material», – ответил он, дословно – «нет материала для жены».Жизнь в условиях рынка учит тому, что неудачный брак не только наносит душевную травму, но и разрушает финансовое благополучие на годы вперед. Развитая система покупок в кредит удобна, пока супруги не затеяли раздел имущества.А если затеяли, пиши пропало: увязнешь в долгах за дом или машину, которые тебе уже не принадлежат.Вот почему общество скорее осудит скоропалительный брак, чем совместную жизнь без регистрации или желание самостоятельной женщины завести ребенка без мужа.Другими словами, секс без женитьбы и даже рождение внебрачных детей стали нормой.Оценка «нет материала для жены», стало быть, может содержать множество оттенков. От «не жена по природе своей» до простой констатации: «Пока что мы оба студенты, то есть в социальном отношении еще никто, почки.Ничего не достигли, и неизвестно, что получится».[b]Все гости в неглиже [/b]Знакомая пенсионерка сдала комнату студенческой паре. Подкупило то, что ребята, как и она в свое время, учатся на сложнейшем физико-математическом факультете – стало быть, люди серьезные.Первое время она не могла нахвалиться на квартирантов. Парень чинил все сломанное, девочка училась у хозяйки готовить, и оба охотно слушали ее рассказы о работе в авиационном КБ с самим Ильюшиным – тоже радость для одинокой женщины. При встречах со мной она не называла ребят иначе как «мои». Была счастлива на старости лет обрести новую семью.Вот эти близкие отношения и отравили дальнейшую жизнь пенсионерки. Для «своих» она и планку требований подняла, как для родных. Претензии высказывала мне: «У них вечеринка в пижамах. Назвали гостей, и все – неглиже!» Спрашиваю: может, они перепились или что похуже? «Нет. Но в пижамах же!» Ближе к лету новый шок. «Серьезные люди с физмата» пошили карнавальные костюмы, стали ездить за город. Хозяйке сказали, что у них ролевая игра, он хоббит, она эльф, и таких сумасшедших сотни! Соратница Ильюшина почувствовала, что у нее земля уходит из-под ног. «Они без пяти минут инженеры, как можно?!» После одной из загородных игр девочка вернулась с другим парнем. Хозяйке исчерпывающе объяснила, что ее бывший Славик – козел. Вместе всплакнули на кухне, а на следующий день пенсионерка потребовала освободить жилплощадь. У нее нервов не хватало на такую жизнь.Можно понять и козла Славика, и его подружку, готовую недолго думая утешиться с другим. Они оба еще «не материал» для создания семьи. Такой паре вполне подходит необременительная совместная жизнь без обязательств на будущее. Снять квартиру на двоих, вместе учиться, проводить досуг. Можно не расставаться с молодежными компаниями, которые часто разрушают ранние браки: холостой друг уводит жену, незамужние подруги вертятся перед мужем… Можно все, кроме совместных клятв перед алтарем. Этого не поймут ни друзья, ни родители, хотя и по разным мотивам.[b]Чокнешься в Швеции сидеть[/b] – Опять ты с сумками! – встречает меня на улице Ирина Михайловна. – Ты с ума сошла! Подумай о себе! В свои под семьдесят она выглядит на пятьдесят – здоровый образ жизни, пластическая хирургия, спорт, дача в экологически чистом районе. А главное, не тратит силы на других.Нельзя сказать, что Ирина Михайловна не готовилась замуж. Готовилась, и в двадцать лет (она еще училась в архитектурном) ее выбрал дипломат. Ей с самого начала не понравилось: «Наденешь шпильки и стоишь по четыре часа на приемах, улыбаешься (бог мой, мечта большинства женщин!), а мне диплом чертить надо».«За ним надо было ехать в Швецию (ну просто дамская супермечта!). Там чокнешься за забором сидеть».Даже родив сына, она так и не пожелала сопровождать мужа по жизни. Через пять лет расстались.Когда выбор между мужем и карьерой был сделан, Ирина Михайловна двинула вперед, как танк. Стала главным специалистом-архитектором, желанной любовницей (тоже ведь карьерный механизм) и верной подругой служивых женщин (хорошие связи и поддержка).В квартире можно не прибираться, лучше ходить в гости или в театр. Деньги для обустройства гнезда не тратить – лучше наряжаться. Над плитой не стоять – никаких тебе борщей и котлет, для здоровья и красоты лучше йогурт и фруктики.При ее красоте, энергичности и умении быть душой компании мужики в очереди стояли жениться. Нет, и все – лучше с цветами на нейтральной территории.[b]Если стану нищим и больным[/b] Известный организатор элитного брачного рынка Петя Листерман, готовящий жен для бизнесменов, грамотно формирует этот рынок, задает модные стандарты. Берет красивую, неглупую фактуру (в том числе немосковскую, там__ больше искренности), доводит до лоска в зависимости от спроса. Нужны модели – сделаем моделью, устроим ей фотосессию в глянцевом журнале. Нужны певицы, актрисы, телеведущие – научим петь, одеваться, за границей обтешем, через кино пропустим.Но есть клиенты – не все, – которые хотят искренних чувств, и вот с этим проблема. Во-первых, сам заказчик, выложив за невесту кругленькую сумму, не может относиться к ней как к дару судьбы. Она покупка со всеми вытекающими последствиями. Во-вторых, у покупки своя психология – раз продалась, то надо мужика на деньги разводить. А вот это презирают и бизнесмен, и сантехник.Природа создала мужчину силачом и добытчиком, и самый жуткий его кошмар – попасть под трамвай или под налоговую инспекцию и лишиться своих преимуществ. К этой ситуации мужчина постоянно примеряет своих близких: как ты поступишь, если я стану нищим и больным? В зависимости от ответа мать его ребенка может быть оценена ниже, чем собутыльник Вася. У Васи нет причин бросать нищего и больного – он и с богатого и здорового требовал не много: выпить и поболтать за жизнь. А женщина, от которой постоянно слышишь: «Купи, хочу, подари, повези, устрой», – бросит наверняка. Это не «вайф материал», и рождение ребенка здесь не повод для женитьбы. Материально помогать будут, и все. Так поведет себя что бизнесмен с певицей, что шофер из Орехова со швеей.[b]Чья баба стервознее[/b] Братья Дима и Женя – работящие непьющие парни, оба с золотыми руками, при неновых иномарках, достались девчонкам проще и хабалистее – одна швея, другая медсестра.Чтобы захомутать Димку, швея Вика родила ребенка. Дитя уже третий год нигде не прописано, в семье его зовут «бомжиком». Вика требует, чтобы Димка прописал ребенка на свою жилплощадь; Димка, отвечая на ее напор, «из принципа» не регистрирует брак. При этом не гуляет, вкалывает на двух работах, кормит и Вику, и своего ребенка, и Викину четырнадцатилетнюю дочь.Младший, Женька, нашел «свою звезду» на другом конце Москвы, в Химках.Сейчас она беременна, тянет его в загс.Говорит, что надо съезжаться, говорит, что продаст квартиру. А Женька, глядя на старшего брата, боится этого как огня и тоже не спешит расписываться.Ребята – золото. Нежно относятся к матери, росли и взрослели, ухаживая за прикованной к постели прабабушкой. Семейные ценности, дети для них очень важны. Но они по-мужски не терпят, когда их гонят по коридору. Прояви их половины побольше такта и любви и поменьше расчетливости, давно бы уже стали законными женами и получили все, что хотели. А так братья спорят, чья баба стервознее. Детей не бросят, но и не женятся. Не на этих.[b]Нет, ребята, все не так [/b]Есть семьи, живущие в атмосфере уныния и негативизма. Похвалить друг друга не умеют – что это, гордыня или просто такой характер стервозный? В семье М. три женщины, три поколения интеллектуалок, музыкантш и художниц. Задает тон старшая. С чего бы разговор ни начался, все сводится к тому, что «это плохо, не так, не получится», в лучшем случае – «ну, не знаю, посмотрим». Такова же по характеру ее сорокалетняя дочь.«Критический склад ума» привлекает к ней мужчин – но только до тех пор, пока не выясняется, что критикует она абсолютно все и не умеет мыслить позитивно. Подрастает шестнадцатилетняя внучка, вся в маму и бабушку.Где отец дочери, не знаю. Отец внучки удрал из гнетущей атмосферы, за ним последовали еще двое недолгих мужей. Кот несколько раз выпрыгивал от__ них с балкона. Рыбки, если бы могли, выплеснулись из аквариума.Живут втроем, с вечно текущими кранами и засоренным мусоропроводом.Впрочем, в доме уже появляются тихие подростки – поклонники внучки. Смотрят ей в рот: им нравится, что девочка рассуждает «по-взрослому». В их возрасте еще кажется, что чем чернушнее взгляд на мир, тем он более зрел и объективен.[b]Академик по вкусу[/b] Марине пятьдесят, но фигура как у девочки. Дочь академика сильно не напрягалась, срывала плоды папиного достатка: подружки-приятели, рестораны, домработница и мать-домохозяйка.Первого мужа ей сосватал отец – ученого, конечно. Марина родила дочь и заскучала.Второго нашла на гулянке – попроще, зато с крепкими мужскими достоинствами. Увы, достоинства требовали борща и совместных походов на футбол. Марина с ним быстро разъехалась. Мужик нашел жену по себе, попроще. Его достоинства по-прежнему крепки, и, жалея необласканную Маринку, он время от времени предлагает ей забежать по старой памяти.Но Маринка к сорока годам наконец нашла мужчину своей мечты – замдиректора института, академика. Весь свой вкус и навыки вложила в строительство загородного дома, ведет там хозяйство.Ухаживает за дочкой и внучкой академика. Он одевает ее, впрочем, не сильно балуя. Берет иногда за границу. Но не женится, подлец, хотя уже десять лет держит при себе. Потому что Марина – жена не статусная.Она лихо выйдет из дорогой машины, на ней ладно сидят фирменные вещи (что не так, она профессионально переделает), но как рот откроет… Жизнь с простым обладателем достоинств социально ее опустила. Маринка старается не ругаться матом при академике, но этого катастрофически мало для представления в ученых кругах. По учебе она никогда не напрягалась, культуру воспринимает только ту, что с приставкой «масс». И подружки у нее не те, которых позовешь в элитный загородный поселок, а те, с которыми свели посиделки в ресторанах... Понимать бы это в молодости, стала бы «вайф материал». Но до того ль, голубчик, было – в молодости-то? [b]Как у Христа за пазухой[/b] А кто же «вайф материал»? Та, которая лежит рядом с мужем на курорте, пляж украшает и беседами развлекает? Или все же та, что пашет на садовом участке? Разводит ли она картошку или цветник, это не суть важно – каждому по потребностям. Главное, способна обеспечить качественный быт, здоровье членов семьи, приносит в общий котел свою долю труда – домашнего или продуктивного.Света явно не модель, зато хозяйка.Муж несет деньги, она вьет гнездо. Немного работает: преподает в вузе и ведет бухгалтерию в частном бизнесе мужа. Время остается и на то, чтобы собой заняться, и на то, чтобы с утра на джипе съездить за свежими продуктами. Каждый день у нее по три раза свежее, не разогретое, питание, квартира всем обустроена, мужики – сын и муж – чистенькие.Лариса Игоревна в свои семьдесят лет, с кучей болячек, не встающая с постели, остается женой высшего разряда.По телефону так отгавкает – дойдет до министра здравоохранения или до мэрии, – что ей все принесут в лучшем виде.Лекарства, продукты, социальная помощь с доставкой на дом. Знает, что положено по закону и чего можно добиться сверх положенного, если надавить на кого следует. Получит все и для себя, и для мужа, который тоже здоровьем не блещет. Умеет говорить с чиновниками. Умеет слушать рекламу, отфильтровывая пищевые добавки и чудодейственные лечебные приборы для ущерба семейному бюджету и выбирая нужные, современные и практичные вещи.Несколько лет назад, когда Лариса Игоревна слегла, муж пытался бегать от нее к любовницам. Вернулся. Он у лежачей жены как у Христа за пазухой – пригрелся и уже никуда не дернется.[b]Ушла в чем была[/b] Двадцатилетняя Ксюша ушла из дома в чем была – от криков и скандалов матери, которая не может ужиться со вторым мужем. Когда появляется (редко), мать обзывает ее по-всякому за то, что живет с женихом в беззаконии уже третий год: «Почему твой козел не женится?» А Ксюша и не просит. Старается войти в семью жениха: с собаками гуляет, прибирает, готовит так, что все хвалят. На себя зарабатывает сама, платит за учебу в институте сама, в Анталию ездили – на путевку накопила себе сама.«Почему он тебя не содержит, не одевает?» – ярится мать. Потому что не содержанка своим поведением, отвечает Ксюша.Самое главное, что умненькая девочка сама поняла, еще когда ушла из маминого дома, – там она нормальной женой не вырастет, а вырастет скандалисткой и брачной неудачницей. В семье жениха другие отношения.Ксюша растворяется, приглядывается и живет как «приемная невестка» (хотелось сказать – дочь).Мать и отец жениха ведут себя грамотно: отделили парочку материально и хозяйственно, на праздники выставляют Ксюшу как молодую равноправную хозяйку, а не домработницу. Вот это для Ксюши важно: что равноправная, что никто ее не попрекнет куском хлеба, и ей не надо будет кричать в ответ: «Я ему красу и молодость отдала!» Получит профессию, денежную работу и тогда поведет жениха в загс. И дурак он будет, если откажет такой невесте.P.S. Не раз уже слышала от людей из самых разных социальных слоев, от доктора медицины до сторожа, так что можно считать это народной мудростью: «Лучшая женщина – та, которая берет за душу.А не за другое место».[b]Афоризм в тему[/b]Если попадется хорошая жена, станешь счастливым, а если плохая – станешь философом.[b]Блицопрос [/b]Потенциальная жена – это та, которая может дать: (1000 опрошенных москвичей – позиции по степени значимости) МУЖЧИНЫ ХОТЯТ: 1. Красивые искренние чувства, общение, понимание, душевный комфорт – 70% 2. Чтобы была умная и понимающая – 62% 3. Хозяйственность, экономность– 60% 4. Бескорыстное отношение, а не развод на деньги – 58% 5. Работает на карьеру мужа, а не на ее разрушение – 40% 6. Созидательный труд на семью; чтобы несла в дом, а не из дома – 38% 7. Приданое – 30% ЖЕНЩИНЫ ПРЕДЛАГАЮТ: 1. Молодость, красоту – 82 % 2. Деторождение – 74% 3. Секс – 61%4. Умение держать себя в обществе, работать на престиж мужа – 43% 5. Престижная работа, высокие заработки – 35% 6. Жилье, недвижимость – 15% 7. Статус, капитал и связи своих родителей – 9% [b]Афоризм в тему[/b] Брак – это такой вид отношений, при кот

Что мы относим к понятию «моя частная жизнь»?

Авторитетный “мюллеровский” словарь 1961 года издания приводит только два значения слова privacy: “уединение” и “секретность”. Третье и в наши дни главное значение – “неприкосновенность частной жизни” – тогда было неизвестно даже филологам. “В состав прав человека это право было включено примерно с середины XX века”, – подтверждает американская “Википедия”.Мы только догоняем этот процесс. Даже русифицированное слово “приватность” еще не вполне прижилось, чаще пользуемся прямым клише с английского: “прайвеси”.[b]Чтобы всем стало тошно[/b]Главный сегодняшний блюститель прайвеси, Америка, еще в сороковые годы упоенно рылась в частной жизни “грязного еврейского извращенца” и “похотливого советского прихвостня” Чарли Чаплина. Поводом для судебного разбирательства и травли в прессе послужило, напомню, нежелание актера платить за чужого ребенка. И ведь присудили алименты. За чужого. А в 1953-м по столь же непостижимым для неамериканского ума мотивам Чаплину закрыли въезд в США. То ли за то, что грязный еврейский, то ли за то, что похотливый советский.В жизни наших старших поколений не было места для приватности – в самом буквальном геометрическом смысле. Две военные разрухи пережили – в 20-е и в 40-е годы. Старились в общагах и “шанхаях”, не все дожили до воплощения в жизнь лозунга “комнату каждой семье”. А до отдельной квартиры каждой семье не дожила советская власть.Когда дома трудно не то что уединиться, а пройти, не споткнувшись о чью-то раскладушку, частная жизнь все равно идет. Но выплескивается во дворы, в парки, в клубы и Дома культуры. Сейчас ДК середины века с претенциозными колоннами и обязательным оркестром народных инструментов вызывают снисходительную улыбку. Но для своего времени вопрос досуга был решен… хоть как-то.Знакомились в кружке, встречались на катке, свадьбу гуляли в общаге, не иначе как духом святым заводили ребенка… Получали комнату в коммуналке, умывались в трусах у кухонного крана, с соседского белья капало за шиворот.Это непрерывное шоу даже без стекла наградило иных наших соотечественников страстью к публичным скандалам. Как ни шепчись под одеялом, а все равно услышат, так лучше устрою им, гадам, представление. Чтоб не мне одной, а всем тошнехонько стало! И уж точно все советские люди готовы были выложить случайному собеседнику подробности семейного бюджета. Когда зарплаты различаются не в разы, а на рубли, это и не стыдно, и не опасно.Сейчас рынок и его непременный участник – организованная преступность – учат держать язык за зубами. Но не всех и не сказать, что быстро.[b]Моя подводная лодка[/b]У Светы все есть: квартира, джип, муж – не гуляка и добытчик – сын-отличник, собачка – йорк и специальные пеленочки, чтобы собачка справляла на них свои дела.Летом семья на Сардинии. С утра, пока не жарко, Света идет в хороший супермаркет, потом готовит для своих. Ремонт – только из экологически чистых материалов. Рамы хорошие деревянные: с пластиковыми стеклопакетами квартира не дышит, кондиционер – вообще гибель, прибежище микробов. Мебель отреставрируем старую, чтобы не покупать новую из ДСП с фенолами и без экологической гарантии.Света никогда никому ничего про себя не рассказывает. Где была, что взяла и почем – это ее частные достижения. Секреты ее подводной лодки. Что-то узнаю, когда она с охотой обсуждает других и в доказательство, что живут неправильно, приводит свои ценности. Чтобы защитить свою приватность, Света смотрит немассовый канал РБК и читает деловую прессу, пытаясь угадать, как ситуация в деловом мире отразится на ее подводной лодке. Она и о дефолте знала заранее. Запасалась на год вперед всем, от манки до стиральных порошков.Таких подводников становится все больше по мере того, как в нашем доме появляются новые люди и время меняет старых жильцов.Какие только байки и фантазии о них не услышишь от более простодушных соседей. Разубеждать никого не желаю. Иногда, обходя квартиры по общественным делам, вспоминаю о своем дописанном до половины и давно заброшенном детективе. Представляю себя сыщиком, которому надо собрать самую общую информацию – кто чем живет и дышит. Если верить всем “свидетельским показаниям”, то картина бы сложилась фантастическая – антимир, совпадающий с реальным только в номерах квартир.Есть, впрочем, одинокая Зинка и старики Петровы, которым двор и дом заменяют семью. Они еще живут теми временами, когда половина дома ходила через площадь на работу делать бомбу и все всех знали. Свою частную жизнь они демонстрируют перед соседями, как реалити-шоу, часто делая ее предметом осуждения.Когда лязгнут люки, задраивая в подводной лодке последний открыто плававший экипаж, исчезнут общие темы для разговоров.Впрочем, нам скоро жить в товариществе собственников. Знакомые, которые пожили за границами не туристическим налетом, а долго и основательно, утверждают, что общая собственность объединяет не слабее и уж точно приятнее, чем коммунальный быт. Всякие там праздники улиц, фестивали домашней выпечки… Доживу ли?[b]Я потею!!![/b]Месяц за месяцем смотрю, как турист и охотник Саша погружается в себя. Товарищи и лечащие врачи считают, что он придумывает себе все новые болезни. Ах, кольнуло, надо печень проверить, ах, затошнило, надо гастроскопию. Не спится – нужно к психотерапевту.Плохо себя чувствую –никуда не поеду и по телефону разговаривать не буду. И главный перл (с ужасом) – “Я потею!!!” На самом деле у Саши, осознает он или нет, формируется ценность себя. Взгляд на мир через “я”, через свой организм. На шестом десятке устал крутиться как белка в колесе. Жена не работает, дочка ищет себя – вся семья живет его маленьким бизнесом. Так вот им, пусть осознают, кого могут потерять. Пусть оценят.Работу свою он любит – создал бизнес из хобби, и хочет заниматься им как хобби, выскочив из бесконечной гонки за деньгами. Поменьше беготни, побольше души, чтобы не превращать любимое дело в каторгу.А вот молодежь с американским кино впитала понятие прайвеси и осваивает его в личной комнате, полученной от умершей прабабушки. (Да, детей мало, а многочисленное предвоенное поколение уходит – так и улучшаем жилищные условия. В то время как московский рынок недвижимости вздувает цены).Подростки очень ясно понимают, что можно сказать приятелю, что – родителям, а что не стоит говорить никому. С малопонятным для нас упоением “качают права”, скорее чувствуя их, чем зная. Из-за этого порой садятся в лужу, впрочем не теряя самоуверенности.На днях вижу: муж сидит у компьютера с хорошо знакомой мне гримасой “то ли плакать, то ли смеяться”. Написав три десятка книг, зная историю ХХ века с подробностями, о которых я и не подозреваю, он в душе остался мальчишкой. Вот, не утерпел – влез в полемику в Интернете, хотя сам же сколько раз говорил мне, что дело писателя – писать, а не спорить с читателями.Каждого не переспоришь.Итак, что-то там обсуждается историческое. Позвольте, вмешивается муж, вы повторяете оценки времен “холодной войны”. Но с тех пор опубликованы документы, которые их опровергают. Почитайте здесь и здесь… И дает ссылки.На что следует исполненный достоинства ответ, так потрясший мужа:– Я сам выбираю, что мне читать!Не сомневаюсь, что это написано очень молодым человеком. Прайвеси он чувствует, а практическому обращению с этой штукой еще не обучился. Ему предстоит осознать, что собственные взгляды остаются нашим личным делом до тех пор, пока мы сами не выносим их на обсуждение. А когда вынесли, поздно прятаться за своим правом на неприкосновенность личной жизни.Тут безобидная констатация “что хочу, то и читаю” звучит уже как признание в невежестве: “Я не удосужился изучить вопрос со всех сторон, да еще и не желаю слушать оппонентов”…[b]Еще о молодежи[/b]Катя не может работать в офисе: ей все время кажется, что ущемляют ее права и вмешиваются в ритм ее жизни. Года два назад она огрела сумкой достающего ее топ-менеджера рекламной службы. Мучитель требовал, чтобы Катя выдала еще вариант, еще и еще, выворачивая свою фантазию наизнанку. “Креатива!” – кричал.Ну и получил. Закончилось нескандальным увольнением только потому, что хозяин фирмы – знакомый Катиных родителей. Теперь нашла работу по контрактам, чтобы зарабатывать сколько хочет и в своем ритме.Вася, в свои пятнадцать заброшенный взрослыми, построил частную жизнь наполовину с подростками, наполовину в Интернете.Требования учиться, подчиняться или хотя бы вставать с постели когда следует туда просто не вписываются. Оторви его от компьютера, он разъярится, как вытащенный из берлоги медведь.[b]Праздник мертвой рыбы[/b]Прочитала где-то давно, как иммигрант из России осваивал в США понятие прайвеси. Наловил он рыбки, повесил вялиться. В тот же день является полисмен:– Сосед жалуется, что у вас во дворе висит МЕРТВАЯ РЫБА!Между прочим, сосед совсем недавно с улыбкой здоровался через забор. Претензий не высказывал – передоверил властям.Суть жалобы совершенно неясна. Но полисмен относится к ней серьезно, а иммигрант уже усвоил, что спорить с копом себе дороже.Пытается уточнить:– Что, рыба воняет?– Нет. Но она висит. МЕРТВАЯ!– А! – “догадывается” иммигрант. – Выходит, сосед у меня расист!Полицейский в шоке.– Он хочет помешать отправлению религиозного культа! – объясняет иммигрант.Судя по гримасе копа, тот уже просчитывает, какие кары ждут его как пособника расиста. Он осторожно уточняет, что это за религия такая – рыбная.– Веры мы христианской, – строго отвечает иммигрант, – а только в честь праздника Петра и Павла у нас ловят и вялят рыбу. Ибо первоверховный апостол Петр был простым рыбаком! Коп извиняется и уходит к соседу. Потом является с извинениями сосед.В этом эпизоде сконцентрировано и то, что притягивает, и то, что отталкивает нас в западной культуре. Немыслимое крючкотворство и немыслимое уважение к личности.У нас бы этот вопрос решили без милиционера. Но и без уважения, скорее всего. Ведь сколько таких пустяков стало поводом для многолетней вражды соседей… Так, может, уважение и крючкотворство – разные стороны одной медали? Если каждый бытовой конфликт решать по закону, то… Первое, что приходит в голову: не потяну. Разорюсь на адвокатах. Нет, не для нас это![b]На чистый воздух[/b]Приватность – это своя траектория, свой путь. Ценность приватного – очень комфортное состояние. Можно так хорошо огородиться, что никакие проблемы не возьмут: не будешь переживать ни за безнадзорных детей, ни за экологию. Ее все равно не исправишь, проще сесть да уехать на чистый воздух.Крепость устоев – киндер, кюхе, кирхе – сохранилась, модернизированная в ДМД – дом, машина, дача.Под подушкой глянцевый журнал о стиле жизни – о цветах, собачках, вышивках, шопинге, фитнесе, гастрономических пристрастиях. Любимые рестораны, любимые места, любимая машинка. Часть дохода – на собственные прихоти, а не в общую тумбочку. Свой ПИН-код на мобильном и пароль в компьютере.Свои пороки, которые, если не выставлять их на всеобщее обозрение, дадут нужную сублимацию – хочешь, сайт для геев, хочешь, для вуайеристов: скрытая камера в туалете ПТУ. Ответственность перед обществом не снимается. Если частное превалирует и оберегается, человек обязан не мешать и не шокировать. Гей-парады – это уже не приватность, а вызов обществу. И общество ответит совсем не так, как отвечает притихшим в своем гнезде.…Почему так много дизайнерских курсов и факультетов? Для себя учатся, свою жизнь украсить хотят.[b]P.S.[/b] [i]Моя бывшая студентка – фотомодель – из своей восьмилетней довольно успешной карьеры в США вынесла такое впечатление:– Прайвеси – это когда сидишь на кастинге с едва знакомой девчонкой, и она живописует свой бурный секс с чужим бойфрендом. Спросишь: “Ты сколько платишь за квартиру?”, а она: “Это вторжение в мою личную жизнь!”[/i][i][b]НА ЗАМЕТКУ![/i]О ЧЕМ ГОВОРИТ КОНСТИТУЦИЯ[/b]Прайвеси, приватность – весьма широкое понятие. У нас оно про- возглашено двумя статьями Конституции:[b]СТАТЬЯ 231.[/b] Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.[b]2.[/b] Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.[b]СТАТЬЯ 241.[/b] Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.[b]2.[/b] Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.[b]ЧТО ВЫ ОТНОСИТЕ К ПОНЯТИЮ «МОЯ ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ»?[/b]([i]опрашивались семейные мужчины и женщины[/i])[b]МУЖЧИНЫЖЕНЩИНЫ1.[/b] Престижная работа, хорошо оплачиваемая, но не тягостная, с достаточной мерой независимости[b]1.[/b] Обустройство дома, дачи, квартиры[b]2.[/b] Окружение «своими», близкими (друзья, сослуживцы)[b]2.[/b] Свободное время для себя, семьи[b]3.[/b] Обустройство дома, дачи, квартиры[b]3.[/b] Беспроблемное получение услуг через «своих»: медиков, тренеров; косметические услуги, автосервис[b]4.[/b] Беспроблемное получение услуг через «своих»: компьютерщиков, медиков, тренеров; автосервис, ремонтные работы[b]4.[/b] Привычные магазины (в том числе с системой заказов), круг качественного, , привычного питания[b]5.[/b] Любимые занятия, клубы по интересам[b]5.[/b] Любимые занятия, клубы по интересам[b]6.[/b] Свое компьютерное пространство. Общение в Интернете[b]6.[/b] Развлечения, времяпровождение (рестораны, кафе) и впечатления (туризм)[b]7.[/b] Развлечения, времяпровождение (рестораны, кафе) и впечатления (туризм)[b]7.[/b] Позитивное информационное пространство: журналы, сайты, книги, эстетическая информация, эмоционально положительное общение[b]8.[/b] Свободное время[b]8.[/b] Приличная, в меру работа, престижная, хорошо оплачиваемая, но не тягостная, с достаточной мерой независимости

Лидеры, которые подавляют

Избалованный ребенок не ест кашу, пока дедушка не спляшет. Хамоватый снабженец любит “помариновать” в очереди профессоров и лауреатов. Этих маленьких тиранов, конечно, нельзя назвать лидерами. Они не возглавляют социальную иерархию, а взламывают ее с черного хода.[b]Невестка нас всех отравит[/b]Свекор моей подруги, за глаза прозванный Наркомом, доживал свои годы при полном непонимании и равнодушии семьи. Пытаясь наладить отношения, он объявил, что готов продать дачу, но чтоб деньги пошли не на пустяки, а были вложены в серьезное дело.Хорошо представляю тот семейный совет. Сорокалетняя “молодежь”: жена – главбух, муж – кандидат ненужных наук, ищущий себя в бизнесе. “Трудовой коллектив” без права голоса: подростки – сын и дочь, пришедшие в надежде, что с дачных денег отломят на компьютер. Наконец, Нарком – состарившийся лев: за обращениями “папа”, “дедушка” давно нет ни тепла, ни уважения. Он слишком долго и сильно давил на всех, не думая о последствиях.Сегодня Нарком возвращает прежние позиции. Компьютер обещан в первые же минуты – симпатии “трудового коллектива” завоеваны. Нарком уважительно советуется с сыном, куда вложить деньги. Невестка уходит на третий план – она свое ночью нашепчет. Нарком счастлив: впервые за много лет он нужен всем. Впереди целые месяцы, а то и годы всеобщего внимания. Он не собирается спешить. Надо же все обсудить, почитать прессу, чтобы наилучшим образом распорядиться своим последним капиталом.В этот момент редкой семейной гармонии входит незваная бабушка с болонкой Тапкой – всеобщий кошмар и стыд. В довоенные годы Нарком – командир саперного взвода с семью классами – женился в далеком гарнизоне на подавальщице из столовой. С тех пор он получил два диплома, построил домов на целый город, вышел на пенсию хоть и не наркомом, но начальником управления. А жена сохранила мышление и лексикон провинциальной официантки. И вот с этим мышлением, этим лексиконом она сообщает, что дачу продавать не даст, потому что невестка их тотчас после этого отравит, что сын, дурак, пригрел гадюку на груди, а та еще неизвестно от кого нарожала ублюдков… Монолог сопровождается лаем Тапки. В конце концов она окончательно подавляет и так уже сбитого влет Наркома, тяпнув его за палец.С тех пор вопрос о даче не поднимался. Остаток жизни старики прожили во взаимной ненависти. Истеричку Тапку после смерти хозяйки сдали на усыпление, и даже дети ее не жалели.[b]Как такое могло случиться?[/b]Нас учили, что коллективы объединяют и разрушают лидеры. Но если по-студенчески вычертить иерархию этой семьи на миллиметровке, бабушка повиснет в воздухе. От нее не тянется ни одного двойного пунктира – неформальной взаимосвязи с другими членами семьи, признака влиятельности. С ней стараются не встречаться, а при встрече не заговаривать. Она даже не внизу семейной пирамиды, а вне ее.И тем не менее бабуля с умом и авторитетом устрицы сумела на всю оставшуюся жизнь вбить клин между мужем и остальной семьей и разрушить общие планы.Разумеется, это не лидерство. Это социальное доминирование. Не повести за собой, а подавить. Лидер рвется возглавить, а социально доминирующий ставит на колени.[b]Когда жена кусается[/b]В животном мире все просто и наглядно. Есть альфа-самец, он первым пробует пищу и выбирает самок. Претендентов на свое место альфа-самец подавляет решительно, но без лишней жестокости. Мне, собачнице со стажем, не раз приходилось растаскивать подравшихся кобелей. Когда песики весят за шестьдесят килограммов, это занятие не для слабонервных. Рычание, молниеносные броски, лужи крови. А возвращаемся домой, и оказывается, что больше всего крови – из губы, которую мой сам же себе и прокусил. Нахожу в его шерсти две уже начавшие затягиваться отметины от клыков – укус неопасный, однако в критическом месте: на горле.Но, судя по гордой походке моего, соперник был тяпнут в еще более критическое место. При следующей встрече догадка подтверждается: соседский кобель наклоняет голову в знак подчинения. И они спокойно идут рядом, причем мой немного впереди. Иерархия выстроена, чего теперь кусаться? Альфа-самец не только первым лопает. Он и стаю ведет первым, принимая на себя все опасности. Для него нет разницы между лидерством и социальным доминированием. Любишь кататься, люби и саночки возить.Среди людей, увы, горячее всех любят кататься не способные и не желающие возить.Много лет наблюдаю за одной уже давно распавшейся парой. Он до поступления в вуз успел поработать и по-житейски был на голову выше однокашников, продолжавших чувствовать себя школьниками. Мыл полы в магазине – зарабатывал на мужские расходы. Мог поменять сантехнику, починить радиоприемник и даже сшить себе штаны – таких людей воспитывал ненавязчивый советский сервис. А еще много читал, неплохо знал историю и рассказывал о каком-нибудь второстепенном полководце, как о своем приятеле. Был мало заметен на фоне студенческих кумиров – спортсменов и гитаристов. Но на старших курсах занимал первые места в негласном рейтинге женихов. Со спортсменами и гитаристами приятно гулять, а замуж лучше за такого: самостоятельного, развитого и к тому же москвича.Она досталась ему девственной во всех отношениях. Не знала, почем картошка и где дом архитектора Мельникова. Кто такой Мельников, не знала тоже.Не читала “Мастера и Маргариту”, не пробовала портвейн, не…, не… Он пришел в восторг. Решил, что писать по чистому листу проще, и он сумеет воспитать себе жену.А вот фигушки! Девушка оказалась с характером. Все делала ему наперекор.Он снисходительно соглашался: пусть будет по-твоему, но если так готовить, мясо получится жестким, если купить эти туфли, они скоро развалятся, а если так поступить, твоя мама видеть нас не захочет. И ведь прав оказывался, подлец! Она чувствовала себя жертвой мирового заговора. Особенно, когда туфли действительно развалились. Югославские, которые ни у кого никогда не разваливались! Она искала следы надрезов – с него станется… Муж объяснил, что в магазине он не только мыл полы, но и беседовал с товароведами – лишних знаний не бывает. Так вот, подошва с такой маркировкой – для помещений. Может, эти туфли для балов, а может, для покойников. Факт тот, что первая же лужа их погубила, как он и предсказывал.За свою неудачу с туфлями она побила его в первый раз. Неумело, по-женски. Он растерянно улыбался и хватал ее за руки. Она стала бить ногами.Потом истерические вспышки с драками вошли в норму. Она колотила мужа чем попало, лишь бы стереть с его лица эту идиотскую улыбку, лишь бы хоть ненадолго почувствовать свое превосходство.Однажды он ударил в ответ. Сам был потрясен. Ушел, ходил по улицам в мороз. Набрел на пруд с прорубью. Постоял и вернулся – у них уже был ребенок… Ее новый муж понятия не имеет о прежних вспышках жены. С опытом первого брака она сразу подчинила его себе и живет теперь в полной гармонии с собой. Созваниваясь с бывшим (общий ребенок заставляет поддерживать общение), часто вспоминает: а ведь тому и этому ты меня научил… Хотя уже двадцать лет прошло.А вместе они могут быть не больше получаса. Потом она начинает закипать, а ее бывший вжимает голову в плечи.Он как был, так и остался лидером. Легко гасит конфликты в подчиненном ему маленьком коллективе. В девяностые бесстрашно разрулил ситуацию с братвой, пришедшей ставить “крышу”.Только против стервы оказался бессилен. Не бить же ее, в самом деле.Вожаки и гиеныПродавец-консультант Вова прибежал занимать денег. Он работает второй месяц, вместо обещанных сорока тысяч получил пятнадцать, вторую зарплату еще ждет, но и она будет невелика. А тут в кассе недостача – тридцать тысяч. Директор сказал, что если менеджер – старший над продавцами – не внесет деньги до завтра, придется вызвать прокуратуру. Вот все и скидываются, чтобы менеджера не посадили.Денег для Вовы не жалко, но сначала хочу разобраться.– Недостача в кассе?– Ага, в кассе.– Тогда и возмещать должен кассир, а не менеджер.Вова объясняет, что кассирша ушла раньше времени, а менеджер, когда приехали за выручкой, просто достал деньги из кассового аппарата, не оформив актом. Выходит, недостачу и впрямь могут повесить на него. Все равно странно.Спрашиваю: – Ты сам слышал, что директор грозил прокуратурой?– Нет, мне ребята сказали.– Кто-то вас дурит. Из-за каждой недостачи не вызывают прокуратуру. Виновному просто делают начет: если не заплатит сразу, вычтут из зарплаты. А сажать здесь не за что.Деньги Вова у меня взял на всякий случай, но вскоре вернул ту же пятитысячную купюру. Я пыталась выяснить, кто его разводил, – продавец, который собирал пожертвования, менеджер или сам директор? Он отмолчался, а через несколько дней уже работал в другом магазине. Я решила, что директор. От конфликта с ровесником Вова не ушел бы – наоборот, заставил бы уволиться самого мошенника. Он, Вова, как-никак отслужил срочную в спецназе.Тридцать тысяч рублей сами по себе не такая великая сумма, чтобы директор магазина затевал из-за нее интригу.Другое дело – проверить молодых продавцов: кто жидок на расправу, у кого нервы не выдержат? В следующий раз на него можно взвалить и большие долги. Это управленческий ход, а деньги – только приятный бонус.[b]Обратная связьЯ БЫЛА НАСЕДКОЙ 20 ЛЕТ[/b]Уважаемая Ольга!Ваши статьи читаю с огромным удовольствием. Считаю Вашу рубрику очень интересной и полезной. Темы затрагиваете очень животрепещущие.А статья “Руководство по уходу за мужем” (“Милый требует ухода”, еженедельник “ВМ” от 5–10 июня. – Ред.) так просто задела за живое! Считаю Вашу позицию очень вредоносной! О мужчинах пишете, как о домашних питомцах, существах беспомощных и жалких.Если их ущербность бесспорна, тогда надо только пожалеть об участи женщины рядом с таким мужчиной. Вы же пытаетесь в чем-то упрекнуть женщин, сделать их виноватыми в мужнином дерматите! В одном с Вами согласна: все живое требует ухода, без такового – гибель.Только между рыбками в аквариуме, цветком в горшке и мужем есть существенная разница.Я сама была наседкой для мужа 20 лет, а сейчас устала! Да, хочу побыть одна на даче, да, хочу сходить в театр. При этом не думать о том, что же мой благоверный будет кушать сегодня на обед.Для своей взрослой дочери желаю поменьше нянчиться с мужчинами![b]С уважением, Сычугова Раиса.ОН ОБОЙДЕТСЯ[/b]Уважаемая Раиса!Стоит задуматься, почему вы говорите о театре и обеде для мужа как о взаимоисключающих вещах. Если семейная жизнь проходит в треугольнике “работа – магазин – кухня”, она, конечно, требует перемен. Я нигде не утверждала обратное.Моя вредоносная позиция была вкратце изложена одним абзацем. Напомню: “мужчины физиологически изнашиваются раньше, чем женщины, – это их плата за силу, реакцию и пр. Вредные мужские привычки лишь усугубляют ситуацию. Мораль для милых дам: если желаешь жить с мужем до гробовой доски, ухаживай за ним, как за сопливым дитятей. Не хочешь – предоставь его самому себе. В статистике мужской смертности прибавится еще одна единица”.Эмансипация сыграла с обществом дурную шутку: мужчины и женщины забыли, что они разные. Не будем о первичных и вторичных половых признаках – копнем немного глубже.За двадцать лет совместной жизни вы, конечно, не раз слышали от мужа: “Где моя бритва (одеколон, очки)?!” Вы приходите и сразу видите искомое. Его ущербность бесспорна? Ничего подобного! Мужское зрение так устроено: он может не видеть у себя под носом, но заметит качнувшуюся в километре от него ветку. Охотник. Другое дело, что в городе ему негде ни показать, ни развить это качество. А женщина – собирательница: мы вблизи видим и широко, и резко. В супермаркете мгновенно найдем нужный товар и краем глаза срисуем туалет блондинки с кошачьей шерстинкой на рукаве. Муж будет долго тупить перед полками. Боковое зрение у него нерезкое, поэтому на блондинку он уставится в упор (стоять рядом стыдно!). Будем его пилить или скажем себе: “Он просто не такой, как я”? Мужчина реализуется вне дома. Его конвертик с зарплатой может быть тощим, но для него он эквивалент мамонта и добывается с не меньшими страстями.Много вы знаете женщин, которые свалились с инфарктом или запили из-за того, что наорал начальник? Или, выйдя на пенсию, так остро почувствовали свою ненужность, что за год-два состарились и умерли? У мужчин это сплошь да рядом.Его представление о семейном счастье – притащить добычу и расслабиться у камелька. Комфорт в понимании мужчины – это сытость и безопасность. Когда жена и дети на глазах, а до еды и книжки (пульта от телевизора) можно дотянуться. Он не просто не понимает, зачем протирать мебель, на которой не видно пыли – его раздражает ваша суета.Он не эгоист – напротив, ему по большому счету плевать на себя. Сильно ли изменился мужской деловой костюм за последние сто лет? Можно ли представить, чтобы женщины десятилетиями одевались одинаково, как солдаты, различая новинки сезона по числу пуговиц на блеклых пиджаках? Чтобы не красились и почти не носили украшений? Помешанный на своем здоровье мужчина будет ходить в бассейн, качаться на тренажерах – и питаться кое-как и не вовремя. На работе он может быть суперповаром, а дома хватать бутерброды. Это не беспомощность, а неприхотливость.Тоже результат эволюции. Сунул в рот что попало и побежал за своим мамонтом.В двадцать лет это сходит, в пятьдесят гарантирует букет заболеваний.О кашках и паровых котлетках он вспомнит не раньше, чем попадет в больницу. И забудет, как только выйдет. Если не напомнит женщина.Жизнь проходит, женщине хочется побаловать себя, а на уход за мужем не остается времени? Он обойдется. В том-то и беда. А потом жене придется ухаживать за его могилой.[b]P. S.[/b] [i]Большое спасибо профессору С. Л. Давыдовой, социологу Михаилу Тарусину, “постоянному читателю и почитателю” Инне Ярославской и всем остальным, кто написал мне за последние недели. Постараюсь использовать ваши письма в следующих публикациях.[/i]

Какие они, ровесники новой России?

Независимость и решительность – эти качества при психологическом тестировании у рожденных в 91-м существенно выше, чем у взрослых 20–25 лет.Достижение жизненных целей они ставят на первое место. Их трудно переубедить и уговорить, пока сами не поймут, нужно ли это для реализации их интересов.Они умеют ориентироваться в ситуации, соотносить свое видение проблем с жизненными обстоятельствами, мнением значимых для них людей. Но принимают только ту информацию, которая совпадает с их жизненным опытом. То есть, если что в голову втемяшилось, не переубедишь.Это не только юношеский максимализм, это аура независимости, которая витала в воздухе в год их рождения – 1991-й.[b]Двоих позволить невозможно[/b]С какими стрессами зачинали и вынашивали этих детей! Вспоминаю перевернутые жаждущими отравиться курильщиками пустые табачные киоски. Голые полки магазинов... В одном витрину издевательски оформили налитыми водой пакетами с изображением серпа и молота. Фантастические слухи. В детективе тех лет недавние землетрясения связывали с исчезновением из продажи стиральных порошков. Якобы растворы детергентов закачивали в скважины, потом устраивали взрыв, и литосферные плиты соскальзывали по намыленному. И ведь верили.Все-таки смелыми были люди, отважившиеся рожать в 1991-м. Или безалаберными? Факт тот, что верили не только чернушным слухам. Обсуждали программы кабинетных экономистов, которые не за пятьсот дней, так за два года поднимут страну на ноги и всем обеспечат исполнение давней мечты советского человека: “жигули”, джинсы и дубленку. Понятия об идеальной семье не расходились с намерениями: считали, что детей должно быть двое, и столько же собирались рожать.Уже будущий 1992-й – год “либерализации цен” (умели формулировать!) – заставит большинство семейных пар отвечать по-другому: хотели бы двоих, но больше одного ребенка позволить себе не можем… 1991-й – последний год, когда в России родилось больше людей, чем умерло. И все же их сегодня немного – выпускников 1991 года рождения. Коренные москвичи сильно разбавлены подростками из нынешнего зарубежья, в основном армянами и азербайджанцами. У тех своя история и свои социально-демографические факторы.[b]Выступал не по делу[/b]Их начали баловать еще до рождения. Когда дефицитны элементарные продукты, молоко и яйца, понятно, что лучшие кусочки – кормящей маме. А средний возраст мамы – двадцать шесть, она жила в лучшие годы советской власти, а о тяжелых временах только слышала от бабушки. Впереди у нее – спрятанный за обесцененностью диплом вуза, растерянный нищий муж – офицер или инженер-оборонщик, клетчатая сумка челночницы или место ночного продавца в коммерческом киоске. И, конечно, ребенок на руках. Ребенок, на которого порой не хватает денег и всегда не хватает времени, и которого как раз по этой причине неистово балуют при малейшей возможности.В итоге что выросло, то выросло. Спросите у педагогов: сегодня самые проблемные в любом учебном заведении, от обычных школ до гимназий – это 10–11-й классы.Учатся неважно, ведут себя из рук вон плохо. У инспекторов по делам несовершеннолетних тоже можно спросить. Если в предыдущих поколениях дети достаточно явно разделялись на “домашних” и “дворовых”, то нынешние “домашние” подростки как с цепи сорвались. Девочка из хорошей семьи идет по рукам. Мальчик-хорошист, ориентированный на поступление в вуз, имеет приводы за распитие спиртных напитков и антиобщественное поведение. Двое одиннадцатиклассников залетели на разбирательство в комиссии по делам несовершеннолетних – опять антиобщественное поведение: издевались над подростком восьмиклассником. Говорят: мы просто по шее ему наложили. А за что? За то, что не такой, как они, и “выступал не по делу”.[b]Джентльмен районного масштаба[/b]Антон рассекает под окнами училок на дорогом байке, любит проехаться назло охраннику по школьному двору. Чтобы осознавали дистанцию: в школе он, конечно, простой ученик, но по жизни – наследник солидного отцовского бизнеса. Родители понимают, что мотоцикл – это опасно. Но чем вещь серьезнее и дороже, тем парень больше ее ценит, тем лучше отнесется к бизнесу. Отцу деньги непросто даются, и если покупает, значит, доверяет.Наверное, единственный в районе, а то и в Москве, Антон оставлен на осеннюю переэкзаменовку по… военной подготовке. Это за то, что во время школьных военных сборов сбежал по дороге в музей воинов-интернационалистов. Скучно ему стало.Другое дело – собраться со своими в кафе на пятом этаже торгового центра. Цель, как у всякой тусовки: на людей посмотреть, себя показать. Как сын богатого человека, Антон не кичится и не унижает бедных – он их просто не видит.Окружает себя ребятами, которые поддержат его выдумки или что-то могут по жизни. На день рождения гулял с приятелями по школе: взял ящик “Ред булла”, угостил товарищей. Пустые банки демонстративно выставили на канализационной трубе под потолком мальчикового туалета – красиво и знай наших. Взрослые туда не доберутся: мелких на верхние планки кабинок подсаживали, чтобы рядок ровненько выложить.Мать отправляет Антона в ежегодные поездки по Европе со школьной тургруппой. Там он ведет себя джентльменом, хотя в Италии щегольнул перед девчонками местным сувениром – трусами с фотоизображением некоей детали микеланджеловского Давида.Столько в нем намешано – учителя то восхищаются, то зубами скрежещут.[b]Хочу быть прокурором[/b]По утрам, особенно зимой, когда на улице темно и мерзко, у ворот школы автомобильный парад: родители подвозят своих отпрысков.Дети не меряются, у кого машина дороже: это игры отцов. Чей телефон круче, выясняют в пятом-шестом классах. У старшеклассников ценности повыше. Как во всяком поколении, есть самая лучшая девочка, Ульяна, чистая, умная и прекрасная, которой все мечтали подарить “на последний звонок” цветы. Стесняясь, подсылают к ней малявок с телефоном, чтобы щелкнул. Фотографиями дорожат как реликвиями.А женихи из них малозавидные.Созревающие семиклассницы чаще западают на энергичных и шумных мальчиков из восьмых и девятых.Поколение независимых любит устанавливать свои порядки. Если быть, так сразу прокурором. Или управлять недвижимостью. Любят боевики, но, по результатам опросов, никто не выбрал профессию военного.Великую Отечественную войну знают хуже, чем Отечественную 1812 года. То и другое для них далекая история, но 1812 год больше похож на сказку: короли и графы, красные мундиры, сабли – романтика… Впрочем, ребята из лингвистической гимназии с удовольствием собирают реликвии Второй мировой для Музея боевой славы.Устраивают раскопки. Может, и не трепетно относятся, но профессионально, как истинные коллекционеры. По количеству заклепок различают внешне одинаковые каски начального и позднего периода войны.На единый государственный экзамен эти копатели приходили в пиджаках – по требованию учителей, – но в военных “берцах” и камуфляжных штанах.[b]Кстати, о ЕГЭ[/b]Организаторов предупредили: обращайте внимание на пацанов с патлами и децловскими дредами – в них могут быть спрятаны радиопередатчики, на которые сообщник будет посылать правильные ответы. Но до шпионской техники дело не дошло, и вообще писали ЕГЭ без фанатизма.Те немногие, кто идет на медаль или нуждается в пятерке, сидели до последнего часа.Копатели посидели на математике и русском приличествующие протоколу полтора часа и сдали, что смогли, на трояк – им больше не надо.Многим ЕГЭ с его жестким регламентом показался невыносимо скучным. Развлекались как могли. Один вставил обязательную на ЕГЭ черную гелевую ручку в проколотое ухо вместо пирсы – как антенну. Рвался войти в школу еще до начала протокольного времени. Ясное дело, прикалывался.На этих детей пали все реформы и эксперименты в образовании с первого по последний класс. И ЕГЭ, и замена трех лет в начальной школе на четыре, и сокращение программы по литературе, и невнятные, если не сказать ублюдочные учебники по истории. Где уж им экзамены уважать, когда предмет в билете может быть завтра изменен или вовсе отменен… Вспоминаю свои выпускные экзамены: вся школа пропахла валерьянкой, так мы трепетали.Впрочем, мы уже ископаемые. Наши дети, которые на 5–10 лет старше нынешних выпускников, тоже сдавали если не трепеща, то без шуточек. Другое поколение… А на “последнем звонке” нынешние семнадцатилетние прощались с юностью, как и мы, со слезами: осознали, что это навсегда.Они возмутительно самостоятельны и при том сентиментальны.[b]Либо депутат, либо бармен[/b]По опросам, мальчики считают наиболее престижной работу депутата и государственного чиновника, сразу вслед за ними идет бармен.В реальной жизни сразу в депутаты, конечно, не целят. Поступать в вуз собираются “по компьютерам”, причем никто не формулирует: программист, инженер-системщик, веб-дизайнер. “По компьютерам” – и все, а продавать, делать или, может, играть – нет разницы.Если с компьютерами не выгорит, согласны на автослесаря или повара. На автослесаря в технический колледж, бывшее ПТУ, конкурс в нашем районе нынче семь человек на место. Поварами, барменами мечтают стать многие мальчики. Эти профессии слывут денежными, да и как знать, может, мама во время беременности недокармливала и утешала, гладя округлый животик: ничего деточка, наступит время – наешься.Кирилл поступил в кулинарный техникум, недоучившись в одиннадцатом классе. Во время выпускных экзаменов у бывших одноклассников приходил к ним солидным, со своими деньгами (подрабатывает в баре). Расшатывал их установки на учебу в вузе, чуть ли не насильно проталкиваемые родителями. Многие одноклассники ушли из школ в техникумы и колледжи еще после девятого.Наконец, вариант, который многим выпускникам представляется самым простым: “В платный по бизнесу на юриста или экономиста какого-нибудь”.Конечно, это детское суждение, и жаль, когда его разделяют родители. “Какие-нибудь” юристы и экономисты не нужны никому. В бизнес, где эти профессии высоко оплачиваются, берут людей с опытом работы в госструктурах. А кто возьмет, скажем, в прокуратуру или в милицию юриста с дипломом частного вуза без военной кафедры? Серьезные родители начали готовить детей в вузы уже с восьмого класса.Максим будет поступать на факультет фундаментальной медицины – у него репетиторы из МГУ и первого меда; после девятого родители забрали сына в экстернат. Кстати, в этом поколении много экстернов: заставить их систематически учиться трудно, этим детям легче подготовить и сдать весь школьный курс по одному предмету, потом по другому. Часто ребята, слывшие записными троечниками, сдают экзамены неожиданно хорошо.А вообще в общеобразовательной массе москвичей, отделенной от гимназий и лицеев, удручающе мало выпускников, всерьез сориентированных на вуз. То есть многие осознают, что учиться надо бы. А учатся немногие, и в основном это приезжие из Подмосковья или из других городов России и Украины.[b]Для миллионера попки маловато[/b]Только единицы девчонок идут за своими мальчиками в технические вузы. У половины мечта – управлять государством, ни больше ни меньше. Желают поступить на специальности “госуправление”, “муниципальное управление” – вполне серьезные профессиональные планы. Жизненная установка – быть самостоятельной, ни от кого не зависеть. Подцепить в ночном клубе миллионера мечтают провинциалки. Москвичек близость Рублевки научила тому, что высокая грудь и крепкая попка – быстро проходящие достоинства. Надо стать личностью. Тогда можно и о миллионере подумать.Вторая по популярности девчачья мечта – о гостиничном и туристическом бизнесе. Выглядит привлекательно, а в действительности это самые конкурентные и криминализированные сферы. В девяностые годы каждая уважающая себя преступная группа считала необходимым открыть турагентство или поставить “крышу” над уже существующим. Это же загранпаспорта и возможность быстро получить визу… Ну а то, что гостиниц не бывает без проституток, а проституток без “котов”, знают все.Словом, в этой сфере хорошо работать, когда папа вор в законе.А своей дочери я бы и под горячую руку не пожелала.[b]P.S.[/b] Мальчишки – часто Максимы, девочки – Анастасии, Юлии или, патриотично, Ульяны. Кто православные – с крестами, но не минула мода на клетчатые платки, воспринимаемые взрослыми как “шахидки”, а детьми называемые “арафатки”. По году рождения – Змеи.Проползут, ужалят или обовьются вокруг кого следует. Трудное раннее детство они не запомнили, зато родители не забудут, как тяжело они достались.За первые массовые компьютеры они садились охотнее, чем за пианино. Поэтому воспринимают компьютер как часть себя, а не как профессию, что хотелось бы родителям. Они независимы и инфантильны. Или независимо-инфантильны, как их ровесница – новая Россия, вместе с которой им еще расти.[i][b]Кстати[/i]1991 ГОД В ЗЕРКАЛЕ СТАТИСТИКИ[/b]- В России родились 1 794 626 детей. Вновь к этой цифре страна приблизится только в 2007 году (1 602 387 детей).- Абортов (в стенах только государственных медицинских учреждений) было сделано 3 500 000.- В Москве средний возраст начала половой жизни у девушек-подростков составлял 16,5 года.[b]БЛИЦ[i]Кем я хочу быть[/i]ГАЛЯ, 12.01.1991[/b]– Я буду самостоятельной, хочу иметь свой бизнес – ресторанный или гостиничный. Никогда не стану ни моделью, ни стриптизершей какой-нибудь. Мне нравится дизайн, я лучше свой дом украшу или офис.[b]ЮЛЯ, 06.08.1991[/b]– Хочу работать в мэрии или в министерстве по социальным вопросам. Поступать надо в Университет управления, но там дорого очень, родители не заплатят. Тогда на специальность “менеджмент”.[b]ОЛЯ, 20.08.1991[/b]– Просто художественный дизайн мало кому нужен, в высокий дизайн не пробьешься. Надо на компьютерный дизайн выходить.Придется, как родители советуют, поступать на компьютерные технологии.[b]МАКСИМ, 03.09.1991[/b]– Я всегда музыкантом хотел быть, но надо было хорошо учиться в музыкальной школе, чтобы в музучилище попасть.[b]НАСТЯ, 01.09.1991[/b]– Ни за что не хочу быть учителем! Хотя своим учителям теперь, как из школы уходим, я страшно благодарна и буду по ним скучать.Лучше всего быть учителем иностранного языка, но это не для меня – язык я запустила, надо было на курсах заниматься. Теперь я пойду на программирование в институт, где мой друг учится.[b]АНДРЕЙ, 14.05.1991[/b]– Конечно, Институт культуры для меня останется пока мечтой на будущее. Родители советуют на компьютеры в авиационный.

Руководство по уходу за мужем

Мужчины физиологически изнашиваются раньше, чем женщины, – это их плата за силу, реакцию и пр. Вредные мужские привычки лишь усугубляют ситуацию. Мораль для милых дам: если желаешь жить с мужем до гробовой доски, ухаживай за ним, как за сопливым дитятей. Не хочешь – предоставь его самому себе. В статистике мужской смертности прибавится еще одна единица.[b]Хворому нечего стыдиться[/b]Мы с подругой навещаем коллегу в дерматологической клинике.После смерти жены он перестал следить за собой. С намеком подарили ему на 23 февраля дюжину носков и шампунь от перхоти. Принял без обиды, но выводов не сделал, и вот результат: сыпь по всему телу. Сколько времени он ходил, помалкивал? Не знаю.Мы заметили, когда сыпь выползла на шею и руки. Погнали его лечиться, а он еще сопротивлялся: “Мое тело – мое дело”. Самому себе безразличен.Не стану описывать бомжеватых личностей, куривших на больничной лестнице, и ветхих стариков, еле передвигавших покрытые язвами ноги.Коллега лежал в платной палате и соседей имел соответствующих: в основном немолодых, но крепких, работающих и зарабатывающих. На сайтах знакомств они стали бы редкостной боровой дичью. Если не знать, что у них под трусами.Первое впечатление – сидит на койке атлет с немного подернутыми жирком мышцами. Голый, блестящий, как бодибилдер на чемпионате. Нашим появлением не смущен, хотя из одежды на нем только суспензорий. Сначала показался одним из пляжных завсегдатаев, задвинутых на своем сомнительном совершенстве. Потом сообразила: ба, да он с головы до пят намазан мазью! Лечится. Он в собственных глазах не мужчина, а больной, стыдиться нечего.Сейчас не могу вспомнить, как в наш с коллегой разговор вмешался пациент Саша. С легкостью, сделавшей бы честь профессиональному психологу, он переключил внимание на себя, и вот уже вспоминает о загранпоездке и показывает себя знатоком экзотических ресторанов. По ровно подбритой линии волос на затылке узнала в нем военного пенсионера, что вскоре и подтвердилось.Источник Сашиного достатка – тридцать соток в ближнем Подмосковье.Одна земля – уже капитал, а он отстроился солдатскими руками, приобрел по бросовой цене грузовик – “военные излишки”. Зарабатывает извозом, огородничает, на лето пускает дачников в два специально поставленных на отшибе садовых домика. Приобретение участка и прочих благ так или иначе связано с родным полком, поэтому Саша считает свою военную карьеру состоявшейся. Ну и что же, что ушел в отставку майором, зато еще не стар и в шоколаде.Ненавязчиво подчеркивая свою шоколадность и щедрость, Саша масляно глядел на мою подтянутую подругу, не забыв и мне отвесить комплимент. Вручил нам визитки с изображением грузовика, а в глазах отнюдь не грузоперевозки…Как потом говорил наш коллега, Саша постоянно болтал по телефону с разными женщинами и утверждал, что у него десяток более или менее постоянных любовниц. Хотя навещала его в больнице только жена, и та – лишь однажды и по деловому поводу: привозила выписку из старой истории болезни.Напомню, все лежали в дерматологическом отделении. У всех псориаз, экзема или грибок. Одно перечисление отбивает мысли о сексе, а уж вид кожи… Может, десять любовниц – Сашино достижение за всю жизнь, а скорее – просто мечта. Такой фрейдистский комплекс: хочется мужику внимания и заботы.Коллега стал нашим социологическим разведчиком. Приходя к нему, мы каждый раз узнавали историю очередного обитателя платной палаты. У всех работа, которую принято считать денежной, в основном частное предпринимательство. У всех более или менее полный набор признаков достатка – как минимум автомобиль. У всех в доме женщина: один, молодой, живет вдвоем с матерью, остальные женаты.И все страдают болезнями, характерными для одиноких стариков и бомжей.Они и есть лица БОМЖ: “Без Обихоженности Мужа Женой”.[b]Ушел жить к маме[/b]Любят женщины взять с собой в гипермаркет мужа. Шопинг сближает, составляет часть семейных развлечений и обязанностей: мужик и до машины покупки дотащит, и дома поможет разобрать. При этом в нем явно пробуждаются древние инстинкты. Тащит гору пакетов – не кряхтит, на лице гордость: добытчик мамонта в пещеру несет.А выбирает добытчик по-мужски, по-холостяцки то, что не надо готовить: консервы, готовые для разогрева котлеты или шашлычки на шпажке. Тут-то жене и можно спихнуть с себя ответственность: ты же взял, что хотел. Загляните в тележки семейного шопинга в гипермаркетах: нарезка, стиральный порошок, женские гигиенические принадлежности; мужику – упаковка пива, пельмени и сосиски, готовые котлеты; детям – йогурты и сладости.Менеджер Миша с женой еженедельно брал на семью продуктов на 5–6 тысяч, и вроде все были счастливы. Жена– творожков, йогуртов, фруктов, сыров – вот и сыта. Сам Миша – пива и солененького на закуску. Детям – сладости, теще – бакалея. В результате приехали – повеселились, а послезавтра есть уже и нечего. Опять возвращались к быстрорастворимым супам, бульонным кубикам и тому подобным блюдам, среди мужиков прозванным “бомжиками”.В минуты ссор с женой возникала у Миши провокационная мысль: а ведь и без нее можно быстрорастворимого-то себе запарить! А добавить тушеночки натуральной, высшего сорта – вообще класс! А потом живот пошел сыпью. И Миша, не победив жену и тещу, в свои тридцать пять ушел жить к маме, у которой всегда нормальный обед из трех блюд.Заодно у мамы решилась проблема носков, отравлявшая Мишину семейную жизнь. Запускать ради пары носков машину, рассчитанную на три килограмма белья, не станешь, копить грязные носки месяцами – тоже; стирать их со своими кружевными трусиками жена отказывалась, как и стирать отдельно, в тазике. Носки не должны были омрачать ее любовь, и над тазиком гнулся Миша. А у мамы каким-то загадочным образом его каждое утро ждут чистые носки. Когда и как они стираются, в машине или в тазике, с трусиками или отдельно, Миша понятия не имеет.Радикальной ссоры, до развода, у Миши с женой не было. Просто семейная жизнь разделилась: проблемы быта решает мама, а в свою семью Миша приходит ухоженный и накормленный.Принесет денег, исполнит супружеский долг, поиграет с сыном Дениской. Забыла сказать о сыне. В пять лет ему поставили диагноз “ребенок недостаточного питания” – это при неплохих доходах отца, в наше-то время разнообразия выбора! Отдали в детсад, только там в рост и пошел. А так все перебивался на вегетарианских супчиках, берегущих фигуру мамы и бабушки.[b]Икрой не увлекайтесь![/b]Давно сказано: человек есть то, что он ест. Высшая похвала домохозяйке, а часто и профессиональному повару: “вкусно, как у мамы”. Субъективному “вкусно” есть научное объяснение: в детстве, когда организм легко приспосабливается, наш личный обмен веществ “заточился” под те блюда, которыми кормили мама и бабушка. С тех пор нет для нас еды полезней.Жизненный эпизод в тему.Не знаю, как сейчас (давно не ездила на юг по железной дороге), а раньше к поездам в Курске всегда выходили торговки с горячей вареной картошкой. Она там рассыпчатая, ароматная, а уж с топленым маслицем, посыпанная укропом – просто лакомство. Так вот, ехали мы в командировку с одним малознакомым профессором. По натуре он оказался барином в худшем смысле слова: держался вальяжно, свысока учил жизни, не желая понимать, что нам его советами не воспользоваться при всем желании. “Я на даче встану с утра, выпью парного молока, покошу траву для разминки и вызываю водителя с машиной – ехать на работу”. Правильному питанию учил нас, перечисляя продукты из своего академического пайка: “Нельзя увлекаться икрой, она очень калорийная. Однажды я попробовал, как Верещагин, ложками – так всю ночь не мог заснуть!” В Курске нас встречали представители дирекции одного крупного и тогда богатого предприятия. Подтянутые люди в деловых костюмах, девушка с хлебом-солью, старомодная солидная “Чайка”. Разве что духового оркестра не хватало.Как только поезд остановился, наш профессор тревожно задергал носом (окна в купе были открыты). Вышли, и он, увернувшись от деловых людей и хлеба-соли, ринулся к торговкам с картошкой. Бегал между ними, выбирал, пробовал. Набрал газетный кулек этой картошки и только тогда опомнился. Сумел обернуть созданную им неловкость к удовольствию встречающих: “Лучшая картошка в мире – курская. Наркотик, а не картошка! Я к ней с детства пристрастился – вырос в этих местах”.Сегодняшние дети пристрастились к гамбургерам и чипсам. На родине фаст-фуда, в США, не отрицают, что это нездоровая еда. Но отказаться от нее и в зрелом возрасте будет трудно. Представляю себе парадный обед в такой семье: кинула на стол пакет чипсов – и готово. Разве что самые хозяйственные жены обзаведутся чипсоварками.Еще одна черта неухоженности при высоком достатке – когда экзотические блюда, которые, конечно, стоит попробовать, становятся повседневными. “Ах, суши, ах, сашими! Японцы совершенно не болеют сердечно-сосудистыми заболеваниями, а все потому, что едят сырые морепродукты!” Милая, так то японцы. Они эти продукты на своем острове ели поколениями. А как ложится осьминог с водорослями на наш отечественный обмен веществ? Спросите сами у аллерголога.[b]Отрежь колбаски[/b]Если женщина плохо ухаживает за мужем, она и для сына не сделает исключения. Еще один обитатель платной палаты в дерматологическом отделении – Витя, молодой менеджер в магазине электроники. Обитает с нестарой, живущей своей жизнью матерью и, несмотря на приличный уровень доходов, носит под фирменной рубашкой с галстуком знаки мужской неухоженности: псориаз и дерматит неясной этиологии. Другими словами, лечить его лечат, а отчего болезнь – не знают. Может, не то ест, может, не то белье носит, а может – то, но постиранное не тем порошком, или вообще нестиранное. Или иммунитет у него ослаблен – тоже ведь не без причины. Когда болезнь запущена, причину найти трудно. А небезразличная женщина ловит ее на первых симптомах: кожа покраснела – не потому ли, что я сменила порошок? У Марины и Оли мужья сбежали от супов из пакетиков, теперь их едят взрослые работающие сыновья. Им и жениться-то не хочется – зачем? Представление о семейной жизни: стирай сам, завари супчика, отрежь колбаски. Это можно сделать и в мамином доме, без лишних обязательств перед собственной семьей.Несмотря на огромное количество жен со статусом “домохозяйка” кулинарные передачи, глянцевые женские журналы с кулинарными разделами, знают не больше десяти процентов жен, которые ежедневно готовят классическую еду из свежих продуктов. У них и сыновья – кровь с молоком, метр девяносто в одиннадцатом классе. А на пельменях да сосисках – прыщавенькие недокормыши с вечно больными животами.Дореволюционное воспитание наших бабушек в первую очередь закладывало технологию ухода за домашними. Это у них ухоженные, правильно и вовремя накормленные мужья в семьдесят лет еще были способны на сексуальные подвиги, а доживали до восьмидесяти-девяноста. При том, что их поколение прошло войны и разруху, наживая ревматизм и питаясь порой картофельными очистками на олифе. А теперь говорят о сокращении продолжительности жизни мужчин! За рыбками в аквариуме попробуй не поухаживай – сами понимаете, какой эффект будет.Поэтому когда женщина жалуется на одиночество, ей надо прежде всего самой разобраться: не из-за ее ли нерадивости муж ушел или умер прежде времени? И позаботиться хотя бы о детях, раз его не вернешь.[b]Уколоться и забыться[/b]Бабушка Маша так ухаживает за мужем-диабетиком, что у нее и египетская мумия будет сохраняться. На курсах диабетиков учат: ваша болезнь требует самодисциплины. А ее-то как раз и нет, потому что у больного вместе с уровнем сахара в крови едет и крыша. Он съест сладенького, а потом не может рассчитать дозу инсулина. Хорошо, когда жена это понимает: она вовремя уколет и даст лекарство, соблюдет диету: ничего несвежего, все на один раз – и сразу в рот. И белье не в машине постирано, а собственными рученьками детским мыльцем.Бабушка Маша и внукам заложила здоровья на всю жизнь своим уходом и свеженьким с грядок. Внук Дима, консультант компьютерного магазина, заброшенный работающими сестрой и матерью, приходит к ней поесть борща.Бабушка ему подсовывает праздничную еду: колбасу, шоколад, а он оставляет на столе. Колбасой с шоколадками он каждый день обедает у себя на работе, а праздник для него как раз домашняя еда. Щи, борщ или суп, в которых ложка стоит, котлетки из прокрученного собственными руками фарша.А доцент Анна Григорьевна часто уезжала на дачу поухаживать за бродячими собаками и побыть в одиночестве. Окуналась в литературное творчество, оставляя одного мужа с инсулинозависимым диабетом – ученого и поэта Андрея Владимировича. Он, конечно, бодрился, но глаза уже не те. То неверную дозу инсулина уколет. То не найдет сил приготовить диетическое блюдо и наскоро съест пирожков, заботливо принесенных женой из институтского буфета. Сейчас угасает: диабет дал осложнения, отняли обе ноги. Замечательный человек, интеллектуал – и оказался женатым, но заброшенным, и в не тайге, а в столице. Горько приходить к финалу жизни в таком состоянии…Соседка Татьяна отселила мужа Сашу в квартиру его матери, брала деньги на дочку и дождалась к пятидесяти годам наследства: и квартиры, и машины и дачи. Он тихо умер от разрыва сердца, дверь вскрывали спасатели, а дом – через двор перейти. Теперь и доченька ее Наденька так же относится к мужу. Тот гуляет с ребенком по двору в старых, советских еще “трениках” с вытянутыми коленками – где только берут? Тут прослеживается общая для подобных браков технология: выйти за нелюбимого, но надежного и обязательного, взять от него все, а самого довести до состояния, в котором он другим не нужен. Дерматит мужа – лучший друг жены, избравшей такой путь. Куда ему заводить любовницу, когда он стесняется рубашку расстегнуть! Если жена дружит с мужниным дерматитом, то что остается мужу? Он машине дает ласковое имя. Первые деньги из получки – на полироли и запчасти, а потом – на хозяйство.Придя однажды в платную палату, мы застали Сашу за рассказом о том, как он проводит время со своими Ласточкой и Захаром (Захар, если не поняли, тот самый армейский грузовик). Чем он полирует Ласточку, какой был ужас, когда полироль попалась поддельная, и где хромировал Захарке фары. Остальные слушали с мечтательными лицами, а насчет полиролей каждый высказался неравнодушно.Второй, а скорее первый друг заброшенных мужчин – собака. За время наших походов в отделение дерматологии мы познакомились с шестью больными (некоторые выписались, пришли другие). Собаки не было только у молодого менеджера Вити. Спросили у врача: может быть, от них, от собак, и кожные болезни его пациентов? Ответ был – нет, не в этом случае.Я сама давняя собачница и знаю, что кошатников примерно в десять раз больше, а еще больше людей совсем без домашних животных. Без животных человек свободен, может хоть в отпуск поехать, хоть в гостях заночевать. Кошку надо покормить хотя бы раз в день. Собака требует двух, лучше трех прогулок. Она привязывает к себе, как ребенок, и отвечает беззаветной любовью. Для того и заводят собак: чтобы было, о ком заботиться, и чтобы тебя любили.[b]P.S [/b]Молодой Витя выписался, на следующий день пришел за больничным листом уже в деловом костюме. Рубашечка иссиня-белая, пиджак длиннополый, как было модно в моей юности. “Прямо жених!” – одобрила моя подруга.Он посмотрел с укоризной. Кожа-то в леопардовых пятнах. Ни за две недели в больнице, ни за месяц это не пройдет. Ясно, что парень комплексует и нескоро сможет позволить себе расстегнуть хоть две пуговки на рубашке. А девчонки, наверное, удивляются. На работе шепотки ползут насчет Витиной сексуальной ориентации...Хорошо, если Витя поправится. Хорошо, если не достанется стерве, которая возьмет мужика по принципу “пусть будет” и перестанет за ним ухаживать или не начнет. Хорошо, если жена не забросит его с тайной мыслью – на неухоженного никто и не позарится. Парень-то всем замечательный.[b]БЛИЦ ОПРОСМУЖСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ УХОЖЕННОСТИ[/b]ЧИСТЫЕ НОСКИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ: Положительно ответили 9 из 10 опрошенных с высшим образованием; 6 из 10 опрошенных со средним; 2 из 10 опрошенных таджиков-разнорабочих (4 из этой группы не поняли вопроса).ЧИСТАЯ РУБАШКА КАЖДЫЙ ДЕНЬ: Положительно ответили 7 мужчин с высшим образованием; 5 со средним; 4 из опрошенных таджиков-разнорабочих (3 из этой группы не поняли вопроса).ДОМАШНИЕ ОБЕДЫ КАЖДЫЙ ДЕНЬ: Положительно ответили 5 мужчин с высшим образованием, из них получают домашние обеды только трое. Из оставшихся трое охарактеризовали вопрос как нереальный (жена работает, мама живет отдельно – готовить некому), а двое предпочитают обеды в ресторанах.Из 10 опрошенных со средним образованием ежедневно получают домашние обеды 5, остальные хотели бы, но в их семье это нереально.Из 10 опрошенных таджиков-разнорабочих все считают домашние обеды обязательными и у себя на родине обедали только дома; в Москве питаются продуктами быстрого приготовления.ЗДОРОВЫЕ (ЗАЛЕЧЕННЫЕ) ЗУБЫ считают обязательными для ухоженного мужчины все опрошенные. На практике 4 с высшим образованием, 6 со средним и 5 таджиков нуждаются в стоматологической помощи, но под разными предлогами откладывают визит к врачу.УХОЖЕННЫЙ МУЖЧИНА СТРИЖЕТСЯ:А) раз в две недели: 3 с высшим образованием, 2 со средним, 10 из 10 опрошенных таджиков (выяснилось, что у них в бригаде своя машинка и умелец-парикмахер).Б) раз в месяц: с этим согласились все, кто не считает, что надо стричься раз в две недели. Однако на практике стригутся реже.Характерные ответы: “Стригусь, когда обрасту”, “каждый месяц – для меня дорого”.МАНИКЮР входит в представление об ухоженности только у троих с высшим образованием, из них один делал маникюр в парикмахерской.ПЕДИКЮР: один с высшим образованием и трое со средним срезали мозоли в бане. Таджики вопроса не поняли.

Есть ли ситуации, в которых понятие «терпение» теряет смысл

Действующие лица: бригада вольных каменщиков, возводящих загородные дома, и при ней водитель Гена с микроавтобусом. Ездит то в магазин стройматериалов, то в гастроном, а вечером развозит всех по домам. Ситуация: обеденный перерыв, рабочие, предвкушая разрешенные сто грамм, рассаживаются за столиком под летним навесом и зовут Гену. Тот, сняв колесо, «загорает» под своим стальным конем. На приглашения к столу отвечает, что работы ему осталось на четверть часа, закончит и придет. Трудно первые пять минутТак без него и сели обедать. Микроавтобус рядом, у всех на глазах; Гену не видно, но металлический стук, сопровождаемый недетскими выражениями, подтверждает, что все в порядке, трудовой процесс идет.За разговорами никто не расслышал, как хрустнул гравий. Хромой микроавтобус скакнул на поддавшемся домкрате, как на костыле, и опустился на лишенную колеса сторону. Гену прижало спиной к земле в позе «руки вверх». Ступица (или тормозной барабан – словом, то место, где было снятое колесо) уперлась ему в диафрагму. Ни вдохнуть, ни пикнуть.Бригада ела, обсуждала производственные планы и сроки оплаты, а в нескольких метрах погибал от удушья человек.Отобедав, закурили, и лишь тогда кто-то заметил, что микроавтобус покосился. Окликнули водителя – молчание… Когда Гену вытащили, его лицо было свекольного цвета. Даже выпить он смог не сразу, вот как досталось человеку. А когда выпил, и товарищи поняли: будет жить, – его стали расспрашивать об ощущениях.– Трудно первые пять минут, – ответил Гена. – Потом привыкаешь… Это не бравада, он действительно привык. Физиолог сказал бы, что Гена перешел от характерного для мужчин диафрагмального дыхания к «женскому» верхнегрудному. Психолог – что произошло реактивное научение: когда организм реагирует на внешние факторы, привыкая к ним.Мне как социологу интересно подметить здесь те же этапы, что проходит человек, столкнувшись с враждебной ему социальной средой. Так мы расправляемся с непокорнымиНа днях по новостным сайтам прошла информация о юных подонках, которые сумели терроризировать целый областной город. Детям в школах показывали записанный на мобильный телефон фильм, где некие снятые со спины фигуры забивали ногами девочку и под конец бросали ей на голову бетонный обломок. Судьба несчастной не вызывала сомнений. «Так мы расправляемся с непокорными», – говорил шантажист и требовал у ребенка денег…О кровавой банде узнали родители. Из уст в уста передавались ужасающие подробности; никого не смущало то, что банда почему-то обнаруживалась в разных школах. В разных, значит, банда не одна!Заваленные жалобами правоохранительные органы разыскали пресловутый фильм и провели экспертизу. Оказалось, что снят он в Ираке и скачан из Интернета. Но это не остановило слухи. Болтуны просто начали рассказывать еще и про экспертизу, добавляя: «Им нельзя верить! Милиции лишь бы дело списать!»Наконец учителя в школах провели собственные расследования. Собирают родителей, доказывают: наши девочки все живы-здоровы. Верят им с трудом. Теперь вспомним водителя Гену под машиной. Сначала – паника, мысль о невозможности жить. Потом открытие: жить можно, хотя и в полдыхания. И человек живет, не пытаясь ничего изменить. В социологии это называется пассивной адаптацией.Не так ли поступали родители терроризированных детей?Жалобы в милицию – это не знак того, что человек хочет переломить опасную ситуацию. Это знак того, что человек переложил ответственность: он сигнализировал, пускай теперь компетентные органы защищают его ребенка. Простительно для женщины, да и то не в таком случае, когда день промедления может стоить жизни еще одному ребенку. Что сломалось?Я была еще маленькая, когда в нашем Ворошиловском районе во время массовой драки убили парня фаянсовой ручкой на цепочке от сливного бачка. Мыслимо ли, чтобы на следующий день самый отъявленный хулиган принес в школу такую цепочку и стал угрожать детям? Нет. Ни в коем случае! Он знал, что малыши побегут ябедничать учителям, а старшеклассники, не дожидаясь вмешательства взрослых, макнут его головой в унитаз. Потом крепкий физрук всяко оттащит подозреваемого в детскую комнату. Если участвовал в той роковой драке, отправят в специнтернат или в колонию для малолеток. Если выяснится, что невиновен, а цепочкой козырял, чтобы набить себе блатную цену, над ним будет смеяться вся школа!В каждом поколении не обходится без патологических личностей. Разница в том, что уроду шестидесятых годов не пришло бы в голову козырять своим уродством. Социальная обстановка не давала ему такой возможности. А уроды – 2008, судя по всему, не одну неделю запугивали детишек роликом с убийством иракской девочки. И ИМ ВЕРИЛИ, вот в чем своеобразие текущего момента. Не в пресловутые бандитские девяностые, а сегодня. Не взрослой «братве», а подросткам. Таракашечкам.Это же социальное послание: «Мы настолько наглы, что не боимся ни родителей, ни учителей, ни милиционеров. Можем совершить убийство, и ничего нам не будет!». В общем, «подавайте мне, звери, ваших детушек, я сегодня их за ужином скушаю». И далее по тексту. Звери задрожали, в обморок упали – тоже социальное послание: «Мы, полные сил родители детей-школьников, беспомощны перед шпаной».Пытаюсь представить это воочию: мой ребенок говорит, что Васькина компания требует денег, они убили девочку, которая пыталась ослушаться… А я? Сую купюру ребенку в кармашек и отправляю его в школу? А муж – молча идет на работу? Да нет. Муж бы пошел в школу, взял шантажиста за ухо и отвел в милицию. А я, если бы побоялась не справиться с подростком, отвела бы в школу детского инспектора. Сейчас же, не дожидаясь реакции на письменную жалобу.У половины моих одноклассников родители были фронтовиками. Им в голову не пришло бы спасовать перед шпаной, переложить защиту собственного ребенка на милицию. Мы воспитаны ими. Среди моих приятелей были вполне интеллигентные мальчишки, умеющие драться, были совсем не умеющие драться, но не было боящихся драться. Приходили в школу с расквашенными носами: шпана остановила, требовала двадцать копеек.Похоже, разница между ними и нынешними подростками в том, что наши мальчики готовы были платить расквашенными носами и отнятыми в конце концов копейками за один факт, что не дали себя унизить. Не сдались без боя. А нынешние прагматичнее. Отдал деньги – сберег нос. Фактор чести не учитывается. Или понимается иначе. Парадокс: нас упрекают в том, что боялись государства, боялись слушать свободные радиоголоса, терпели вмешательство парткома в личную жизнь. А сами не считают зазорным бояться шпаны. Рядовой обыватель трепещет перед наглыми подростками. А то вдруг выясняется, что олигарх, которому под силу нанять дивизию с бронетехникой, много лет терпел «крышу» двух десятков безмозглых качков. Участь принцессы – достаться свинопасуИ еще о терпении, о его удивительных примерах, достойных не только порицания, но часто уважения. Лена хотела счастья и готова была на многое. Оказалось, что многое – это терпение.Страстный грузинский поклонник, приехавший в Москву на заработки, ухаживал красиво, обещал много. Начали вить гнездо, каждый по своим традициями понятиям. Она днем работала в школе, вечером по хозяйству. Он в основном лежал на диване, время от времени принося деньги – шальные для ненадолго вышедшего из дома, но в сумме небольшие. Отправляясь на родину, брал у Лены на дорогу. Привозил фрукты и орехи из родового гнезда. Лене было приятно думать, что у нее и у детей есть дом на юге. Правда, муж и отец семью туда не брал. Не время, там сейчас жизнь бедная…Лена, педагог по образованию, работала в частных школах, где больше платят. Брала на дом переводы и редактуру. Нянчить детей помогал старый работающий папа.Муж приезжал, появлялся очередной ребенок. Грузинская семья по традиции должна быть большая… С фотокарточкой ребенка муж отправлялся на родину – порадовать родственников прибавлением в семействе. Там и застревал надолго, пока в прошлом году окончательно не сгинул, скончавшись по неизвестной причине и не оставив наследства. Лена узнала о похоронах с опозданием. Поехала в Грузию помянуть супруга на сороковины, тогда и познакомилась с родственниками, которых знала прежде только по телефонным голосам. Деньгами не помогли, в гости не звали. Традиционные «папины» орехи для детей купила в Москве…Жилье по московским меркам у них совсем никакое: хрущоба. Дети – пятилетняя девочка и мальчики десяти и двенадцати лет – помещаются втроем в восьмиметровой комнате, хорошо хоть изолированной. С двухъярусной кровати перебираются на шкаф, не опускаясь на пол, как человечки-паучки.Лена уставшая, замотанная. Для нее, интеллигентной, верующей в Бога и верящей в счастье, вдовство стало ударом, но не сломало. Ее беспредельное терпение тонко скрывается за внешним оптимизмом. Ни единого срыва на детях.Дети крепенькие и умненькие. Лена переживает оттого, что средств порой не хватает на все, чего современному ребенку хочется. Получает пособие, ни у кого не просит ни денег, ни помощи. Иногда заходит «просто поболтать»: утешений не требует и не выносит, ей надо лишь ненадолго сменить обстановку.Почему такая женщина не досталась достойному москвичу? Ответ социологам давно известен: достойных катастрофически мало, к тому же в возрасте первого брака мужики – дураки. Выбирают кто по бюстам, кто по попкам, а считающие себя самыми умными «рубят дерево под себя», со снижением, чтобы не приходилось тянуться за женой. Поэтому участь принцессы – достаться свинопасу.Со своим ангельским характером Лена стерпела бы рядом с собой и больного, и выпивающего слесаря. Позволила себе замахнуться «на побольше»: красавца с Кавказских гор, от которого и дети красивые. Это наследство у нее никто не отнимет… По законам самураевТренер по восточным единоборствам Валерий живет с матерью, сыном-пятиклассником и двумя племянниками. Жена просто сбежала, как в старину говорили, с гусарским полком. Сестра, мать племянников, уехала за счастьем в Страну восходящего солнца. Живет там в сложных отношениях с мужем-японцем: то ли он от нее бегает, то ли она за ним гоняется. А Валерий здесь растит полуяпонских племяшей десяти и семи лет.Сверстники дразнят мальчишек за необычную для Москвы фамилию, восточную внешность и особенности характера. А по японским нормам жизни полурусские дети никогда не будут признаны родней отца полноценными наследниками его имени.Валерий за них переживает, но внешне – камень. Сенсей.Живут в тесноте, но не в обиде. Старенькая мама помогает Валерию, но и сама нуждается если не в уходе, то в присмотре. Он кормит и воспитывает всех. Философия единоборств и бесконечное русское терпение помогают ему нести и свой крест, и самурайский меч. Сидят на пятках фигуры в кимоно, одна большая, три мал мала меньше. Не шелохнутся. Медитируют. Впитывают самурайский дух. Воину много не надо. Дети одеты, присмотрены, в походы и на секции ходят, а главное, воспитаны, дисциплинированы и терпеливы, как отец. Любовники тешат зверяТерпела Марина Петровна без мужа до сорока пяти лет.Нет, она смолоду замужем, вырастила уже взрослую, самостоятельную дочку. Но лет десять назад муж попал в аварию, ездит в коляске. Голова на счастье цела: деньги зарабатывает. Однако женских радостей Марина Петровна с тех пор лишена. Шопинг, загрантуризм, спа-центры, наряды – конечно, сильное утешение, но не замена. Дорогая мебель, ремонт отвлекли, но не надолго.Эмоционально грела собака, но все равно проблему не решила.Вегетарианство оказалось сильным средством. Оно и помогло сохранить верность до сорока пяти. Но потом угнетенный корнеплодами организм адаптировался и затрубил в неслышные трубы. Марина Петровна даже телевизор смотреть не могла: покажут боксера – он ей всю ночь снится, покажут биатлониста в обтяжку – он вообще заснуть не дает. Сломалась Марина Петровна. Мужа отправила к матери, попробовала ринутся в пучины наслаждений, оказалось – не то. Любовники тешат зверя, а душу только травят. Никто ей не нужен, только муж.Вернула мужа. Терпит его инвалидную хандру, капризы в еде и запоры. Позволяет себе сорваться в поездку за границу, но через несколько дней – назад, к нему! Какой ни беспомощный, какой ни жалкий, а только с ним душа на месте. Есть ситуации, в которых само понятие «терпение» теряет смысл. Терпеливый ты или нетерпеливый, но вырастить детей, ухаживать за больным и достойно проводить в последний путь стариков обязан. Иначе ты не личность. P.S. Под конец – анекдот из жизни.Довелось мне общаться по делам с богатой и вульгарной дамой. Полжизни она провела за прилавком в провинциальном гастрономе, пока преуспевший в Москве сын не взял маму к себе. Попав на виллу, она вообразила себя аристократкой и стала держаться, как барыня в советском кино, разоблачающем нравы дворянства.Сижу, жду ее: договорились на одиннадцать, а когда приехала, оказалось, что барыня не встает с постели раньше полудня. Я пристроилась в уголке гостиной, раскрыла ноутбук и отключилась. Вдруг слышу:– Терпи, Таня, терпи… Спокойно… Спокойно!Поднимаю глаза – девушка в передничке, с подносом. Несет барыне кофий и, перед тем как войти в опочивальню, устраивает себе сеанс психотерапии. Через некоторое время выходит и – обернувшись на пороге:– Сию секунду, Антониночка Михайловночка!Бережно прикрывает за собой дверь и заканчивает:– Б… ты старая!.. Терпи, Таня, терпи… Меня она так и не заметила.ТЕСТ НА ЖЕНСКОЕ ТЕРПЕНИЕ ГОТОВЫ ЛИ ВЫ ТЕРПЕТЬ ОТ МУЖА: ПОБОИ«Ни за что не потерплю», – ответили все опрошенные. Что это – безропотных женщин сейчас нет вообще, или те, которые терпят, не признаются? При этом добавляют:«Сама ему вмажу», – самостоятельные одинокие мамашки;«На первый раз прощу. Уйду, если это станет системой», – 10% опрошенных, все замужем менее пяти лет.ИЗМЕНЫ 20% готовы терпеть, «чтобы сохранить семью», «чтобы ребенок не рос без отца».УТАИВАНИЕ ДЕНЕГ Терпят 40% при условии, если муж дает на хозяйство достаточную сумму; 15% в любом случае, а 25% сами имеют личные деньги на счете или в валюте, «которые мужа и семьи не касаются».ЕСЛИ ТРАТИТ ДЕНЬГИ НА ЛЮБОВНИЦУ Готовы терпеть только 5%, а остальные – никогда.ЕСЛИ ТРАТИТ НА ИГРУ 12% будут терпеть (наверное, сами азартные).НИЗКИЕ ЗАРАБОТКИ, НЕЖЕЛАНИЕ МУЖА ЗАРАБАТЫВАТЬ 10% отвечают: «Я сама неплохо зарабатываю». Очевидно, содержат сибарита, но прямо не сознаются. Можно терпеть и мало зарабатывающего мужа (на это готовы до 40% самостоятельных женщин от 30 до 50 лет). РАДИ ЧЕГО БУДЕТЕ ТЕРПЕТЬРади детей – 25% молодых матерей и 45% матерей взрослых детей (!)Для статуса замужней женщины – 40% женщин от 30 до 50 летИз-за слабого здоровья и материальной зависимости– 30% женщин старше 40 летИз-за хорошего прошлого – 15%опрошенных (вот она, истинная доля терпеливых и романтичных: каждая шестая)У нас церковный брак, это мой выбор – 6% КАКОВ ВАШ ПРЕДЕЛ ТЕРПЕНИЯ, ЧЕГО НЕ БУДЕТЕ ТЕРПЕТЬ НИКОГДА:– Обмана 80%– Семейного позора (открытого пьянства, хулиганства, опущенности) – 70%– Злобы, остервенения – 52%Реально терпеливых женщин – от 6 до 15 %, причем более терпеливы молодые (то есть, готовы терпеть, пока еще замуж не сходили или только собираются).

Как обстоит дело с рождаемость и смертностью в России

Поколение моей бабушки имело не подверженный инфляции накопительный пенсионный фонд. Оно рожало детей сколько Бог давал. Собравшись на покой, бабушка просто забила досками окна дома и переехала к тому из детей, кто жил получше. Медведю по мордеА родилась бабуля в одной из 395 тысяч крестьянских семей, переселенных в Сибирь во время столыпинских реформ (2,44 миллиона человек; в среднем по шестеро в семье). Сейчас трудно представить, что значило для крестьянина в начале ХХ века порвать с общиной и уехать за счастьем в дикую тайгу, да не одному, а с детьми. Способные на это были исключительными трудягами и авантюристами высшей пробы, перед которыми ковбои Дикого Запада выглядят юными пионерами на пригородном пикнике.От родителей бабуля унаследовала сибирский характер. К общеизвестным его чертам – настойчивости и трудолюбию – добавлю не рекламируемые анархизм и отчаянность в бытовых конфликтах. В двадцатые годы бабуля отходила поленом по морде залезшего в огород медведя. Ни на секунду не задумавшись, будто соседскую козу. В ветхом возрасте, подпрыгнув у высокой витрины, при бурном одобрении всей очереди засветила кулаком жулику-мяснику. Ее домашние подвиги сейчас вспоминаются с улыбкой, но тогда в нашей семье не было человека, которого бабуля не могла бы заставить плакать.Дети, прекрасно знавшие мамин характер, тем не менее наперебой звали ее жить к себе. Один приезжал в гости за две тысячи километров в собственном «Москвиче-407», катал маму по Москве, чтобы щегольнуть достатком и переманить ее к себе. Другие с той же целью появлялись кто со свиной ногой, кто с целым выводком тушеных в печи и закатанных в банки кур, соблазняя маму натуральным продуктом и напоминая о сельских просторах. Обеспечить мать входило в их понятия о правильной, благополучной семье. Да и с чисто утилитарной точки зрения бабуля представляла собой ценность, за которую стоило соперничать с братьями и сестрами. Вопервых, она снимала значительный груз домашних обязанностей с работающей дочери. Во-вторых, одним своим присутствием давала внукам бесценный урок: старик должен жить в семье и умереть в своей постели.Теперь, когда и дети бабулины ушли, можно сказать, что урок усвоен: никто из внуков и не подумал сбагрить немощных родителей в дом престарелых. А вот получала ли бабушка пенсию, я не могу вспомнить. При ее великой нелюбви к хождению по казенным коридорам могла и отказаться от причитавшейся колхознице малости. В любом случае пенсия немного для нее значила – бабуля и так устроила свою старость. Надо еще сказать, что в крестьянском быту закономерность «чем больше детей, тем меньше достается каждому» срабатывает лишь до известного момента. Начиная со школьного возраста, дети исполняют многие обязанности, незнакомые горожанам (накормить домашнюю птицу, наносить воды). А подросток 14–16 лет – уже полноценный работник. Так что старшие дети, подрастая, становились тем «материнским капиталом», который помогал поднять младших.Я, пионерка 1960–70-х годов, не могла оценить признаков довоенного благополучия, которыми гордилась бабушка. Швейная машинка. У всех по две пары обуви – выходная и на каждый день – впрочем, переходившие от старших детей к младшим. По мере взросления девочкам шили приданое, мальчикам начинали копить на костюм… Сегодня по достоинству ценю другое семейное достижение: все бабушкины дети получили то образование, какое хотели и на какое были способны. Страна как семьяПодведу социологическую базу. Патриархальная семья, пришедшая из XIX века и дожившая до середины XX, была самодостаточной системой. На своем приусадебном участке, со своей скотиной она себя кормила, воспроизводила и вдобавок щедро отрабатывала колхозную барщину. От государства брала только образование (да и то накануне войны обучение в старших классах сделали платным) и в исключительных случаях – медицинскую помощь.Вот в таких условиях и возникла распределительная пенсионная система – отнюдь не глупая по своим временам и отнюдь не исключительно советская. В западных странах она дожила до наших дней – другое дело, что там она не единственная, пенсионных схем много, и человек может получать сразу несколько пенсий из разных источников.У нас распределительную систему называли системой солидарности поколений. Попросту говоря, в стране, как в гигантской патриархальной семье, полные сил младшие кормят стариков. Ты работаешь, отчисляешь пенсионный налог, но этих денег никогда не увидишь. Они сразу идут на оплату пенсий поколению твоих дедов и родителей. Если платишь налог вдвое больше, чем сосед, это зачтется, когда придет твоя пора уходить на заслуженный отдых. Но поскольку твои денежки уже тю-тю, между тобой и соседом пропорционально разделят те деньги, которые отчислило поколение ваших детей и внуков. Нетрудно заметить, что это пирамида. Пока число платящих растет, выплаты для них необременительны, а для получающих достаточно солидны. Если же число платящих, не дай бог, падает, пирамиду ждет участь гнусно-прославленного детища Мавроди. Началось не сегодняНачало падения рождаемости в России демографы отсчитывают аж от аграрной реформы 1861 года (в ту пору женщина рожала в среднем по семь детей). При этом мы еще отстали от Западной Европы, где сорока годами раньше начался ПЕРВЫЙ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПЕРЕХОД. Через сто лет Россия догнала Запад, одновременно с ним придя к норме два ребенка на одну женщину.То, что рождаемость падает, вы знаете и без моих рассуждений. Важно понять причины.Полтораста лет назад община управляла всеми социально значимыми действиями крестьянина, и возражать против этого было немыслимо. Рано женились, потому что это влекло за собой выделение земельного надела. Много рожали, потому что когда технологии не меняются, поднять производительность можно только увеличением числа рабочих рук.Аграрная реформа 1861 года сорвала часть крестьян с земли и погнала на заработки в город. А там, во-первых, никто не диктует, когда тебе жениться и сколько рожать, во-вторых, лишний ребенок – это не лишние рабочие руки, а прежде всего лишний рот. И семья стала перестраиваться по стандартам города. Чем больше горожан, тем меньше в стране рожают.Самый большой спад рождаемости вызвала еще одна реформа – колхозная. В 1926–1930 годах на 100 тридцатилетних женщин приходилось 638 детей, а в следующем пятилетии – только 451. Страна перестраивалась на индустриальный лад. Молодежь побежала из колхозов на стройки, в города с их пресловутым квартирным вопросом и уже почти сложившейся нормой два ребенка на одну женщину.(Увы, главным способом регулирования рождаемости стал аборт. Увидев, что произошло и ужаснувшись, Сталин в 1936 году запретил аборты. Но эффект этого закона в повышении числа родившихся в 1937 г. оценивают не более, чем в 8%, а в последующие годы еще ниже.)Новый спад рождаемости последовал в 1941–1945 годах: 260 детей на 100 тридцатилетних женщин. А после войны рождаемость уже не вернулась к прежним показателям: первый демографический переход завершился. Поколение детей моей бабули (родившихся во второй половине 1920-х и в 1930-е годы) рожало уже по 220 детей на 100 женщин. Другое дело, что это была самая многочисленная когорта советских матерей. Вступив в благоприятный для деторождения возраст в пятидесятых, они дали прирост рождаемости до 2,6–2,8 миллиона новорожденных в год. Этот самый высокий показатель за весь послевоенный период все равно не превысил тех 3 миллионов, которые рождались в России в 1925–1940 годах (в СССР – более 6 миллионов).Наконец, во второй половине 60-х годов рождаемость в России резко сократилась. Впервые в истории нашей страны в мирное время за год стало рождаться менее двух миллионов детей. Все было ясно сорок лет назадВернемся к нашей пирамиде, то есть пенсионной системе.С середины 1980-х начало выходить на пенсию многострадальное поколение моих родителей. Одни из них в четырнадцать лет встали к станку на военном заводе, подставив под ноги пустой ящик. Другие к концу войны успели хлебнуть фронтового лиха – всем честь и слава. Их бесспорно заслуженные 132 рубля в месяц «сверхмаксимальной» оплачивало самое многочисленное предвоенное поколение и частично мы, беби-бумеры 1950-х годов. А вот когда многочисленное предвоенное само собралось на покой, основная тяжесть легла на нас. Вступившее в трудоспособный возраст поколение конца 60-х – начала 70-х оказалось слишком жидким. И пирамида рухнула.Егор Тимурыч с инфляцией, конечно, добавил пенсионерам головной боли. Но крах «системы солидарности поколений» можно было предвидеть сорок лет назад. Понятно же, что маленькие по численности поколения не прокормят большие.Тем, кого утешает мысль «не нам одним плохо», могу сказать, что, например, во Франции к 2010 году на каждого пенсионера будет приходиться всего 1,5 работающего. Дефицит системы пенсионных выплат по выслуге лет составит 35 миллиардов долларов.Но во Франции трехуровневая пенсионная система. Урежут один уровень, останутся два других. А тем, что происходит у нас, я, откровенно говоря, перестала интересоваться после того, как во время одной из пенсионных реформ нашу с мужем возрастную категорию (нынешних пятидесятилетних) выкинули из накопительной схемы. Судя по всему, работая с 17 лет (а муж с 16), мы получим тот же социальный минимум, что и бомжи с бродягами. О'кей, любимая, рожай!Ладно, пенсия. В конце концов, мы не молотобойцы: если сумеем сохранить ясные головы, всегда сможем подкормиться журналистикой. Другое дело, нужна ли будет наша журналистика следующим поколениям?Вот мы и добрались до второго демографического перехода. На мой взгляд, это понятие не столько статистическое, сколько социологическое.Статистикой второй переход уже никого напугать не может: 30 лет, начиная с 1950-х, рождаемость, неуклонно снижаясь, бродила около показателя двое детей на одну женщину. А в 90-х провалилась ниже этой цифры. Падение на проценты, а не в разы, как в 30-х годах. Второй демографический переход – он не количественный, а качественный. У нас симптомы второго перехода замечены с 90-х годов. Демограф Сергей ЗАХАРОВ отмечает такие его признаки:-быстрое снижение рождаемости в самых молодых возрастных группах;-откладывание рождения первенца;-быстрый рост возраста вступления в первый брак;-сильное сокращение числа абортов на фоне падения рождаемости в возрасте до 25 лет;-возрастание вклада старших возрастных групп матерей в итоговую рождаемость;-уменьшение роли вынужденных браков, стимулированных добрачными зачатиями.Вроде все здорово: станут позже рожать и жениться – ответственнее отнесутся к ребенку и мужу или жене. Сокращение числа абортов и вынужденных браков можно только приветствовать… Технически второй демографический переход – это абсолютный контроль над плодовитостью с помощью новейших технологий, позволяющих иметь желанного ребенка в желательные сроки. Звучит вроде красиво. Но влюбленная женщина уже не будет прислушиваться к себе, угадывая возникновение новой жизни. Она деловито писнет на полоску теста и кивнет: он самый, желанный в желательные сроки. Никогда больше она не обрадует мужа нечаянной радостью, а отчитается той же полоской и получит в ответ дежурный смайл: все ОК, как запланировано.В странах Запада, где переход начался в конце 60-х – начале 70-х, все в общем так и происходит.Но мы еще до главного не добрались. В традиционной семье, отмечает тот же Захаров, сексуальное, матримониальное и репродуктивное поведение человека были одним целым. Хочешь женщину – женись, женился – заводи детей.Теперь эти три вида поведения разделяются. Хочешь женщину – на тебе женщину без серьезных взаимных обязательств. Решил жениться – женись. Сэкономишь на квартире, испытаешь с женой прочность взаимных чувств. В случае чего всегда можно разбежаться, потому что рождение детей – это третье отдельное мероприятие. Можно в браке, можно без брака. Мы свободные люди!Институт брака существует даже у первобытных племен Центральной Америки. Для голой невесты голый вождь, подводящий ее за руку к голому жениху, исполнен тем же смыслом, что для нас золоченый священник. Тысячи лет это существовало, совершенствовалось, обрастало моральными нормами. А что после перехода? Если новыми нормами одобрен секс вне брака и дети вне брака, то таинство брака превращается в договор о совместном проживании и владении имуществом.Видимо, отсюда и политкорректное отношение Запада к однополым бракам, которые нам, к счастью, все еще кажутся извращением. Раз не таинство, то почему нет? А почему не сделать следующий шаг – разрешить брак с животными? Не жутко ли от этаких свобод?ВЛАСТЬ РОЖАТЬ НЕ ЗАСТАВИТПоследняя в советской истории попытка поднять рождаемость была предпринята в начале 80-х годовОтпуск по беременности и уходу за новорожденным увеличили с одного года до трех лет. Вдвое подняли денежные выплаты семьям с детьми. Молодым семьям обещали помочь в решении жилищного вопроса. Были введены почетные звания «мать-героиня» и учреждены соответствующие медали. Семьи с 20 и более детьми обещали брать на полное государственное обеспечение.В 1983 ГОДУ в России родилось 2,5 миллиона детей – на 10% больше, чем в 1980-м. Но уже в следующем году родилось на 100 тысяч детей меньше. И столько же в 1985-м. 1986 и 1987 годы снова принесли по 2,5 миллиона детей. Связывают это со вспышкой социального оптимизма на первом этапе горбачевских реформ.В 1988-м родилось 2,35 миллиона (как в 1982-м).В 1989 году – 2,15 миллиона (минимальное значение за 10 лет).В 1990-м – ровно 2 миллиона (минимальное значение за 25 лет).В 1991-м – 1 миллион 800 тысяч (минимальное значение за последние 45 лет, т. е. с 1946 года).ИТОГ:За 80-е годы в России родилось столько детей, сколько прогнозировали: 23,2 миллиона. Все мероприятия правительства заставили людей поторопиться с рождением детей, но не заставили рожать больше. Поэтому за искусственно нагнанной волной последовали провалы.

Есть ли у нас право осуждать жизнь других

Есть ли у нас право осуждать жизнь других? «Не судите, да не судимы будете», – вспомнит почти каждый. Возможно, добавит, что это из Нагорной проповеди, но дальше эрудиция человека с советским, да и с постсоветским образованием простирается редко. Христианская заповедь таким образом сводится к бытовому: «Не лезь в чужие дела», «Моя хата с краю». А между тем «Не судите…» – это заповедь скромности, требовательности прежде всего к себе, потом к другим: «И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?.. Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего». То есть «вынуть сучок» (помочь человеку исправить его недостатки или хотя бы указать на них) не возбраняется. Важно, чтобы помощник действительно хотел помочь, а не отвлечь окружающих от бревна в собственном глазу. Топор против лопаты«Ух ты, ах ты, все мы космонавты! На своей работе мы уже в полете», – пел народный хор в сарафанах. Насчет работы – «раком» на ветру – метафора, мягко говоря, неточная. А вот деревенский быт веками проводит над людьми испытание на совместимость, какое и не снилось экипажам космических станций.Абсолютный рекордсмен Сергей Крикалев прожил в космосе без посадки 311 дней, 20 часов и 1 минуту, сменив за это время двоих командиров и не раз принимая гостей. Его справедливо считают лучшим по психофизическим параметрам космонавтом мира.Сельский житель от рождения и часто до гроба вынужден сосуществовать с соседом слева и соседом справа. Конечно, приусадебные сотки, не говоря уже о прочих деревенских просторах, не сравнимы с замкнутым объемом космической станции. Но и сроки совместного «полета», и люди несравнимы. Их не отбирали на психологическую совместимость: какие достались, с такими и жить. Если горожанин может задраиться в своей квартире, как в подводной лодке, месяцами не встречая соседа, то сельский житель даже по нужде идет у него на виду. И сможет услышать ехидное или простодушно-участливое: «Что-то ты зачастила, Петровна. Хочешь, дам таблеточку от живота?»Вот почему при социологических опросах сельские жители часто отмечают, что сосед важнее родственника. Не ближе (хотя и такое бывает), а важнее. Человек, способный и облегчить жизнь, и превратить ее в ад.В таких условиях и выработалась деревенская мораль, отчасти переехавшая в город. Общественное мнение склонно прощать односельчанам пьянство, драки и, в целом, почти любые проявления «ндрава», за которые горожанин надолго загремел бы за решетку. Но если что-то не прощает, то не прощает категорически.Лет пятнадцать назад в Павшине, в четырех километрах от кольцевой автодороги, моего мужа едва не зарубили топором при молчаливом одобрении соседей, которые, между прочим, давно считают себя москвичами.Поехали мы в мое «родовое имение» – оставшиеся от бабушки четверть дома. Муж сломал обветшавший забор и начал рядом с пеньками от сгнивших столбов ставить новые. Подошла соседская бабушка, посмотрела. Муж сказал здрасьте. Бабушка скрылась ускоренной походкой, и вскоре на арене появился ее сын. С топором, чтобы уравнять шансы, поскольку муж был с лопатой.Что конкретно там наговорила бабушка, что перемкнуло в нетрезвых мозгах, какие проснулись инстинкты прадедов, насмерть бившихся косами за межу на ржаном поле – не знаю и не узнаю никогда. Муж увидел летящего на него человека с топором, отскочил, но не побежал. Оценив его фигуру и, опять же, лопату, топорник бросился валить только что поставленный столб.Пересказывать дальнейшее не хочу – до сих пор обидно и жутко. Дело, как вы, конечно, догадались, было в меже, по мнению бабушки, проложенной не там. Самыми несуразными с точки зрения людей, привыкших больше к словесным, чем к топорным аргументам, были два обстоятельства. Первое: муж совершенно очевидно вкапывал новые столбы на одной линии с пеньками от старых. Второе – забор не граничил с соседом. Он отделял палисад от проезжей части. Позже, когда была выпита мировая, сосед оправдывался тем, что здесь пожарный проезд: он-де беспокоился, проедет ли в случае чего автоцистерна… При этом он ни на грош не верил сам себе (автоцистерна поместилась бы в проезде поперек, и это было очевидно) и парадоксальным образом чувствовал свою правоту: вступился за мать, показал чужаку, кто первый парень на деревне, проверил его «на слабо»…В социальном смысле осуждение есть соотнесение своих поступков и поступков других людей с общественными нормами. Осудил – и сказал человеку (и самому себе напомнил): так поступать нельзя. Проблема: «а судьи кто?» не утратила своей актуальности со времен Христа. Муж после того испорченного выходного говорил, что несколькими годами раньше, когда служил офицером во внутренних войсках, повязал бы козла и упек на нары. А сейчас, мол, размяк, объинтеллигентился – пожалел, а зря. Я отнеслась к ситуации спокойнее: отмахался лопатой, утвердил себя в местном обществе – и молодец. А осуждать соседа бессмысленно, потому что не научишь его жить по-своему – социальная дистанция. Ей психушка, ему тюрьмаКатя пошла с заявлением к мировому судье. Дело у нее и впрямь такое, что без опытного и, главное, совестливого юриста не разрешить: Катя оспаривает завещание матери.Покойная была волевой женщиной. Одна тянула двоих дочерей, Катю и младшую, Тоню. Выйдя на пенсию, растила с малых лет внучку Настеньку, Тонину дочь. Папу с мамой держала от ребенка на расстоянии, что осуждалось дочерьми: лишила дитя родительской ласки, а самой за семьдесят. Ласка, впрочем, была нечастой. Мама, прожигая жизнь, допилась до стадии, когда несут из дома все, что под руку подвернется. Иногда, протрезвев и вспомнив родительский долг, приходила с папой за Настенькой в садик. Их не пропускала охрана, а девочка плакала и пряталась. Однажды (Настенька училась в первом классе) не нашли сил прийти за ребенком и послали собутыльников… Папа, надо сказать, не грузчик винного отдела, а кандидат наук, только уже не помнит, каких.Бабушка в свои немолодые годы справилась с пьющими дочерью и зятем, отправив их в заведения, где им было и место. Каждому по степени того, что спьяну натворили: ей психушка, ему тюрьма. По настоянию бабушки их лишили родительских прав. Между прочим, Катя, которая сейчас оспаривает ее завещание, тогда поддержала мать, правда, с одним нюансом: требовала, чтобы Настеньку отдали в детдом… Но бабушка бросать внучку не собиралась. Понимая, что жить ей осталось немного, выбрала среди родителей Настенькиных одноклассников хорошую женщину и завещала ей внучку со всем движимым и, главное, недвижимым.Теперь успешный менеджер Марина берет десятилетнюю Настеньку под опеку. А Катя, значит, к мировому судье, чтобы опеку передали ей – разумеется, с движимым и недвижимым. У нее веский аргумент: пускай лучше девочка растет с родной теткой, чем с чужими. С родной теткой – это значит опять девочке прятаться от пьяных рож, потому что Катя недалеко ушла от своей сестры. Но в ее окружении, где пьянство – норма и, вон, уже девочки немногим постарше Настеньки пошли по рукам, осуждают покойную бабушку. Как она могла отдать ребенка в чужие руки? Со своими надо быть…А надо ли – с такими? «Как скажешь брату твоему: «дай, я выну сучок из глаза твоего», а вот, в твоем глазе бревно?» Петя и папаШестидесятилетний Василий Анатольевич, вжавшись в стул, сидит перед комиссией по делам несовершеннолетних и школьными педагогами. Встреча не первая: пожилого папу убеждают, что он не справляется с родительскими обязанностями: несовершеннолетний сын его предоставлен сам себе и гибнет социально. Папа дрожит и краснеет. Гладит по голове прижавшегося к нему плачущего сына. У женщин душа переворачивается, но надо исполнять свой гражданский и профессиональный долг. У Василия Анатольевича тяжко и неизлечимо больна жена, мать восьмиклассника Пети. Сейчас ее забрали к себе родственники. Мягкий отец, инженер с двумя высшими образованиями, потихоньку утешается спиртным. Петя, безумно любимый поздний сын, тоже тяжело переживает болезнь матери. По обстоятельствам, в которых оказался ребенок, все, безусловно, его жалеют. Оправдывают и психологические срывы, и запущенную учебу, и стремление забиться в свою раковинку, уйти туда, где на него ничто и никто не будет давить – ни школа, ни близкие. Ходит он с детской компанией таких же социально раненых: без папы, без мамы, хотя и при живых родителях. В поисках утешения Петя пробовал не только уйти с головой в компьютерные игры. Начал курить, пить и употреблять еще более ужасные средства забвения. Поняли и это. Не осуждали. За уши вытаскивали Петю, пытаясь нагрузить и отвлечь учебой.Увы, Петя сделал выбор, за который в его четырнадцать должен нести ответ: начал торговать средствами забвения среди детей. Вот здесь – стоп. Здесь нет оправдания никому, в каких бы обстоятельствах человек ни оказался. И собралась комиссия, с которой я начала эту историю. И Петя плакал, цеплялся за доброго несчастного папу. И рвались женские сердца, но куда деться? Не удалишь Петю из школы – придется собирать комиссию из-за Васи, Миши и других детей. В соседнем доме посадили двадцатилетнего Витю, попавшего в подобные обстоятельства. Прокурор, женщина, явно сочувствуя подсудимому, задала наводящий вопрос: зачем травой торговал – денег не было? «Хотел маме на операцию заработать», – угадал нужный ответ Витя. Прокатило, благо оплативший все расходы отец не состоит с матерью в браке. Срок дали минимальный, теперь едва выкарабкавшаяся из болезни мать будет навещать Витю в отдаленных местах…Пускай бы хоть это научило ребят отвечать за свой выбор – и Петю, и недалеко ушедшего от него в развитии Витю. Только вряд ли: у них синдром Пиноккио, который я изучаю уже не один год.Сверчок:– Но раз тебе не по нраву ходить в школу, то почему бы тебе не научиться какому-либо ремеслу и честно зарабатывать свой хлеб?– Потому что из всех ремесел на свете только одно мне действительно по душе: есть, пить, спать, наслаждаться и с утра до вечера бродяжничать. (Из «Приключений Пиноккио» Карло Коллоди).Если помните, колотушки за «подвиги» Пиноккио доставались его несчастному отцу Джеппетто. Так и в школе осуждают не Петин выбор, а его несчастного папу, который уже на грани лишения родительских прав.Мера, зона, границы социального осуждения – очень болезненные вещи. Грех осудить родителей, живущих с больным ребенком, изо всех сил вытягивающих его – таковы ОБСТОЯТЕЛЬСТВА. Но каков ВЫБОР мамаши, которая в одиночку, без материальных возможностей, продолжает рожать нездоровых детей от разных нетрезвых спутников жизни (как говорят в народе, близнецов от разных отцов)?! Выбор-то выше уровня понимания таких матерей. Социально и генетически здорового все равно не воспроизведут. Государству дотягивать их детей, что не всегда возможно.Такие родители сами росли как трава, и, если сейчас у них возникает желание помочь ребенку в учебе или привить культурные ценности, все заканчивается на том пределе, который они осилили в свое время: восемь–десять классов, от силы техникум, причем на том уровне, который еще помнят. «От осинки не родятся апельсинки»… P.S. Великий пост сейчас – время думать, каяться и просить прощения. ОДНО СЛОВО – ВЗАИМНОСТЬВ Нагорной проповеди заповедь «Не судите, да не судимы будете» подводит к Золотому правилу христианской морали: «…во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки».Исторически Золотое правило знаменует приход новой этики на место талиона – правила «око за око, зуб за зуб».Первые упоминания о Золотом правиле относятся к середине I тыс. до н.э. Его мы находим в «Махабхарате» (Мокшадхарма, 12,260), в изречениях Будды («Дхаммапада», Х.129; XII, 159).Конфуций на вопрос ученика, можно ли всю жизнь руководствоваться одним словом, ответил: «Это слово – взаимность. Не делай другим того, чего не желаешь себе» (Лунь юй, 15,23). В древнегреческих источниках Золотое правило встречается у Гомера («Одиссея», V.188-189) и Геродота («История», III, 142; VII, 136).В Библии оно упоминается в ветхозаветной книге Товита (Тов. 4:15) и дважды в Евангелиях при изложении Нагорной проповеди (Лк. 3:31; Мф. 7:12). Евангельская формулировка считается наиболее полной и адекватной.В Коране Золотое правило не зафиксировано, но встречается в «Сунне» как одно из изречений Мухаммеда.

Что такое бизнес по-русски и кто им занимается

Сашенька – дизайнер по интерьеру, неисчерпаемый кладезь баек про новых русских. В начале своей карьеры она часто воевала с клиентами. «Понимаю, кабанья голова – ваш охотничий трофей, комод наполеоновского маршала – самая ценная мебель в доме, а компьютерный стол нужен вам для работы. Но поймите нельзя же все это вместе ставить в один кабинет!»Услышав «нельзя», клиент сатанел. Он платит не за то, чтобы ему запрещали, а за то, чтобы сделали, как он хочет! На Сашеньку жаловались. Вызванная к начальству на ковер, она размазывала слезы: «Я не могу поступиться принципами! Лучше выгоняйте!» И выгоняли. Для фирмы выгоднее потерять дизайнера, чем денежного клиента.Из нескольких тяжелых неудач Сашенька сделала вывод: качество мозгов обратно пропорционально толщине кошелька. Богатые пока не придумали ответа остроумнее, чем: «Если ты такой умный, почему такой бедный?» Да и эту сентенцию скорее всего вложил в их уста какой-то нищий сочинитель. На самом-то деле денежным мешкам все равно, что мы о них думаем. Достаточно сложенияВы, конечно, не раз слышали, что во всем мире способностями к предпринимательству обладает 10–15% населения. Не имею статистики, чтобы доказательно опровергнуть это утверждение, но сильно в нем сомневаюсь. Есть целые селения, где люди живут при дороге и тем кормятся: один открыл шиномонтаж, другой кафе; с каждого двора вынесли на продажу кто ягоды, кто яблоки или грибы. (Незабываемая картина: лет десять назад в пятидесяти километрах от Тольятти вдруг за несколько минут встретила человек двадцать придорожных торговцев, продававших… глушители от «Жигулей». Зарплату ими выдали, что ли?) И совсем уже сомнительно утверждение, что эти 10–15% предприимчивых – цвет нации, двигатель экономики и все такое.Любой бизнес сводится к торговле. Купил (произвел) подешевле, продал подороже – баланс положительный.Так, а в каких пределах нужно знать математику, чтобы успешно заниматься торговлей? Большинство людей ответит не задумываясь: четыре действия арифметики. А вот и нет! Посмотрите, как вам отсчитывают сдачу на рынке: «Ваши пятьсот, купили на триста – отдаю сто, еще сто – пятьсот!» То есть достаточно владеть ОДНИМ действием – сложением. Многие бизнесмены обходятся этим минимумом, не испытывая в работе ни малейших неудобств.Спросите меня, а как же высокоинтеллектуальный бизнес, как же гениальный Билл Гейтс, Генри Форд или кумир позапрошлого века – Самуил Кольт?Отвечаю: высокоинтеллектуальны наука и отчасти производство. Торговля же их плодами ничуть не сложнее торговли морковкой. Гейтс и Форд соединили в себе талант инженера с азартом рыночного торгаша – и разбогатели. Кольт разбогател, присвоив труд наемного работника, – оружейного мастера Джона Пирсона, о котором слышали немногие. Вот он, Пирсон, скончавшийся в безвестности, и был цветом нации и двигателем экономики. И Рудольф Дизель, то ли убитый, то ли покончивший с собой из-за «неудовлетворительного», как пишут в официальных биографиях, состояния финансов. И позабытый пароходный механик Федор Блинов – изобретатель парового гусеничного трактора классической компоновки. А торговцы – зло. В иных случаях необходимое, в иных абсолютное. Заинтересовалась я экзотическими для России грибами шиитаке. В Китае их выращивают под навесами – климат позволяет, у нас – в специальных помещениях с большими трудностями. Производитель говорит: продаем оптом по 450–500 рублей за килограмм; в магазинах цена гриба может доходить до 1500–1800 рублей.Это не цвет нации. Это сволочи. Сделайте модно!Вернемся к дизайнеру Сашеньке. Мы познакомились, когда она уже сменила несколько мест; на последнем работала без зарплаты, за процент от сделанного.Она показала мне трехмерные компьютерные эскизы своих работ – на мой взгляд, замечательные. В одной виртуальной папке с эскизами у нее хранились фотографии воплощенных в реальность проектов и сканы с отзывов заказчиков. Директор школы, музыкант, женщина-главбух – все были довольны Сашенькиной работой. Конфликты у нее возникали только с по-настоящему богатыми людьми. Может быть, Сашенька профессионально недотягивала до их уровня? Нет. Забегая вперед, скажу, что в последнее время она и с богатыми научилась ладить. Проблема была в другом.Во-первых, директор школы, музыкант, главбух и т. п. видели в Сашеньке такого же наемного специалиста, как они сами. Соответственно и относились к ее мнению, были готовы скорректировать свое: хотя для меня это непривычно, но раз специалист говорит, что модно, пускай сделает модно. Во-вторых, если человек выкладывает за ремонт полугодовой доход всей семьи, он относится к делу с максимальной серьезностью. Свои требования предельно детализирует еще на стадии обсуждения. Когда готов проект и тем более начаты работы, уточняются лишь нюансы. Заказчик не хочет тратиться на переделки, для него это важно. Поэтому поводов для конфликта с его стороны не возникает. Наконец, в-третьих, сама Сашенька понимала, что люди выкладывают за ремонт не лишние деньги, а поскольку делячество не в ее характере, предлагала экономные решения. Заказчики это видели, ценили и стремились поддерживать бесконфликтную атмосферу. За все уплаченоТеперь спроецируем ситуацию на нового русского, который выложит полтора миллиона баксов за квартиру и готов потратить еще сотню-другую тысяч на отделку. Дизайнер в его глазах – не специалист, а персонал. Приглашен и оплачен для того, чтобы решать проблемы, как можно меньше отвлекая на них его, заказчика. Капитал нового русского заработан явно не вырезанием матрешек на кухне – в подчинении у него фирма с сотнями, а когда и тысячами подчиненных. Как руководитель, он занимает позицию «найдите способы сделать, а не объяснения, почему не сделали». Поэтому Сашенькины попытки просто уточнить, что ему нужно, такого заказчика раздражают: «Я не намерен ломать голову над решениями, за которые плачу тебе». А возражения «Так как вы сказали, делать нельзя (по таким-то эстетическим причинам)» воспринимаются как признак неумения найти выход. «Что значит «нельзя», когда я тебе и деньги заплатил, и сказал, что нужно делать?!»Второе. Затраченная на отделку сумма для него некритична. Поэтому он позволяет себе принимать важные решения на ходу, потом вносить изменения на любой стадии работ. В глазах исполнителей он самодур и тупица, неведающий, чего сам хочет.Отсюда третье: в создавшейся атмосфере делом чести, доблести и геройства для исполнителей становится наварить на заказчике побольше и сделать похуже. А это лишь укрепляет его во мнении, что «персонал» туп, ленив и неспособен работать без погонялки.– Это идиоты, – говорила мне Сашенька трагическим полушепотом.– Брюхоногие купчишки с кругозором устрицы. У них два эстетических критерия: «Мне так хотца» и «Чтоб все как у людей». Хотца дубовый кабинет, как у соседа, а что у соседа окно большое и на юг, а у него маленькое и на запад, не доходит! Убеждала его, что мрачно будет – не послушал. Сделали «по его». Заходит жена: «Темновато, Петя, что же ты со мной не посоветовался?» А Петя: «Это просто еще лаком не покрыли». И приказывает покрыть мореный дуб светлым лаком!!!– А ты?– А я говорю: «Да хоть цинковыми белилами! Только без меня». И ушла.– И опять не получила денег за работу.Сашенька покаянно кивнула. Она художник, а не ремесленник: лучше останется голодной, чем сделает плохо. В Париже так, а в Вашингтоне этакВоспринимай заказчика как явление природы, убеждала я Сашеньку. Оно безмозглое и неуправляемое, значит, спорить с ним нет смысла. Поэтому, во-первых, реши для себя: может, тебе так и работать для низа среднего класса? Ах, нет? У тебя творческие идеи, желание попробовать дорогие материалы и технологии? Хорошо, значит, надо уговорить свое «явление природы», чтобы оно заплатило. Как уговорить, если оно не слушает? Да просто. Оно не слушает ТЕБЯ. Ты для него не авторитет. Авторитет – то, к чему оно стремится. Скажи, что видела такое на Рублевке, и оно примет любое твое предложение. Второй, а по важности главный прием – никогда не спорь, соглашайся со всем, что оно скажет. Помнишь, ты рассказывала про голову кабана, антикварный комод и компьютерный стол в одном кабинете? Когда тебе такое предложат, отвечай: прекрасно, замечательно, ЕСЛИ У ВАС ПЛОЩАДИ НЕ ХВАТАЕТ, то это, конечно, единственный выход! А потом предложи сделать отдельно охотничью комнату с кабаном и кабинет с компом, а комод поставить в гостиную.Третье – набивай цену себе и своей работе. Прямо не ври – чревато, но почаще говори: «В Париже это делают так, а в Вашингтоне этак». Ты же знаешь, как там делают, хотя бы по журналам, а у него должно создаться впечатление, что ты там работала или, по крайней мере, была.Четвертое – не предлагай сэкономить, оно это воспримет как оскорбление. Если можно купить материал на строительном рынке и в салоне, покупай в салоне, подороже. Говорили мы с Сашенькой не один раз. Случалось, она прямо от заказчика, взвинченная, звонила из машины: «А он мне сказал... а я ему…» В конце концов у нее стало получаться. Хотя своего мнения о новых русских Сашенька не изменила: купчишки брюхоногие… P.S.Ашот деликатно берет мою щиколотку двумя пальцами и примеряет туфлю. Я могла бы сама – не успела. Он стоит передо мной на коленях, седовласый, с гордым профилем, и теперь мне будет трудно уйти, ничего не купив. А туфли так себе. Я знаю, что за услугу, за уважение он накинет на цену не меньше тысячи, и он знает, что я знаю. Косит, подлец, орлиным глазом: «Не уйдешь!» Это и есть торговый талант: понравиться, окружить заботой, обязать. И – чего я не вижу – показать зубы, отстоять свой бизнес в криминальных схватках. Уважаю его за услужливость и преданность своей работе. Ненавижу за то, что он и ему подобные притащили в Москву традиции восточного базара. Торговаться он будет упрямо – для него это содержание жизни, азарт, а для меня – тяжкое бремя: я иду с работы и устала. Уйду из его магазина с двояким чувством: обслужили по полной – приятно, обжулили – досадно…Отнюдь не считаю, что новые русские (к коим отношу российских предпринимателей всех национальностей) все как один дуболомы. Они новые, вот в чем дело. Пришли в бизнес кто с дипломом, кто с тюремным опытом. Растят детей, которые заграничным образованием и безупречными манерами покроют грехи дедов и отцов. Но пока в народе крепка память о жульническом начале и бандитском становлении российского бизнеса, анекдоты о новых русских будут жить Афоризмы в тему:-Глядя на российских миллиардеров сегодня, мы наконец понимаем, как был богат Советский Союз! Отношение предпринимателей к налоговой инспекции: «Я честно украл, а они жульнически отбирают!»-Ничто так не выдает принадлежность человека к низшим классам, как способность хорошо разбираться в дорогих телефонах, часах и автомобилях.-Легче договориться с голодным тигром, чем с сытым бараном. Анекдоты:Встречаются двое бывших одноклассников.– Не везет мне, – жалуется один. – Акции падают, стройматериалы дорожают – не могу третий этаж в особняке достроить. А тут еще жена «Мерседес» разбила… А ты-то как?– А я три дня не ел.– Ну, брат, так нельзя. Надо себя заставлять! Новый русский проверяет у сына уроки.– Сколько будет дважды два?– Семь.– Не семь, а четыре.– Знаю. Но надо же поторговаться! Жена нового русского:– Мы с мужем постоянно спорим, как потратить деньги! Он хочет новую машину, я – шубу, он хочет поехать в отпуск на Багамы, я – на Мальдивы! Жена инженера:– А я со своим никогда из-за денег не спорю: зачем ссориться по мелочам? Крутой авторитет показывает свой новый дом гостям:– Эту картинку Гергиев намалевал. А это вот Спиваков постарался.– Дык вроде они, типа, музыканты?– Вован, когда я говорю человеку «рисуй», он рисует!

Особенности национальной праздничной торговли

Новый Год, Рождество, День Святого Валентина… 23 февраля, 8 Марта… У каждого из нас есть повод вспомнить праздничные покупки, подарки близким и… огорчения, потому что именно в эти дни покупателей обманывают как никогда.Для торговцев праздники – как для рыбаков путина, когда день год кормит. Не продал открытки, сувениры – и кому они нужны завтра? Тридцать первого декабря до полуночи покупали крысят в разнообразном исполнении, а наутро как отрезало. Постоят на всякий случай до старого Нового года и перекочуют на полку уцененных товаров, с полки – в подсобку, из подсобки – на свалку, дешевле выбросить, чем хранить до следующего года Крысы. Поэтому на праздники пускается в ход весь арсенал приемов воздействия на сознание покупателей. «Распродажа! Скидки 20% на все!» – вопиет реклама. – Прикольно, – оценит шутку любой не спавший на лекциях студент торгового вуза. – Он знает, что реальная распродажа – это когда:а) продают со скидкой сезонные товары (у нас дома дубленка «просто висит» до будущих холодов, а хозяин магазина должен платить аренду, и хранение сотни дубленок влетит ему в копеечку);б) избавляются от излишков и неликвидного товара, у которого истекает срок годности (тоже понятно: сегодня яблоки «с бочком» улетят по 50 рублей, а через неделю станут гнилью);в) выводят на рынок новый товар (например, цена собранных полгода назад компьютеров упала с тех пор в среднем на 20%, потому что появились новые модели).То есть со скидкой продают только те товары, которые плохо расходятся по прежней цене. А «скидки на все» – обман, имитация. Сначала цены «на все» тихой сапой поднимают на 50–100%, потом с шумом сбрасывают на 20%, вот и вся «распродажа». Как надули папуЕще одна особенность праздничной торговли имеет для продавца непередаваемое очарование. Покупки в эти дни делают чаще не для себя, а в подарок. Значит, наверняка ценник будет соскоблен, чек выброшен. Мало того, получив в подарок вещь с дефектом, немногие решатся сказать об этом дарителю. Вот и выставляются на прилавки товары с брачком, техника из гарантийного ремонта, захватанные и поработавшие демонстрационные экземпляры – авось не заметят в суете и купят.Отец подруги, глубоко старый человек, подарил ей на Новый год фотоаппарат. Свой, пленочный, он уже лет двадцать как забросил, и вот с теми еще знаниями гордо пересказывал характеристики новинки: «Светочувствительность матрицы четыре тысячи! А в наше время самая чувствительная пленка была двести пятьдесят!» Хотел, чтобы дочка немедленно запечатлела всех у елочки, но та отказалась: мол, слишком сложная камера, надо изучить руководство… Она заметила то, что укрылось от подслеповатых глаз: фотоаппарат, извлеченный из новенькой коробки, выглядел подержанным. Опробовала подарок дома, и худшие подозрения подтвердились. Снимки выходили нерезкими даже при печати в размер почтовой открытки. Судя по всему, дефектный фотоаппарат уже был продан, а потом вернулся в магазин.Отец между тем звонил и спрашивал, когда дочка освоит подарок и приедет к ним с матерью фотографироваться. Пришлось купить такой же фотоаппарат. Поехала к старикам, поснимала, а потом плакала, глядя на снимки. Думала о негодяях, которые обманули старенького папу. Травитесь, мама!Обман стариков – отдельная бесконечная тема. Сколько говорили, сколько писали: «Пищевая добавка с сертификатом Минздрава» – это НЕ ЛЕКАРСТВО. Сертификат Минздрава в данном случае означает лишь то, что вещество не приносит вреда. ЭТО ВСЕ!Типичный рекламный ход жуликов:«Травертин – замечательное вещество, данное нам самой Природой. Он образуется в результате осаждения карбоната кальция (кальцита или арагонита) из воды углекислых источников. В древности травертин добавляли в пищу беременным; великий Пирогов отметил благотворную роль травертина для сращивания сломанных костей, а современные стоматологи рекомендуют вводить его в состав зубных паст, укрепляющих эмаль и всю ткань зуба».В этом тексте, придуманном мною только что, нет ни слова неправды, кроме разве что ссылки на Пирогова. Хотя, если поискать, может, и в его работах найдется похвала травертину, который есть не что иное, как обычный известняк, мел.Обман начинается, когда «замечательное вещество, данное нам самой Природой» продают как лекарство, на граммы, по цене в тысячи раз больше себестоимости.До сих пор не подтверждена эффективность акульего хряща при лечении рака – но этот отход рыболовецкого промысла сбывают за хорошие деньги, расфасовывая в ничтожных количествах по капсулам. Сбывают под различными названиями чеснок, высушенный «по новейшим технологиям» и опять же расфасованный по капсулам, что ничего не добавляет к его известному любой бабке действию. Так почему не продавать известняк?Получить медицинское заключение о безвредности известняка можно без труда: ухмыльнутся, но дадут, поскольку он правда безвреден. И – вперед, учреждайте акционерное общество «Травертин», для солидности открывайте «лабораторию травертина» – да хоть Академию наук травертина! И продавайте, и будут покупать! Исходная цена – три тысячи рублей за тонну, толкать можно по три тысячи за десять граммов… Постоянная героиня моих историй, вредная бабушка Нина, мытьем и катаньем выпросила себе подарок к Восьмому марта: очередную пищевую добавку. Окончательным аргументом было: «Денег жалеете, а мне хоть подыхай!» Жалели как раз не денег, а бабушку, но тут плюнули, заказали требуемое. «Травитесь, мама!» – проворчал зять.Бабушку Нину можно понять. Реклама сообщает, что добавка, мол, новейшая, лет через десять ее признают лекарством. Но так далеко старушка не заглядывает и хочет сейчас… Зять нашел в Интернете и распечатал статью, где эту добавку критиковали серьезные ученые. Бабушка обиделась: «На все готов, лишь бы денег на меня не тратить»… Тупой платит дваждыТолько не задавайтесь, молодые и компьютеризированные, ваш Интернет – тот еще инструмент надувалова. Крестница моя Катя заказала в интернет-магазине фотоаппарат. Отнеслась к делу серьезно: сравнивала технические характеристики, цены – и, наконец, нашла дешевую и «сердитую» камеру.Первое, что не понравилось: человек, который привез заказ, объявил, что он грузчик, отвечает за целостность упаковки, и не более. А если там заводской брак?– Фирма известная, брак редко бывает, – «утешил» курьер и смылся, прежде чем Катя вскрыла коробку. Фотоаппарат оказался нормальным – эту лотерею Катя выиграла. Но могла же и проиграть, причем с непредсказуемым результатом. В гарантийном талоне не было штампа магазина, как в случае чего возвращать покупку, где ремонтировать – непонятно. Еще две засады: встроенная память камеры позволяет сделать меньше двадцати снимков, и батареек хватает ненадолго. Пришлось докупать карту памяти и аккумуляторы с зарядным устройством – камера подорожала на две тысячи. Въедливая Катя позвонила в магазин: почему не предупредили? А это, говорят, политика фирмы-изготовителя: продавать в минимальной комплектации, чтобы вы еще покупали, покупали, покупали… Обман с гарантиейСтуденты Коля и Оксана – нижегородцы. Познакомились уже в Москве, сошлись и живут, а на что, из каких денег платят за съемную квартиру, порой сами не понимают. То мама немного пришлет, то, одетые ростовыми куклами, раздают листовки какого-то салона.Полгода копили на телевизор – иногородним кредит не дают, да и сами побоялись влезать в долги. Обсуждали будущую покупку. Оксана хотела маленький жидкокристаллический телик, и купить в салоне, чтобы без обмана. Коля хотел пусть морально устаревший, с электронно-лучевой трубкой, зато большой, и купить на радиорынке, чтобы подешевле. Наконец на День святого Валентина сделали друг другу подарок: купили поКолиному большой, по-Оксаниному в специализированном магазине. Там телевизор проверили, дали гарантию на два года. По дороге домой Оксана, довольная своей практичностью, поучала Колю: вот видишь, все честь по чести, а на радиорынке что? Купишь у какого-нибудь мужика из «фуры», а потом его ищи-свищи!Приехали. Открыли коробку. А кинескоп – с трещиной! Бросились в магазин, а там:– За механические повреждения магазин ответственности не несет. Вы сами уронили телевизор!– Мы не роняли!!!– А кто ронял? Мы, что ли?– Выходит, вы!– Нет, гражданка, не получится! Вы телевизор проверили? В гарантийном талоне расписались? Значит, из магазина вы получили кондиционный товар!– Значит, мы проверяли другой телевизор! – сообразил Коля.– Не получится! – повторили ему. – Номер на телевизоре – тот же, что и в гарантийном талоне, а в гарантийном талоне вы расписались… Так и ушли ни с чем.А телевизор показывает нормально, хоть и с трещиной. Оксана заклеила ее скотчем и смотрит издалека – боится, что кинескоп в любой момент взорвется. Ворчит на Колю:– Не тот купили телик, жидкокристаллический не треснул бы!– А на радиорынке нас бы не обманули! – парирует Коля. Словом, и в отношениях трещина. Блондинка за рулемПод конец – история не праздничная, зато поучительная и забавная. Лена – из тех представителей поколения next, которых, увы, чаще встретишь в кинофильмах, чем в жизни. Во всех отношениях самостоятельна: учится на вечернем, работает, выплачивает кредит за машину, стоимость которой приводит в тихий шок интеллигентных родителей, при всех властях живших от зарплаты до зарплаты.Работая в дорогом ресторане, Лена виртуозно пользуется приемом воздействия на сознание, именуемым «выбор без выбора». Сначала огорошит клиента, предложив мясо шести уровней прожарки (я лично знаю два: «с кровью» и «хорошо прожаренное»). И, когда он осознает, что попал в настоящий храм желудка, спрашивает:– Какое вино закажете к мясу – Каор Селлье де ля Рен Марго или Эритаж дю Рон?– Эта… Второе, – с трудом выдавливает потерявший дар речи клиент, позабыв, что собирался заказать сто пятьдесят водки.– Вам повезло! В Москве мало где можно найти Эритаж дю Рон по три тысячи за бутылку! – улыбается Лена. Сердце клиента екает: это же почти пол-ящика «Русского стандарта»! Но твердое мужское слово сказано, и он – гулять, так гулять! – повелительно машет рукой:– Несите ваш «Эрмитаж»!Надо еще сказать, что машину Лена водит недавно и чуть не каждый день открывает для себя что-нибудь новенькое из практики автовладельца. А машина у нее красная, с автоматической коробкой, а сама Лена светловолосая и сексапильная, и нет на дороге мужика, который не подумал бы о ней как о типичной блондинке из анекдотов. Приезжает Лена на мойку. Конечно, не в первый раз, но раньше машину просто мыли, а тут нашелся специалист:– Вам после мойки воск или полировочку?Что-то Лене послышалось знакомое в этом предложении. Но стаж за рулем у нее – считаные месяцы, а самой Лене всего двадцать один год. А дяденька солидный, седой, похож на папу.– Воск, – наобум сказала она, решив довериться специалисту.– Сначала очищающей полиролью, потом воском! – уточнил дяденька. Очистить, потом навести блеск – это было понятно. Лена кивнула.– Продувку чуть не забыли! – спохватился дяденька.– А это еще что?– Зима, морозы, а машина после мойки. Попадет вода в щели, замерзнет, и что? Швы разорвет, замки испортит! – объяснил дяденька. Лена представила, как замерзшая вода рвет в клочья ее красную машинку, и охнула.– А мы продуем все критические места сжатым воздухом, насухо! – успокоил ее дяденька.– Гулять так гулять! Делайте вашу продувку! – махнула рукой Лена, и опять ей почудилось что-то знакомое…Вместо обычных двухсот рублей за мойку она заплатила восемьсот пятьдесят. Едет и думает: машинка новая, лак фирменный, зачем я согласилась на полировку? Ладно хоть продувку сделала не зря, а то швы разорвет, замки испортит… Ой, а как же я раньше-то ездила? Всю зиму без продувки, и не разорвало ничего!РЕКЛАМА, КОТОРОЙ НЕТ Новый для России способ манипулирования сознанием покупателей – продакт-плейсмент (product-placement). Его называют «рекламой, которую не выключишь» и «рекламой, которой нет». Это когда рекламу более или менее навязчиво вплетают в ткань кинофильма, показывая, например, этикетки напитков, которые пьют герои. Действительно, не выключишь (разве что уйти из зрительного зала), а часто и не заметишь, но в подсознание намертво внедряются торговые марки, которыми пользуется хороший парень. Стоило Джеймсу Бонду в «Золотом глазе» (1995) порулить БМВ Z3, как сумма предварительных заказов на этот автомобиль составила 300 миллионов долларов! А фильм «Завтра не умрет никогда» (1997) при бюджете в 200 миллионов еще до проката полностью окупился и принес 40 миллионов прибыли только на одном продакт-плейсменте.В России торги желающих разместить «рекламу, которую не выключишь» начинаются с 10—15 тысяч долларов за разовое упоминание в сериале и от 50 тысяч – в полнометражной ленте. Среди отечественных чемпионов продакт-плейсмента прославился размахом «Ночной дозор», обессмертивший пельмени «Сам Самыч», кофе «Нескафе», мобильники «Нокиа», поисковую машину «Рамблер» и логотип МТС. СИНДРОМ РАСПРОДАЖЗачастую покупатель неосознанно платит за совершенно не нужный ему товар только потому, что на него предоставлена большая скидка. Западные психологи называют это явление «синдромом распродаж» и рассматривают его как сбой в человеческом восприятии действительности. Подверженные синдрому люди получают удовольствие от своей «удачливости», «экономности», не осознавая, что трата на ненужную вещь – всегда лишняя. P.S. ЧТО ТУТ СКАЗАТЬ?Думаете, я такая умная, не поддаюсь на уловки торгашей? Вот пишу, и жаба сосет: почему было не взять ту подушечку за 69 рублей в будни, когда она мужу очень понравилась? Нет, оставила эту приятность на праздник – и вот тебе пожалуйста: юные торговые работники обвели вокруг пальца. Увидели, что покупатель очень хочет, и тут же приемчик: на кассе «не нашли» товар в компьютере. Остановив очередь на добрых двадцать минут, кассирша и продавец из зала ушли в некую «менеджерскую». По их словам, искали товар по каталогу. Вернулись и заявляют: нашли, 400 рублей ей теперь цена! А очередь сзади осатанела, подпирает. Куда деваться, когда уже настояла, объявила, что надо для подарка… Нельзя было не взять – опозоришься. Перед людьми стыдно. Что тут сказать? Люди, будьте бдительны, как по совсем другому поводу призывал один антифашист. P.P.S. ОПТИМИСТИЧЕСКОЕВот, нашла в сборнике анекдотов времен перестройки: «Двухтысячный год. На витрине в мясном отделе магазина куски мяса с шерстью, гвоздями и досками. Продавец объявляет:– Собачатина восьмого сорта нарубается вместе с будками!»Прочитала – и гора с плеч: не сбылось, не сбылось! У витрины с сувенирами:– Покажите, пожалуйста, вон ту фарфоровую кису!– Это не киса! Это Семен Михайлович Буденный!В гастрономе:– Мне руководящую селедку!– Какую-какую?!– Пожирнее и без головы! В супермаркете:– Мне идет эта шляпка?– Дорогая, мы в отделе абажуров! У лотка цветочницы:– Покупаю все, что у вас есть, для жены не жалко!– Господи! Что же вы такого натворили?! На рынке:– Почем?– Триста.– А за двести?– Бери и уходи, а то вон хозяин возвращается...

Откуда родом праздники 23 февраля и 8 марта

ЛЮБАЯ ЖЕНЩИНА ЗНАЕТ: 8 МАРТА – ЭТО ПРОВЕРКА ПАРТНЕРА НА МУЖСКУЮ СОСТОЯТЕЛЬНОСТЬХронические одиночки, которых женщины не любят, – это те, кто на Восьмое марта нас не поздравляет, жадные и закомплексованные. Приди ты хоть страшненький, хоть плюгавенький, но с букетом и комплиментами – тебе откроются сердца и двери. И не надо этих джентльменов оправдывать: не успел, денег не было… Их учили с детского сада, что надо в этот день поздравлять женщин. Аппликации из бумаги мастерили с цветочками, чтобы в подсознание забить связь «8 Марта – цветы». Хоть цветок занюханный, а должен принести. Работаем!Начало девяностых. Офис фирмочки в обычной квартире-«распашонке»: в спальне направо – бухгалтерия, в спальне налево – юрист, в центральной «зале» – отдел сбыта, греются водители, пересчитывают накладные экспедиторы. Босс принимает на кухне, тут же варят суп на всех – времена откровенно голодные, инфляция.Босса обожают: он живой пример того, как обычный инженер может подняться только за счет предприимчивости и беспощадного отношения к себе. Все знают, что квартира-офис – его собственная, жилая: чтобы освободить ее, он с семьей переехал к родителям. Свое сорокалетие встретил в командировке, вернулся с выгодным договором. Похоронил нелепо погибшего сына и в тот же день, весь черный, с ввалившимися висками, вышел на работу. Год со дня основания фирмы отметил речью: «Год назад я заключил первую сделку: купил портфель маслостойких прокладок по пятнадцать копеек и продал по рублю. Теперь мы гоняем товар контейнерам, через год будем гонять вагонами. Всех поздравляю. Работаем!». Вечером, конечно, скинулись, накрыли стол. Но босса не было: уехал по делам. Седьмого марта водители и экспедиторы пришли на работу первыми; женщин встречали веточками мимозы. Те в свою очередь принести из дома вареную свеклу и прочие компоненты для винегрета. Обсуждали, разрешит ли босс закончить работу пораньше. С его требовательностью мог и не разрешить, но его заранее прощали.Босс пришел с пустыми руками. Учуял вареную свеклу, поморщился. И произнес речь. Он говорил про Клару Цеткин и демонстрации текстильщиц; про то, что Восьмое марта – такой же политический совковый праздник, как и Первое мая. Нигде в мире его не отмечают, и новой России он ни к чему. Короче, завтра выходим, как в обычный день. А теперь все. Работаем!Ответом была мертвая тишина. И вдруг юристка, самая независимая в силу дефицитности своей профессии, громко сказала:– Да ты жлоб, Вова!Конечно, боссу подчинились: восьмого вышли на работу. Но с тех пор у всех, в том числе и у мужчин, пропал кураж. Раньше они связывали свое будущее с быстроразвивающейся фирмой. Готовы были мириться с невысокой зарплатой и сверхурочной работой, считая, что тем быстрее настанет день, когда фирма переедет в хороший офис, а босс вернется в свою квартиру и всех вознаградит за верность. И вдруг поняли: не будет им награды, ибо Вова – жлоб. Поняли, что Вовина жертвенность им не пример. Он отнимает у себя копейку, чтобы вложить в дело и получить прибыль; они позволяют отнять у себя копейку, чтобы прибыль получил опять же Вова.И коллектив энтузиастов превратился в компанию наемных работников. Между собой все как родные – атмосфера квартиры-офиса с кипящим на кухне супчиком этому способствовала, но все вместе против хозяина. В девятнадцать ноль ноль собирают манатки. Вова бесится, ему отвечают: за переработку – двойной тариф.Начал увольнять. Новичкам, явившимся на собеседование, первым делом сообщали, что Вова – жлоб: не верь обещаниям, сразу требуй высокую зарплату.Для назидательности хочется написать, что фирма лопнула. Но Вова талантливый предприниматель. Сейчас нашла его фирму в Интернете – два магазина, мелкооптовая сеть. А тогда он переломил ситуацию, взяв в долю главбуха и разом уволив остальных. Набрали новых, не знавших, что Вова жлоб. Отношения с ними строили уже на строго договорных условиях, не пытаясь эксплуатировать энтузиазм.Сколько Вова потерял, учету не поддается. А изначально цена вопроса была – пять букетиков да две-три бутылки шампанского. И, конечно, разрешение не выходить на работу в праздник, который и так нерабочий для всей страны. Чтобы единственный ревновалЕсть вещи, заложенные в нас природой еще до того, как человек стал человеком. Я уже писала об открытии этологов (специалистов по поведению животных): мужская бескорыстная дружба наблюдается среди обезьян и дельфинов. А женская не наблюдается. Сильно подозреваю, что в понятие «подруга» мы вкладываем не тот смысл, что мужчина в понятие «друг».Так вот, для женского пола такая изначальная, природой заложенная установка, – это ритуал ухаживания. Подчеркну: для женщины ритуал самоценен. Эффектно одеваясь или мучая себя на тренажерах, она хочет, чтобы: посторонние оглянулись; знакомые сказали комплимент; единственный приревновал к этим взглядам и комплиментам и осознал, какое счастье ему досталось.Половая близость предусмотрена ритуалом лишь как отдаленный и необязательный прямо сейчас результат. Здесь мы далеко ушли от матери-природы. Хотя как сказать…Показывали по кабельному телевидению брачные игры африканских птичек. Этакие мини-павлины на длинных ножках. Он распустил хвост и скачет, она смотрит, диктор комментирует. А хвост огромный и развесистый, грудка переливчатая, и спасу нет, как он похож на принаряженного жениха, стоящего в дверях с букетом. «А самочка, как выясняется, уже занята», – вдруг меланхолически констатирует диктор. Оказывается, вернулся муж из командировки… То есть прискакал «законный» самец, который свое уже оттанцевал и, увидев ухаживания чужака, поспешил наглядными действиями утвердить свои права на пернатую даму… Как это по-человечески! С мужской точки зрения эгоизм женщин невообразим. Каждая блондинка убеждена, что галактика вертится вокруг ее новой прически. Когда ее приглашают в ресторан или покататься на машине, она считает свое согласие единственной и достаточной платой за удовольствие. «Так мило провели вечер, а он полез с руками!» – огорчается женщина. «В ресторане на четыре тысячи посидели, на бензин сотню потратили, и после всего она говорит – отвези ее домой!» – недоумевает мужчина. «Мужикам одного от нас надо»… «Бабы – динамистки»… Возвращаясь к Восьмому марта: это праздник, когда мужчины более или менее приближаются к тому идеальному исполнению ритуала ухаживания, который женщины хотели бы видеть каждый день. Чтобы рестораны, цветы, комплименты, а если в концепостель – то как еще один подарок, а не расплата за съеденную стерлядку. Лучше бы бутылку купилЕсть социальные слои, где женщина получает цветы дважды: на свадьбу и на похороны.Нашему с мужем знакомому досталась по наследству комната в гадюшнике. Соседи – пьющая женщина с постоянно обновляемым сожителем и одинокая старуха, коммунальная скандалистка. Знакомый отвез в комнату старую мебель, предназначенную для дачи, и ненужные вещи.Со временем выяснилось, что вещи пропадают, причем одни без следа (судя по всему, соседка пропивает), а другие переходят к старухе в открытое пользование. Увидев на кухне свою посуду, знакомый, не закаленный в коммунальных схватках, вежливейшим тоном сказал, мол, зачем же брать без спроса, попросили бы – он бы дал. В ответ старуха, счастливая возможностью отточить свои таланты на свежем человеке, закатила скандал.Однажды на Восьмое марта он оптом купил коробку тюльпанов. На вид она была не так уж велика, но по мере того, как он доставал плотно уложенные цветы, оставшиеся распрямлялись. Из коробки как будто не убывало. Он завалил цветами жену и дочь, одарил секретаршу партнера по бизнесу, завез по букетику двум-трем знакомым – тюльпаны не кончались.И он поехал с цветами в коммуналку. Жаль, что я своими глазами не видела этот потрясающий социальный опыт! Реакция на букет пьющей молодки:– Это зачем?Он говорит, мол, к празднику, поздравление…Робкая улыбка. Смущенное:– Лучше бы бутылку купил… Молодка удаляется, из комнаты слышны голоса, потом высовывается сожитель в грязной майке и, надувая грудь, оценивающе смотрит на «соперника».Реакция старухи:– Не надо мне! Иди к магазину продай!Он и ей объясняет: к празднику, поздравление. Старуха:– Задобрить хочешь?!Цветы все же берет.Знакомый проводит некоторое время в своей комнате. Когда уходит, его провожает вся квартира. Молодка приодета и накрашена, бабка в новом халате, и даже сожитель щеголяет в постиранной, хотя и мятой рубашке. Чуда не произошло: потом на него озлобились еще сильнее. За то, что показал: можно жить по-другому.Но тот день преображения ведьм в женщин они не забудут. Букетом – по мордеТаня восемь лет встречается с женатым Анатолием. Почему – не сейчас обсуждать. Главная причина таких связей одна: к сорока годам обычный, небогатый, но и не фатально бедный мужик без вредных лагерных привычек становится редкостной боровой дичью.«Тройственный союз» устоялся. Жена привыкла, что по четвергам Анатолий приходит «с работы» за полночь, «чтобы пораньше освободиться в пятницу». Привыкла ездить в отпуск с дочерью – Анатолий как всегда отдыхает в горах (где они с Таней познакомились и до сих пор проводят двадцать четыре дня в году). Таня привыкла оставаться одна по выходным и праздникам. (Помните, из «Иронии судьбы»: «С тех пор я не люблю праздники»?)Седьмого марта она ждала любимого с поздравлениями. Восьмого у Анатолия семейный день, будет с женой у мамы обедать. Но седьмое – Танин праздник, она даже рада, что ее поздравляют первой.Ждала, но Анатолий не появился. Восьмого не ждала, но весь день просидела у окошка.Анатолий появился девятого, сказал, что раньше не мог. Таня выслушала поздравления, взяла букет… И – по физиономии! За седьмое и за восьмое, за все одинокие дни, что были в ее жизни. Мужчины, хотите женщину обидеть или отвадить – не объявляйтесь восьмого марта. Пусть она посмотрит в окошко, как гордо идут об руку со своими мужчинами поздравленные и зацелованные счастливицы. Вредная и плюется – это не женщинаТрепетны одноклассники, поздравляющие девочек впервые «по-серьезному». То есть на немалые с точки зрения подростка деньги. Это происходит классе в седьмом, когда мальчишки впервые решают поздравить девочек так, как они сами хотят, а не тем, что купили родители или велела учительница. Вот тут-то и начинается: Блохину не поздравлять, потому что вредная и плюется, а Дашу Ястребову хотят поздравить все, потому что она самая красивая в классе. Мальчики начинают оценивать девочек с точки зрения заслуживает подарка или нет. Классному руководителю и родителям приходится в экспресс-режиме проводить настойчивую воспитательную работу, чтобы назавтра празднование не вылилось в великую обиду. Как правило, кончается тем, что самая активная мамаша едет вместе с мальчишками и помогает им купить то, что не обидит девочек.В юных мужчинах происходит главное – они начинают приближаться к пониманию того, что есть Женщина (которую и надо поздравлять с Женским днем). Красивая и добрая – это женщина. А вредная и плюется – это не женщина, а верблюд. Кричит и ругается – ведьма, улыбается и нежно щебечет – птичка, ласточка и прочие ласковые слова из мужского лексикона.Так оно и дальше пойдет в жизни. Этой, разодетой, как райская птица, – орхидеи и экзотические ароматы. Той, в домашнем халате и тапочках, – сковородку и половник. А Блохиной – вовсе ничего или, того хуже, ненужный дезодорант класса унисекс. Если, конечно, она не перестанет плеваться.ЖЕНЩИНЫ: ВАС НЕ ПОЗДРАВИЛИ 8 МАРТА. ВАША РЕАКЦИЯ?-Прощала, давно смирилась, перестала обращать внимание – 14% опрошенных (матери взрослых сыновей и одинокие женщины, которые еще на что-то надеются).-Запомнила это на всю жизнь – 80% опрошенных.И УТОЧНИЛИ:-Это стало поводом для недоверия, сомнения в прочности отношений, в правильности выбора и даже поводом для измены – 12% женщин репродуктивного возраста.-Я теперь (на кухне, на даче, в постели) сильно выкладываться не буду.-На 23 февраля припомнила (то есть целый год вынашивала месть).-Пошла к подруге, выпили, подарили друг другу подарочки – огорченные жены и подруги женатых мужчин. МУЖЧИНЫ: КОГО НЕ БУДУ ПОЗДРАВЛЯТЬ НИ ЗА ЧТОНебольшое число опрошенных (меньше 10%) назвало:-начальницу;-тещу;-подругу жены;-коллегу.Выяснилось, что в окружении более чем 70% мужчин есть женщины, которых они будут поздравлять без всякого желания. Категории те же: начальница, теща, подруга жены, коллега. ОТДЕЛЬНЫЕ ОТВЕТЫ:-Жена все равно заставит поздравить «маму». Особенно злит, что теще мало подарка, надо еще открытку сочинять, а то обидится!-Придет, сядет нога на ногу, а потом говорит жене, что я глаз ей под юбку запускал. А попробуй не поздравь – «подруга семьи»!-Если не поздравлю, скажет: «Я ничего другого от него не ожидала», если поздравлю, скажет: «Льстит, подлизывается» (о начальнице). 23 ФЕВРАЛЯ И 8 МАРТА: ОТКУДА ЧТО ВЗЯЛОСЬЭто самые загадочные праздники советской и современной России.Следуя общепринятой практике, рождение Красной армии и Красного флота надо бы отмечать в дни подписания декретов об их организации – соответственно 15 (28 по н. с.) и 29 января (11 февраля по н. с.) 1918 года. «Приурочивание празднества годовщины РККА к 23 февраля носит довольно случайный и труднообъяснимый характер и не совпадает с историческими датами», – писал в 1933 года нарком обороны Ворошилов.Праздник 8 Марта замышлялся как день солидарности очень серьезных феминисток и революционерок. Истоками принято считать демонстрации протеста нью-йоркских текстильщиц в 1857 и 1908 годах. Но достоверных сведений о том, что случилось это именно 8 марта, нет! Мало того, Социалистическая партия Америки (а ей виднее, что и когда было в Нью-Йорке) отметила первый Национальный женский день 28 февраля 1909 года. Немецкая социалистка Клара Цеткин организовала первое празднование Международного женского дня 19 марта 1911 года… Есть между этими датами тесная связь: 23 февраля по юлианскому календарю, которым тогда пользовались в России, – это 8 Марта по современному григорианскому календарю. Одно неоспоримое историческое событие в этот день 1917 года все же произошло: началась Февральская буржуазная революция – воплощение мечтаний либералов и кошмара коммунистов. Может быть, советские праздники были назначены на 23-е и 8-е, чтобы дать другое политическое наполнение знаменательной дате? Захочет какой-нибудь буржуин отпраздновать годовщину своей революции – а празднует советский День Красной армии. Захочет отпраздновать по новому стилю – а празднует Женский день… Впрочем, те буржуи ушли в историю вместе с революционерками. Нынешние феминистки, особенно западные, презирают Восьмое марта, как проявление мужского шовинизма. Что не мешает отмечать его девяноста процентам россиян. СОВЕТЫ К 8 МАРТАФИНАНСИСТА:-Если вам постоянно не хватает денег на подарок любимой женщине, попробуйте бросить пить за месяц до Восьмого марта. БЫВАЛОГО МУЖА:-Если не знаете, что подарить жене на Восьмое марта, разберите, наконец, елку! СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА:-Поздравляя жену с Восьмым марта, главное – не перейти на крик!

Хронический негативизм – это социальный диагноз

Хронический негативизм – это социальный диагноз. Негативно настроенный человек живет среди подлецов, мошенников и негодяев, и попробуй объяснить ему, что это не так. Что муж пришел поздно, потому что его на самом деле задержали на работе. Что соседка похвалила кофточку без фиги в кармане. Что сто рублей потерялись или были потрачены, а не украдены собственным ребенком. Что сын в сорок лет имеет право не советоваться по поводу покупки машины, в которой родители все равно ничего не понимают. Я предупреждала!Опять за праздничным столом напряженное молчание. Ждут, что еще ляпнет бабушка Нина. Она уже успела высказать, что не так сварили свеклу для «шубы», не тот купили торт, не тот поставили сервиз (надо было другой, подешевле), и уж совершенно напрасно усадили за взрослый стол позднего ребенка Вовку Игоревича. Этот Вовка Игоревич (такое домашнее прозвище) прекрасно чувствует эмоциональную атмосферу. Ему непонятно, прочему все повесили носы, когда на столе столько замечательного. Длинной салатной ложкой, которую он давно выклянчил себе в игрушки, Игоревич тычет в ярко-оранжевые колечки перца, в позолоченную соусницу, кричит: «Ма! Па!» – привлекает внимание.Замерев, будто в кошмарном сне, все смотрят, как ложка в его руке цепляется за носик соусницы, Игоревич дергает – и на скатерть лавой изливается томатный поток. Теперь молчание уже совершенно гробовое. Никто не дышит, смотрят на бабушку Нину. Вовка, не дождавшись привычного шлепка, от потрясения ударяется в рев. Бабушка сидит с победным видом: впереди целый день, нет, неделя ее торжества! Но когда она уже готова произнести сакраментальное «я предупреждала!», вскакивает папа Игорь: «Ой, забыл! У нас же билеты в кино!» Эвакуируются, как по сигналу воздушной тревоги. Жена, схватив Игоревича в охапку, вылетает из квартиры, даже не задержавшись перед зеркалом. Дочь-подросток, проявив редкую заботу и предусмотрительность, сует в рюкзак подгузники брата. Папа с коляской застревает в дверях, и тут его настигает теща: «А я?!!» – «А вы празднуйте! – со всем почтением говорит папа. – В кино душно, вам в прошлый раз не понравилось».Семья с удовольствием проводит день в развлекательном центре. Даже в кино смогли сходить, оставив Вовку Игоревича на попечение тамошних воспитателей. Вернувшись, застают все как было: бабушка, конечно, поела и рюмочку опрокинула, но убирать со стола – дудки! «Вот вы бросили салаты с майонезом, а они в тепле портятся!» Ее многообразные «нет», «не то», «неправильно» – только подводка к глобальному: «Не так живете! А если у вас все в жизни вдруг пошло успешно, то это ненадолго». Тебя не возьмут на эту работу, а если взяли, то выгонят или денег не заплатят,а если заплатили, то скоро платить перестанут. Откуда такая установка – не в возрастных ли болезнях бабушки? Да нет, она и пятнадцать лет назад была такая.Или вот еще: зачем тратиться на лекарства, когда есть уринотерапия (это когда мочу прикладывают к больному месту или даже пьют)? Бабушка из принципа так лечится, хотя лекарства у нее бесплатные, – просто надо же говорить, что они не помогают.И подруги у нее все такие же, как на подбор.При этом бабушка Нина свои чувства имеет, сентиментальна и рыдает над сериалами и классической музыкой. А главное – переживает: почему ее семья мало любит? За что ей такое отношение? Почему я не вышла замужДежурное оправдание негативизма – «жизнь была тяжелая». А у кого она легкая?Один из самых известных актеров советского театра и кино Георгий Степанович Жженов провел девять лет в лагерях, полгода в тюрьме и четыре года в ссылке. Был величайшим оптимистом, свое долголетие объяснял тем, что «мороженое мясо долго не портится».Моя свекровь, намучившись с мужем, лежачим инвалидом, поплачет, помолится и… едет помогать нам, немолодым детям. У нее за плечами столько, что хватит на второй роман «Хождение по мукам». Росла без отца, подростком была в оккупации, пережила смерть повешенного немцами брата… Да, есть в нашей жизни вещи, которые она не понимает и осуждает. Но общение с ней не превращается в бесконечную лесопилку. Она умеет радоваться за нас. Она заботливо режет негнущимися пальцами капусту, «потому что ты так не заквасишь, как я», и мы эту капусту ценим бесконечно – как символ любви.Наблюдаю, как расходятся судьбы свекрови и ее очень давней подруги. Та, наоборот, себя берегла. Сделала неплохую карьеру, сознательно отказалась от семьи и детей. За жизнью семейных подруг наблюдала с позиции критика, каждую их неприятность встречала комментарием: «Вот поэтому я и не вышла замуж!» В последний раз встретились на юбилее свекрови около десяти лет назад. За столом подруга с брезгливой миной протирала салфеткой чистейшую вилку, выясняла, что положено в салаты, и объясняла, почему «нормальные люди это есть не станут». Больше ее на семейные торжества не приглашали. А вы поймите, почемуПодростковый негативизм связан с отрицанием запретов. На взрослое «нет» реагируют, как на красную тряпку: запрещают, значит, это интересно.Пыталась вспомнить, часто ли в детстве я или мои ровесники говорили взрослым: «Не имеете права!» Кажется, в нашем активном словаре не было таких слов. От современных детей учителя это слышат каждый день, часто в ситуациях, когда качать права абсурдно. Скажем, отбирая сигареты у пятиклассника: «Не имеете права, это моя собственность!»В пионерские годы у нас была прочерчена узкая, как лезвие бритвы, граница между «правильно» и «неправильно». У нынешних подростков бритва превратилась в широкую дорожку, по которой можно проехать из пункта А в пункт Б и по кривой. «Мы закидаем снежками ваши окна, а вы поймите, почему». Да потому, что не разрешили дискотеку. А не разрешили, потому что разведка доложила точно: намечается драка с ребятами из соседней школы. В итоге копившийся для драки пар ударил по стеклам учительской.У старших подростков «нет» может стать жизненным принципом. Почему надо убежать из стабильной фирмы родного отца и пойти в сомнительный «шиномонтаж»? Это такой поиск себя – пойти босиком по России и превратиться в детей цветов. ЗаиграласьСтратегия отрицания хороша на стадии любовных игр. Девушка, умеющая сказать «нет», демонстрирует, что в семейной жизни будет верна мужу. Сумевший завоевать ее молодой человек поднимается в собственных глазах и высоко ценит свою победу.Но если женщина, убедившись в успешности этой стратегии, переносит ее на дальнейшую жизнь, она эту жизнь портит и себе, и другим. Буквально на днях приходит ко мне подруга Елена и говорит: «Знаешь, а я неправильно поступила с Валеркой!»А этот Валерка лазил к ней на балкон восьмого этажа с цветами в зубах, как альпинист, потому что Елена часто не открывала ему дверь. Сначала на тополь, с тополя на балкон. Подруги завидовали. А Елена отказала ему категорически. И было это… В общем, давно, вся наша женская жизнь с тех пор прошла, как с белых яблонь дым. У меня чай попал не в то горло, кашляю, плачу и смеюсь: вот это спохватилась! В одиннадцать вечера -дцать лет спустя! Потом до меня доходит: «Так он тебе нравился?» – «Не то слово!» – «Так что же ты?!»… Она пожимает плечами: «Не знаю… Заигралась».Ну, девчонка была, понятно. Все девчонки мечтают стоять на балконе, пока внизу их рыцарь бьется с драконом или на худой конец лезет на дерево. Сексуальность еще не разбужена; кажется, что это и есть самая настоящая, самая чистая любовь. Нет, она и в дверь его пускала. Чтобы подержаться за руки, послушать музыку, сказать «нет» – и пусть завтра все повторится. То, что каждое «нет» – щелчок по самолюбию рыцаря, до нее доходило плохо. Женщины убеждены, что настоящий влюбленный распознает, когда их «нет» означает «да». А между тем верный рыцарь, услышав тысячное «нет», перешел от штурма к осаде. Под балконом не маячил, но то и дело напоминал о себе «случайными» встречами. «Я тут рядом зубы лечил». «Я здесь на работу устраивался». «Зашел поздравить с восьмым марта»… Она считала, что Валерка остыл: на балкон же не лезет.Ну и так далее. Ленкино «нет» стало стереотипом для обоих. На исходе третьего десятка она родила «для себя», он узнал, приехал поздравить ее – и получил очередное «нет». Женился на точно такой же неприкаянной, с ребенком взял. Прожил с той шестнадцать лет, узнал других женщин, которые не требуют подвигов и умеют быть благодарными просто за то, что пришел. Думаете, почему Елена прибежала ко мне поздно вечером? Нашла его на сайте «Одноклассники». Рыцарь ответил на ее электронное письмо мгновенно, как будто ждал. А она от компьютера – ко мне, с уже готовым решением: ничего у нас не получится… Зачем тогда его искала, зачем ворошит чужую устоявшуюся жизнь? Затем, что счастья хочется! А почему не написала ему: «Приезжай»? Потому что ничего не получится…У нее и мама была такая. «Люба-то родила? Девочку? Плохо, что не мальчика. На мужа похожа? Это плохо. Чувствует-то себя как, наверное, плохо?» Когда плохо, не завидно и есть повод помочь.Это социальная генетика: воспроизводство негативизма. Воспитание детей начинают строить с «нет», иногда в порыве любви срываясь на «да», заваливая подарками и позволениями, в которых ребенок не усматривает системы. Сын Ленки такое же «нет» трансформировал в свое понимание жизни: институту, в который есть возможность поступить, – «нет», в который не возьмут по здоровью, – «да». И с покорным видом вздыхает: мечта не сбылась!Ленка верующая, и теперь много времени проводит в молитвах и паломничествах, помогает бедным родственникам. Но дров уже со своим негативизмом наломала – не отмолишь. Негативизм одного человека танком проходит по жизням многих. Сколько ошибок и отвергнутых добрых чувств, сколько упущенных возможностей! Впрочем, знаю женщину, которая опомнилась в тридцать пять. Выгнала или, скорее, отпустила мужа, отношения с которым были испорчены ее бесконечными «не так». Нашла другого, имеющего, на мой взгляд, единственное преимущество перед первым: он даже не представляет, какой лесопилкой была его милая женушка в прошлой жизни. А она, правда, умеет быть милой. Сама себе удивляется. В прокуратуру!Негативизм заразен и эгоистичен: сам не делаю и вам не позволю. Ирина Николаевна по любому поводу отсылает письма в прокуратуру. Не так ремонтируют подъезды, не так благоустраивают двор – в прокуратуру, и все.Вроде бы человек за то, чтобы всем было лучше. Но осуждает Ирина Николаевна деятельность, а не бездействие. Много лет в асфальте была глубокая выбоина. Сколько ног в ней промочено в оттепель, когда яма скрывалась под талым снегом, сколько автомобилистов, влетая в нее, с замиранием сердца прислушивалось к скрежету под днищем. Заасфальтировали. Соседи радуются, что стало чисто и аккуратно, и а Ирине Николаевне надо перемерить рулеткой ширину газона и сосчитать: лишних десять сантиметров заасфальтировали! Получается, что лучше бы совсем ничего не делали – она бы не жаловалась. Своими обращениями в прокуратуру, в инспекцию, в мэрию Ирина Николаевна запутывает собственную жизнь, с ней перестают контактировать соседи. А ей того и нужно: легче жить в убеждении, что все кругом дураки, не понимают ее битв за общие интересы. Можно все больше обижаться и от обиды писать, писать, писать… Домашний бомжВыпячивание негатива в жизни приводит к тому, что люди перестают различать белое и черное. Очернив позитивное, они ищут хорошее в негативном. Оправдывают тех, кого нельзя оправдать: неработающих, пьющих… Недалеко до того, что и преступлениям будут искать убедительные мотивы и некие оправдания.Л. как старшая по подъезду разрешила жить на чердаке бомжу. Теперь он ходит к ней в квартиру с бутылями – налить водички (где оправляется, лучше не думать). А во дворе между тем уже совершена не одна кража, и все понимают, с кого начать в поисках наводчика. Соседи ей все уши прожужжали, что так нельзя, надо же подумать хотя бы о детях.Я сама к ней подъезжала: мол, если хотите помочь свому подопечному, давайте оформим его в центр социальной адаптации – зря, что ли, Москва содержит полторы тысячи коек для бомжей. Там его отмоют, полечат, оденут, устроят на работу… Реакцию бомжа я предвидела: в этих центрах заставляют убирать за собой и не дают пить, а такое «насилие над личностью» не по душе вольнолюбивым натурам. Мне важно было, чтобы Л. поняла: сейчас не гайдаровские годы, кто хочет – поднимется. Думаю, она и поняла. Но ничего не изменила. В свое время она по минутной слабости уступила просьбе «несчастненького», теперь наверняка жалеет. Но выступает против мнения всего подъезда, и в этом противостоянии вся проблема. Ей необходимо настоять на своем «нет». Скажем «нет» и посмотримЛюди с негативной установкой не берут на себя ответственность за коллективное решение. Они лучше скажут «нет» и посмотрят, что будет. Если большинство окажется право, они воспользуются плодами общего решения, а если большинство ошибется – будет на их улице праздник: они предупреждали, но их не послушали! В недавних выборах управляющей компании (ДЕЗа, другими словами) соседи показали, кто есть кто.Социально ответственные приняли решение сразу. Наиболее основательные из них узнали у знакомых, что за душой у предлагающей себя компании, и поставили свои подписи.Социально безответственные махнули рукой и занялись своими делами.Социальные провокаторы кричали, что надо организовать выборную кампанию, еще раз собраться, потребовать разъяснений и т. д., то есть максимально оттягивали решение.Те, кто внутренне имеет установку на негатив, боролись с собой. Как их ломало, как корежило! Взрослые грамотные люди, они понимали, что надо говорить «да», но как же они потрепали остальным нервы! Да-нет, да-нет, а то вдруг заявляют, что все жулики и обманщики, никому верить нельзя. Не подписали «из принципа». Наконец, профессиональные отрицатели написали в прокуратуру на соискателей права управления домом. Не по делу – просто затем, чтобы сохранить свое право отрицать. Вместо постскриптумаНегативист, отравляя жизнь другим, в конце концов добивается того, что окружающие начинают соответствовать его представлениям. Его действительно не любят. Против него интригуют, от него мечтают избавиться, потому что кому такой нужен?! Если человек смотрит на ситуацию из зазеркалья, то как с ним вместе жить, работать?Разрушая жизнь себе и окружающим, негативисты порой не ведают что творят, а порой делают это сознательно и с удовольствием. Из этих получающих удовольствиевырастают политики, создающие себе карьеру на отрицании. Двадцать лет назад их слушали как пророков, потому что устали от елея советской пропаганды и были рады любому слову критики. Но нельзя же бесконечно твердить людям: вы живете ужасно в кошмарной стране с постыдной историей. Время негативистов от политики проходит, их партии проваливаются за пятипроцентный барьер. Уверена, что их аналитики понимают: пора и что-то конструктивное предложить. А лидеры продолжают жевать жвачку отрицания. Они не умеют по-другому.У МЕНЯ ПОЛУЧИТСЯ«С каждым днем мне становится во всех отношениях все лучше и лучше», – эту базовую аффирмацию (утверждение) знаменитый французский психотерапевт Эмиль Куэ рекомендовал повторять по три раза утром, создавая себе настрой на день, и вечером, закладывая ее на подсознание. К ней можно добавлять и другие утверждения: «С каждым днем мне везет все больше и больше», «Я классный специалист, мой проект будет лучше всех!» и т. п.Позитивный настрой достигается ключевыми фразами «Я смогу», «Я достоин», «У меня получится», «Я сделаю».Собственно позитивное мышление: исключите из лексикона частицу «не». Скажем, извечное женское «Я еще не одета, не накрашена» замените утверждением: «Я выйду через полчаса». Ваш мужчина меньше будет нервничать.

Управленцы старших поколений в рыночных реалиях

Руководители старших поколений на себе познали жесткие методы авторитарного управления; нахватались азов современного менеджмента на корпоративных тренингах с выпивкой; вприглядку переняли методы иностранных партнеров. Для подчиненных они – соединяющие несоединимое, непредсказуемые кентавры от управления. Главное – срубить баблаОсенью скончался друг нашей семьи, который не раз появлялся в моих историях под псевдонимом Оборонщик. Умер от сердечного приступа на проходной своего предприятия, полный сил и планов, любимый родными и друзьями. Поминая его, говорили: «Сгорел», «Hе берег себя», «Hе хотел считаться с возрастом». Досадовали: «Он же всю неделю плохо себя чувствовал, почему не отлежался?!» Все причины его внезапной смерти будут точно взвешены разве что на небесных весах. Но не сомневаюсь, что одна из них – это конфликт ценностей, который в наши дни очень далеко ушел от биполярного «Ты за коммунистов или за рынок?»Оборонщик был цельный, как гранитная глыба. Политические режимы рассматривал только с позиции той пользы, которую они принесли или не принесли стране. Не за белых, не за красных, а за державу.Первый на моей памяти его принципиальный конфликт с руководителями старших поколений произошел из-за того, что начальство толкнуло за границу какие-то тайны. Оборонщик сидел у нас мрачный, пил с мужем водку и рассказывал, что у них с утра до вечера, на износ, работают ксероксы. Документацию размножают тележками и продают чуть ли не на вес. Прекращение «холодной войны», разоружение тут ни при чем – это в чистом виде промышленный шпионаж. И занимаются им начальники, которые еще недавно раздавали выговоры за снятую для работы лишнюю копию документа. Я полезла в дебри: почему вдруг такой поворот, какие у них мотивы?Вместе сформулировали мотивы. Прошел по номенклатуре шорох: «Обогащайтесь! Уже можно!» Хорошо Марку Массарскому, объявленному в те времена (начало девяностых) бизнесменом года: он и при советской власти, и при рынке был золотопромышленником. Взял кредит на технику – миллионы твердых советских рублей, отдал при Гайдаре, когда они превратились в карманные деньги. А у руководителей «оборонки» нет ни таких экономических механизмов, ни навыков. Они привыкли работать на результат, не считаясь с затратами.Ладно те, кто помоложе, у них есть надежда раскрутиться на конверсионных программах. А если человеку за шестьдесят, и в месткоме уже заготовили хрустальную вазу для подарка к пенсии? Тогда мотив обогащения звучит для него уже в другой тональности: сейчас или никогда. Любой ценой! Профессиональная репутация, доброе имя среди коллег теряют свою значимость – все это скоро уйдет в прошлое и потому без сожаления ставится на карту. Лишь бы срубить бабла и убежать от призрака нищей старости. Ты такой неблагодарныйЕще одна история из жизни Оборонщика.Лаборатория, которую он возглавлял, поставила за границу некий прибор. Зарубежный покупатель вызвал Оборонщика для подготовки операторов, которые будут с этим прибором работать. Оставалась формальность – подписать у руководства родного предприятия командировку. Тут и началось. Оборонщика стали таскать по кабинетам больших и маленьких начальников. Разговор каждый раз протекал по одной схеме. – За границу тебя посылаем. Цени!– Ценю, – отвечает Оборонщик.– Спасибо за доверие.– Из «спасибо» шубу не сошьешь…Оборонщик молчит. После мхатовской паузы начальник называет или пишет на бумажке сумму – тысячи долларов, в зависимости от аппетита.Оборонщик молчит.– Значит, не хочешь за границу, – пугает начальник.– Не особенно, – честно говорит Оборонщик, – у меня и здесь работы полно.Начальник переходит на доверительный тон:– Пойми, я не для себя! Надо мной тоже начальство. Нас с тобой не поймут, если мы не поделимся!– Чем? – спрашивает Оборонщик.– Как же?! – недоумевает начальник. – Ты ведь немало заработал на этом приборе!– Так и вы на нем заработали!– А теперь за границу едешь на халяву!– Езжайте сами, – пожимает плечами Оборонщик.За сим его отпускают с настоятельной просьбой-приказом «подумать». Цинизм ситуации в том, что командировка Оборонщика принесет новые деньги предприятию и в первую очередь его руководителям, которые давно наловчились пилить прибыли от хозрасчетных заказов. При этом они чувствуют себя благодетелями Оборонщика, который не принадлежит к номенклатуре и, стало быть, должен быть благодарен за эту командировку. Подумаешь, малость какая: придумал и на добрую половину своими руками собрал уникальный прибор. В советские времена его бы отправили за границу последним в списке «научных» руководителей и партийных надзирателей. Сейчас так нельзя, но надо же что-то поиметь с разрешающей подписи на командировочном предписании.Конечно, его отпустили. С горьким напутствием: мы к тебе всей душой, а ты такой неблагодарный… Из поездки Оборонщик привез сувениры чуткому начальству: каждому по бутылке экзотической выпивки с заспиртованной змеей.Это завершающий штрих к портрету советского руководителя в рыночных реалиях: по-детски искренняя подлость. Всю жизнь его убеждали, что капитализм глубоко аморален. Соответственно он и поступает, оправдываясь тем, что таков курс всей страны: мол, он рад бы сохранить порядочность, но раз уж повернули к капитализму, то что поделаешь – с волками жить, по-волчьи выть. А может, он алкоголик?Не так давно знакомый устраивался на работу в некую государственную организацию. Собеседование с будущим непосредственным начальником прошло на ура: того устраивало и резюме соискателя, и показанный им в разговоре профессиональный уровень. Оставалось «представление ко двору» – Самому Главному. Искренне болея за соискателя, начальник предупредил, мол, Сам крут, но справедлив, сумеешь понравиться– не будет проблем ни со снабжением, ни с кадрами. Надень галстук, не перебивай и не умничай.Неделю соискатель дожидался аудиенции: Сам был занят. Наконец выбрал время: в полвосьмого утра. Соискатель сообразил, что это первая проверка: способен ли выйти во внеурочное время, насколько готов жертвовать собой ради дела?Приехал как штык. Аудиенцию отложили на пять часов. Соискатель поехал домой, вернулся чин-чинарем в свежей рубашке.На аудиенцию были допущены: зам Самого по кадрам, будущий непосредственный начальник и соискатель. Кадровик заверил, что соискатель «проверен по нашим каналам». Начальник – что соискатель высокий профессионал.– А поручиться вы за него можете? – спросил Сам. – Ведь с улицы берете неизвестно кого! Начальник промямлил, что ему нравятся профессиональные идеи соискателя. Сам отмахнулся и продолжал развивать мысль:– А может, он алкоголик? Или наркоман? Вы даете гарантию?Соискатель молча проглотил «алкоголика» с «наркоманом» и после долгих мытарств в том же духе был вознагражден резолюцией «принять с испытательным сроком» (иной и не ожидалось). Вышел. Выслушал поздравления. Переспал с радостной новостью, чтобы не пороть горячку, а наутро позвонил и отказался от места.Потом делился со мной впечатлениями:– Меня в армии так не топтали. Узнать мнение Самого я не имела возможности, но могу наверняка утверждать: он собой доволен. Проверка подчиненных «на прогиб» входит в золотой арсенал приемов авторитарного руководителя. Это срочные вызовы на работу и работа с ненормированным рабочим днем, выдача заданий, нужных для организации, но преподносимых сотрудникам как жизненно необходимые им лично. Причем задания часто не связаны с их компетенцией. Это испытания на толерантность, понимаемую в данном случае как психологическая устойчивость и выдержанность – выполнит ли задание без возражений, не спрашивая, зачем и почему. То есть насколько человек прогнется? Насколько предан мне лично?Непосредственное окружение часто ненавидит такого руководителя. Но именно оно подавляется надежнее всего и не может составить ему конкуренцию. А подчиненные низового уровня видят, как их начальники возвращаются потными после вызовов «на ковер» и делают вывод: «Не нам одним достается! Суров наш Старик, но справедлив!»Обученные по западным стандартам менеджеры с их обязательной мотивацией подчиненных (желательно материальной) в авторитарных коллективах, как говорится, курят в сторонке. Тут не пропесочили, не унизили – уже мотивация. Самодуры, иезуиты, демократыНазовем описанный выше тип авторитарного начальника «самодуром». Кому как, а мне с ним легче, чем с «иезуитом». Могу не замечать криков и наездов, кланяться, улыбаться и не брать близко к сердцу, работать как велит – можно и с ним ужиться.С «иезуитом» труднее. После любого успешно выполненного тобой задания он этак про себя удивляется: надо же, выкрутилась, надо ей что-нибудь покруче завернуть! И заворачивает, пока не подберет задание, которое либо по масштабу, либо по срокам или уровню компетентности превышает твои возможности. Опустит твое самомнение ниже плинтуса и еще будет сокрушаться: «Как ты меня подвела! А я так на тебя надеялся!» Впрочем, авторитарные начальники в чистом виде сейчас редкость, уходящая натура. Пообтерлись бывшие птенцы административно-командной системы. Нахватались азов современного менеджмента. Вприглядку переняли методы иностранных партнеров и вполне способны придать авторитарному руководству видимость демократического. У подчиненного спросят совета, поставив такие условия задачи, чтобы он сам пришел к желаемому для руководителя выводу. А раз сам пришел, то в случае неудачи сам и ответит за нее с полной убежденностью в своей вине. Есть, конечно, руководители, которые пытаются придерживаться канонов демократического стиля: набираешь команду, которой можешь доверять, и делегируешь исполнителям полномочия. Наглядная модель такого коллектива – профессиональные сборщики мебели. Один распаковывает и раскладывает щиты, другой шурупы вворачивает, третий регулирует петли – любо-дорого посмотреть. Бригадир только приглядывает за каждым, помогает, если надо, и берет с вас денежки. Но этот стиль он сохраняет до тех пор, пока кому-то из исполнителей не придет в голову занять его место. Тут демократия побоку, нужно должность отстаивать. И в ход идут описанные выше приемы. Поручить наладчику петель завинчивать шурупы – «для взаимозаменяемости». Тот, пока не освоится, будет тормозить всю работу, вызовет общее недовольство – и забудет мечтать о месте бригадира.Так что демократизм самого демократичного руководителя кончается там, где затронуты его личные интересы. Притоптать, чтобы выжитьПарадоксальный факт. Не так давно видела по телевизору, как совсем ветхие пенсионерки приобретают специальность: учатся довольно сложным операциям на компьютере, чтобы зарабатывать, не выходя из дома. Вместе с тем немало руководителей старших поколений не владеет компьютером совершенно. Так что дело не в том, что с возрастом способность к обучению снижается: начальники просто боятся уронить авторитет, пойдя на выучку к «соплякам». В итоге и авторитет падает, и теряется представление о том, чем, собственно, товарищ управляет. У одного такого на моей памяти стоял гигантский монитор, которым пользуются фотохудожники. Приказал поставить что получше – компьютерщики и поставили, хихикая про себя. «Продвинутый» друг показал начальнику, как раскладывать пасьянс, – на этом и закончилось увлекательное путешествие в мир электроники.Старшее поколение исходит из уровня своих возможностей и понимания ситуации, имеет свои представления о главном и неглавном, важном и неважном. Свои рабочие результаты они раздувают до вселенского масштаба, не желая замечать сложности и объема работы, выполняемого подчиненными. Простой пример – восприятие работы на компьютере как работы машинистки: она «просто печатает». Не бухгалтер составляет баланс, а компьютер. Не верстальщик делает газету, а программа. Превалируют ценности мелочей: не там поставленная запятая, опечатка перечеркивает в их оценках весь объем умственной и профессиональной работы.Заняв ключевой пост в структуре управления, представитель старшего поколения «столбит» за собой выполнение этой функции, хотя порой не имеет ни сил, ни компетентности, чтобы выполнить ее в полном объеме.Отсюда и «моралите»: если не притоптать подчиненных, работающих за тебя, завтра они сядут в твое кресло – вот главный мотив и «самодуров», и «иезуитов», и «демократов». Ключевая задача – поставить работника в зависимую позицию. Укротить и принизить независимых. Может быть, и есть начальники, которые работают иначе, но я их не знаю. Анекдот:– Вы понятия не имеете, как мало работаете! Считайте со мной. В году 365 дней. Каждые сутки вы спите по 8 часов, это в сумме составляет 122 дня, остается еще 243 дня. Ежедневно вы отдыхаете 8 часов, это 122 дня, остается 121 день. В году 52 воскресенья, в эти дни вы, конечно же, не работаете, как и все люди. Сколько осталось? Всего 69 дней. Вы следите за мной, считаете? По субботам вы работаете только первую половину дня, вторая свободна – это еще 52 половинки или 26 полных дней. Осталось 43 дня. Считаем дальше. Ежедневно вы имеете 2-часовой перерыв, всего получается 30 дней. Остается еще 13 дней. В году 12 праздничных дней. Сколько осталось?! Вот я говорю и пишу на бумаге – один день!! И это 1 января, а в этот день никто не работает! И вы еще просите отпуск?!ВСЕ РОССИЯНЕ – МОШЕННИКИИз книги «Торпедированный» Эдмонда ПОУПА, отставного офицера американских ВМС, судимого в России за шпионаж и освобожденного по указу президента Путина.«...Русские по натуре своей не злы; по отдельности они мне нравятся, я восхищаюсь их культурой, научной интуицией и изобретательностью. Люди, с которыми я имел дело в университетах и институтах, большую часть жизни работали на государство и под его защитой, имея гарантированную зарплату и пожизненные льготы. После падения Советского Союза они продолжали заниматься тем же – но уже без гарантий работы и зарплаты. От этого они впали в отчаяние и ради выживания стали готовы на все....В бизнесе русские систематически лгут, мошенничают и воруют – все русские, включая глав престижных научных институтов, всемирно известных ученых, а равно моих друзей и деловых партнеров. Честность, правдивость, справедливые и открытые сделки с западными бизнесменами и друг с другом — это даже не роскошь, а нечто непозволительное; для русских это незнакомые и неэффективные способы ведения бизнеса....Мне регулярно предлагали вооружение и взрывчатые вещества. На верфи в Нижнем Новгороде мне показали и предложили купить за бесценок снятый со стапелей пятитонный отсек корпуса подводной лодки. Он был из титана; они из кожи вон лезли, чтобы продать мне титан в любом виде, несмотря на то что экспорт титана запрещен и требует особых разрешений. «Разумеется, мы добудем для вас разрешения». ПРИЕМЫ АВТОРИТАРНЫХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ-«САМОДУРОВ»:-Рубить сплеча.-Оскорбить.-Унизить.-Принизить достижения подчиненного, извратить результат. ПРИЕМЫ АВТОРИТАРНЫХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ – «ИЕЗУИТОВ»:-Похваливая, гнать подчиненного в свою сторону, а лучше в тупик.-Довести потенциального конкурента до того, чтобы сам ушел.-Ссылаясь на мнение высшего руководства, довести самооценку подчиненного до нуля – и пообещать ему защиту.

Может ли супружеская жизнь обойтись без ссор

«Давай никогда не ссориться», – призывала героиня песенки шестидесятых годов. Влюбленные так и представляют свой жизненный путь: рука об руку, глядя в глаза, и – никогда, никогда… Но физиологи твердят, что попытки не ссориться сокращают жизнь, а социологи считают, что ссоры необходимы для построения крепкой семьи. Соседка! Дрова нужны? Человек разумный появился на свет скандалистом, унаследовав эту немилую черту от животного мира. К примеру, обезьяны перед тем как броситься в драку, обмениваются не только угрозами, но и оскорбительными жестами и выкриками. А теперь вспомним, как начинают драку мальчишки. «Ты чего ходишь по моей улице?» – «Где хочу, там и хожу!» – «Козел!» – «А за козла ответишь!» Ладно, дети – они так перебарывают свой страх. Но подобная накачка практикуется в подготовке спортсменов и элитных солдат. Зачем это нужно? Пока противники распаляют себя, в их организмах происходит биохимическая буря. По сложной цепочке выделяются и выбрасываются в кровь гормоны стресса. Увеличивается превращение белков в глюкозу, которая дает так называемую быструю силу. Расширяются зрачки. Сужаются периферические кровеносные сосуды, чтобы уменьшить потери крови при возможном ранении. Поднимается артериальное давление. Субъективно это состояние описывается как «кровь бросилась в голову», «ничего не замечал, кроме врага», «порвал бы его голыми руками». И люди совершают чудеса храбрости, идут грудью на пулеметы, сражаются, не замечая ран. То есть стрессовое состояние, которое в быту считается вредным, – на самом деле подарок природы, помогающий выжить в экстремальных ситуациях. Вредным его делаем мы сами, пытаясь цивилизованно выйти из конфликта. Семейная пара поссорилась и разошлась по разным комнатам. А между тем организм продолжает работать с предельной нагрузкой, подхлестнутый десятикратным количеством гормонов стресса. Выводятся они далеко не сразу – например, период полураспада кортизола в крови составляет около 90 минут. В итоге – сердечно-сосудистые заболевания, психогенный гастрит и далее везде, вплоть до инфаркта и язвы желудка. То есть за брошенного сгоряча «козла» оба супруга отвечают своим здоровьем. Физиологически самый рациональный выход – не сдерживать готовый к бою организм: от души поорать, подраться. В социальных низах частенько так и делают. Интеллигенция находит подчас экзотические способы канализировать стресс. Знакомый сексолог, собаку съевший на улаживании чужих конфликтов, от своих собственных… убегает. Жене известно: когда муж достает кроссовки, он считает, что ссора зашла в тупик, и нужно сбросить пар. Кроссовки, можно сказать, ритуальные. Есть другие, для спортзала, для загородных поездок, а для бегства от семейных ссор – те, которые он впервые надел в аналогичной ситуации лет пятнадцать назад. На них живого места нет, подошвы протерты до дыр – наглядный укор жене. Однажды после примирения и взаимных клятв она собственноручно отнесла кроссовки на помойку. Прошло время, и при новой ссоре муж достал те самые припрятанные кроссовки… А вот зарисовка с натуры: на даче у друзей вижу, как из соседнего дома выскакивает на снег человек в трениках и в майке и с яростным выдохом, будто махновец комиссаров, рубит дрова. Расколотые поленья разлетаются в опасной близости от застекленной веранды и глубоко втыкаются в сугробы. Уничтожив десятка три «врагов», рубака удовлетворенно вздыхает, садится на колоду и закуривает. Дом у него – замок: кирпич малиновый, окна стрельчатые, крыша медная. Отопление, конечно, газовое – оно у всех в поселке. Поленница деревенского вида на мощеной булыжником дорожке смотрится, как тулуп и валенки в Белом Доме. Рубака замечает нас с подругой, машет: – Соседка! Дрова нужны? Идем с подругой за дровами. Она оценивает количество наколотых поленьев и улыбается: – Опять из-за сына ссорились? – Из-за сына. «Купи мальчику машинку – джип «Чероки», – добродушно передразнивает жену рубака. – Пускай сначала старую бить отучится! Он уходит в дом, а мы возвращаемся к себе с полными охапками и сваливаем дрова под лестницей. – До конца зимы хватит, – оценивает подруга. И правда, чтобы изредка, «для души», сжечь несколько полешков в камине, много дров не нужно. Еще раз смотрю на участок соседа: поленница там заготовлена, словно для зимовки в Сибири. Повар на коленях «Стервенись, иначе мужик обнаглеет», – учила меня старшая подруга Таня. Сама жила с милым и тихим по характеру Женей, поваром высшего разряда. Выходя за него замуж, она то говорила «да», то отказывалась; то подавала с ним заявление в загс, то забирала; наконец, чуть не удрала из-под венца. Помню свое недоумение: зачем ты это вытворяешь – не любишь его? Таня в ответ хмыкала: «Пойми, я самая большая его победа в жизни! Держаться будет руками и ногами!» В быту ее Женя – золото. Слабости (кроме главной – Тани): обожает рыбалку и, работая поваром по вторым блюдам, то есть целыми днями имея дело с сырым мясом, любит колбасу и сосиски, потому что они уже готовые. Колбаса, рыбалка и один раз в год к морю – вот все Женины потребности. Таня, темпераментная женщина, мечтала о страстях, на которые Женя решительно неспособен. Придиралась по мелочам (опять же к колбасе, к рыбалке или, например, к тому, что взял полотенце не того цвета). Глобальную семейную ссору Таня устроила после семи лет покоя. Беременность, о которой она еще сама не подозревала, перестраивала организм и заставляла капризничать. А у Жени как назло подошел отпуск. Таня наотрез отказалась ехать с ним к морю, и он укатил один, ожидая, что она к нему присоединится через несколько дней, как уже бывало. После этого Женя на всю жизнь виноват, а у Тани есть железный упрек на все случаи: «Ты меня бросил беременную!» Хотя, повторюсь, о беременности Таня сама не догадывалась. Тогда она переехала к маме (та, врач, сразу во всем разобралась). Вернувшийся с моря Женя на развлечение соседям отстоял должное время на коленях под дверью тещиной квартиры и был прощен. Таня ходила счастливая, ребенок родился крупным и здоровым. А что же, спросят нормальные мужики, этот телок Женя? Ну, на Женю не равняйтесь. Женя в ресторане с мясом работает, он ножами и топориками так по косточкам и мякоти шурует, что вся агрессивность сбрасывается. Так что тихая рыбалка и стояние на коленях перед женой ему только в радость. Ссора показывает, что супруги друг другу небезразличны. И впрямь, мне нет дела до того, какую шляпу и галстук надел мой сослуживец. Даже если он похож на Незнайку, я хмыкну про себя и смолчу. Но мужа в старом галстуке из дома не выпущу, пускай это и будет стоить мне миллиона нервных клеток. Мужчины больше, чем женщины, склонны сдерживать свои эмоции. Приняв эту сдержанность за безразличие, жены порой нарочно провоцируют скандалы. Нервная реакция мужа при этом служит им доказательством любви: с чужой-то он бы так не собачился… «Бьет – значит любит» у нас в крови. Как в первый раз Светлана и Коля за свою долгую супружескую жизнь ходили в загс три раза разводиться и четыре – регистрироваться. Первый развод был фиктивный, еще при советской власти: нужно было прописать Колю к престарелой родственнице, чтобы не потерять ее квартиру. Имея ребенка, разводились через суд. Светлана искренне говорила: «Он стеснялся со мной гулять, когда я была беременной. Он не приходил ко мне в больницу, когда я повредила ногу». Судья чуть не плакала. Потом они крепко ссорились, разменивали жилплощадь и поселялись на соседних улицах, ревниво следя за личной жизнью друг друга. Когда казалось, что кто-то злоупотребляет своей свободой, начинались действия, напоминающие ритуальные брачные танцы народов природных цивилизаций. Коля искал какой-нибудь повод зайти – лучше денежный, потому что Светлана хорошо ведется на деньги. Например, объявлял: «Я получил большую премию, но это мое, на сына платить не хочу (хотя никто и не заставляет платить: сыну давно больше восемнадцати), а лучше куплю ему горные лыжи или дам на мотоцикл». Эта чушь казалась и ему, и Светлане вполне логичной, потому что позволяла встретиться, не теряя лица. Так он (она) мне даром не нужен (не нужна), но ради сына придется пообщаться. Светлана заводила пирожки, жарила парную телятинку. Обстановка для примирения создавалась та еще. Стояли умопомрачительные запахи домашней еды и дорогих французских духов. Не застилалась постель, надевались розовые домашние брючки без белья, ну и сами понимаете… После этого они ходили по театрам, выставкам и ресторанам, держась за ручки. Придя в очередной раз расписываться, цвели так, что знакомые работники загса вместо упреков – «опять у вас какие-то аферы» – были за них счастливы: «Ну, слава богу, наконец-то помирились!» За сим Светлана с Колей соединяли жилплощади, причем всегда удачно. Светлана – Светлана Петровна, вечно молодая, но хорошо за сорок деловая дама, уважаемый главспец министерства. А Коля – Николай Николаевич – кандидат наук, лауреат, талантливый инженер-изобретатель с международной известностью. Почему они не могут просто жить? Так ведь эмоции притупляются. У сексолога (того, который убегает от скандалов в старых кроссовках) есть специальный курс: восстановление сексуальных реакций. Начинается с того, что жену и мужа учат прикасаться друг к другу, как в первый раз. А Светлана с Колей достигают того же без сексолога. Разведенный супруг – уже не твой. Его можно снова добиваться, наслаждаясь всеми эмоциями молодости. Подарок для оболтуса Сын знакомых привел в дом невестку. Он инженер-электронщик, еще во студенчестве начал прилично зарабатывать. Но для родителей, как и всякий ребенок, – еще мальчик, не авторитет. Иное отношение к невестке. Ее считают девушкой, безусловно, положительной; то, что она подарила себя «нашему оболтусу», воспринимают с некоторой опаской: вдруг разочаруется, передумает? Балуют ее без меры, и это бы полбеды, но мамаша молодой женщины тоже уверена, что ее доченька – редкий подарок, незаслуженно доставшийся какому-то инженеришке. Единственный, кто высоко ценит парня, – тесть, но его голос мало что значит. Итак, трое солидных людей твердят молодому мужу: тебе такое счастье досталось, должен ноги мыть и воду пить! А счастье, откровенно говоря, глуповато и при этом буквально на глазах наливается ощущением собственной исключительности. Прожили полгода – она стала по малейшему поводу сбегать к матери за очередной дозой комплиментов и накачкой против мужа. При этом она знает, что дома мужа пилят собственные родители: «Обидел девочку, проси прощения!» Он гладит брюки, покупает цветы и едет. Пыталась я объяснить его матери, что они разрушают молодую семью. С такой раздутой самооценкой девчонка того и гляди бросит мужа, пойдет олигарха себе искать. Или они объединенными усилиями сломают парня, превратят в подкаблучника, а это значит, что и карьера ему не светит: на безответных везде воду возят. Мать меня не понимает. Припоминает студенческие пьянки-гулянки сына (господи, да кто в эту пору не пил и не гулял!), делает вывод, что его нужно держать в ежовых рукавицах. По ее мнению, Леночка справляется с этим великолепно. Ну, покапризничает иногда – невелика плата за то, что она вытащила сына из пучины… На этапе создания семьи ссоры неизбежны, утверждают ученые. «Ссора является механизмом заполнения адаптационного зазора, возникающего в результате изменения структуры семьи, инструментом «настройки», корректировки взаимоопределяемых статусов ее членов в новом составе», – это мнение, как ни странно, этнографа, изучавшего то самое дореволюционное крестьянство, которое нынешние писатели-деревенщики считают воплощением добродетели. Примерно то же самое, но попроще выразил современный семейный психолог: «В начале супружеской жизни нередки «клановые конфликты», когда связь с семейной группой, из которой вышел один из супругов, препятствует образованию новой связи в новой семейной группе». И совсем афористично однажды выразил эту мысль мой муж: «Родителей хорошо любить издалека». Справка ВМ: ХАРАКТЕР – ЭТО НАВСЕГДА В супружеских конфликтах 69% времени уходит на споры о том, что изменить невозможно: характер и темперамент партнера, отличия женщины от мужчины. Попытки разрешить неразрешимое лишь повышают уровень стресса. Факт: ПОЧЕМУ ОН ЗАСЫПАЕТ? «После всего он отвернулся к стенке и заснул» – очень тяжкое и, пожалуй, самое распространенное женское обвинение мужчине. С нашей точки зрения он «получил свое и утратил интерес», «черствый», «не любит». На самом деле у мужчин просто другой энергетический обмен. В крови у них на 20% больше эритроцитов, несущих кислород тканям. Они способны на большие усилия, чем женщины, но быстрее теряют силы. Так что если заснул – значит всего себя отдал. Стоит ли обижаться? Рекламная пауза: В КАЖДОЙ ЖЕНЩИНЕ ЖИВЕТ СТЕРВА «СТЕРВА – труп околевшего животного, скота; падаль, мертвечина, дохлятина, упадь, дохлая, палая скотина. Ныне корова, завтра стерва. Стервенеть, стервениться, стать, приходить в остервененье, в бешенство, неистовство, ярость, зверство; начать остервеняться». В.И. Даль, толковый словарь живого великорусского языка, XIX век. В каждой женщине живет стерва. Просто одна не знает о ее существовании, другая активно свою вторую сущность использует. Если ты об этом и не подозревала, при желании и упорстве все стервозное можно в себе откопать! Ну, что, ты готова отправиться на раскопки в свое подсознание? Готова поразить себя своими новыми способностями?» РЕКЛАМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ТРЕНИНГА, ХХI ВЕК. Практикум: Получасовая ссора увеличивает время заживления мелких ран в среднем на день. Таков результат эксперимента, проведенного исследователями из университета Огайо над 42 супружескими парами в возрасте от 22 до 77 лет. Подопытным наносили царапины на кожу рук, после чего устраивали сеанс примирительной психотерапии. Раны у всех затянулись в течение пяти дней. Спустя несколько месяцев эксперимент повторили, спровоцировав тридцатиминутную ссору между супругами. Заживление ран замедлилось! Особенно «отличились» пары, у которых, по предварительным опросам, и без того были напряженные отношения: заживление царапин у них заняло около недели. По мнению экспериментаторов, в реальной жизни последствия ссор еще тяжелее, ведь над скандалистами не стоит лаборант с секундомером. Особый случай: СЕМЬЯ БЕЗ КОНФЛИКТОВ «Куда бы мы ни переезжали, я брал ее с собой. Наша маленькая семья была всегда вместе», – со слезами поведал суду житель Пекина Чжао Цинсун, три года хранивший в холодильнике труп убитой им жены. Чжао трижды переезжал на новую квартиру, не расставаясь с женой. Воздвиг на холодильнике статуэтку богини милосердия и курил ей благовония. «Маленькую семью» разрушил риелтор, который осматривал для продажи очередную квартиру Чжао и заглянул в холодильник. ЦИТАТА В ТЕМУ: Может быть, Природа и устроила так, чтобы двое людей влюблялись друг в друга и даже чтоб они сочетались браком. Но человек придумал супружеские ссоры и ревность, и разводы, и алименты – и халатность Природы компенсировал с гаком. Американский поэт Огден НЭШ (1902-1971) Постскриптум: Неужели нельзя обойтись вообще без ссор? Мы с мужем обходимся. Но сначала надо было прожить пятнадцать лет вместе, вытащить друг друга из непростых болезней, выяснить, кто «главный по тарелочкам», а кто – по вопросам мировой истории. Пока выясняли, бывало всякое. Лично я никогда не мирюсь первая. Но это мои характерные или даже астральные особенности: Овен я, баран, стало быть, и упираюсь сильно. Сама не пойду мириться, но легко соглашаюсь на примирение, когда приходят ко мне. Муж выманивал меня «поговорить» из родительской квартиры и увозил в тапочках и халате обратно в гнездо. Нет ничего приятнее, чем в феврале, по снежной пороше уехать к любимому в чем была. А он потом сапоги новые купит и шубу.

Первая любовь – всегда без правил

Первая любовь – всегда без правил. Барышня втрескивается в хулигана, мальчик из хорошей семьи – в оторву. Наконец, самый щадящий родительские нервы вариант: юные влюбленные из одной социальной среды. Все равно в тартарары летит учеба, серьезному испытанию подвергаются отношения с родителями. А главное – ради чего? Ведь им рано! У первой любви либо вовсе нет будущего, либо оно гораздо драматичнее, чем у пар, которые успели «нагуляться» и строят семью, обладая маломальским опытом. Но путь к опыту и лежит через первую любовь. Ее не переждешь и не объедешь. Если б не девчонка, остался б пастухом Бизнесмен Андрей давно отметил сорокалетие, давно в разводе, но новую половину искать не хочет. Ему в жизни повезло – женился в двадцать на своей первой любви, которая стала и его первой женщиной. На свадьбе смотрел влюбленными глазами на свою девочку и видел ее в пионерском галстуке с белыми бантиками. Профессия у них была одна – переводчики. Но разный опыт. Он – курсант, два года в казармах, вокруг одни мужики, которые о женщинах в основном говорят, и в основном небылицы. Она – студентка престижного вуза, вокруг опять же мужики, да из непростых семей, валюта под давлением прет из карманов. Давно не пионерка и не девушка, и трудно ее осуждать за это: в каждом микросоциуме свои понятия о дозволенном, а кто хочет играть по другим правилам, тот выпадает. Она быстро поняла, что не следовало входить в давно утекшую речку юности. Ее раздражала советская еще Германия, куда поехала за мужем служить, квартира его родителей на Чистых прудах. Вернулась в Москву, переводила финнам, подыскивала гражданина Финляндии для «настоящего», «взрослого» брака. Через два года они развелись. Он сказал, что любит и будет ждать. В годы социальных потрясений Андрей со своим военным юридическим и свободным немецким ринулся в международный бизнес. Заработав на первый «мерседес», как мальчишка на новом велосипеде, колесил под ее окнами, чтобы она увидела. Зная ее любимые рестораны, появлялся там с девицами из эскорт-сервиса: у меня все пучком, видишь, кого отвергла? Первая любовь нередко дает толчок для карьерного взлета. Расхожий сюжет из теленовостей – политик или шоумен приезжает в родную деревню, а там отвергшая его красотка замужем за пьющим механизатором. И в глазах пресыщенного всеобщим вниманием человека вдруг загорится детское: «Видишь, чего я могу и стою?!» А механизатор, не сомневайтесь, ночью будет любить свою увядшую красотку, как в юности: «Все равно моя!» Старший друг отца, физик-ядерщик, почти ровесник ХХ века, однажды признался: «Я бы так и остался пастухом, если бы не девчонка». Конечно, я, сама тогда девчонка, заинтересовалась. Успела представить себе подругу жизни, верную спутницу. Оказалось – все наоборот: шестнадцатилетняя первая любовь пастушонка вышла замуж (в деревне взрослеют рано). С четырьмя классами образования он уехал в Москву, поступил в фабричнозаводское училище – и началась обычная для тех лет карьера. Когда уже в пятидесятые годы его фамилию опубликовали в списке лауреатов государственной премии, он думал о своей деревенской любви: прочтет ли она газету, поймет ли, что это он?! «А она прочла?» – наивно спросила я. И услышала: «А черт его знает! Я же там не был с тех пор, как уехал». Здесь и сейчас Психологи объясняют: первая любовь – это полигон, на котором мальчик и девочка создают новую для себя модель поведения мужчины и женщины. Интернет-форумы полны неотличимыми друг от друга эпизодами: «Он стоял (сидел), а я нарочно прошла мимо, а Он сказал (или не сказал, а посмотрел, или не посмотрел). Девочки, что делать?!» И девочки дают советы «на личном опыте», которого практически нет: «Попробуй не обращать на него внимания или подойди к нему и скажи все прямо» – словом, действуй перебором, авось что-нибудь получится. Для участников этой переписки она полна ярчайших эмоций, которые успели позабыть взрослые. Поэтому естественная (но совершенно неправильная) реакция родителей – «Дурью маешься, а уроки не сделаны». Идеальный родитель найдет время выслушать подростка и постарается все понять. Но совет даст взрослый: «Ну и забудь. У тебя этих денисов еще будет вагон и маленькая тележка!» А ребенок-то живет сегодняшним днем! Ему не нужен вагон денисов в неопределенном будущем, а нужен конкретный Денис здесь и сейчас. Или вообще никого и ничего. И вот уже на горизонте маячит явление, удостоенное специального названия: «подростковый (пубертатный) суицид». До сих пор не знаю, отчего погибла девочка из соседней школы, моя ровесница. Нам говорили – любила сидеть на подоконнике, выпала из окна случайно. Но среди подростков ходили другие слухи. Мы даже во главе со «все точно знающей» подругой бегали смотреть на парня, из-за которого несчастная покончила с собой. Факт тот, что каждый второй подросток всерьез думал о самоубийстве, а до 15% пытались свести счеты с жизнью. Другое дело, что такие попытки зачастую начинаются и заканчиваются тем, что подросток набирает таблеток (идет к электричке, открывает газ), но боится сделать решающий шаг. Родители, вернувшись с работы, застают ребенка перевозбужденным, и только. То есть первая любовь, конечно, полигон, но чувства на нем испытываются нешуточные и погибнуть ваше чадо может ни за грош. Что делать родителям? Главное – не мешать! Да, вы прекрасно видите, какое чудовище эта Манька, которая бесстыдно совратила вашего домашнего мальчика. Но дальше-то что? У вас всего два варианта действий. Сказать: «Или я, или она!» – и устраниться от решения проблемы. Мальчик все равно будет с ней встречаться, только втайне от вас. Второй вариант – не выпускать ситуацию из-под контроля. Помните, я начинала с того, что подросток в поисках взрослой модели поведения с партнером действует перебором вариантов? Вот и подскажите ему вариант. Ненавязчиво: «Когда папа за мной ухаживал, он оборвал все клумбы в районе» – пускай мальчик побезумствует, он будет чувствовать себя способным на рискованный поступок ради своей дамы. Или: «Мне достались билеты в театр – возьми, может, пригодятся кому-нибудь из знакомых». И пускай вульгарная Манька заявится в театр без лифчика, пускай шоколадкой пошуршит, пускай ему за нее будет стыдно. Взрослым с их опытом нетрудно спланировать ситуации, в которых нежелательный подросток будет вести себя неадекватно, станет посмешищем. Только самим смеяться над предметом обожания своего сына/дочери нельзя. Ребенок воспримет это как предательство. Короче говоря, первая любовь должна исчерпать себя до конца. Влюбились – узнали друг друга – разочаровались – расстались. Если вмешаться, разлучить, у человека останется заноза на всю жизнь, и будет он уже в зрелом возрасте шарахаться к той, недолюбленной. А вы на всю жизнь останетесь виноватыми. Я ли не ждала? То, что вся мальчишечья половина класса была влюблена в Наташу, а вся девчачья – в Андрюшу, иначе как местной модой не объяснишь. Все пишут ей (ему) записочки и торчат под окнами, а я чем хуже? Труднее всех в этой ситуации было главным героям: как тут разобраться, кто правда влюблен (влюблена), а кто – лишь за компанию? Андрюше нравилась Надя, но Надя, влюбленная по уши, была гордая и не давала ни понять, ни прикоснуться. Дала понять Наташа, и одноклассники одобрили их союз: кумир выбрал кумира, никому не обидно. Надя ждала его до тридцати лет, потом родила «для себя». Как жили Андрей с Наташей, как расстались – отдельная история. Факт тот, что через двадцать лет Андрей пришел к Наде. У него двое взрослых детей, которые не против того, чтобы отец устраивал жизнь, как ему хочется. У нее мальчик, который, наоборот, горячо против материной самостоятельности. Он любит папу и не понимает, почему они с матерью не поженятся. При всем том женского опыта у Нади практически нет, если не считать недолгих отношений с отцом мальчика, которые были сродни искусственному осеменению. Три года Андрей и Надя рвались друг к другу, пытаясь вернуться в переживания юности, но у сорокалетних это получалось неважно. То мальчик посмотрит на Андрея волком, заставляя крепко задуматься о будущем с таким приемным сыном. То Надя начнет вести себя как шестнадцатилетняя: недомолвки, обиды, намеки, ревность к работе, к детям и к черту лысому. А он давно прошел эти тренинги и хотел доверия и уюта. Вздохнул и ушел. Надя до сих пор не может понять, в чем виновата. Она ли не верная, она ли не ждала? И сейчас живет без мужа, хотя отец ее мальчика – вот он, по-прежнему готов жениться. Приз жизни, первую любовь – лысеющего, но все еще обаятельного Андрюшу, получила влюбленная в него с детства Лариса. Она была подругой его первой жены, наблюдала за ним всю жизнь и вила гнездо, в котором бывший кумир класса наконец-то обрел покой. Школьных друзей она решительно отсекла. Там еще с десяток девчонок, когда-то влюбленных в Андрея. Мало ли… Кризис середины жизни заставляет провести ревизию всего, что мы успели создать: карьеры, семьи, собственной личности. Мало кто остается абсолютно доволен результатами – и это нормально для людей 35–37 лет, еще не растерявших ни сил, ни амбиций. Но как раз они, нерастраченные силы и амбиции, шепчут: а не вернуться ли к началу, не попробовать ли то, что когда-то не удалось? И возвращаются, подсознательно ожидая встретить оставленного в прошлом подростка. Но на свидание приходит усталый мужик или битая жизнью стерва... Не застревайте в прошлом, предупреждают психологи, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Это все понимают. Но порой так хочется! Кто любил Маринку? Как собрались мы на юбилей школы, как орали в свои пятьдесят, что наша школа лучшая в мире, и наши девочки и наши мальчишки самые юные и прекрасные… Когда уже изрядно выпили (от счастья так и не опьянев), наш доктор наук грамотно сформулировал то, о чем всю жизнь думалось: «Как хорошо, что мы женились на других и остались для одноклассников светлыми мечтами юности, которые не разбились о быт!» Расчувствовавшиеся «мальчики» выпили за прекрасных «девочек» и заспорили, кто больше любил нашу первую красавицу Маринку. Маринка, сама доктор наук и мать троих детей, цвела как роза в этом море выплеснутой из глубины сердец нежности. Хитроумный финансовый воротила Сашка далеко за полночь заявил: вот вы ее любили, но выпили и за руль не сядете, а я весь вечер пил минералку и теперь повезу Маринку домой! Коммерсант Сережка полез к политологу Ольге: хоть теперь-то можно тебя проводить? А в квартиру пустишь? Грозился убить любого, кто встанет на его пути. Многоопытные «мальчишки» его остудили: морду сопернику следовало бить в шестнадцать лет, и теперь, в свои пятьдесят, она бы это ценила, но ты сдрейфил тогда... Сережка все равно пошел провожать, и, как и тридцать пять лет назад, Ольга захлопнула дверь перед его носом. Вот мы какие – всегда молодые, потому что смотрим друг на друга из юности. Остается только повторить за нашим доктором: «Как хорошо, что мы женились на других и остались для одноклассников светлыми мечтами»… НАЗЫВАЛИ ЛИ ВЫ СВОИХ ДЕТЕЙ ИМЕНЕМ ПЕРВОЙ ЛЮБВИ? Положительно ответили 40% женщин, родивших мальчика «для себя», без мужа, и 5% замужних (хранили тайну или боялись воспоминаний?). 35% опрошенных мужчин или назвали свою дочь именем первой любви, или хотя бы настаивали. ВЫ ИСКАЛИ ЖЕНУ, ПОХОЖУЮ НА ПЕРВУЮ ЛЮБОВЬ? На этот вопрос 60% мужчин ответили «да». Из них: нашли – 5%; не нашли – 70%; хотели вернуться к первой любви – 20%. Из пытавшихся вернуться ответили: «Было уже поздно» – ПОЧТИ ВСЕ; «Она меня ждала и была к этому моменту свободна» – 1 ЧЕЛОВЕК. Помнится, в то время образ женщины, призрак женской любви, почти никогда не возникал определенными очертаниями в моем уме; но во всем, что я думал, во всем, что я ощущал, таилось полуосознанное, стыдливое предчувствие чего-то нового, несказанно сладкого, женского... Это предчувствие, это ожидание проникло весь мой состав: я дышал им, оно катилось по моим жилам в каждой капле крови... И. С. Тургенев. «Первая любовь P.S.Думаю поинтересоваться у специалистов: а маньяки откуда? Тоже первая любовь послала куда подальше? И они пошли охотиться за красными пальтишками или русыми головками – или что там отпечаталось в памяти?ДАМА И ГИМНАЗИСТ В мае 1897 года на курорте Бад-Наугейм блистала голубоглазая красавица, великолепная певица с консерваторским образованием, жена штатского генерала Ксения Михайловна Садовская. На той ярмарке тщеславия, которая неизбежно возникает при курортном безделье, некая шабс-капитанша Александра Андреевна Кублицкая-Пиоттух и ее сестра Мария, старая дева, рядом не стояли с генеральшей. Из массы дам полусвета, привлеченных дешевизной жизни в Германии, их выделял только сын и племянник, златокудрый красавец, писавший стихи. Шестнадцатилетний гимназист только что сдал экзамены за седьмой класс. Таскал за маман и теткой зонтики и пледы, морщась, когда его называли домашним именем Сашура. Фамилию носил по отцу, первому мужу штабс-капитанши, – Блок. «Она первая заговорила со скромным мальчиком, который не смел поднять на нее глаз, но сразу был охвачен любовью. Красавица всячески старалась завлечь неопытного мальчика», – с желчью будет вспоминать тетка поэта. Правда здесь лишь то, что восьмиклассник влюбился. Садовская была ровесницей его матери, на воды приехала подлечиться после третьих родов. Может быть, в мыслях она и допускала курортный роман, но не такой. Не такой! Настырный гимназист сопел за кустами и по утрам клал цветы на ее порог. Не зная куда деваться, Садовская даже зонтиком его била по рукам. Но в глазах матери и тетки это выглядело изощренной игрой. «Он, ухаживая впервые, пропадал, бросал нас, был неумолим и эгоистичен. Она помыкала им, кокетничала, вела себя дрянно, бездушно и недостойно», – это теткина дневниковая запись. Ключевые слова – «БРОСАЛ НАС». Позже мать и тетка подтолкнут Блока к женитьбе на Любе Менделеевой, дочери великого химика – лишь бы забыл Садовскую. А потом будут бешено ревновать его к жене… У меня сильное подозрение, что тогда в Бад-Наугейме Садовская решила уступить притязаниям юного Блока назло возненавидевшим ее женщинам. И вот однажды… За старой липой покрывало Мелькнуло, скрылось… вот опять… И в лунном свете побежала Тропою тень ее порхать. В такую ночь успел узнать я, При звуках ночи и весны, Прекрасной женщины объятья В лучах безжизненной луны. До утра прождав сына, разъяренная Александра Андреевна бросилась к «гнусной совратительнице». Грозила серной кислотой в лицо и каторгой. Садовская молча выслушала истерические вопли – и распахнула дверь, предлагая выметаться. Не сумев разлучить любовников, мать нанесла коварный удар: «Куда деться, Сашурочка, возрастная физика, – заявила она сыну, – и, может, так оно и лучше, чем публичный дом, где безобразия и болезни?» Домой писала: «Сашура у нас тут ухаживал с великим успехом, пленил барыню, мать троих детей и действительную статскую советницу. Смешно смотреть на Сашуру в этой роли... Не знаю, будет ли толк из этого ухаживания для Сашуры в смысле его взрослости и станет ли он после этого больше похож на молодого человека. Едва ли». Встречи Блока и Садовской продолжались и в Петербурге, но осмеянная, опошленная любовь постепенно сошла на нет. Мать не подозревала, что впрыснутый ею яд отравил всю интимную жизнь сына. Женившись на Любе, он посвящал ей стихи – и только. «Физическая близость с женщиной для Блока с гимназических лет – это платная любовь», – констатировала платоническая жена. «Я до идиотизма ничего не понимала в любовных делах… Он сейчас же принялся теоретизировать о том, что нам и не надо физической близости, что это «астартизм», «темное» и Бог знает еще что». В 1909 году Блок с женой поехал в Бад-Наугейм. Стихи, которые он по обыкновению послал оттуда матери, дышат воспоминаниями о Садовской. Испугавшись призрака первой любви, Александра Андреевна пустила ложный слух о смерти противницы. Блок завершил лирический цикл «Через двенадцать лет», посвященный К. М. С. , такими строками: Жизнь давно сожжена и рассказана, Только первая снится любовь, Как бесценный ларец перевязана Накрест лентою алой, как кровь. И когда в тишине моей горницы Под лампадой томлюсь от обид, Синий призрак умершей любовницы Над кадилом мечтаний сквозит. Они больше никогда не встретились, хотя жили в одном городе и ходили по одним улицам. В двадцатые годы в Одессе врач-психиатр, поклонник Блока, разбирая вещи умершей в больнице полусумасшедшей старухи, найдет перевязанные алой лентой письма какого-то влюбленного гимназиста. Совпадение инициалов пациентки с посвящением «К.М.С.» заставит его прочесть письма. С изумлением он узнает в старухе «синеокую» – первую любовь поэта.

Женское соперничество равносильно настоящей войне

ПО СВОЕЙ ЭНЕРГЕТИКЕ ЖЕНСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО РАВНОСИЛЬНО ЛОКАЛЬНОМУ ВООРУЖЕННОМУ КОНФЛИКТУ. ПОРОЙ НА ОРЕХИ ПЕРЕПАДАЕТ И МУЖЧИНАМ Воспоминание детства: летний вечер, в распахнутое окно доносится бренчание дворового гитариста. Девичьи голоса выводят: «Побудь со мною последний этот вечер, пускай обидится соперница моя. Но обвинить тебя ей будет не в чем, я все расскажу ей, ни слова не тая». И я, младшеклассница, и, разумеется, невидимые исполнительницы, которым лет по 15–16, всей душой сочувствовали отвергнутой любимым героине песни. И только с наступлением женской зрелости я поняла, какая подлянка завернута в ее невинную просьбу. Мужчина по простоте душевной согласится побыть с нею один, последний вечер. Взамен его новая подруга получит подробный отчет, конечно, с заверениями, что ничего «такого» не было. Пускай помучается. Женский жесткий пинок каблуком под дых. Аперкот от Мальвины В кабинет школьной медсестры приводят успокаивать двух зареванных пятиклассниц. Одна – вылитая Мальвина, пухлогубая куколка. Хорошо одета, на шее висит мобильник. Как оказалось, отличница, любимица учителей и предмет обожания всех мальчишек. Другая – рыжая-конопатая шмакодявка. Неновая тесная курточка лоснится на локтях от грязи, и ясно, что девочка обделена не только хорошей одеждой, но и материнским вниманием. Телефона у нее нет – он и был предметом ссоры. Мальвина утверждает, что рыжая пыталась разбить ее «сотик». – Я только позвонить! А она жмотничает! – оправдывается шмакодявка. Репутация у нее – хуже некуда: ленится, хулиганит, дерется с девочками. Взрослые верят Мальвине, а между тем на пальчики прелестницы намотан забытый в горячке боя клок рыжих волос. Медсестра ищет пробел в шмакодявкиной голове, невольно ахает и лезет в шкаф за перекисью водорода. Плешь на месте вырванных волос чудовищная – с проступившими каплями сукровицы, размером побольше советского пятака. – Посмотри, до чего довело твое хулиганство! – сует ей зеркальце учительница (она привела девочек). – Ты сама виновата! Шмакодявка разглядывает свое ранение и ревет басом, заглушая воспитательные сентенции. (Подчеркну: я вовсе не обличаю здесь пресловутую учительскую «черствость», которая на самом деле – такая же профессиональная черта, как медицинская небрезгливость. Есть предел, за которым бессмысленно что-то требовать от учителя. Он просто сойдет с ума, если будет пропускать через сердце все детские горести)... Протягиваю руки шмакодявке, она доверчиво утыкается мне в плечо. Мальвину тем временем умывают и выпроваживают из кабинета. Выходя, она смотрит на соперницу с такой торжествующей гримасой, что ясно: в драке виноваты как минимум обе. – Хочешь, расскажу, как было? – говорю шмакодявке. – У нее есть все, а у тебя ничего. И вдобавок она задается. Пришла с новым телефоном и стала тебя дразнить. Тебе было очень плохо, и ты решила сделать плохо ей. – По справедливости, – уточняет шмакодявка. – А то она и красивая, и вообще! – Ну, разобьешь ты ее телефон, – продолжаю. – Ей купят новый. А с тобой перестанут дружить, потому что завистников никто не любит. Кому ты сделаешь хуже? Воспитуемая ревет с новой силой: с ней и так не дружат. Огорошиваю ее утверждением: – А ведь у нее тоже ничего нет! Не понимает, начинает с женской скрупулезностью перечислять обновки соперницы. – Это все родители купили. И учиться хорошо приучили родители. Выходит, она гордится тем, чего не сама добилась. Но ты же лучше! – давлю на самолюбие. – Ты добьешься сама! Рассказываю любимую историю (любимую – потому что она опровергает социологические закономерности) о своем соседе и однокласснике, который рос в семье плотника, а сейчас – завкафедрой в элитной академии. Девочка слушает, вздыхает: это сколько лет надо вкалывать, а хочется всего и сразу. Хочу закруглить «по-педагогически», мол, хотя бы в учебе ты можешь догнать соперницу! На глаза опять попадаются ее засаленные локти: думаю, какая же атмосфера в доме, где так запустили ребенка. Нет, нужно найти ей занятие подальше от мамаши, поближе к взрослой женщине, которая могла бы стать для девочки образцом. – А давай запишем тебя на спортивные танцы! Будешь стройная, спинка прямая, попа круглая… – Голова рыжая, морда конопатая! – недоверчиво продолжает она, но вижу: идея нравится. – А она? Подумаешь, блондинка! Про блондинок анекдоты рассказывают. В женщине главное – индивидуальность! Разве нет конопатых актрис? Кивает, глаза мечтательные. Уходя, старается держать спину прямо: в мыслях она уже крутая танцовщица, Мальвина вешается от зависти. Зависть – ключевое психологическое состояние, сквозной мотив соперничества. Она возникает у девочки с первыми гормональными всплесками и не оставляет ее до могилы. Успешной женщине зависть окружающих необходима как указатель: «Верной дорогой идешь, товарка!» Если никто не завидует, она провоцирует зависть, чтобы потом с упоением раздавить соперницу. Делим мужиков Интернет – лучший «полевой» социолог. Неинтересные большинству темы тонут в нем, как в болоте, зато интересные копируются, сканируются и размножаются на сотнях сайтов. Задав поиск по слову «соперница», я получила отнюдь не отчеты о боях теннисисток. По-бытовому простенькое «как победить соперницу?» Радикальное «удаление соперницы». Для верящих в чудеса – «как отвести соперницу с помощью магии». Корявое «способы, как красиво отомстить сопернице и избавиться от нее». И только в конце второго десятка найденных страничек фантаст Сергей Лукьяненко признается: «У моей жены есть соперница – пишущая машинка». Словом, битвы из-за мужчин – такая же неотъемлемая часть женской жизни, как приготовление еды и поиск способов похудеть. Как правило, интересны они только участницам и ближайшим знакомым. Позвонила, подышала в трубку. Подбросила записку. Пособачилась с соперницей, а то и в волосы ей вцепилась. Банально. Вот ходы поинтереснее. Одна моя знакомая «отмечалась», наматывая свой волос на пуговицу мужчине, вокруг нитки: он едва ли заметит, а по-женски внимательная соперница такой маячок засечет и устроит скандал. Она же «теряла» шпильки в чужой супружеской постели. Ну, а исподтишка пометить мужчину своими духами каждая догадается. Отваживая мужчину от соперницы, женщины часто делают вид, что не подозревают об их чувствах и этак между прочим говорят ему: «Какая у Маринки вульгарная помада!» Или вот, совет: купить такое же платье, как у нее, примерить при мужчине и сказать: «Какой ужас! Я ошиблась, это так безвкусно!» И пустить платье на тряпки или подарить подруге, чтобы каждый раз вздыхать (понятно, при мужчине); «Зря я подарила ей это уродское платье!» Этот совет дает женщина. Может быть, самолюбие такая тактика утешает, но не больше. Мужику плевать и на помаду, и на платье. Он может умилиться стираному сарафанчику и ужаснуться туалету от кутюр – все дело в том, как формировались его сексуальные предпочтения, которые ему самому далеко не всегда ясны. Сделав несколько попыток добиться желанного мужчину, женщина обычно утихомиривается и пытается строить счастье с сереньким, зато надежным «запасным». Хотя желанного не забудет. Через общих знакомых будет присматривать за ним, отмечать рост брюшка и лысины, убеждая себя, что ничего не потеряла, а соперница – проиграла, так ей и надо. Как в аптеке В служебных интригах мужчины способны на немыслимые для нас многоходовые комбинации (недаром есть мужские и женские шахматы). При всем том они пасуют перед примитивными женскими хитростями. Мой муж – провизор по первому образованию. Профессия насквозь женская: в его потоке на два десятка студентов-мужчин приходилось двести девушек. О годах своей работы по специальности он вспоминает неохотно, зато любит хвастаться действительно редкой записью в трудовой книжке: переводом из аптеки в корреспонденты газеты. Недавно встретил однокашника и затащил в гости. Пьем чай, мужчины рассказывают, как сложилась жизнь. Однокашнику прочили научную карьеру. Еще в студенчестве он имел публикации в солидных журналах, уверенно метил в аспирантуру. Но, как водится, мест в аспирантуре на всех не хватило, и попал он в армию офицером-двухгодичником. Не растерялся и уже через полгода командовал целым складом медикаментов, принимал лекарства вагонами, рассылал контейнерами. Отслужив, пошел искать работу в аптечное управление. Там посмотрели диплом (красный), расспросили о службе (ого!) и обрадовались: вот готовый заведующий аптекой. – Сразу не потяну, – признался однокашник, – в армии учет ведется по-другому. – А сразу мы тебе и не предлагаем. Пойдешь завотделом, подучишься, а через полгода… И объяснили, что нынешняя заведующая давно выслужила пенсионный срок, через полгода ей будет аж шестьдесят. Тогда-то ее и проводят на заслуженный отдых с почетной грамотой и вазой от месткома. В аптеку он шел не без опасений. Как сложатся отношения со старой заведующей? Не может же она не понимать, что ей прислали могильщика. Но женщина отнеслась к нему как мать родная. Раз он такой ученый, почти что аспирант, доверила самый сложный отдел – производственный. Это где раньше толкли порошки в ступках и делали детские микстуры от кашля с солодкой – сейчас во всех знакомых мне аптеках эти отделы закрылись. «Мать родная» объяснила новичку одну тонкость. В отделе свободны обе командные должности – и зава, и замзава. Став завом, он будет сидеть на одном окладе. А замзаву разрешено брать еще полставки. Лучше ему так и оформиться: замзавом на полторы – заработок будет больше, и при этом он останется главным в отделе. Избалованный высоким в те времена армейским окладом однокашник согласился – лишние сорок рублей на дороге не валяются. Полгода пролетели, аптека готовилась к плановой проверке. Подразумевалось, что старая заведующая отметит юбилей, инспекторы из управления проведут проверку, и она уйдет на пенсию, сдав аптеку преемнику. Накануне он снял остатки в своем отделе, все сошлось. Но когда за дело взялись инспекторы, всплыла недостача. Ошарашенный замзав бросился сверять их акты со своими черновыми записями. Не хватало (он помнит это и сейчас, двадцать лет спустя) ста граммов папаверина в складской упаковке. Отодвигал стеллажи – вдруг упаковка завалилась, – шарил по полкам – вдруг ее переложили. Не нашел. Это была еще не тюрьма – как материально ответственный он просто внес недостающие деньги. Но доверие утратил. Речи о том, чтобы передать ему аптеку, уже не шло. «Мать родная» сохранила должность, а через некоторое время добила соперника: привела ему начальницу, ведь ставка завотделом оставалась свободной. Замзав поговорил с новой начальницей и написал «по собственному желанию». Она была женой офицера – окончила вечернее отделение, в аптеке не работала ни дня: жила с мужем в далеком гарнизоне. С таким руководством он боялся при следующей ревизии попасть за решетку. Пошел опять в аптекоуправление. Та же инспекторша, которая полгода назад обещала ему аптеку, дорисовала картину. «Мать родная» подставляла его с первых же дней. Жаловалась, что армеец ничего не понимает в делах гражданской аптеки – пришлось дать ему производственный отдел, который, конечно, самый сложный, но и самый маленький по товарообороту. Его согласие стать не завом, а замом (из-за проклятых сорока рублей в месяц) она представила как признание некомпетентности: мол, парень сам осознает, что не тянет, просит себе начальницу. Так что пропажа папаверина только завершила интригу, о которой он даже не подозревал. Зато у нее ноги кривые Жизнь – длинный забег, результат виден только на финише. Один построил карьеру, разбогател, но сын-наркоман спустил в унитаз все социальные достижения семьи. Другой вроде не хватал звезд с неба, зато к его детям пришли достаток и уважение. При этом только у женщины жизнь – не просто длинный забег, а многоборье, постоянное соперничество на разных дистанциях и в разных видах. Мужское соперничество рационально: из-за карьеры, из-за неформального лидерства, из-за денег. В конечном счете это схватка за право отрезать от добытого мамонта кусок пожирней и побольше – и принести домой. Мужчина ревниво относится к коллеге, которому повысили зарплату, но не замечает его новый костюм. Чужой «Мерседес» выводит его из себя, только если подрежет его «копейку». Он всегда не прочь приволокнуться за чужой женой, но даже не подумает ревновать ее к собственному мужу. Если чужая жена оказала ему реальные или мнимые знаки внимания, победитель относится к мужу-рогоносцу со снисходительным сочувствием. Женщине все равно, какая зарплата у соперницы, то есть у любой другой женщины. Ей важно, сколько та тратит на себя (а получать и тратить – это, согласитесь, разные вещи). Новый костюм на коллеге она заметит раньше, чем успеет поздороваться. Оценит, сравнит со своим и, если чужой лучше, скомпенсирует разницу как минимум мыслью «зато у нее ноги кривые». Сидя за рулем серой «мицубиси», она злится на водительницу китайской микролитражки вишневого цвета, потому что яркая машина привлекает больше внимания. Вообще, из двух машин, хорошей и плохой, женщина выберет красную. Чужой муж далеко не всегда вызывает у нее эротические фантазии, но обязательно будет оценен с чисто искусствоведческой точки зрения. Если оценка окажется положительной, его жена вызовет примерно те же эмоции, что и водительница вишневой китайской жестянки. Словом, женское соперничество в первую очередь эмоционально и подвержено той знаменитой женской логике, которую мужчина не может ни понять, ни тем более опровергнуть На заметку: В блокнот любовнице: -Из двадцати женатых мужчин, имеющих любовниц, лишь один готов оставить семью ради новой подруги жизни. В блокнот разлучнице: -Семь из десяти мужчин, бросивших жену ради любовницы, в течение года возвращаются в старую семью. Часто причиной возвращения является известие о том, что у первой жены появился другой. Даже в разводе мужчина считает бывшую жену своей. В блокнот мужчине: -Когда женщина говорит «мне от тебя ничего не нужно», она намекает на то, что ее бескорыстие должно быть вознаграждено подарком. В блокнот женщине: -Когда мужчина вертится перед зеркалом, втягивая живот, он мечтает о другой. Когда он достает из кладовой забытые гантели, ищите соперницу! В МИЛЛИМЕТРЕ ОТ СЕРДЦА В России в начале ХХ века прославилась Вера фон Вик, генеральская дочь и любовница неверного штабс-капитана Измайловского полка Дмитрия Тумковского. Узнав, что штабскапитан увлекся купчихой Рубахиной, Вера стрелялась, но пуля прошла в миллиметрах от сердца. Оправившись от ранения, она столкнулась с купчихой на улице: ненавистная физиономия высунулась из проезжавшего по улице ландо и показала Вере язык. Тогда генеральская дочь подкараулила Рубахину и плеснула ей в лицо серную кислоту. Потом села на извозчика и поехала в полицию сдаваться. Суд присяжных оправдал Веру, не подозревая, что вскоре в стране начнется настоящая «кислотная» эпидемия. Хористка облила кислотой любовника-студента и его новую пассию. Крестьянка, мстя некоему унтер-офицеру флота, от которого родила ребенка, выплеснула кислоту в тот момент, когда изменник шел в строю. Изуродовала троих солдат, унтер отделался испугом. По женскому примеру за кислоту взялись ревнивцы. В 1911 году судили 58 «кислотников» обоих полов, в 1914 – уже 245. Чудовищная эпидемия спала только с началом Первой мировой войны. РОКОВОЙ ПРЫЖОК В прошлом году разбилась опытнейшая бельгийская парашютистка Элс Ван Дорен, имевшая за плечами две тысячи прыжков. Оба ее парашюта, и основной, и запасной, оказались намеренно испорчены. Видеокамера, установленная на шлеме несчастной, фиксировала все подробности ее падения с чудовищной четырехкилометровой высоты. Вскоре полицейские установили, что тридцатисемилетняя Ван Дорен отбила бойфренда у своей молодой подруги по спортивному клубу. Прыжок, ставший для нее роковым, они совершали втроем: оскорбленная девушка насладилась местью и заодно припугнула изменника. Обвинение осталось недоказанным; подозреваемая попала в руки психиатров, потом пыталась совершить самоубийство.

Мужская дружба глазами женщины

Феномен мужской дружбы исследуют не одну тысячу лет. Установлено, чем античная дружба отличается от средневековой, современная американская – от, например, японской. При всем том в научных трудах нет-нет да и наткнешься на недоуменное: «Природа дружбы темна»… Содом с геморроем В самом деле, есть большая иерархическая пирамида – общество. Есть пирамиды, его составляющие: политики и электорат, хозяева и наемные работники, начальники и подчиненные. Есть семья – своеобразная, но тоже ведь иерархия. И есть дружба, которая в эту архитектуру встроена очень слабо. Друг тебя что – по службе повысит или даст заработать? Случается и такое, но это не главное. Может быть, друзья укрепляют семью? На первый взгляд – ровно наоборот: друзья отнимают свободное время, которое глава семьи мог бы провести с чадами и домочадцами. Причем с женской точки зрения, отнятое время убивается варварски, часто заодно с печенью убийц. Не всякая жена может признать, что мужики в своей компании стравливают пар, накопившийся в семейных отношениях. Роман – непробиваемый флегматик. Любит сравнивать себя с селом Большие Грязищи – тем самым, на которое в анекдоте сбросили атомную бомбу, но вместо взрыва услышали только хлюп. Весь семейный темперамент сосредоточен в его жене Людмиле, по-домашнему Люське. По ее оценке, то, что недавно устроили в доме Роман с друзьями, это «Содом с геморроем» (только не поймите буквально!). Итак, семейная проблема: наследнику Дениске стукнуло три года, пора отселять его из родительской спальни. Главную работу как всегда взяла на себя Люська. Уломала мужа отдать под детскую кабинет, сохранив гостиную, которой супруги практически не пользуются. Роману остались пустяки: вывезти четыре тысячи книг и сделать ремонт. Книги надлежало складировать в полученной по наследству комнате на другом конце Москвы. На погрузку-перевозку Люська выдала отдельную сумму и, забрав сына, уехала к маме. Что должен был сделать нормальный (в Люськином понимании) муж? Упаковать книги и нанять «Газель» с грузчиками. Что сделал Роман? Купил на все деньги большой бочонок пива и позвал друзей детства. Субботу отвели на неспешную упаковку библиотеки и потребление напитка, воскресенье – на перевозку, все честь по чести. Выпросили в магазине коробки из-под бананов; упаковали по коробке, выпили по кружке. Повторили то и другое. И еще. Коробка – кружка, труд – награда. Так оно ладно шло, пока друзья не добрались до задвинутых в недра старого шкафа детских книг. А пива в желудках бродило уже немало, и разговоры от семейной рутины перетекли к годам беззаветной мальчишеской дружбы. И вдруг, как по заказу, появился на свет «детгизовский» Мюнхгаузен, которого читали по очереди вслух почти тридцать лет назад… К вечеру позвонила Люська. Выслушала заверения, что процесс идет полным ходом, уловила в голосе мужа хмельные нотки и поехала на квартиру с инспекцией. Дверь открывала тихо, чтобы застукать с поличным. И застукала. Три отца семейств – «белые воротнички», небольшие, но начальники – сидя на полу, самозабвенно читали вслух, вырывая друг у друга книжку: «Мюнхгаузен, – воскликнул шах, обнимая меня, – если ты действительно очистишь Луну, клянусь бородою пророка, я сделаю тебя графом персидским!» Вздорная баба эта Люська. Ворвалась, накричала… А много ли таких счастливых, таких искренних минут случается в жизни взрослых людей? Жим лежа Историю подбросил приятель мужа. Однажды тренажерный зал, где он занимался, оказался закрытым на VIP-обслуживание. Приятель стал качать права, а он, между прочим, служит в налоговой. Менеджер, отчего-то помявшись, провел ершистого клиента в другой зал. Тренажеров там было поменьше, на свободной половине занимались борцы. Приятель сел, качает мышцы и смотрит. Подошел парень – живот выложен плиточкой, бицепсы как у молодого Сталлоне. Слово за слово, узнал, что человек здесь оказался случайно, и стал агитировать за классическую борьбу. Приятель отвечает односложно, чтобы не сбить дыхание. А Сталлоне разошелся: мол, прикладного смысла в «классике» нет, это не карате, чтобы на улицах драться, зато тело развивается по античным канонам. Приятель похвалил тело и перешел к штанге, упражнение «жим лежа». Сталлоне взялся страховать, чтобы новый знакомый не уронил штангу себе на горло. Приятель, значит, жмет, а Сталлоне нависает над ним похваленным телом. И вдруг приятель замечает, что тела в некотором месте становится все больше. Тут у него как пелена с глаз спала. Глянул, как борцы в тонюсеньких трико лапают друг дружку по античным канонам. Глянул опять на Сталлоне – ну точно, итальянский жеребец! Чуть, правда, не прибил себя штангой. Спасибо, Сталлоне выручил, подхватил вес. Забеспокоился. Это, говорит, у вас с непривычки. Хотел проводить приятеля до раздевалки, но тот не дался. Итальянский жеребец все равно был рад знакомству. «Хорошо, – сказал, – что нашего полку прибыло!» Главное, делился приятель, они были совершенно не похожи на геев, какими их показывают в кино. Мускулистые парни с мужественными голосами. С тех пор он заболел гомофобией. Десять лет работал с шефом, не раз бывал у него на даче, где принимали считанных по пальцам людей. Не видел ничего дурного в привычке старика, крепко выпив, облобызать отличившегося сотрудника. И вот во время очередных дачных посиделок шеф его обнял… А приятель окаменел. Дыхание перехватило, в глазах темно! Шеф почувствовал, удивился: «Ты чего?!» Пришлось рассказать про античных борцов. Гомофобия передалась шефу. Весь вечер вспоминал, как реагируют на его поцелуи разные сотрудники, и выходило, что некоторые реагируют подозрительно. Трудно быть мужчиной в наш просвещенный век! Не наша невеста В древнегреческой культуре дружба была исключительно мужской прерогативой. «Зависимое положение женщины и обусловленная этим ее интеллектуальная неразвитость исключают возможность глубокой дружбы с ней», – объясняют в наши дни социологи. Ага, значит, у современных женщин не должно быть проблем с дружбой? Они ведь и независимые, и развитые (во всяком случае, образованные). Смотрю на мужа, на редеющий круг его друзей… Вошел ли в него хоть один человек за последние пятнадцать лет? Нет. Все те же постаревшие мальчики, которые когда-то ходили в походы. Сейчас это называют экстремальным туризмом, а они экстрима просто не замечали. Ну перевернулась байдарка – весело. Ну открывали сезон 8 Марта, выкапывая место для палатки в снегу – так ведь у них с собой было. Один полчаса нырял в холодной воде, разыскивая утопленные консервы, другого просто не приходилось подгонять, когда все устали, а нужно дотемна поставить бивак. Тогда они что-то друг про друга поняли, определили степень надежности – и разделили приятелей на друзей и, может быть, замечательных людей, которые остались просто добрыми знакомыми. История из тех лет. Витя, как шутили в компании, заневестился. На встречах в городе появлялся в новых галстуках, сменил тройной одеколон на импортный парфюм, «Яву» на «Кэмел». С вечеринок уходил рано и практически трезвым, а в загородные вылазки не ездил вовсе. На требование показать невесту обществу Витя отвечал, что его девушка не вписывается в компанию, а значит, нечего ее мучить. «Представляете, – говорил он, розовея, – она не пьет спирт даже пополам с «фантой» и ненавидит песни под гитару!» Эти обстоятельства потрясали Витю до глубины души. Офицер по профессии, солдафон по складу характера, он впервые встретил не боевую подругу, а принцессу, которая морщила носик на его анекдоты о поручике Ржевском. Витю поняли и поклялись вести себя прилично. Для смотрин предложили «детский» маршрут. Между прочим, выезжали в него и семейные пары с детьми от двух месяцев до пяти лет. (Ох, бежит время! Тогдашние пятилетки уже сами замужем.) Витина принцесса явилась к месту сбора накрашенной и на каблуках. По ходу выяснилось, что она собралась на дачу. Тут сказалась разница в менталитете. Витино «полчаса по Рижской, а там недалеко» принцесса восприняла как «отвезут на машине, а там, естественно, дом, потому что люди в лесу не ночуют». С необходимостью ехать на электричке она молча смирилась. Известие о том, что придется топать пять километров пешком, приняла за шутку. Не верила, пыталась свернуть к ближайшему поселку. Каблук сломался на третьем километре. Принцесса одарила Витю таким взглядом, что штатский человек бегом вернулся бы на станцию, чтобы броситься под поезд. Толстокожий Витя только предложил отломить второй каблук, для симметрии. Она не согласилась и стоически дохромала до стоянки. Началась бивачная суета. Малолетки таскали веточки для костра, они подражали родителям. Витина принцесса сидела на матрасе, она подражала Принцессе на горошине. Потом у нее заболела голова. Это от кислорода, у горожан часто бывает на природе, успокоил Витя и спрятал зазнобу в палатку: надышит – кислорода будет меньше. Не то дышала принцесса редко, не то голова у нее оказалась совсем слабая, только рецепт не помог. Когда кто-то бренькнул на гитаре, больная мучительно вскрикнула. Развели костер в стороне, ушли петь. Витя остался с больной, так и просидел до ночи. А ночью все вскочили от пронзительного визга. Оказалось, что Витя, дождавшись, когда больная задремала, выполз к друзьям попить пива. Она проснулась – темнота, деревья шумят, кто-то, кажется, бродит за тонкой тряпочкой палатки, и вокруг никого на всем белом свете… После этого похода друзья, среди которых был врач и одна женщина – семейный психолог, пытались объяснить Вите, что его принцесса – просто стерва, причем ревнивая. «Стерву» Витя пропустил мимо ушей, приняв за оскорбление, хотя это было точное определение. Второй пункт попросил уточнить: к кому она ревновала, если в компании не было свободных женщин? К друзьям, ответили Вите. К лесу, к костру, к песням. Она по натуре госпожа, никогда не смирится с тем, что ее мужчине хорошо с кем-то помимо нее. А надо еще сказать, что сам Витя обожает делать людям хорошо. Всегда зажимает последнюю бутылку пива, чтобы наутро вручить страждущим в обмен на благодарный взгляд. Он судил по себе и психологических тонкостей не понял. Женился. Прожили три года, еще год судились. Сейчас и у Вити, и у его бывшей новые семьи. Она утверждает, что Витя в подметки не годится нынешнему мужу, но зачем-то звонит время от времени. Как генерал вермахта, жалеет об утраченных победах. По-прежнему считает, что правильно отваживала Витиных друзей, от них одни расходы и пьянство. Только действовать надо было решительнее. Крестовое братство Колька – подранок локальной войны. Нет, на теле ни царапины, но в какие лохмотья искромсали душу парня, когда подчистую было уничтожено его подразделение? Он ушел на дембель за считаные дни до гибели ребят. Спасибо прабабке, вдове красного командира. Как только вышел приказ, она стала названивать в военкомат: «Вас беспокоит военная пенсионерка такая-то. Мне восемьдесят девять лет. Хочу перед смертью увидеть внука…» Уважили, дали увидеть. Со службы Колька привез кассету: ребята поют на три аккорда неуклюжие песни – армейский фольклор, – а потом каждый: «Пока, брат! До встречи, брат!» Все хотели ехать домой через Москву, остановиться у Кольки и погулять по столице… Он теперь навещает родителей убитых товарищей. Кому машину починит, кому вскопает огород. В год, когда его призыву исполнялось двадцать пять лет, объехал, кажется, всех. Это самая святая мужская дружба – боевая. Древняя «дружина» – от слова «дружить». Практически все былинные богатыри вступали в «названное», или «крестовое», братство (обряд скреплялся обменом нательными крестами). Крестовое братство ставилось выше даже кровного родства: «крестовый брат паче родного»; «а и будь ты мне названый брат и паче мне брата родимого». Обряд побратимства был известен на Руси еще в XI веке и имел явно дохристианские истоки. Интересно, что жениться на сестре или вдове товарища побратим не мог, это считалось кровосмешением. Побратимство и вытекающие из него обязательства и брачные запреты признавала и церковь. Иногда обряд братания даже совершался в церкви или фиксировался в церковной метрической книге. Одно такое упоминание относится к 1801 году. Родившийся в воинской среде обычай переняли и другие сословия. Крестьяне вступали в крестовое братство вплоть до XIX века. Так, может быть, мужская дружба – отголосок фронтовой? Нет, ее корни еще древнее. Они древнее, чем само человечество! Этология – наука о поведении животных – отмечает дружеские отношения преимущественно между самцами птиц, обезьян, грызунов, дельфинов. «Во-первых, предпочтение конкретного партнера по общению сильнее выражено у самцов, чем у самок, как в детстве, так и в старшем возрасте. Во-вторых, индивиды мужского пола сильнее предпочитают друг друга, чем индивидов противоположного пола. У индивидов женского пола такой тенденции в раннем возрасте нет: они с равной вероятностью предпочитают свой и противоположный пол». Так же как и у людей, дружба животных не сводится к укреплению физических и социальных позиций членов дружеского союза. Они рядом просто потому, что им хорошо. Пытаюсь подслушивать, когда муж разговаривает с друзьями, а я тихо захожу и меняю им закуску. Может, меня обсуждали? Нет! «Ты Исаева «Котлы 41-го» читал?» Опять говорят о военной истории, но с мостиком в недавнее прошлое. Слышу фамилии современных либеральных идеологов, историков. Но какими теплыми голосами они разговаривают. У них такая атмосфера, как будто нежные подружки собрались. Зовут меня: «Посиди с нами». Качаю головой и ухожу. Я смогу понять их как социолог, но как женщина – никогда не буду к ним допущена. Это их жизнь, я не прикоснусь. Сводя счеты с собственным романтическим прошлым, В. Г. Белинский писал, что романтиков «тянет к дружбе не столько потребность симпатии, столь сильной в молодые лета, сколько потребность иметь при себе человека, которому бы они беспрестанно могли говорить о драгоценной своей особе. Выражаясь их высоким слогом, для них друг есть драгоценный сосуд для излияния самых святых и заветных чувств, мыслей, надежд, мечтаний и т. д., тогда как в самом-то деле в их глазах друг есть лохань, куда они выливают помои своего самолюбия. Зато они и не знают дружбы, потому что друзья их скоро оказываются неблагородными, вероломными, извергами». Английские психологи М. ЛРГАПЛ и М. ХЕНДЕРСОН путем опросов установили неписаные правила дружбы, нарушение которых ведет к разрыву. Важнейшие из них: -делиться новостями о своих успехах; -выказывать эмоциональную поддержку; -добровольно помогать в случае нужды; -стараться, чтобы другу было приятно в твоем обществе; -уверенность в друге и доверие к нему; -защищать друга в его отсутствие; -возвращать долги и оказанные услуги; -быть терпимым к остальным его друзьям; -не быть назойливым, не поучать. Последние три правила стоят особняком: их нарушение не прощают «просто друзьям», но считают позволительным для особенно близких. Задушевные друзья не считаются с одолжениями, прощают нетерпимость к общим знакомым и даже назойливость. Думаю, каждый припомнит тьму примеров такого дружеского хамства. «Люди обычно называют дружбой совместное времяпровождение, взаимную помощь в делах, обмен услугами – одним словом, такие отношения, где себялюбие надеется чтонибудь выгадать». Франсуа де Ларошфуко, знаменитый французский моралист (1613–1680) По данным старшего научного сотрудника Института социологии РАН Ирины Анатольевны ШМЕРЛИНОЙ, у людей от 18 до 32 лет наличие или отсутствие друзей не зависит ни от образования, ни от пола, ни от места жительства. «Молодые люди дружат просто потому, что они молодые». С возрастом включаются социальные факторы. В мегаполисах, вопреки расхожему мнению об «одиночестве в толпе», дружат чаще, чем в провинции. У необразованных сравнительно мало друзей (понятно, если человек не может двух слов связать, он никому не интересен). Жительницы мегаполисов до шестидесяти лет дружат, как восемнадцатилетние: только четыре процента из них не имеют друзей. А вот среди мужчин 32–60 лет без друзей остались 13%. Разница больше чем втрое! Можно порадоваться за то, что женщины у нас такие коммуникабельные, и закрыть этот вопрос. А можно трактовать эту статистику и так, что женщины просто легче присваивают знакомым статус друга. -АРИСТОТЕЛЬ различал три вида дружбы: – утилитарную, основанную на соображениях взаимной выгоды; – гедонистическую, основанную на эмоциональной привязанности к человеку, общение с которым доставляет удовольствие; – нравственную, когда друга любят бескорыстно, ради него самого. Последний вид Аристотель считал единственно подлинной дружбой. Дружба, по Аристотелю, «самое необходимое для жизни. Действительно, никто не выберет жизнь без друзей, даже в обмен на все прочие блага». -СОКРАТ считал, что «без дружбы никакое общение между людьми не имеет ценности». -Греческий писатель и философ ЛУКИАН ИЗ САМОСАТЫ (120–180 гг. н. э.) в диалоге «Токсарид, или Дружба» приводит обычаи скифов. Некий Абавх, спасая при пожаре раненого друга, бросил в огне собственную жену и детей. «Детей мне легко вновь прижить, еще не известно, будут ли они хорошими, – простодушно объяснил герой, – а такого друга, как Гиндан, мне не найти и после долгих поисков». -Заключение дружбы у СКИФОВ оформляется великой клятвой: надрезав пальцы, побратимы сливают свою кровь в чашу и, омочив в ней концы мечей, отведывают эту кровь. «Дозволяется же заключать дружбу, самое большее, с тремя; если же у кого-нибудь окажется много друзей, то он для нас – все равно что доступная для всех развратная женщина». -РЫЦАРСКАЯ МОРАЛЬ ставила мужскую дружбу выше любви и семейных отношений. В «Песне о Роланде» невеста Роланда, красавица Альда, узнав о смерти своего рыцаря, тут же падает мертвой; напротив, умирающий Роланд горько оплакивает своего друга и соратника Оливье – и не вспоминает о невесте. -Монах АНСЕЛЬМ КЕНТЕРБЕРИЙСКИЙ (XI в.) называет истинную дружбу в числе четырнадцати признаков вечного небесного блаженства.

История одного гражданского брака

МЫ ВМЕСТЕ ВЗОЙДЕМ НА ЭШАФОТ! По бытующей ныне легенде, первый советский гражданский брак заключили в марте 1918 года бывшая дворянка, активистка женского движения Александра Коллонтай и крестьянин, молодой матрос-анархист Павел Дыбенко. Коллонтай еще до Октября имела среди революционеров успех как идеолог и жрица свободной любви. Одним из мужчин сорокашестилетней феминистки был и Дыбенко, прославившийся разгоном Учредительного собрания в январе 1918 года. А в феврале войска Дыбенко не смогли защитить от немцев Нарву. День этого поражения превратится в день славы, праздник 23 февраля. Но современники оценивали его иначе: Дыбенко лишился партбилета, Лев Троцкий требовал его казни за дезертирство и преступное легкомыслие. Тогда-то Коллонтай, пытаясь спасти своего двадцатидевятилетнего любовника, обратилась к Ленину. «А вы кто такая будете подследственному?», – якобы спросил вождь. И Коллонтай опубликовала в «Правде» заявление: «Мы оформили свой гражданский брак, ибо если революция потерпит поражение, мы вместе взойдем на эшафот!» Дыбенко выпустили из тюрьмы на поруки жены. Не дожидаясь суда, молодожены бежали в Самару, где и устроили знаменитый мятеж. Два месяца, пока «Самарскую республику» не утопили в крови, супруги выступали против мира с немцами, обвиняя Ленина в предательстве. Самое интересное – что «заблуждавшихся товарищей» выпустили под честное слово. Ленин тогда шутил, что расстрел для Дыбенко и Коллонтай будет недостаточным наказанием, и предлагал «приговорить их к верности друг другу в течение пяти лет». Вождь почти угадал: разрыв наступил в 1922 году, когда Коллонтай нашла у мужа записку любовницы. «Как же так?! – записала она в дневнике. – Всю жизнь я утверждала свободную любовь, свободную от ревности, от унижений. И вот пришло время, когда меня охватывают со всех сторон те же самые чувства, против которых я восставала всегда». Александра настаивала на немедленном разводе, Дыбенко запил. Пропадал где-то всю ночь (позже Коллонтай узнала, что любовница поставила ему ультиматум: «либо я, либо она»). Жена встретила его упреками, матрос удалился и выстрелил себе в грудь. Пуля угодила в орден Красного Знамени и прошла по касательной. Коллонтай пришлось Павла выхаживать и отчитываться перед товарищами за непартийный поступок самоубийцы, взяв вину на себя. В 1923 году Дыбенко женился на юной Валентине Стафилевской. Коллонтай стала советником посольства СССР в Норвегии, Павел писал: «Люблю!» – приезжал к ней погостить. «...Письма были такие нежные и трогательные, что я проливала над ними слезу и уже начала сомневаться в правильности моего решения разойтись с Павлом... – писала Коллонтай подруге. – И я узнаю, что Павел вовсе не одинок, что, когда его корпус перевели из Одесского круга в Могилев, он захватил с собой «красивую девушку» и она живет у него…» Коллонтай умрет 9 марта 1952 года в Москве от инфаркта, не дожив пяти дней до своего 80-летия. Дыбенко не проживет и пятидесяти: его расстреляют 29 июля 1938 года.

Подводные камни гражданского брака

ОПАСНЫЕ СВЯЗИ «Я живу в гражданском браке» – такое объяснение своему «брачному» статусу часто дают одинокие женщины. В подтексте следует читать: «Жалеть меня не надо, позавидуйте моей свободе». Своеобразное определение гражданского брака я нечаянно подслушала в метро. Мужчина делился с приятелем: «У меня гражданский брак: «подживаю» с одной гражданкой…» Точки над «ё» расставил милиционер: «Если есть признаки совместного ведения хозяйства, пишешь: «гражданин Иванов сожительствует с гражданкой Петровой». Если только встречаются – «состоят в связи». А брак – это со штампом в паспорте». Первый помощник лучшего мужа Последняя перепись населения преподнесла два сюрприза. Самый экстравагантный, конечно, это появление в России хоббитов. У меня руки чешутся разобраться с этой маленькой, но гордой нацией. Что заставило молодых людей из разных уголков страны, не сговариваясь… Или они сговорились по Интернету? Кто из них просто шутил, вписывая «хоббит» в графу «национальность», а кто эмигрировал в Хоббитанию и без психиатра не вернется? Второй сюрприз был, если подумать, предсказуем: замужних женщин оказалось больше, чем женатых мужчин. Знаю даму, которая, не выезжая из Москвы, лет десять числилась замужем за эмигрантом. Хвалилась то цепочкой, то сумочкой, присланной мужем ко дню рождения, проводила с ним отпуска на теплых морях. Время от времени объявляла: «Мой денег прислал, хочу праздника!» и вела менее удачливых подруг в ресторан. Поучала: «Лучший муж – это слепоглухонемой капитан дальнего плавания. А Мой – его первый помощник». Однажды эта счастливая жена угодила по «скорой помощи» в больницу. Лежит под капельницей, едва в сознании, и звонит на работу: ей должны принести очень важный пакет, так, чтобы никто не заглядывал, и сразу везли пакет к ней в палату. Она точно была в полуобморочном состоянии, потому что в ясном сознании кто же такое говорит подругам?! А тут еще курьер с пакетом держится, как разведчик: «Только в собственные руки такой-то!», а откуда сам, не говорит. Нашли ему «такую-то», взяли пакет, а он с фирменной клеевой полоской, даже над чайником отпаривать не надо: вскрыть осторожно, а потом залепить, и будет все как раньше. Ну и вскрыли. Не умирать же от любопытства. В пакете были фотокарточки заболевшей подруги в обнимку с «первым помощником слепоглухонемого капитана дальнего плавания» и курортные сувениры. Из страны, в которую она ТОЛЬКО СОБИРАЛАСЬ поехать с мужем. И купальник на ней новый, купленный и обсужденный на прошлой неделе, так что ошибка исключается. Штамп видели, мужика – нет Общий шок, дамы выдвигают предположения, ключевое слово – «алиби». Из уважения к подозреваемой отвергаются версии «проститутка» и «снайперша», «белые колготки». В длинные руки ФСБ не верят, но остается подозрение, что «первый помощник» – эмигрант связан с ЦРУ. Наконец кто-то вспоминает, что где-то читал или видел… В Интернете находят рекламу: «Алиби-агентства существуют во многих странах, и спектр оказываемых ими услуг широк. Они могут фальсифицировать билеты на самолет или поезд для предъявления их супруге (супругу), сфабриковать групповое фото с «научного симпозиума»… Дамы все еще не понимают! Наконец догадываются вывернуть ситуацию наизнанку: другие используют алиби-агентства, чтобы скрыть любовную связь, а их подруга создала себе виртуального мужа. От настоящего супруга у нее был только штамп в паспорте. Штамп видели, мужика – нет. Чтобы не жалели брошенную, она придумала «эмигранта» и предстала перед подругами обеспеченной и независимой. На людях новые сумочки «от мужа», дома картошка с макаронами… Секретный пакет заклеили и отвезли подруге в больницу. Никто ни словом, ни взглядом не показал, что ее тайна раскрыта. Теперь немного социологии. Вроде всем известно, что в крупных городах до 80% разводов происходит по инициативе женщин. Стало быть, брошенными должны чувствовать себя их мужья. Должны, гады, ценить и цепляться за то, чего лишились. А жене полагается воспарить на крыльях свободы. На деле же все наоборот. Мужчина чувствует себя свободным, как только за ним захлопнется дверь. В анкетах пишет «неженат», считая, что раз мосты сожжены, то развод – лишь формальное признание этого факта. Женщина считает себя замужней, пока в ее паспорте стоит пресловутый штамп. В чем тут дело? Если далеко не ходить, то по крайней мере с Первой мировой войны у нас хронически не хватает мужиков. Соответственно реагирует общественное мнение: одинокий мужчина – «жених»; одинокая женщина – «старая дева», «не смогла себе найти», или, если побывала замужем, «брошенная», «разведенка». На деле большинство женщин, освободившись от семейных уз, первое время наслаждаются свободой. Никаких обязательств нет, можно поужинать сосиской из микроволновки, бросить грязную тарелку в мойку и пойти в кино. Секс вспоминается в самом его обрыдлом варианте и никакого желания не вызывает, зато в памяти свежи семейные скандалы. Общее настроение: «Как же хорошо-то, Господи! Почему я раньше не развелась?!» Но общественное мнение лезет со своим сочувствием. Естественная реакция разведенной – не пускать никого в свою личную жизнь. Соседям она скажет, что муж уехал на заработки или к больной маме, на службе расскажет семейную историю полугодичной давности, создавая впечатление, что с тех пор ничего не изменилось. А опросчики во время переписи зафиксируют замужнюю женщину. Девку изъять органам СМЕРШ! Общественное мнение право, жалея одиноких. Женщина генетически – хранительница очага. Конечно, даже счастливым в браке не нравится чувствовать себя «прикованной», хочется по-школярски удрать от своих обязанностей. Обычно отпуска где-нибудь в санатории на всем готовом хватает для того, чтобы снова захотелось «к станку». (Я встречала женщин, которые не понимают, какое это удовольствие – переставлять мебель или смотреть, как семья наворачивает приготовленные тобою щи. По-моему, они упустили большой кусок житейского счастья.) Разведенная может наслаждаться свободой не месяц, а год. Но рано или поздно эйфория свободы сменяется чувством ненужности. Тогда-то к остывшему семейному очагу принимает первого, кто подвернется. Мужчина нужен, но, обжегшись на молоке, женщина дует на воду: доверия к новому возлюбленному нет. И место мужа занимает сожитель, человек без обязанностей, зато и без прав. Снова в семейном очаге горит огонь, женщина, подперев кулаком щеку, смотрит, как ее мужчина ест ее обед. Снова она говорит, что замужем. А он – «подживает с одной гражданкой». Теперь небольшой исторический экскурс. Начну со служебной записки военных лет. «…Я имею доклады особо ответственных лиц о том, что т. Катуков проявляет полнейшую бездеятельность, армией не руководит, отсиживается дома с бабой и что сожительствующая с ним девка мешает ему в работе… Требую: …Немедля отправить от Катукова женщину. Если это не будет сделано, я прикажу ее изъять органам СМЕРШ…» Писал это 1 февраля 1945 года Георгий Константинович Жуков, который сам в это время сожительствовал с младшим лейтенантом медслужбы Лидией Владимировной Захаровой. Институт «походно-полевых жен» (ППЖ) пышным цветом цвел в военные годы в Красной армии, пишет историк Борис Соколов. «Нередко «походно-полевые жены» становились законными супругами, как у маршалов Еременко и Конева (последний к моменту встречи со своей фронтовой возлюбленной уже расстался со своей первой женой). «ППЖ» была и у генерала Власова, причем Андрей Андреевич сумел скрыть существование законной супруги и уверить свою новую любовь, что вступил с ней, фронтовым военврачом, в законный брак… Когда Власов пропал без вести, «походно-полевая жена» сама накликала на себя беду: стала выяснять, почему ей не перечисляют деньги на аттестат мужа. Где надо разобрались и решили так: законной жене – восемь лет лагерей как члену семьи изменника родины, а походно-полевой – только пять». А вот воспоминания второй жены маршала Конева Антонины Васильевны: «В штаб он (Конев) обычно только к ночи добирался и, вместо того чтобы спать, все в любви мне объяснялся. Конечно, мне это очень нравилось, но я ему всегда говорила: «У тебя есть семья, жена, и между нами ничего не может быть». А потом как-то приехал Жуков в штаб фронта и прислал свою машину и адъютанта за мной – очень хотел встретиться со мной и поговорить. Я, конечно, поехала. Вначале он сам пробовал за мной ухаживать, а потом сказал: «Я знаю, у Ивана Степановича (Конева) с семьей очень плохие отношения». Посоветовал мне почаще заглядывать в энциклопедию – видимо, считал, что я должна развиваться. После этого разговора я больше поверила Ивану Степановичу. Когда Конев узнал об этой встрече с Жуковым, то устроил мне грандиозный скандал: «Как? Ты встречалась с Жуковым? Что он от тебя хотел? Зачем поехала к нему?» Он очень хорошо знал Жукова, был наслышан о его романах. Иван Степанович переживал, что Жуков мне больше понравится». Словом, разбила война старые союзы, создала новые. Власти оставалось либо смириться перед фактом, либо склеивать разбитую посуду. И вот 8 июля 1944 г. выходит Указ Президиума Верховного Совета СССР, не признающий фактических брачных отношений. Значит, решено склеивать. Жуков после войны бросит свою медичку и вернется к нелюбимой Александре Диевне. Будет униженно опровергать показания адъютанта Семочкина, который утверждал, что маршал-де пользовал женщин в служебном кабинете, после чего награждал их орденами и медалями. В обществе станут насаждать парткомовскую мораль, которая ставила в метрике внебрачному ребенку прочерк в месте фамилии отца. До начала 60-х продержатся драконовские брачные законы. Развод – только через суд, причем его не всегда получишь даже при отсутствии детей и согласии обоих супругов. Объявление о разводе должно быть опубликовано в газете (зачем?!) Я не такая! Но общество в целом мудрее, чем власть. Общество будет с пониманием относиться к женщинам, которые при послевоенном дефиците мужчин отважатся родить ребенка «для себя». (В годы оттепели появятся повести и фильмы, симпатизирующие матерям-одиночкам.) Распространенный до войны фактический брак, теперь законодательно обозванный «сожительством», сохранится в среде рабочих, которые легко посылали парткомовских морализаторов на причинное место. 60–70-е годы были самыми спокойными в истории прошедшего века. За двадцать лет всего несколько человек в 250-миллионной стране осуждены за бандитизм (ростовские «фантомасы»). Комедии тех лет смотрятся сегодня как добрые сказки: небогатые, но счастливые, уверенные в будущем добрые люди. Парткомовское давление ослабло, но общество, к удивлению ханжей, не распустилось, а стало возвращаться к нормам православной морали. Помню, как старшая подруга вдрызг рассорилась с женихом, добродушным и очень красивым курсантом училища Верховного Совета. Незадолго до свадьбы тот предложил попробовать, как у них получится. Невеста просто не поняла его сомнений. Оскорбилась страшно: «Я НЕ ТАКАЯ»! Курсант ходил под окнами, она выслала для объяснений папу: пускай уходит, не позорит ее. И все, все соседи (а жили в двухэтажном доме, представлявшем собой две гигантские коммуналки) ей сочувствовали: она порядочная девушка, как он смел подумать! Была среди них и пьющая уборщица, принимавшая любого мужика с бутылкой, и официантка вольных нравов. Обе были готовы выцарапать глаза жениху, защищая разборчивую невесту: «У нас не получилось по-людски, так пускай хоть у нее все будет как надо!» Вот с этих пор сожительство стало уделом маргиналов. И оставалось бы им до сих пор, если бы вместе с реформами к нам не пришла западная мораль. Не хочу пачкать ауру С Димой я познакомилась в больнице. Иду к подруге, он курит на лестнице. Возвращаюсь через час, он курит, уже зеленый. Говорю: «Это отделение для астматиков. Ты сам отравился и больных травишь!». В ответ: «Я сейчас… Понимаете, ауру себе пачкать не хочу!» Оказалось, что в больнице лежит Димина сожительница или, как говорит его поколение, герлфренд. Она, значит, ждет его в холле (десять ступенек по лестнице и двадцать шагов по коридору), а он тут курит. Сомневается, стоить ли пачкать ауру в обители больных. Жалко девчонку, которой достался такой козел. Говорю на его языке: «Ауру в большом городе не сбережешь. Ее тренировать надо». Он заинтересовался: «Это как?» – «А как вырабатывают иммунитет, малыми дозами ослабленных вирусов. Сначала общаешься с ходячими больными, потом с лежачими. Натренируешься и сможешь даже горшки из-под лежачих выносить безо всякого вреда для ауры!» Дима решительно погасил окурок и пошел тренировать ауру. Потом, навещая подругу, я видела его с девчонкой: целовались под фикусом. В последний раз встретились, когда я забирала подругу из больницы. Грузимся в машину, Дима подошел: «Спасибо! Зайка говорит, что я единственный нормальный парень в ее жизни. Если бы я к ней не ходил, она бы меня бросила». – «А ты бы жалел?» – «Еще бы! У нас с ней такой классный секс!» С ним не подцепишь СПИД Я как социолог хорошо понимаю, что любовь и брак – разные вещи. Прежде чем прокатиться на машине с пупсиком, вспомни, что в браке рождаются дети, подумай, где они будут жить и что будут есть – это все осознают, не буду повторять. А любовь грохнет на ровном месте, не считаясь с возрастом и материальным благополучием, и что с ней делать? Да любить себе на здоровье, пока молодой. Не лечиться же у психиатра от нормальных и для многих завидных человеческих чувств. Глядя на парочки в американских фильмах, я представляла себе, что любовь у них есть, материальной основы для брака нет. Люди живут вместе, проверяют свои чувства, закладывают благополучие будущей семьи. Но то ли фильмы чересчур романтизированы, то ли что-то потерялось по пути к нам через океан – словом, мы имеем то, что имеем: советская целомудренная мораль рухнула, взамен пришла гигиена половой жизни. Я опросила пять пар сожителей – достоверной статистики из этого не получишь, но и такой результат о чем-то говорит. Образованные ребята, студенты или молодые специалисты. Вроде не наркоманы и все практически не пьют. Но если алкаши-сожители через одного с вызовом заявляют: «А у нас, может, любовь!» то у этих другие мотивации. «С постоянным партнером не подцепишь СПИД». «А что мне, каждый вечер новую девчонку искать?» Неожиданное в устах третьекурсницы гуманитарного вуза пэтэушное «Он прикольный!» Меленькое: «Когда я с ней иду, все завидуют!», и от партнерши молодого человека, давшего этот ответ: «У него спортивная «Тойота», девчонки завидуют» – два сапога пара. Самое мне понятное: «Не хочу загадывать на будущее. Пока живем, и нам хорошо!» «Гражданский брак» – значит, гражданка старается, готовит обеды, стирает, а гражданин не всегда приносит деньги на ведение совместного хозяйства. А если дети – на них принесет? И все это называется свободой. Следовательно, в гражданском браке граждане реализуют право на собственную свободу. Сегодня здесь, а завтра без особых объяснений могу не прийти, и не просто на праздник, а в больницу, чтобы ауру себе не портить. Могу уйти, когда другому плохо, чтобы не грузиться – вернусь, когда проблема разрешится. Какие семьи у них будут? Какие дети? В современном российском праве фактический, или незарегистрированный, брак называется сожительством. По Семейному кодексу сожительство не порождает брачных прав и обязанностей; при этом права внебрачных детей не отличаются от прав детей, рожденных в браке. На деле, если сожитель не признает себя отцом внебрачного ребенка, нужно доказывать отцовство в суде.К истории вопроса:- Строго говоря, гражданским является брак, оформленный в светских органах государственной власти. Сформировался этот институт как альтернатива церковному браку в Европе (например, в Нидерландах с 1580 года, в Германии – с 1875-го). - В России манифестом «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 года гражданский брак был разрешен старообрядцам и христианским сектантам. - Тем, кто не хотел или не мог заключить церковный брак, оставалось «просто жить». Избегая неприятных определений «сожительство» и тем более церковного «блуд», такие пары называли свой союз на европейский манер «гражданским браком», используя термин как эвфемизм. - Советская власть декретом «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния» от 18 декабря 1917 года узаконила гражданский брак и лишила правового значения церковный. - В 1926–1944 годах совместная жизнь супругов без регистрации в ЗАГСе приравнивалась к браку, официально зарегистрированному государством. - В современной России большинство российских конфессий для заключения брака по религиозным обрядам требуют загсовского «штампа в паспорте». - По Семейному кодексу РФ «признается только брак, зарегистрированный в органах Записи актов гражданского состояния». Термин «гражданский брак» из кодекса выпал и в быту вновь стал эвфемизмом сожительства.

Новогодние чудеса все-таки случаются

Уже много лет в новогоднюю ночь вижу из окна, как человек неустановленного возраста перелезает через забор школы. Ровно в двенадцать он запаливает на спортплощадке фейерверк-фонтан и приплясывает в опасной близости от огненного неистовства. Школьные охранники выбегают прогонять его всегда с опозданием. То ли не могут оторваться от боя курантов, то ли им самим интересно. Человек-праздник всегда приходит один. Хочется думать, что дома его ждут любящие, просто поскучневшие с возрастом люди и с улыбкой смотрят на мужа и отца, который не может без новогодних чудес или хотя бы приключений. В семье моих знакомых эту историю знают даже маленькие дети. Еще бы не знать, если слышат ее всякий раз, как собираются за новогодним столом. У родителей Арины традиция – встречать Новый год в лесу. Старая, еще со студенческих лет компания съезжается к ним на дачу. Готовят горячее, а за час до двенадцати выходят в лесок со столиками, с надувными матрасами и наряжают живую елку. Арина в свои двадцать лет (на момент рассказа) пятнадцать раз встречала Новый год под елкой, а на шестнадцатый решила остаться в Москве. Что уж она врала родителям, история умалчивает – все же рассказывают ее при Арининых детях. А причина у нее была уважительная и по современным меркам запоздалая: у Арины появился Прекрасный Принц. Как и она, третьекурсник МЭИ, пришел к ним в группу из академического отпуска. Стало быть, в сентябре они познакомились, а к новогодней ночи Арина решила сделать ему подарок, который девушка может преподнести только один раз. Как она готовилась, о чем советовалась с опытными подругами – уже другая история, которую при детях не рассказывают. Факт тот, что в пустую родительскую квартиру Арина вернулась одна. Прекрасный Принц, так и не узнав о ждавшем его сюрпризе, загудел с доступной однокурсницей и был разжалован Ариной в ассенизаторы. Зато у нее осталась девственность, сырая утка с зашитыми яблоками, французское вино и желание всплакнуть на дружеских плечах. Прихватив с собой перечисленное добро, Арина помчалась на дачу. Дорога удобная: возьмешь билет на междугородный автобус и без толкотни, сидя, за два с небольшим часа доедешь прямо до садовых участков. На последнем автобусе она самую малость не успевала к двенадцати. Когда приехала, в поселке не светилось ни одно окно. Зато ночь выдалась ясная, как в рождественских рассказах. При свете звезд неудачница дочапала до дачи и обнаружила на заснеженном крыльце следы, а на двери замок. Следы вели не в лес, а назад, к остановке. Пьяненькие сторожа сказали, что на участках еще неделю назад отключили электричество. Компании – да, приезжали, но все повернули оглобли. Без света и телевизора, может, и обошлись бы, но ведь и насос не работает – воды нет, а снег старый и грязный. Оставаться со сторожами Арина побоялась и пошла назад. Была надежда, что автобус поедет обратно или попадется попутная машина; в крайнем случае можно часа за три дойти до Коломны, а там уже не пропадешь. Миновала участки, вышла в поле. Ни горящего фонаря, ни света фар. Сумка с уткой и вином оттягивала руки. О попутной машине думалось уже со страхом. Она же, Арина, одна-одинешенька на пустой дороге. Затащат, сотворят что захотят и выбросят… Вскоре обнаружилось, что нет, она не одна. Позади маячила темная фигура. Стало еще страшнее. Арина вспоминала, как смотрели сторожа, и выходило, что нехорошо смотрели. С намерениями. Ясно: один остался дачи караулить, а другой пошел за ней. Выпил и захотел приключений. Она прибавила шагу. Темная фигура не отставала. «Не дамся!» – решила Арина и стала искать булыжник или палку. Попалась торчавшая из снега арматурина. Арина потянула, но арматурина не поддавалась – видно, примерзла. Она стала раскачивать железяку. Арматурина легко ходила из стороны в сторону. Казалось, еще одно усилие, и Арина получит грозное оружие. Спиной чувствуя приближение насильника и все больше паникуя, она раскачивала и дергала. – Помочь? – спросил вдруг мужской голос. Не дожидаясь ответа, Арину отодвинули, выдернули из снега железяку и вручили ей. Арматурина была тяжелая. – Берите вы, – сказала Арина. – Не бойтесь: он, может, вообще не полезет, если увидит мужчину с ломом! – Кто? – Сторож! – Арина оглянулась, но сторожа не увидела. – А я гонюсь за вами, гонюсь… – довольным тоном сообщил незнакомец. Решение пришло мгновенно. Арина так треснула его уткой, что только яблоки зашитые полетели, и бросилась бежать. Маньяк быстро очухался. Подобрал утку и с ломом наперевес ринулся в погоню. Кричал, чтобы остановилась, клялся, что ничего плохого… А что еще кричать маньяку – «Беги быстрее»? Главное, лома не бросал, сволочь. В спину ударил свет фар. «Сообщники!» – поняла Арина и, совсем потеряв голову, помчалась посередине дороги, как заяц от ночных охотников. Ревя клаксоном, ее обогнал последний автобус, возвращавшийся в Москву. Несчастная села на дорогу. Эмоции выгорели, оставив в душе пустоту. Арина смотрела на подходившего маньяка и думала, что чем так, лучше бы она досталась легкомысленному принцу. – Чего вы боитесь? – в десятый раз спросил маньяк. Уставшая Арина объяснила открытым текстом. Маньяк поклялся, что девушек сроду не обижал. – А лом тебе зачем?! – не верила Арина. – МНЕ?! – изумился маньяк. – Я думал, он вам нужен, раз вы его из снега тащили! – А зачем за мной гнался?! – Не гнался, а просто нам в одну сторону. Насколько я понимаю, у нас и проблема одна: вы ведь тоже ехали на дачу Новый год встречать? И они пошли вместе, раз обоим в одну сторону. Уже восьмой год идут. Кстати, в тот Новый год мать Арины разорилась на дорогущий тогда сотовый телефон для главы семейства. – А представляете, если бы мобилка у дедушки появилась на день раньше? – говорит Арина своим двум сыновьям. – Они бы позвонили мне, что возвращаются, и я не поехала бы на дачу. И был бы у вас другой папа! Самой заветной новогодней мечтой милицейского курсанта Гены было узнать, какой гад сделал его же, Гениным, телефоном тот роковой снимок. Хотя искать здесь коварный умысел не стоило: Гена, попав на практику в райотдел, сам фотографировал направо и налево и других просил поснимать. Вечером тридцать первого декабря набитый картинками Генин телефон попал в ручки жены. Обзванивая с поздравлениями подружек, она посадила аккумулятор своей мобилки и недолго думая цапнула мужнину. Тут и всплыло компрометирующее фото. Неизвестный оператор запечатлел Гену в тот момент, когда он, подсаживая в автобус задержанную проститутку, схватил ее за ягодицу. – У нас был рейд, – угрюмо оправдывался Гена. Он действительно не считал себя виноватым ни в чем, кроме наличия естественных рефлексов двадцатилетнего организма. – У вас был «субботник»! – наседала жена, наслышанная о нравах блюстителей порядка от папы, майора милиции. Жену Гена любил. По-хорошему надо было каяться, и прощение последовало бы незамедлительно. Ясно же, что жена привязалась к проклятому снимку только для того, чтобы показать свою женскую власть и таким образом удостовериться в его чувствах. Но это и бесило. Тут ночей не спишь, борешься с преступностью, а она… – С Новым годом! – сказал Гена. – А я-то, дурак, спешил домой! Думал, меня здесь любят! Схватил куртку и убежал. Пускай теперь она психует. Во дворе он столкнулся с бывшей одноклассницей и бывшей соседкой по дому. Для Гены она была еще и бывшей любовью, перегоревшей, когда Трижды Бывшая рано вышла замуж и переехала в другой район. Курсант не видел ее несколько лет. – А я к родителям. Поцапалась со своим козлом, – призналась Трижды Бывшая. У Гены под ложечкой зашевелилось то ли забытое светлое чувство, то ли кобель, дремлющий в каждом примерном муже. – А я, – сказал он, – полаялся со своей овцой! – Гуляет, мерзавец, – уточнила причину ссоры Трижды Бывшая. – Ревнует, зараза, – сообщил Гена. – А ты не зря на своего? Трижды Бывшая печально улыбнулась: – Нет. Я совершенно точно знаю. Позже Гена сообразил, что Первая Любовь делала ему предостерегающий намек. Откуда женщине совершенно точно знать об изменах мужа? Вариантов всего два: либо застукала его с любовницей, либо он сам притащил в супружескую постель наглядное и болезненное доказательство. Но тогда дремлющий Генин кобель проснулся и взвыл: «Концы рубит! Типа, раз мужик от нее гуляет, то и она ему ничем не обязана!» – Они там сидят в тепле. Испортили нам Новый год и рады! – сказал Гена. В глазах Трижды Бывшей зажегся огонек. И Гена, пропустив логическое построение «Они первые начали, а мы, стало быть, только мстим», сразу ляпнул: – А поехали к Понтию! Понтий (Пантелеев), еще один их одноклассник, сосуществовал с парализованной бабушкой в просторной «генеральской» квартире и еще со школьных лет пускал к себе парочки. Так что Генино предложение звучало вполне однозначно. Трижды Бывшая поколебалась и кивнула: – А, все вы, мужики, одинаковые! Поехали! Поехали. Встретили Новый год. Гена потом два дня оправдывался перед женой. А на третий почувствовал симптомы, знакомые хотя бы понаслышке каждому мужчине. Смекалистый курсант сделал вид, что насмерть обижен упреками жены, перебрался спать на диван и начал искать пути к излечению. Частникам Гена не верил, диспансеров боялся. Может, они и правда хранят анонимность посетителей, только не от таких людей, как его тесть. А старик, хоть и не достиг высоких чинов, служил давно, корешковал с полковниками и мог испортить Гене всю оставшуюся милицейскую жизнь. За советом пришлось идти к тому же Понтию. – Поздравляю, – сказал он, – ты стал одним из двухсот миллионов граждан мира, которые каждый год ловят «трепака»! – Уколи! – взмолился Гена. – Ты же знаешь, чем и как! – Знаю. Но колоть не буду. У меня принцип: в этом доме – ни одного шприца, кроме бабулиных! – отрезал Понтий. Но совет дал: – Иди в общагу мединститута. – А дальше? – не понял Гена. – Ты как маленький! Заходишь в первую попавшуюся комнату. Если там не уколют, то скажут, к кому обратиться. И деньги приготовь. Не жадничай, заплати баксов сто! И Гена пошел. В первой попавшейся комнате три хрупкие девушки пили чай с печеньем. «Не к столу же с этим», – подумал Гена и попятился. – Вы к кому-то или по делу? – спросили хрупкие. – По делу, – краснея, пробормотал Гена. – Показывайте! – Что? – Дела свои! – Прямо здесь?! – А вы хотите на улице? Это было самое яркое впечатление в Гениной мужской жизни. Три нежных грации. Три пары глаз в сантиметрах от того, что раньше видели всего несколько женщин, считая врачих в военкомате. Три вынутые из чая горячие ложечки, черенками которых ворочали Генино дело, желая получше рассмотреть. – Гонорейка свеженькая? – ласково уточнила одна грация. Гена подтвердил. – Тогда… И его вылечили. Спустя положенный срок Гена помирился с женой. – Быстро ты, – оценил тесть. Гена опять не разгадал намека и с большой долей искренности ответил, что нет, ему эти дни показались неделями. Но надо же было поставить жену на место, тесть должен понять его как мужчина мужчину! – Если бы я не понимал тебя как мужчина мужчину, ты уже первого января писал бы у меня заявление на развод! – рубанул тесть. – Соображай, куда баб водишь, ты же будущий офицер! Я здесь пятнадцать лет отслужил старшим участковым. Неужели ты думаешь, что на моей земле я не узнаю, где и с кем ночевал мой зять?! Все-таки чудо в этой новогодней истории прослеживается: мудрый тесть, который не полез очертя голову казнить и пригвождать неверного зятя, а сохранил дочке семью.

Руководство по выбору хорошей подруги

Однажды сидим с подругой в машине, дожидаемся мужей. Смотрим, бежит зареванная девушка. На улице ранняя весна, а она в крепдешиновом платьице, в туфельках, да по талой снежной каше. Сердца дрогнули. Затащили ее к себе, набросили пальто, сунули в руку носовой платок. Она хлюпает, размазывает по лицу тушь. А стоим напротив кафе, рядом машины со свадебными ленточками. Мизансцена яснее, чем в балете. Спрашиваем: «Жениха увели?» Она кивает. «Зачем же ты на свадьбу приперлась, горюшко? Хотела жениха назад отскандалить?» Девчонка энергично мотает головой. Задумывается, пытаясь объяснить разрывающие ее чувства. И выдает: «ТАК ВЕДЬ ОНА МОЯ ЛУЧШАЯ ПОДРУГА!» Веточка для сглаза В нежном возрасте заводим подруг без особого разбора. Характеры у подростков еще не сложившиеся, вкусы – «как у всех» (попробуй признайся, что тебе не нравится музыка, от которой тащатся ровесники, – заклюют же!). Больше всего ценится общение, возможность обсудить первые житейские опыты. И общаемся, и обсуждаем. Пока вдруг не обнаруживаем, что наша наперсница выросла во вполне законченную стерву. Убираясь, я нашла в серванте непонятную штуку. Стеклянная веточка с детский мизинец, усыпанная пятнами, похожими на кукольные глаза: капелька белого стекла, в центре капелька черного. Расспросила домашних – никто эту веточку не приносил. Странно. Валялось непонятное изделие у меня на столе, пока не зашла соседка. Увидела и насторожилась: – Откуда у тебя «глазки»? Я призналась, что не знаю. А она подвинута на всякой потусторонщине, даже училась на каких-то курсах. – Это, – говорит, – враг тебе подложил. Хочет присосаться к твоему счастью. И завела про энергетический вампиризм. Главное, что я уяснила: такие вещички с «глазками» изготавливаются специально для сглаза, другого назначения у них нет. Положим, я в это не верю. Но тот, кто подложил стеклянную веточку, верил. Ходил к магичке, тратился, чтобы мое счастье перехватить. А я принимала этого человека у себя дома. Стала вспоминать и вычислила врагиню: бывшая одноклассница! Сто лет не показывалась – и вдруг пришла. Расспрашивала о моем муже, рассказывала о своем – ему предстояло повышение по службе. Получалось, что веточку она подложила, чтобы своему помочь. Образцовая жена. Веточку соседка выбросила, прихватив бумажкой, чтобы не касаться руками порченой вещи. Потом еще кропила углы святой водой из Оптиной Пустыни. Одноклассница с тех пор не показывалась, так что не знаю, получил ли ее муж повышение. А мой тогда потерял работу. Сменился начальник, и он попал под новую метлу. Все равно не верю в сглаз и порчу. Лысый удрал к маме Почти у каждой есть рядом женщины – подруги, матери, сестры, – которые разрушают твою судьбу, растаскивают счастье. Ровесницы Галина и Раиса – сводные сестры. Непосвященные до сих пор считают их непохожими близнецами, даже фамильное сходство усматривают, хотя по крови они друг другу не родня. В детстве были не разлей вода, всюду ходили за ручку. Красивая Галя опекала очкастенькую Раису, таскала за собой в компании, втихаря договаривалась с мальчишками: «Хочешь танцевать со мной? Пригласи сначала Райку». Мечтала стать актрисой, поступала, кажется, во все театральные вузы Москвы. А очкастенькая тем временем окончила бухгалтерские курсы, работала, заочно училась в Институте торговли. Замуж вышла за такого же невзрачного, как сама, начавшего лысеть чуть не в двадцать лет бухгалтера. К тридцати пяти годам у нее в семье двое тихих опрятных детей, две иномарки, садовый домик в дорогой Опалихе, из которого по мере сил делают виллу. Красивая Галина живет в комнате, отсуженной у бывшего мужа, воюет со старухой-соседкой, водит пьющих кавалеров. У Раисы появляется редко, и всякий раз с приключениями. Когда сестра лежала в больнице, перебралась к ней в дом «помогать по хозяйству». Наняв уборщиков, до блеска вылизала квартиру, ужин принесла из ресторана. Шампанское, свечи, декольте, разрез от бедра… Лысый понял намек и удрал с детьми к маме. Тихоня Раиса, выйдя из больницы, так поговорила с сестрой, что та не показывалась целый год. Потом пришла мириться. Уговорила отпустить с нею детей, повела развлекаться. Карусели, шоколад, мороженое – рвота, диатез, ангина. Тут супруги разозлились всерьез. Галина оправдывалась, мол, она это по неопытности, своих-то детей нет. Ей не поверили, и правильно сделали. Уходя, Галина сменила тон. Прошипела сестре: «У меня не было нормальной семьи, и у тебя не будет!» Что ты делаешь с девочкой?! Невероятный, если не сказать, извращенный, вариант поведения «У меня нет – и у тебя не будет!» выдала свекровь одной моей знакомой. Обычно родители склонны вставать на сторону своих «кровиночек», а тут наоборот: свекровь, мать троих парней, была счастлива появлению «дочки». На свадьбе говорила со слезой, что теперь в семье появилась вторая женщина, и они, мол, вдвоем будут держать мужиков в кулаке. Медовый месяц новобрачные провели на море; вернулись в комнату мужа, заботливо отремонтированную к их приезду. Первая ночь молодой жены в новой семье. Сладостные стоны. И вдруг в дверях, как привидение, растрепанная «мама» в ночной рубашке. Крик: – Коля, что ты делаешь с девочкой?! У девочки от неожиданности деликатная болезнь, именуемая вагинизмом. Слава богу, тесть – военврач, обошлись без «скорой помощи». Второй раз повезло – нашли отличного сексолога, который всего за месяц привел к норме ее реакции на мужа. Бывает, годами от этого лечатся. «Мама» ходила виноватая, задарила «дочку» подарками: кастрюли, щетки, кухонный комбайн. С особой торжественностью была преподнесена конверсионная лопата из титана – вещь, не знающая сноса. Раз с интимной жизнью у тебя не получилось, езжай с «мамой» на дачу грядки копать. Тот же сексолог, сопоставив факты, объяснил мотивы «мамы». Насколько осознанными были ее действия той памятной ночью, сказать нельзя, да это и не так важно. Главное, пожилая женщина действительно рада появлению в семье помощницы и подруги. Другое дело, что молодость невестки является существенной помехой домашнему хозяйству. Молодость мамаша намерена искоренять, втягивая «дочку» в свой круг интересов. Для того и дарит кастрюли-лопаты. Оставляй свое лекарство Соня – грузильщица. Приходит даже зимой вся в поту: «для физкультуры» поднялась ко мне на второй этаж пешком и уже задыхается. У нее повадки оранжевого мусоровоза, который по каким-то непонятным причинам стоит по утрам под нашими окнами, тихонько урчит двигателем, и вдруг: «Фр-р-р!» – дизельный чад до небес. Отдышавшись, Соня достает из необъятной сумки подарочек – новое лекарство, которое я должна попробовать. Отказываюсь, она убеждает: – Тебе же надо наладить сон! – Не надо мне ничего налаживать! Я и так сплю как убитая, а с твоим лекарством вообще не проснусь. – Правда? А я вчера глаз не сомкнула… Соня смотрит на меня добрыми глазами и начинает разгружать свой мусоровоз. Первыми на меня падают установленные Сонины болезни: ожирение, ишемия, остеохондроз. За ними следует россыпь симптомов пока что не установленных болезней. Узнаю про Сонины отеки, про Сонино мочеиспускание и про такие вещи, о которых пишут только специализированные медицинские журналы. Я по натуре чеховская душечка: легко погружаюсь в чужие проблемы, люблю помогать. Но Соне-то помочь не могу, мало того, знаю, что каждый такой бессмысленный разговор о болячках приближает человека к гробу. – Прекрати, – говорю. – Ты потому и спишь плохо, что каждый день часами повторяешь: «Я больная, я больная». Этого же никакая психика не выдержит! Мусоровоз обиженно фырчит и вываливает на меня прибереженную напоследок Главную Гадость. Сонин бывший муж и правда негодяй: женился на ней, только чтобы получить израильское гражданство. А она классическая еврейская жена, способная полностью раствориться в семье. Ей бы водить детей в музыкальную школу и готовить рыбу фиш на большой чистой кухне. Ничего у нее нет: ни детей, ни мужчины, ни квартиры нормальной. Не для кого жить. Обманулась в человеке давно, больше двадцати лет назад, и погрузилась в свои болячки, в ту пору по большей части надуманные. Мусоровоз удовлетворенно вздыхает: накопленная помойка свалена, стало немного легче. – Оставляй свое лекарство, – говорю Соне на прощание. И злюсь на нее про себя, и жалею. Знаю, что сегодня без снотворного не засну. Для чего нужны самцы – Самцы – атавизм. Раньше были нужны – защищать пещеру от саблезубых тигров. А сейчас от них одни войны и пьянство, – говорит Лайза, посверкивая влажным глазом на моего мужа. Она феминистка, причем самого радикального, американского толка, вот и требует, чтобы ее звали Лайзой. – Отстреливать нас будешь, Лизка? – спрашивает муж. Лайза фыркает: – Типично мужское мышление! Женщины в принципе против насилия. Будь моя воля, я бы поселила вас в резервации. Вы сами бы там друг дружку перерезали. А женщины жили бы в чистых городах, без алкоголизма и преступности. – Плавили бы сталь, выкапывали бы на морозе замерзшие трубы… – в тон ей продолжает муж. – Для хамских работ я бы оставила немножечко самцов, – делится планами Лизка. – Тем более что вы нужны как поставщики материала для искусственного осеменения. Пока что. В дальнейшем наука разрешит все вопросы. Вы отомрете постепенно, как трамвай! Такую пургу она способна гнать часами. Муж может уйти, сделав вид, что обиделся, а мне приходится слушать. Как-никак, подруга… Что, вернее, кто у Лизки-Лайзы в женском прошлом, я не смогла узнать за много лет, хотя умею влезть в душу. Подозреваю, что либо вообще никого, либо один очень неудачный опыт. – Ты зачем пришла-то? – спрашиваю, невежливо оборвав очередную филиппику в адрес ненавистных «самцов». Лизка спохватывается, достает фотоаппарат: – Вот, подарили, а карточки получаются какие-то рябые. Помоги разобраться. Разбираться выпадает, понятно, мужу. Сидят у компьютера, читают принесенный Лизкой диск с инструкцией. Муж что-то нажимает в фотоаппарате, комментируя свои действия. Замечаю, что феминистка моя не слушает: у нее гормоны ревут и плачут, сомлела от мужской близости. А мой-то ловелас еще и взял ее за руку, тычет в кнопки Лизкиным ногтем, вроде как учит. Не ревную: это его месть, маленькое торжество маскулинности над феминизмом. А вообще при Лизкином характере их можно спокойно отправлять вдвоем на необитаемый остров – муж там скорее сойдется с акулой, чем с ней. – Руки! – спохватывается Лизка и вырывает у мужа пальцы. Знаю, что, прощаясь, она будет нашептывать мне в прихожей: мол, самцам веры нет, если даже мой, вполне себе одомашненный, готов был посягнуть на нее, Лизку, на глазах у жены. Она не теряет надежды приобщить меня к идеям феминизма. Из потенциальных разрушительниц моей семьи Лизка самая безобидная. Ну никак не привлекают меня ее чистые города с искусственным осеменением. Только не с тобой У Маши спокойная и высокооплачиваемая работа, квартира-картинка, в недавнем прошлом – муж, оставленный без переживаний, как ношеный сапог. Избегая волнений, она не покупает машину: пускай волнуется везущий ее таксист или водитель маршрутки. Но в жизни не хватает перчика. Интриги. Маша и тут нашла сберегающий нервы выход: переживает события в жизни подруг. С одной стороны, они Маше не чужие, так что эмоций хватает. С другой стороны, лично ей ничего не грозит. Мы с ней в разное время оканчивали один факультет и специализировались обе на социологии. Поэтому когда Маша начинает анализировать мои поступки, я понимаю, какими методиками она пользуется, вижу грамотность ее анализа. И вместе с тем внутренне киплю. Ведь наша с ней социология – наука о большинстве, и придуманы социологические методики для того, чтобы разбить людей по группам с некими общими устремлениями. А дальше уже можно прогнозировать, как эти группы воспримут, скажем, новый товар, кандидата на выборах или нашествие марсиан. Применяя эти методики ко мне, Маша превращает меня из личности в статистическую единицу. Разумеется, я прекрасно осознаю, что никуда не денусь: буду чаще всего поступать именно так, как «положено» женщинам моего возраста, достатка и образовательного уровня. Но когда Маша с видом усталой богини говорит что-нибудь вроде «Эта работа не для тебя», мне хочется поступить назло. Устроиться на работу «не для меня» и всех там заткнуть за пояс. Или хотя бы напялить молодежные джинсы в обтяжку. Порой делаю глупости, только чтобы не поступать, как Маша предсказала. Стараюсь поменьше ей рассказывать. Но как только грядет перемена в жизни, Маша словно чует: «Хочешь об этом поговорить?». Хочу. НО НЕ С ТОБОЙ! Ну, такая «подруга» была у каждой женщины. Влезет в доверие, потом опередит и схватит то, что уже тобой согрето и прикормлено. (Я не только о мужчинах.) Если абстрагироваться от личных обид, мне таких женщин жалко. Они же хватают чужое, потому что сами не могут создавать, не способны предвидеть. Это касается абсолютно всего. Идеи воруют, потому что своих нет. Мужей – потому что не смогла в свое время разглядеть в прыщавом подростке будущую «каменную стену». Да только ворованный муж – уже не каменная стена. Он дал трещину. Как трофей годится, но опорой не будет. Победившую соперницу замучают сомнения: «Если я его смогла увести, то ведь и другая сможет». Ты не безнадежна Три года, в возрасте 25–28 лет, меня преследовали личные неудачи. Кто нравился, был занят, кто не нравился, слишком настырен. В этот период меня взяла под покровительство исключительно красивая, уверенная в себе и успешная дама. Спасибо ей: объяснила, что мой девичий век – да, кончился, но впереди еще долгий женский. Давала мне наглядные уроки: одним взглядом подманивала мужчину, потом обжигала, заставляла исчезать, извиняясь. (Совсем недавно я увидела совершенно такую же сцену в какой-то комедии; может быть, сценарист был знаком с моей покровительницей?) Как социолог я не могла не задаться вопросом: что находит во мне красивая успешная? Хотим мы этого или нет, но настоящая дружба возможна только в своем социальном круге. У меня проблема – пуговицу в метро потеряла, у нее – престижную тогда «пятнашку» заправили «левым» бензином. Это не говоря о том, что за чашечку кофе, выпитую в ее любимом кафе, мне приходилось выкладывать больше, чем за обед в моей привычной столовой. Соответственно, я без обеда и оставалась (нет, она не жадничала, старалась угостить меня, но не могла же я постоянно халявничать!). Словом, я была для нее неудобной, неинтересной, серенькой. А поди ж ты – удостаивалась ее общества. Не сразу я сообразила, что она таскает меня за собой, чтобы блистать на моем фоне. Ее окружение порой открыто издевалось над моей неуклюжестью, даже над моей ученой степенью кандидата наук: «Если ты такая умная, почему ты такая бедная?» Покровительница обрывала шутников, но это была игра, от которой она сама получала удовольствие. Захоти она по-настоящему, могла бы раз и навсегда пресечь обидные для меня разговоры – ее авторитета на это хватило бы. Наконец, те женские уроки, которые я поначалу воспринимала с благодарностью, были не чем иным, как демонстрацией ее превосходства. Она же была госпожа, а я, как уже говорила, по натуре душечка – не считаю, что это хуже, просто у нас разные психотипы. Если бы я попыталась повторять за ней, то выглядела бы как девочка в маминых туфлях и окончательно превратилась бы в посмешище. Все это я однажды ей и выложила. Без ссор и тем более истерик, просто как факт. – А ты не безнадежна! – с некоторым удивлением резюмировала моя покровительница, подтверждая, что я верно определила ее мотивы. Отношения наши перешли в обычное служебное русло. Я словно очнулась от гипноза, стала увереннее в себе, и вскоре в личной жизни замаячил просвет. Спасибо вам за урок, госпожа Стерва! P.S. Перечитала я написанное, и стало себя жалко. Ну и окружение: одни хотят отобрать, другие укусить, третьи уколоть. Как я только выживаю в этом террариуме! Но вспомнила свекровь, золотую женщину. И грузинку Медею, соседку сверху, которая вытащила меня из инвалидности. Среди ночи приходила, чтобы сделать укол. Муж тоже может, и вполне грамотно, но только у подруги получалось найти живое место на моих заколотых до состояния дубленой кожи ягодицах и кольнуть почти незаметно. Легкая рука, доброе сердце, мягкий голос, от которого мое проклятое давление снижалось вдвое быстрее. Нет, нет, невозможно без подруг! Только впускать в свою жизнь надо не всех и очень осторожно.Между прочим: Свыше 80% женщин старших возрастов имеют «телефонных» подруг, с которыми часто созваниваются, но могут не видеться месяцами, потому что заняты, живут далеко друг от друга. Молодые женщины до 25 лет предпочитают непосредственное общение. Подруга часто заменяет им партнера на прогулках, при посещении клубов и т.д. Больше половины женщин часто ходят покупать одежду с подругой, еще 20% выбирают свой гардероб самостоятельно, но советуются с подругой, прежде чем решиться на покупку. При этом 40% опрошенных признают, что не доверяют мнению подруг по части моды. АФОРИЗМ В ТЕМУ: ЕСЛИ ХОЧЕШЬ УЗНАТЬ ВСЕ О НЕДОСТАТКАХ НЕВЕСТЫ, СПРОСИ ЕЕ ЛУЧШУЮ ПОДРУГУ МУЖИКУ ВЕРЫ НЕТ -БУДЕТЕ ЛИ ВЫ СПОКОЙНЫ, ЕСЛИ ПРИДЕТСЯ НАДОЛГО ОСТАВИТЬ ЛУЧШУЮ ПОДРУГУ С ВАШИМ МУЖЧИНОЙ? - Самые недоверчивые – девушки от 16 до 20 лет. Свыше 80% опрошенных заявили, что покоя им в такой ситуации не будет. Пять процентов согласны доверить любимого подруге только в экстремальной ситуации (пойду рожать, положат в больницу, срочно надо уехать; но все равно буду дергаться). Спокойными останутся только 10% опрошенных. - Женщинам 20–25 лет ситуация «пойду рожать и т. д.» по-житейски ближе; оставить мужа под присмотром подруги согласились 15%, а вот просто так, если жизнь не заставляет, подругу с мужем оставили бы только 8% опрошенных. - Чем старше становятся женщины, тем чаще возникает необходимость оставить на кого-то мужика. Среди 25–35-летних доверили бы мужа подруге 12% , а 10% – только в экстремальной ситуации. В возрастной категории 35–40 лет – соответственно, 15 и 10% опрошенных. 40–50-летние – 30 и 40%. - В возрасте от 50 до 60, а также свыше 60 страсти успокаиваются. 40% женщин в этих категориях оставили бы мужа на подругу не задумываясь, а если жизнь заставит лечь в больницу, то испытать верность мужа и подруги согласились бы 75% 50–60летних и 85% женщин старше 60 лет. -ЕСЛИ ОТВЕТ НА ПЕРВЫЙ ВОПРОС «НЕТ», ТО КОМУ ВЫ БОЛЬШЕ НЕ ДОВЕРЯЕТЕ – ПОДРУГЕ, МУЖЧИНЕ ИЛИ ОБОИМ? - В подруге и партнере одновременно сомневаются 15–20% женщин всех возрастов. Видимо, это следствие характера, а не жизненного опыта. - Одинаково (по 40%) не доверяют мужчинам и подругам женщины 25–35 лет (успели вкусить измен и с той, и с другой стороны). А в целом мужчинам не доверяют больше. Среди 16–20летних не уверены в своих парнях 50%. Среди 20–25летних и 35–40-летних – 60%. Женщины от 40 до 50 лет не доверяют 60% своих мужей (седина в голову – бес в ребро?). От 50 до 60 – 70% , и свыше 60 лет – 75%!!! Мужику все равно нет веры, хоть он уже и в памперсах лежит.

Разводы в России - национальная проблема

Так, может быть, стоит в ряду социальных программ открыть еще одну – поиск «лекарства от развода»? С наскока методика такого поиска кажется очевидной. Опроси неудачливые пары в загсе, получи список причин развода – и знай себе искореняй их в порядке убывания. Однако вопросы начинаются уже при составлении «списка». Заглянем в статистику разводов. Все известные мне исследования в числе главных разрушителей семьи называют пьянство. Это и на бытовом уровне понятно, только ничего не дает в наших поисках «лекарства от развода». Ясно же, что пьянство, как и еще одна часто называемая причина развода – супружеская измена, на самом деле только следствие тех или иных семейных неурядиц. «Я говорю вам: кто разводится с женою своею... тот подает ей повод прелюбодействовать». Иисус Христос, Библия, Ев. от Матфея. 5:32. Посмотрите на этого пижона! – Она меня не удовлетворяет, – заявляет муж-истец на бракоразводном процессе. На что из зала следует убийственная реплика: – Посмотрите на этого пижона! Всю Одессу она удовлетворяет, а его не удовлетворяет! Допустим, оба персонажа говорят правду. Тогда в бородатом анекдоте открываются интереснейшие обстоятельства, которых хватит на дипломную работу по социологии семьи. Прежде всего – поведение жены, совершенно нелогичное с точки зрения счастливых в браке людей. Если она хороша для «всей Одессы», то почему делает исключение для мужа? Да потому и делает, что он муж. Единственный – в том смысле, что только с ним надо строить семейные отношения. И она строит, как училась на примере собственной мамаши и неудачниц-подружек. Удручающее количество наших соотечественниц убеждено, что «доступ к телу» нужно предоставлять мужу как знак великой милости. Любовную прелюдию им заменяет сакраментальное: «У меня голова болит», «Я устала». Для женщины, избравшей такую модель семейного поведения, дело чести – не показать, что ей приятно. Стиснуть зубы. Думать о побелке потолка. Неизрасходованная страсть потом выливается в настоящую головную боль. Или пускается на сторону. Зачем это нужно? А затем, чтобы муж чувствовал себя виноватым перед больной и шибко занятой супругой. У нее мигрень, посуда не вымыта, белье не постирано, сын принес «двойку», а он со своими глупостями. Да после этого он, если считает себя мужиком, обязан (далее по списку – от выноса мусорного ведра до покупки новенького «ягуара»). Беда в том, что «после этого» считать себя мужиком очень трудно. Я постоянно напоминаю в своих статьях: сделать из мужа подкаблучника легко. Любая блондинка способна на это, играя на физиологии, которая у мужчин проще, чем у женщин. Но прежде чем начинать этот приятный процесс, надо подумать: а нужен ли подкаблучник мне, моим детям, семье в целом? Не рублю ли я сук, на котором сижу? Доспехи оставь в прихожей «Встречая молодоженов из загса, им подносят пирог со стоящей на нем солонкой, каждый из молодожёнов должен откусить кусок пирога, не дотрагиваясь до него руками. Кто откусит больший кусок, тот и будет главой семьи». «Кто из молодоженов первый войдет в дом (ступит на ковер в загсе), тот и будет главой семьи». Этот бред тиражируется как «народные обычаи» на сотнях молодежных сайтов, в десятках книг для новобрачных. В реалето христианская брачная традиция прописана в Библии: «Жена да убоится мужа своего». И все. Спор здесь неуместен. Не хочешь по-библейски – никто тебя не заставляет, выстраивай свои отношения. Но хотя бы не пытайся установить старшинство в семье по ширине чавки, разинутой на общий пирог. Кстати, знакомый врач «скорой помощи» утверждает, что у них регулярно бывают вызовы к молодоженам, вывихнувшим челюсть в попытке как можно больше отгрызть от пирога. Причем чаще страдают невесты. Хотя этот врач и соврать способен ради красного словца. Факт тот, что родня и знакомые невесты часто настраивают ее на главенство в семье, не задумываясь над тем, нужно ли ей это и способна ли она на это. А подмять мужа, повторюсь, легко, если пользоваться чисто бабскими способами. Умная и любящая женщина сочтет их для себя неприемлемыми, а недалекая всегда рада покомандовать. Кто из нас, будучи в невестах, не слышал: «Ты должна с самого начала поставить себя!», «Надо ему показать, кто в доме главный!»? Причем зачастую говорят это люди, которым попытки «поставить себя» обошлись недешево. Борьба за главенство не может принести счастья в браке! Она противоречит фундаментальной установке: «мой дом – моя крепость», то есть место абсолютной безопасности, где тебя окружают по крайней мере достойные доверия, а желательно и любящие люди. Место, где оружие и доспехи принято оставлять в прихожей. Одна моя подруга постоянно ссорилась с мужем из-за телевизора, причем обе стороны выбрали меня третейским судьей: «Я только хотела посмотреть свой сериал, а он стал орать!» – «Я хотел раз в год посмотреть чемпионат мира, а она не может обойтись без своего паршивого сериала!»… Я выслушивала их месяц. И два. Потом, пригласив погулять, завела пару в магазин электроники. Показала самый дешевый телик и сказала: «Вот эти три тысячи сто рублей – цена вашей и моей нервотрепки. Вам подарить?» Муж побежал домой за деньгами (магазин – в остановке от дома). Купили большущий телевизор, а старый, поменьше, выселили на кухню. В семье воцарился мир, но, увы, ненадолго: начали ссориться из-за компьютера. Среди эльфов и магов К слову, по уровню компьютеризации Москва и Петербург превосходят всю остальную Россию. Разумеется, виртуальная медаль за первенство не обходится без обратной, темной, стороны, давно известной на Западе. Американская академия адвокатов, специализирующихся на брачных делах, считает компьютер самой большой угрозой семье в последние 30 лет. (Тут у них нестыковка со статистикой: 50% браков в США распадается из-за денежных споров или проблем. Но нельзя же в самом деле считать самой серьезной угрозой семье Священный Бакс!) «Жены до трех часов ночи посылают сообщения по электронной почте, игнорируя супружеское ложе, молодые мужья без устали скачивают музыку с Интернета или проводят ночь в мире виртуальных игр, среди эльфов и магов. Или в мире красных фонарей на порно-сайтах». «В 68% случаев разводов из-за компьютера неверные супруги нашли любовника благодаря Интернету», – стращают американские адвокаты. «Молодая женщина проводила все время, путешествуя по Сети, там она нашла друзей и поклонников. При этом она не встречалась ни с одним из них. Но она перестала обращать внимание на собственного мужа», – вторит им психиатр из Грегорианского университета Рима Тонино Кантельми. Впрочем, как утверждает последний, жертвами Интернета чаще становятся мужчины, завсегдатаи порно-сайтов. В Великобритании около миллиона 20–30-летних молодых людей ждут не дождутся выходных, чтобы поиграть в Sony Everquest. А в Египте потерявшая терпение жена обратилась в суд, потому что ее муж по 14 часов в день проводил за компьютером. Она потребовала развода. Мораль? От хорошей жизни не убегают. Если психически здоровый мужчина бродит по порно-сайтам, когда в соседней комнате спит жена, отключение компьютера не станет лекарством от назревающего развода. Супружество – это отношения между двумя людьми, один из которых всегда прав, а другой – это муж.Когда мы были на Цейлоне? Совершенно очевидно: дай сейчас каждому из моих вышеупомянутых знакомых по компьютеру – они же начнут ссориться из-за «неправильно» выдавленного тюбика с зубной пастой или «не туда» брошенной вещи. Потому что уже погрязли в борьбе за первенство. Жизнь превратилась в череду схваток, за которой все меньше видно то главное, ради чего создавали семью. Победа недолго тешит самолюбие: одному из супругов надо взять реванш, другому – отстоять свое место на семейном троне. Периоды домашнего затишья становятся все короче, борьба ради борьбы превращается в наркотик. Вспоминаю самую идиотскую из схваток подобного рода (не была бы свидетелем – не поверила бы). Звонит знакомая: «Не помнишь, когда мы с мужем на Цейлон ездили?» А я ходила в их квартиру поливать цветы и дату возвращения супругов обвела в календаре. Полистала календарь, нашла свою пометку: «Вернулись вы 27-го». Она брякает трубку. При встрече смотрит волком и требует: «Признайся, он тебя подговорил!» Выясняется: голубки разбирали отпускные фотографии, хотели наклеить в альбом и сделать подписи. Заспорили из-за даты посещения не то дельфинария, не то серпентария. А поездка была полгода назад и в памяти жены почему-то сместилась на целую неделю (обычно наоборот: мужчины не запоминают даже по-настоящему важные даты). Спор перерос в ссору, причем муж выбегал на кухню перекурить и остыть. Это и было поставлено ему в вину. Когда я подтвердила «неправильную» дату, жена уже настолько потеряла голову, что вообразила заговор. Дескать, муж не просто перекуривал, а позвонил мне и подговорил обмануть ее, несчастную. Но и это не все! Муж, фотограф, работает в ежедневной газете. Цейлонские снимки он сразу по возвращении опубликовал в ближайшем номере. После ссоры отыскал его в подшивке, принес домой. Газета была датирована 29-м числом, когда, по расчетам жены, они еще не вернулись из поездки. Что, вы думаете, она сказала? Нет, о возможности отправить снимки с Цейлона по электронной почте она сгоряча не подумала. Ее версия была круче: «Ты пошел в типографию и отпечатал номер с неправильной датой»! Не дура, не из тайги вышла. Просто увлеклась.ВЫБЕРИ САПОГ! Еще на памяти ныне живущих стариков в деревнях невеста перед первой брачной ночью снимала с жениха сапоги, признавая тем самым его главенство в семье. Пилюля подслащивалась тем, что в одном сапоге лежала монета, по возможности золотая. Этот подарок – и символ счастливой жизни – доставался невесте, если она угадывала сапог с монетой и снимала его первым. Обычай открывал возможности для игры на доверие, которая показывала характеры молодоженов. Любящий жених протягивал ногу в сапоге с монетой, любящая невеста, не колеблясь, его снимала, и дальнейшая жизнь подтверждала счастливый результат гадания. А недоверчивая невеста выбирала не тот сапог и оставалась ни с чем. В патриархальной семье не могло быть и речи о соревновании за главенство – кто больше откусит или кто первым ступит за порог. В дом жених вносил невесту на руках: считалось, что домовой примет ее за младенца и не будет осложнять жизнь новому человеку.Мужчина ее мечты Семейные психологи утверждают, что вслед за соперничеством наступает вторая стадия конфликта, ведущего к разводу: видимость сотрудничества. В великой семейной битве каждый захватил свою долю прав и обложил противника репарациями – обязанностями. Распределение ролей не устраивает ни одного из супругов, но начинать все заново не хочется: устали, и есть страх потерять завоеванное. Сидят друг против друга, границы стерегут. «Не тронь меня, а то хуже будет». Семью сохраняют ради детей, по привычке, потому что боятся делить главный капитал большинства москвичей – квартиру. Но у каждого появляется отдельная жизнь. Одни подолгу задерживаются на работе, другие начинают пока еще робкие полеты на сторону – в кино, в компанию, да хоть в консерваторию с очкастой подружкой детства, лишь бы попозже вернуться в остывшее семейное гнездышко. Жизнь порой предлагает такие «мыльные оперы», от которых откажется самый прожженный сценарист: «Это литературщина. Не поверят!» Встретились в маршрутке школьные подруги. Так заболтались, что на полпути решили сойти и продолжить беседу в кафе. Одна побита жизнью, но выглядит довольной, рассказывает об успехах сына-студента, которого воспитывает без мужа. Другой неловко признаться, что обеспечена гораздо лучше, и в маршрутке-то оказалась потому, что по гололедице разбила свой «Пежо». И вот она прибедняется: муж, скряга, зарплату получает на карточку, а ей тратить не дает, уволил прислугу, сам дома не ночует, говорит, командировки, а поди проверь… О том, что в семье два автомобиля, СПА-бассейн в квартире, вторая прислуга (приходящая), посудомойка, не говоря уже о прочей бытовой технике, она помалкивает. Битой подруге уже неловко за свое счастье в хрущевской «двушке» с умницей-сыном. Она и говорит: у меня, мол, скоро сорокалетие, приходи – познакомлю со своим начальником. Мужик – коммерческий талант, обеспечивает фирме треть дохода, босс, нахал и хам, с ним считается, все бабы от него без ума, а он верен стерве-жене. Почему стерве? Нет, он не жалуется, но видно же: она позвонит ему и зудит, зудит. А сотрудники уже знают, что после ее звонков мужик на полчаса выпадает – сидит рвет старые бумаги, и лучше к нему не соваться. Короче, сговорились. Битая подруга прозондировала почву и сказала, что на предложение познакомиться «с одной симпатичной дамой» начальник среагировал адекватно: бумажек больше не рвет и даже был замечен в ближайшем бутике покупающим новый галстук. Обеспеченная же впала в задумчивость, ведь не каждый день мужей меняешь. Она даже сочувствовала своему олуху, не подозревавшему, что его ждет страшная утрата. Но решила все же не упускать «мужика, от которого все бабы без ума». Познакомлюсь, а там видно будет. В кафе, где отмечали день рождения подруги, она, как договорились, пришла с опозданием, когда гости успели выпить, размякнуть и разойтись на перекур. С порога посигналила юбилярше, разделась и нырнула в туалет подкрашиваться. А когда вышла, у входа в зал поджидала подруга с ее собственным мужем. «Олух» подал на развод. Думаю, анекдотическое приключение было только последней соломинкой, сломавшей хребет потасканному семейному верблюду. Незадачливая жена утверждает, что стала жертвой провокации. Мол, подруга давно знала, на ком женат ее начальник, и, когда встретила ее в маршрутке, нарочно устроила «сватовство». Доказала мужу, что жена готова обменять его на другого, а теперь сама подбивает к нему клинья. Ведь один и тот же мужчина может быть для кого-то олухом, а для кого-то и мужиком, от которого все бабы без ума. P.S. Жена может сколько угодно вздыхать: «Ах, как хорошо мы жили, пока Вася не пил! (не гулял)». Но это лишь удобная, щадящая ее самолюбие предъявляемая часть правды. А вся правда в том, что довольному своей жизнью человеку хочется из дома на работу, с работы – домой. Залеты в пивную или к любовнице его расписанием не предусмотрены. И если он пьет или гуляет, лечить надо не его, а семью, и не перед тем как писать заявление на развод, а гораздо раньше. А как у них: По данным газеты Mirror, январь в Британии традиционно является месяцем, когда мужчины и женщины предпочитают разрывать старые связи и отправляться в свободное плавание. Такую связь с календарем объясняют, во-первых, свойственным всем людям стремлением начать в новом году новую жизнь. Вторая причина – построждественский синдром. Головка бо-бо, денежки тю-тю – самое подходящее состояние, чтобы бесплатно заняться выяснением отношений с постылым супругом. Вроде бы эти мотивы близки сердцу россиян – ан нет, разводятся наши соотечественники, когда кому вздумается. А женятся чаще всего в августе и сентябре. БЫВШЕГО СУПРУГА МОЖНО ВЫСЕЛИТЬ Не все знают, что Жилищный кодекс 2005 года позволяет владельцу квартиры выселить своего «экс», прописанного на его жилплощади. Бывший муж или жена могут проживать в этой квартире только в течение одного года после развода и лишь в том случае, если суд решит, что его материальное положение не позволяет сразу решить жилищную проблему. Анекдот в тему: Адвокат спрашивает: – Что бы вы хотели получить после развода? – Я бы хотела получить детей, квартиру, машину и... своего бывшего мужа. В наше время разводами заканчиваются: 40%– первых браков. 60%– вторых браков. 74%– третьих браков. 68%разводов происходит по инициативе женщин (в крупных городах эта цифра достигла 80%). 42%– из-за нежелания и неумения супругов понять друг друга. 31% – по инициативе женщин из-за алкоголизма супруга и последующих за этим скандалов. 15% – по инициативе женщин из-за регулярных измен мужей. На каждую тысячу браков приходится более 800 разводов Социологи говорят, что после развода женщина с ребенком (да и без ребенка тоже) имеет мало шансов вновь выйти замуж. Не потому что «не берут», а просто не за кого: высока смертность мужчин работоспособного возраста. Количество женщин «за тридцать» значительно превышает количество мужчин. В России сейчас около 11 миллионов разведенных Реже всех разводятся жители Кабардино-Балкарии и Ингушетии (соответственно меньше одного и меньше двух разводов на 1000 человек населения). Лидерство по разводам, а заодно и по бракам держит Ханты-Мансийский округ: 7 распавшихся и 11 новых семей на 1000 хантов и манси. В Москве и Подмосковье на 1000 жителей приходится около пяти разводов и чуть больше восьми браков.

Голосовать зовет гражданский долг

Мой в ту пору будущий муж, писатель Евгений Некрасов, подкупил меня всего двумя строчками из своей повести. Речь там о старике, который накануне пенсии взял садовый участок и решил построить домик. А вот те строчки: «Дело нелепо осложнила проблема выбора, доселе незнакомая и противная всему существу комсомольца двадцатых годов». Стиль, как сейчас вижу, мог быть и поизящнее. А содержание здорово щелкнуло по носу выпускницу университета. Корпоративная тайна социологов Мы с однокурсниками обсуждали проблемы свободы выбора, оперируя цитатами из Гегеля, Канта и даже, в порядке хохмы, религиозного фаталиста блаженного Августина. И приходили к выводу, что при идеологическом давлении выбор возможен только в пределах довольно узкого коридора. Поскольку страна продолжала петь «Молодым везде у нас дорога», я считала этот вывод корпоративной тайной социологов. А тут вдруг знакомый с детства парень, надо сказать, фармацевт по образованию, не ломавший голову над Гегелем и Кантом, коротко и емко сформулировал «тайну» на основе житейского опыта. Биография его героя не приводится, но ясно видна за определением «комсомолец двадцатых годов»: кружки политграмоты, ударные стройки, трудовые мобилизации. Так и прожил жизнь в потоке своего поколения, НИ РАЗУ НЕ ПРИНЯВ РЕШЕНИЯ, КОТОРОЕ ОПРЕДЕЛИЛО БЫ ЕГО СУДЬБУ. Как все, так и он. Приятная необходимость самому спроектировать домик своей мечты повергает его в панику. Хочется всего и сразу, но размеры домика ограничены уставом садового товарищества. Он исчерчивает эскизами тетрадку за тетрадкой, видит во сне фантастические проекты подвала, занимающего все шесть садовых соток… До постройки дело так и не доходит: «человек как все» не может принять решение. У него атрофировалось чувство свободы. Прошли советские времена, миновали тяжелые гайдаровские. И вот однажды в торговом центре с эскалатором и фонтаном я поймала себя на том, что вспоминаю магазины своей юности. А ведь что-то было в скудности тех лет. Заходишь в торговый зал и знаешь, что ничего другого не найдешь во всей стране. Выбрала из трех фасонов пяти расцветок – и свободна! А тут стою и даже на примерку взять ничего не могу. Сначала глаза разбегаются, хочется схватить и то, и это. Но скоро устаешь, и все начинает казаться неподходящим – может, в соседнем зале будет лучше? Или в другом магазине? Словом, культурный шок. И тут я вспомнила совсем, казалось, забытое: «Дело нелепо осложнила проблема выбора, доселе незнакомая и противная всему существу комсомольца двадцатых годов». Ну, не двадцатых, а семидесятых-восьмидесятых. Все равно хочется, чтобы взяли за руку, подвели и сказали: «Вот он, твой выбор!» Вопрос для Марии Ивановны Мария Ивановна семидесяти восьми лет верит, что если проголосовать за аграриев, то у нас поднимется сельское хозяйство. Потому что так сказали по телевизору рекламные доярка и механизатор. Она вполне осознает их виртуальность, поэтому склоняется к другому выбору. Путин призвал поддержать «Единую Россию», а Путин свят для всех оборонщиков, да и не только: вернул нации самоуважение. С другой стороны, Путин уходит, а куда повернут единороссы, когда он сложит президентские полномочия и станет обычным депутатом – вопрос не только для Марии Ивановны. Так что окончательно она еще не определилась. Хочется поддержать аграриев: Мария Ивановна родом из деревни, помнит, как их, школьников, снимали с занятий на уборку свеклы. Позже, работая в проектном институте, ездила то на овощебазу, то в колхоз на картошку. Приходила в ужас, подсчитывая себестоимость той картошки, собранной инженерами и кандидатами наук. Но и нынешнюю практику ввоза продуктов из-за границы справедливо считает неоправданным расточительством: этак можно все проесть; нефтедоллары нужно вливать в свою экономику… Так аграрии или единороссы, за которых просил Марию Ивановну Путин? Не опростившаяся за двадцать лет на пенсии, ясно мыслящая, она вздыхает: – А, за кого ни голосуй, все равно надуют! – Но Путин призывал… – И Путина надуют! Мы одной крови – ты и я Несмотря на почти тридцатилетнюю разницу в возрасте, мы с Марией Ивановной одной советской крови. Обе в рамках росли и учились чувствовать себя свободными в пределах рамок. А когда их убрали, все равно не выходим за призрачные границы. В иных случаях это можно считать принципиальностью и гордиться: никогда не стану писать про трусики Ксении Собчак. В иных чувствую свою ущербность: вот не умею выбирать из многого, и все тут! Для молодых это радость – все перебрать-примерить, а для меня мучение: сто раз подумаю, и все равно боюсь ошибиться. А чаще всего мы просто не замечаем, что действуем в рамках. Обе пойдем голосовать, потому что гражданский долг, потому что так привыкли. Потому что, черт возьми, в душе подсознательно играют гимны, которые с утра крутили в день выборов при советской власти. Коммунисты умели превращать отнюдь не свободное волеизъявление в пользу единственного кандидата – в праздник. На избирательных участках в буфете продавали бутерброды с чем-нибудь дефицитным, по квартирам ходили агитаторы: «Двенадцать часов, а вы еще не проголосовали?!» И за всем этим стояло формализованное, но тем не менее видимое уважение. Коммунистам по крайней мере хватало ума жевать свою спецпайку под одеялом. И надували нас в пределах молча признанной обеими сторонами нормы. Ну, не на сто процентов выполнили пятилетку, а на семьдесят. Страну из-под ног у нас не выдергивали! Это не агитация за нынешних коммунистов, а ностальгия по прежним. По той их части, которая не охамела от безграничной власти. Шестнадцать лет реформ научили нас не верить предвыборным обещаниям. Мы пойдем голосовать не за тех, кому верим, а за тех, кому меньше не верим. Чубайс – и без охраны Проблема свободы выбора уже неактуальна. Окончательно она уйдет с поколением нынешних пятидесятилетних, сформировавшихся как личности при советской власти. Но встает ПРОБЛЕМА ЗАЩИТЫ ВЫБОРА. Сегодня нас заклинают, как птицу счастья. Но все осознают, что, во-первых, мантра «Выбери меня, выбери меня» обращена к безликому статистическому большинству, а персонально Марию Ивановну партийный бонза и не разглядит сквозь тонированные стекла «Мерседеса». Во-вторых, и статистическое большинство интересует его только до тех пор, пока бюллетень не брошен в щелку. Проголосовал – и оба свободны до будущих выборов: ты от депутата, он – от своих обязательств. Что будет, если аграрии при поддержке Марии Ивановны получат большинство в Думе, а потом напринимают законов, которые окончательно разорят сельское хозяйство? Или единороссы, опять же с ее легкой руки, но с президентом послабее Путина, ввергнут Россию в состояние восьмилетней давности? А ничего. Мария Ивановна даже отозвать свой голос не сможет. Разве это нормальная ситуация? Мы покупаем чайник – глаза на месте, руки тоже, можем посмотреть-пощупать. И тем не менее, если дома у чайника отвалится носик, закон на нашей стороне: можем пойти и обменять негодный товар. Мы сделали выбор, и закон его защитил, исходя из предположения, что мы, как нормальные люди, выбирали нормальный чайник, а трещину просто не заметили. В вопросе куда более серьезном – выборе власти – мы беззащитны. Пиарщики оттачивают на нас технологии воздействия на массовое сознание, замазывая и разукрашивая в цветочек недостатки. А когда начинает течь во все щели, мы не можем вернуть никудышный товар. Чтобы выбрать новый, надо ждать годы, а их не так много отпущено человеку. Вот если бы однажды объявили: «Такого-то числа на Красной Площади появится без охраны Анатолий Борисович Чубайс, чтобы ответить всем желающим за свои обещания по ваучерной приватизации»… Зажмурьтесь и представьте. Продолжать не буду, а то скажут, что разжигаю темные страсти. Да и не объявят никогда такого. Мировое сообщество не поймет. Скажет: «Азия-с». Человек, надувший тогда еще 150-миллионную страну в пользу от силы миллиона близких к власти или очень предприимчивых сограждан, отделался тем, что его фамилию носят рыжие дворняги от Калининграда до Владивостока. Знаю, знаю, что мне могут возразить: мол, Анатолий Борисович не сам проводил реформы. Он солдат, ни в чем не виноватый. Это древний управленческий прием: солдат не виноват, потому что выполнял приказ генерала, генерал не виноват, потому что подчинялся политику, а политик выполнял волю народа. Разорвать круговую поруку можно единственным способом: зло должно быть персонифицировано. Приватизацию в том виде, в каком она осуществилась, общественное сознание персонифицировало в образе Чубайса, и с этим уже ничего нельзя поделать. На довыборах в Думу два года назад 28% проголосовало за узника Матросской Тишины полковника Квачкова, обвиняемого в покушении на Анатолия Борисовича, подчеркну, не по личным мотивам. Полковника судят по 277-й статье – «посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности или из мести за такую деятельность» Тысячи людей на одном только участке расписались в том, что готовы подавать полковнику патроны. А Чубайс и ныне там: в Федеральном политсовете финансируемой им партии СПС. Механизма удаления из политики человека с деньгами не существует. Разве что действительно переходить к партизанским действиям. Нам очень надо Можно сказать: какая к лешему защита?! Сам выбрал, так тебе и надо. Каюсь: голосовала в свое время за Ельцина. Слушала речи Гайдара о том, что денежная масса вдвое превышает товарную, и была готова к тому, что мои сбережения похудеют вдвое, зато на них можно будет купить что захочу. Но кто же мог знать, что инфляцию раскрутят не вдвое, а в тысячи раз? Я не за это голосовала! Меня обманули! Сейчас, когда считанные дни остались до парламентских выборов, три месяца до президентских, снова встает вопрос ответственности власти перед народом. Разумеется, знаю, что во всем мире трудно выковырять из кресла не оправдавшего ожиданий депутата, а смещенных до окончания срока президентов – вообще единицы за всю мировую историю. Но, может, на Западе, с которого мы копируем нашу демократию, это не особенно нужно? Они давно в открытую не воруют – добропорядочные граждане, даже взятки нашим творцам реформ совали не из потного кулака, а в виде грантов и гонораров. А нам очень надо. Чтоб все предвыборные обещания – по пунктам, и чуть властный человек в сторону, его – за руку: «Куда?! Разве ты это людям обещал?» Да только кто же цапнет властного за руку, какой бог, царь или герой? P.S. У меня одна надежда – на технический прогресс. Если уже сейчас можно отправить на студию sms и проголосовать за участника теледебатов, то можно и политику намекнуть: мол, куда тебя понесло? Всем номерные телефоны, защищенные от посторонних, сайт в Интернете, работающий в режиме живого времени, – технически все осуществимо. Вот именно, только технически.

Как выживали русские за границей нашей родины

Когда я получила письмо из США от бывшей одноклассницы, отец сказал: «Я делал нейтронную бомбу. За нашей семьей присматривает КГБ – точно так же, как в Америке ФБР присматривает за своими атомщиками. Тебе надо, чтобы товарищ майор читал твои письма?» Я подумала – и не ответила однокласснице. Эта история оставила в моей душе обиду не на отца и не на советские порядки, а на эмигрантку. Ладно – я, правоверная комсомолка, жила себе, не замечая до поры особых несвобод. Но по ее-то мнению, я осталась в «социалистическом концлагере». Собираясь уезжать, родители одноклассницы так накачали против советской власти и дочь, и самих себя, что сделали свою жизнь здесь действительно невыносимой. Так о чем она думала, когда писала мне в «концлагерь»? С ее-то убеждениями должна была понимать, что мои «надзиратели» посмотрят на это косо! Зачем расспрашивала о нашей жизни – неужто скучает у себя в раю по баракам? Помню свое подростковое ожесточение: свалила – так вали с концами, не смущай меня и не береди душу себе. С тех пор порастрясло на жизненных ухабах мой юношеский максимализм. И эмигранты российские свободно снуют через границы над рухнувшим «железным занавесом». Никто их не попрекнет «предательством наших идеалов». Но, как говорится в популярном анекдоте, осадок остался. Политический Боря Света и Боря свысока смотрят на «колбасную» эмиграцию: они уехали в США в 1986 году не от жизненной неустроенности, а как политэмигранты. На физфаке МГУ не давали хода Бориным творческим инициативам. Зажимали его, как он считал, по «пятому пункту». В Америку Боря увез русскую жену, выпускницу того же физфака, и двух малолетних детей. Вообще-то первой за кордон отправилась Борина сестра; старые эмигранты помогли вывезти папу – ветерана войны и нашли ему там состоятельную супругу из своих. Старик увлекся американской гастрономией, прибавил в весе, заработал диабет и прожил недолго, впрочем, успев похоронить свою состоятельную жену и получить небольшую долю наследства. Остатки этих денег помогли Бориной семье пережить первый, самый трудный период адаптации. Света с ее университетским дипломом пошла работать учителем математики в школе для русских, негров и китайцев. Боре нашлось место в клане программистов. Со временем он и жену туда устроил. На паях с сестрой купили дом на две семьи: в одной половине жили сами, вторую сдавали. Теперь сдают весь дом двум семьям, а себе Боря купил квартиру в Нью-Йорке. Основал «перевалочную» фирму, где недавно приехавшие эмигранты-программисты нарабатывают стаж и приличное резюме, чтобы перейти к американским нанимателям. Дети 22 и 19 лет поступили в университет, получив стипендии. В конце 90-х перетащили в США Светину младшую сестру Лену с двумя детьми и мужем – ядерным энергетиком. Те уезжали, продав квартиру по немаленьким московским ценам, да еще им помогал из России отец Лены и Светы, профессор-ядерщик, человек по нашим меркам со средствами: лауреат государственных премий. При всем том семья Лены жила бедно. На первых порах Боря и Света поселили их в своем доходном доме, теперь заработков хватает на аренду маленькой двухкомнатной квартиры в Нью-Йорке. Лена, экономист-международник с дипломом нашего МГИМО, там оказалась домохозяйкой. Ее мужа Боря взял к себе в фирму на кабальных условиях – Америка-с, господа. Ненужный родине Владимир Владимир, биохимик с уже международным именем, работал по краткосрочным контрактам в Германии и в США. Бывший Всесоюзный кардиоцентр, где Владимир сформировался как ученый и защитил кандидатскую, закрыл исследования по его теме. Для ученого в третьем поколении (и, кстати, врача в шестом) выбора не было: раз в России нет работы, надо искать ее за рубежом. Не на рынке же торговать. Предложил свою тему одному из американских университетов, там заинтересовались, и в начале 93-го Владимир уехал в США уже надолго, взяв семью. Мама в Москве, доктор наук, имела работу, но почти не имела зарплаты. Владимир, уезжая, концов не рубил: сохранил российское гражданство и московскую квартиру не продал. Квартиру сдал внаем, деньги пошли маме. Несколько лет Владимир с семьей жили в кампусе при университете. Фантастическая по нашим меркам зарплата вся разлеталась. Первую машину купили за пятьсот долларов и страшно удивились, когда после незначительной аварии получили страховку в восемьсот (в отличие от наших страховщиков, американцы считаются с тем, что машина хоть и старая, но помятое крыло ей будут заменять на новое и деньги возьмут по полной программе). Потом жена удачно устроилась – кем бы вы думали? Конечно, программистом. Стала получать больше, чем муж-профессор. Купили дом – как все в Америке, в рассрочку. Жизнь удалась? Чего добились, с чем остались к пятидесяти годам? Боря, заработав на фирме капитал, позволяет себе не работать. Присматривает за своим доходным домом и, преисполненный достоинства, взимает плату с жильцов. Ужель это те самые творческие инициативы, которые зажимали шовинисты из МГУ? Его 56-летняя жена Света по-прежнему трудится, зарабатывает себе пенсию. Дети уехали учиться. Семья живет по стандартам середины среднего класса (тамошнего, а не нашего), ни в чем себе не отказывая. Муж Лены устроился в МАГАТЭ, но опять на кабальных условиях. За 4000 долларов зарплаты по две недели в месяц проводит в командировках, летая по всему миру. Так работают все его коллеги-эмигранты: индусы, русские, поляки. Лена сидела с детьми, половина зарплаты мужа уходила на квартиру. Искала работу, пыталась преподавать на курсах русского языка для детей эмигрантов. Но со следующей волной из России понаехали филологи и спрос на преподавателей русского упал. Лена ходила работать сиделкой к больным эмигрантам и в конце концов нашла себя. Оказалось, есть тьма стариков, которые вывезли в США детей, продав все в России, а теперь заброшены обамериканившимися детьми, страшно одиноки и… готовы платить за утешительную психотерапию. Коммуникабельная и сильная характером Лена прошла какие-то курсы, несколько лет бесплатно, «за науку» ассистировала психотерапевтам. Теперь самостоятельно работает в частной клинике с отечественными психбольными и алкоголиками. Использует специальную литературу российских авторов – душа у наших спившихся и надорвавшихся остается русской. Советский кандидат наук и американский профессор Владимир сильно поднялся по научной лестнице и снова обогнал жену по доходам. Задолженность по кредиту за дом они могли бы погасить за год. Но банку было выгоднее сосать проценты. Только недавно семья вылезла из этой десятилетней кабалы. А дом, кстати сказать, из сайдинга – по нашему климату летний, но там тепло. В США стоит в три-четыре раза дороже, чем в России (я смотрела по каталогу: тот же проект, те же «канадские» материалы, скорее произведенные у нас, чем приехавшие из-за океана). Оплата процентов за кредит подняла его стоимость еще вдвое. Жена Владимира по-прежнему программист, работает в муниципалитете. Сын их получил в Пенсильванском университете степень магистра и сейчас в Англии готовится защищать докторскую. В университете у Владимира лекции, студенты, аспиранты, научные проекты. Встает в пять, чтобы из своего пригородного дома успеть к началу занятий доехать до университета: два часа на машине или два с половиной на пригородном поезде. Возвращается в десятом часу вечера, ложится спать в одиннадцать. Говорит: «Если знаешь, что разбудят в пять, то никакой бессонницы!» Подтверждает справедливость шутки: «Американский университет – это место, где русские учат индусов и китайцев». Недавно в печати промелькнуло исследование американских социологов: уик-энд у них начинается в четверг после обеда – с этого часа клерки только имитируют работу, мечтая о том, как проведут выходные. Видимо, ученых это не касается. Или только ученых из эмигрантов? У Владимира один выходной в неделю – воскресенье. Хватает, чтобы привести в порядок научные записи или приехать в университетскую лабораторию и в тишине и покое поставить эксперимент. Что оставили в Москве У сестер Светы и Лены в Москве остались престарелые родители. У Владимира – мать и старшая сестра. Пока родители были здоровы, ездили к детям в Америку на месячишко в гости. Теперь они уже не в силах переносить десятичасовой перелет. Обсуждали, не забрать ли стариков в Америку. Но те и сами не хотят, и, главное, страховка для пожилого человека с букетом возрастных болезней стоит бешеных денег. Лечиться старикам нужно в России – с нашими льготами для инвалидов, подкрепленными американскими деньгами. Только вот кто будет присматривать за ними? У Владимира этот вопрос не стоит: его сестра по семейной традиции работает врачом и к тому же живет в десяти минутах пешего хода от мамы. А у Светы с Леной мама и отец – оба пережили инсульт. Пришлось нанять для них домработницу-украинку и оплачивать услуги приходящей медсестры. Расходы несут пополам – по тысяче долларов богатая Света и бедная Лена. По справедливости, по-американски. Владимир тоже посылает маме деньги. Она, насколько знаю, откладывает сколько может, чтобы оставить детям. У сына же серьезная американская проблема: за пятнадцать лет честной уплаты налогов он заработал пенсию в одну тысячу долларов. При их уровне расходов на такие деньги невозможно содержать дом и себя самого. Если Владимир не сумеет скопить себе на старость, его принудительно отправят в дом престарелых. Есть еще вариант: вернуться в Россию к нашей минимальной в 1800 рублей… Неожиданно для эмигрантов подорожала московская недвижимость. Уезжая, многие спустили квартиры за бесценок: 10–15 тысяч долларов казались людям с советским мышлением значительной суммой. Теперь счет пошел на сотни тысяч и они кусают локти. Опять повезло богатой Свете. Они же с Борей политические (так и лезет на ум анекдот про «политического» петуха, который пионера клюнул). Поэтому российское гражданство им восстановили по первому требованию, компенсируя зверства советского режима. Света тут же прописалась в профессорской «сталинке» родителей, обеспечив себе наследство минимум в четверть миллиона. А Лене американское гражданство, которого она с трудом добилась, затруднит оформление в России своей доли наследства. Опять бедные – мимо. Там акробаты скачут по вагонам В семьях Светы и Лены бытует легенда-страшилка о дедушке, объевшемся американским фудом. Отдав в первые годы эмиграции дань хот-догам и бигмакам, сестры теперь готовят дома русские блюда. А можно и заглянуть в русский ресторанчик, пройтись по русским магазинам или послушать концерт гастролера из России, не нужного в Америке никому, кроме эмигрантов. Приезжают в Москву навещать родителей. Тянет к друзьям детства, хотя теперь есть Интернет, и все с московскими друзьями он-лайн: посылают фотографии, видео. Иные москвичи уже съездили к ним в гости. – В Москве мне мрачно и страшно, – признается Лена. – Там, в Нью-Йорке, я всегда в тонусе: надеваю улыбку и знаю, что на вопрос «Как дела?» надо отвечать: «Все хорошо». А здесь знакомые сразу начинают грузить своими проблемами. За несколько недель моя американская улыбка сходит с лица, я становлюсь хмурой и угрюмой, и по возвращении в Нью-Йорк приходится несколько дней адаптироваться. В московском метро страшно, а вот в нью-йоркском я езжу, как на празднике. Там музыканты, виолончелисты, джаз играют, даже акробаты по вагонам скачут. Конечно, мне с моей нынешней психотерапевтической профессией, как вхожу в вагон, сразу бросаются в глаза люди с диагнозами. Но в Америке и шизики менее агрессивные – там лояльнее относятся к маргиналам, а они отвечают тем же. В Москве сейчас сильнее социальная дифференциация, и к бедным, больным и падшим относятся плохо, агрессивно – это я каждый раз замечаю. Володя в Москве зависает с друзьями, отключает мобильник, и мама, как в ранней молодости, начинает разыскивать его по домашним телефонам. «Общения не хватает, – объясняет он.– Там я постоянно на эмоциональном взводе, не могу расслабиться». В Москве он поет под гитару свои песни в артистическом кафе, или по-советски на кухнях, под стопку и пельмени. В США это могут понять только друзья-эмигранты, с американскими же коллегами подобное общение немыслимо. Раечка теперь Рейчел Дети Светы и Бори – абсолютные американцы. Дочка Раечка давно Рейчел, учится в университете, живет с бойфрендом. На себя зарабатывают сами и от родителей полностью отделились. Младший пока еще предпочитает, чтобы его называли Илюшей, и старается приезжать из университета на уикэнды к родителям. Дети Лены Рома и Юля пока не меняют свои имена. Дружат с поляками, русскими, латиносами. Любят фастфуды и китайскую кухню. Девятнадцатилетний студент финансового колледжа Рома от такой еды очень полный и по характеру сдобный, переживающий. Сейчас выбрал курс психологии: хочет с заокеанских финансов перескочить на работу с человеческой душой. Мужские вкусы у него тоже не американские, но уже и не славянские – его привлекают горячие темнокожие латинские девочки, он приводит их в гости к родителям. Горячие латинки кидаются Лене на шею с поцелуями, называют мамой: для них Ромочка жених завидный. Четырнадцатилетняя Юля – девочка воинственная, любит стрельбу и одежду в стиле милитари. Такой же в четырнадцать лет гуляла в нашем московском парке ее мамочка: в