Автор

Анна Чепурнова

Светлана Пермякова: Прошу сценаристов найти Любе мужика

НА ТЕЛЕКАНАЛЕ ТНТ продолжают показывать новые серии «Интернов». Изразвеселой компании медиков, полюбившихся зрителям, самой заводной ижизнерадостной, без сомнения, остается медсестра Любовь Михайловна.С интернами она ведет себя по-матерински: способна и от сурового Быковазащитить, и сама грандиозную выволочку устроить тому, кто накосячил.Добрая, доверчивая и впечатлительная, но готовая любому недоброжелателюдать суровый отпор, она кажется олицетворением той русской женщины,которая «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет!» У играющейЛюбовь Михайловну актрисы Светланы Пермяковой мы решили выяснить, похожали она на свою героиню.[b]– Светлана, «Интерны» на телевидении идут уже больше года. Нравятся ли вам изменения, происходящие в сериале с вашей героиней?[/b]– Пока у моей Любы изменений не происходит. Как была одна, так иосталась. Я все прошу сценаристов, чтоб нашли Любе мужика. Обещалиподумать.[b]– Часто ли вы общаетесь с кем-то из коллег по сериалу вне съемок? И можно ли кого-то из них назвать вашим другом?[/b]– Дружбы с актерами у меня нет. Это работа. Мы встречаемся на площадке,здороваемся, общаемся. А быть больше, чем просто коллеги, – не имеетсмысла. Например, если мы встречаемся на площадке с Кристиной Асмус([i]исполнившей в «Интернах» роль Варвары Черноус.[/i] – [b]А. Ч.[/b]), то проводимвместе весь день.Также мы вместе играем в одном антрепризном спектакле, поэтому я все оней знаю, она знает обо мне. Мы советуемся, говорим, дневных суток дляобщения нам хватает.[b]– В чем вы похожи на свою героиню Любу, а в чем – нет?[/b]– Люба – это мое амплуа! Когда писали роль, ориентировались на СветлануПермякову. Любовь полностью зависит от меня. То, что не нравится мне, ненравится и ей. Если я прихожу на площадку и у меня хорошее настроение,то оно передается и Любе. И наоборот... Исключение – в личной жизни яболее уравновешенный человек.Меня иногда Люба раздражает, порой я ею восхищаюсь – особенно в техситуациях, когда она поступает так, как я бы сделать не смогла.[b]– Что вы имеете в виду?[/b]– Знаете, это еще с «Солдат» пошло. Там моя героиня, Жанна Семеновна,вообще женщина военная – старший прапорщик. Она режет правду-матку, незадумываясь и в драку пойдет. Я не решусь. Я все драки обхожу стороной.Да и темные переулки тоже. Меня очень сильно раздражает и пугает любоепроявление агрессии. Не знаю, как относиться к хамам и негодяям, боюсьих. Мне в жизни приходилось сталкиваться с хамскими, наглымипроявлениями.И я терялась. Вроде бы дураку и козлу надо так и сказать: «Ты идиот».Но я же не знаю, что за этим может последовать. А вот мои героини –Люба, Жанна Семеновна, скорее всего, не испугались бы, дали отпор.Поэтому я ими и восхищаюсь. Но пока не могу взять у них эти качества.[b]– Доверчивы ли вы?[/b]– Да, есть такое. Моей добротой часто пользуются. Я людям верю, а некоторые потом не очень порядочно поступают.[b]– Есть ли определенный тип мужчин, который вам нравится?[/b]– Меня часто спрашивают, какой он, мой мужчина.Я сама не знаю. Он просто должен мне понравиться. Будет это принц набелом коне – пожалуйста, я не против. А может, он из поговорки «любовьзла» – может, и так. Он мне нравится, и я ему нравлюсь – вот и все.Надолго ли – тоже не знаю. Это жизнь и, не попробовав, ты не узнаешь,насколько это горько, сладко, солено. Попробовав, уже можешь решать:сохранить или разорвать эти отношения.Всегда лучше сделать и не жалеть, что была возможность, а ты ее упустил.[b]– В Интернете все время появляется информация, что вы худеете илипытаетесь худеть. То есть вы свою фигуру не воспринимаете как особуюфишку, только вам свойственную? Но ведь многие поклонники вас любятименно такой…[/b]– Я периодически то сбрасываю, то набираю. Но стать совсем худой у меня не получается. Бывает, когда очень многонабираю, становится тяжело. Начинаю садиться на диету, пытаюсь худеть.Это надо ради кадра. Но кардинально меняться я не готова и не хочу.Недавно мне поступило предложение порекламировать препараты дляпохудения, быть лицом одной фармацевтической фирмы. Я отказалась. Надохудеть естественным путем – спортом заниматься, есть поменьше. А вообщетак всегда: у кого вьющиеся волосы, хотят прямые, и наоборот.[b]– Расскажите о вашей семье.[/b]– Родители мои: мама Валентина Иосифовна и папа Юрий Васильевич, оченьдолго меня ждали, я все никак не получалась. Были уже братья: Сергей иВасилий, и даже перед моим рождением родился Андрей, но он погибтрагически в младенчестве. Родители решили поставить крест на чьем-либоеще появлении на свет, но природа-матушка распорядилась иначе: мамазабеременела, папа сказал: «Рожай», и вот вам – я, Светлана Пермякова!Долгожданная и любимая дочка! Мама с папой живут в Перми, так же, как имои одноклассники, однокурсники, друзья – люди, по которым я оченьскучаю. Но в основном, конечно, с Пермью меня связывают родители. Сгодами они не молодеют, крепким здоровьем похвастаться уже не могут,поэтому как только выдаются три-четыре свободных дня, я еду в Пермь.[b]– С какими режиссерами вам бы хотелось поработать в театре и кино? Естьли роли, которые вы мечтали бы сыграть? Например, Гамлета?[/b]– Может быть, как Сара Бернар, в 60 лет я и сыграю эту роль. Мне оченьнравится теперешняя киношная работа – «Интерны» на ТНТ. Но изначально явсе-таки театральная актриса, на сцене поиграла и классику, исовременную драматургию. И сейчас с благодарностью приму любоепредложение – без разницы, какой жанр. Звездной роли, которую я быхотела так, чтоб руки тряслись, нет. Потому что были уже и Островский, иБулгаков – я над своей Зоей в «Зойкиной квартире» прямо тряслась. Мнеинтересно копаться в любом материале! Своей главной роли в полном метре яеще жду. Конечно, периодически что-то предлагают, но это не совсем то, вчем бы мне хотелось себя видеть.[b]Кстати[/b][i]В отличие от большинства юмористических сериалов в «Интернах» нетзакадрового смеха. Но он фильму и не нужен. Зрители перед голубымэкраном и так держатся за бока от шуток главных героев – их, междупрочим, придумывают участники КВН. Над сценарием работают в общейсложности 18 человек.Автор идеи «Интернов» – Вячеслав Дусмухаметов – выпускник Челябинскойгосударственной медицинской академии. Учеба в этом заведении, а такжепоследующая интернатура по терапии и врачебная практика послужили емубогатым материалом для сериала. Съемки «Интернов» проводятся вспециально построенном павильоне на территории бывшего завода. Лекарстваи медицинское оборудование в кадре – настоящие, оборудование списанноеили взятое в аренду. Туалет в составе декораций больницы – бутафорский, кнему не подведена канализация. Поэтому рядом с ним висит предупреждениечленам съемочной группы, чтобы никто им не вздумал воспользоваться.[/i][b]Досье «ВМ»[/b][i]Светлана ПЕРМЯКОВА родилась 17 февраля 1972 года в Перми. В 1994 годуокончила Пермский государственный институт искусства и культуры.1994–1998 годы – актриса Лысьвенского драматического театра (г. Лысьва).1998–2005 годы – актриса Пермского ТЮЗа. 2005 год – ведущая программы«Полный привет» на Русском радио.На телевидении с 1992 года. Играла в составе сборной команды КВН«Парма», где вместе с Жанной Кадниковой составляла дуэт «Жанка иСветка».Снимается в кино, играет в антрепризе. Участвовала в танцевальном шоу«Стиляги» с Максимом Галкиным. Ведущая рубрики «Советы от старшейвожатой Светы» на радиостанции «Пионер FM».[/i]

На биеннале потратили 62 миллиона рублей

В ПЯТНИЦУ, 23 сентября, своим основным проектом «Переписывая миры» открылась 4-я Московская биеннале современного искусства.Выставка развернулась на двух площадках – на пятом этаже самого пафосного торгового центра столицы, ЦУМа, и в Центре дизайна ARTPLAY. 64 художника и 16 арт-групп из 33 стран мира создали захватывающее зрелище, используя как классические техники, например скульптуру и живопись, так и новые медиа. Среди авторов есть поистине звездные имена. В их числе китайский диссидент Ай Вэйвэй, один из основателей поп-арта Ричард Гамильтон, немецкие классики Герхард Рихтер и Нео Раух.Многие экспонаты выставки интерактивны. Ведь, по мнению приглашенного из Германии куратора Петера Вайбеля, одна из отличительных особенностей современного искусства – то, что в его создании может принять участие каждый человек. И, таким образом, немного «подправить» мир вместе с художниками, «переписать» его. Бюджет нынешней биеннале – более 62 млн рублей, из которых 52 млн выделило Министерство культуры, остальные средства предоставили спонсоры.Выставки основного проекта продлятся до 30 октября. Кроме них, в рамках биеннале работает около 60 спецпроектов, некоторые из них – в Лондоне, Киеве и Екатеринбурге.

Дети Монпарнаса

ГМИИ им. А. С. Пушкина работает в ударном режиме. Здесь открылась уже третья за сентябрь выставка, да какая! Для экспозиции «Парижская школа. 1905–1932» работы предоставили ряд музеев французской столицы, в том числе Центр Ж. Помпиду и Музей Оранжери (филиал Музея д’Орсе). А также женевский Музей Пти-Пале и несколько частных собраний. Как заметила директор музея Ирина Антонова, неискушенная публика, услышав название «Парижская школа», может подумать, что на Волхонке, 14, показывают работы французов. Но это не так. Термин «парижская школа» вошел в историю искусства в 1920-х годах, обозначая интернациональное сообщество художников нескольких поколений, прибывших в столицу Франции в 1900–1920-е годы из разных стран Европы и Америки. Почти все они жили в южной части Парижа, на Монпарнасе. Именно там располагался знаменитый «Улей», комплекс из 140 ателье-студий, которые меценат и скульптор-любитель Альфред Буше за символическую цену сдавал нищим служителям муз. Работы некоторых из них, в том числе таких знаменитостей, как Марк Шагал, Амедео Модильяни, Хаим Сутин, и привезли в ГМИИ им. А. С. Пушкина. На Волхонке, 14, можно посмотреть свыше 200 произведений, принадлежащих более чем 50 авторам. Это и живопись, и графика, и скульптура, и произведения знаменитейших фотографов, таких как Брассай и Ман Рэй. Сотрудники музея признались, что готовили выставку более двух лет. Но оно того стоило. Ведь в результате в столицу прибыли авторы, произведений которых в российских музеях нет. И если, например, шедеврами Модильяни москвичи уже имели возможность насладиться несколько лет назад в том же ГМИИ им. А. С. Пушкина, то холсты Хаима Сутина в большом количестве в Москве впервые. Картины этих двух художников объединены в одном зале, ведь они были друзьями. Обаятельный бонвиван Модильяни опекал застенчивого выходца из Минской губернии Сутина. Правда, жизнь и одного и другого закончилась трагически. В другом зале на Волхонке, 14, выставлены поэтичные холсты малоизвестного российской публике японца Леонара (Тсугухаро) Фужиты и уроженца Болгарии Жюля Паскена. Их работами музеи нашей страны тоже не могут похвастаться. Оба художника (чуть было не сказала – как истинные французы!) были почитателями красоты женского тела. Паскен даже всюду появлялся в сопровождении своих натурщиц. Выставку украшают и произведения Марка Шагала – его графика и холсты «Видение. Автопортрет с музой» и «Автопортрет в зеленом», привезенный из Центра Ж. Помпиду. В целом интересных имен на выставке много. Среди них художники Моисей Кислинг, Соня Делоне, Диего Ривера, Наталья Гончарова и Давид Штеренберг, Мария Васильева и Маревна, скульпторы Осип Цадкин, Александр Архипенко, Хана Орлова, Жак Липшиц. [b]Выставка проходит в здании Галереи искусства стран Европы и Америки ХIХ–ХХ веков (Волхонка, 14) и продлится до 20 ноября[/b]

Гарри Бардин: Отсутствие игрушек в детстве восполняю всю жизнь

НА ЕГО мультфильмах выросло не одно поколение детей. Кто из нас не помнит «Летучий корабль» с замечательным Водяным, которому «летать охота»? А Красную Шапочку, которая, следуя горбачевской концепции «общеевропейского дома», несет пирожки бабушке не куда-нибудь, а в Париж? Или трогательную няню Чучу, которую мальчик смастерил для себя сам?Вчера их создателю Гарри Бардину исполнилось 70 лет.[i][b]Сын знаменосца[/b][/i][b]– Говорят, все мы родом из детства, а к мультипликаторам это, наверное, относится в первую очередь. Гарри Яковлевич, что вы помните из своего детства?[/b]– Оно сопровождалось голодом и отсутствием игрушек. Вместо них были гильзы и патроны. Наверное, этим и можно объяснить то, что я всю жизнь играю в какие-то игры. С отцом я познакомился, только когда мне было 3,5 года. До этого он был на фронте, в морской пехоте, сошедшей с кораблей. Его отозвали после Сталинграда.[b]– Вы, наверное, безумно гордились им?[/b]– Безусловно. Особенно когда он шел на парадах: высокий, красивый, весь в белом… Обычно он был знаменосцем или сопровождающим знамя…[b]– А кем мечтали быть?[/b]– Хирургом, дирижером, актером, скульптором… В какой-то степени все это исполнилось. Ведь дирижер – это нечто близкое к режиссуре. Что касается скульптуры, то… когда мне нужно лепить на студии, я делаю это.[b]– А от кого у вас любовь к музыке, которой так много в ваших мультфильмах?[/b]– Ее привила мне мама. Она хорошо пела, и все арии из опер и оперетт я знаю из ее уст. Вообще мама создавала необычайный домашний уют, и в этом смысле мое детство было благополучным, я не могу пожаловаться. В доме была и любовь, и нежность.[i][b]Два режиссера[/b][/i][b]– И как вы после такого благополучного детства создали «Чучу», в которой мальчик предпочитает звать на помощь няню, а не маму? Или няня у вас тоже была?[/b]– Няня была у моего сына Паши, потому что мы с женой работали. Она его очень сильно кутала, надевая по четыре пары штанов. И рассказывала ему разные страшилки, вроде того, что его утащит волк. Это чтобы он от нее никуда не убегал.Сегодня ведь родители заняты карьерными соображениями, а ребенок… Иногда в семьях его заводят только потому, что «так принято», «у всех есть, и нам пора обзавестись».[b]– Вот вашему сыну с вами повезло…[/b]– Не знаю, это у него надо спросить. Хотя как-то мой племянник сказал Паше: «Счастливый ты. С таким папой не заскучаешь. Когда вырастешь, наверно, умрешь со смеху». Нам с Пашей всегда было интересно вместе – и в его детстве, и теперь, когда и он режиссер, и я режиссер.[i][b]Утенок не мстил обидчикам[/b][/i][b]– Так совпало, что у вас родился сын и в тот же год вы начали работать в «Союзмультфильме»…[/b]– Я вам скажу больше: все это произошло в один день. 10 октября 1975 года художественный совет принимал мою картину. Иван Петрович Иванов-Вано, наш патриарх, сказал добрые слова по поводу моего фильма и поздравил студию с приобретением хорошего режиссера. На часах было ровно без десяти двенадцать. И в это же время родился мой сын. Так я стал режиссером, а он – человеком.Прошли годы, и в 1999 году уже Павел сделался режиссером, окончив курс во ВГИКе у Александра Митты. Тогда же он получил приз Святой Анны за лучший дебют.Теперь мои мультфильмы смотрит внук, ему 4,5 года. Иногда он требует, чтобы я ему пел перед сном песню из мультфильма «Летучий корабль» (я там озвучивал царя). Я пою, он мне в ответ: «Похоже». Я говорю: «Да ведь и в мультфильме это я пою!» Но он мне не верит.[b]– А «Гадкого утенка» он смотрел?[/b]– Да. Я потом спросил: «Что ты понял?». Он сказал: «Утенка обижали взрослые, особенно папа и мама».[b]– Вас огорчает то, что не все поняли финал этого мультфильма?[/b]– Мою мысль очень хорошо выразил один французский ребенок. Он сказал: «Я знаю, почему вы сделали так, что утенок пролетел над двором и его обидчики лишились перьев. Это чтобы все понимали, что под перьями эти птицы, как и утенок, пластилиновые». Все мы одинаковые, и перед Богом все равны. Именно это я и имел в виду. Ну а если этого кто-то не понял – что делать.– Но многие восприняли окончание фильма так, как будто утенок мстит обидчикам…– «Мне отмщение, и Аз воздам»? В какой-то степени да, почему нет? Утенок попрощался с птичьим двором, пролетев над ним на бреющем полете (буквально «бреющем»!). Этого хватило, чтобы опали все перья этой стаи, которыми они так гордились. Я долго думал, делать ли такой финал. Потом решил, что это надо, потому что никакое деяние не остается безответным. Можете считать, что это моя, авторская месть. А не утенка.[i][b]Не делите детское кино[/b][/i][b]– В июне этого года вы были в числе тех, кого пригласили на встречу с премьер-министром Владимиром Путиным для разговора о путях развития отечественной мультипликации. Как вы думаете, будут изменения к лучшему после этой беседы?[/b]– Посмотрим. Одно дело списать на отрасль 500 млн рублей, другое дело – знать, как они будут освоены. Для меня это важно.Мы настаивали на том, что сейчас очень нужна хорошая учебная база. Надо не потерять традиции и передать классическую школу, ту, которой мы были сильны. Потому что связь поколений утеряна.[b]– А у вас есть ученики?[/b]– Нет. Хотя одно время я преподавал на Высших режиссерских курсах в паре с Федором Хитруком. На этом курсе учились такие замечательные ребята, как Саша Петров, Ваня Максимов, Миша Алдашин, Миша Тумеля… Замечательная когорта режиссеров с мировыми именами. Недавно мне снова предложили набрать курс во ВГИКе, но я отказался. Заниматься и студией, и студентами довольно напряженно. А я еще хочу сам снимать.[b]– Накануне вашего юбилея что самое радостное и самое грустное в вашей жизни?[/b]– Радостно от того, что написал новый сценарий. А то после выпущенного фильма всегда погружаешься в депрессию. Кажется, что ничего больше не придумаешь.Для меня очень важна перспектива, потому что работа – это моя жизнь. А самым лучшим подарком к юбилею будет финансирование моего нового фильма. Мне это уже пообещал министр культуры.У меня нет званий, так получилось. Я только лауреат Государственной премии, которую мне вручал Борис Николаевич Ельцин. Но тут уж, как говорят в Одессе: «Вам что важно – шашечки или ехать?» Вот для меня самое главное – ехать.[b]P.S. [/b][i]Завтра у мастера пройдет творческий вечер в киноклубе «Эльдар». Благодарим его организаторов за помощь в подготовке интервью.[/i][b]Досье «ВМ»[/b][i]Гарри Яковлевич Бардин (11 сентября 1941 г., Оренбург) – российский аниматор.Особенно известен работами в жанре пластилиновой анимации. Окончил Школу-студию МХАТ, работал драматическим актером в Театре им. Гоголя, снимался в кино.[/i][b]Справка «ВМ»[/b][i]Свой последний мультфильм – полнометражную картину-мюзикл «Гадкий утенок» Гарри Бардин снимал 6 лет. В нем задействовано около 500 кукол.Но сам Гадкий утенок сделан из пластилина. Каждый обитатель «Птичьего двора» щеголяет в настоящих перьях.С ними Бардину помог предприниматель Андрей Разбродин, поставляющий перья для компании «Рибок». Музыку к мультфильму записал оркестр Владимира Спивакова. Сам маэстро озвучил Петуха.Свои голоса персонажам «Гадкого утенка» также «подарили» Константин Райкин, Армен Джигарханян, Юлия Рутберг, Владимир Качан.Всего в картине 107 тысяч кадров. Ее бюджет – полтора миллиона долларов. Для сравнения: бюджет «Шрэка» – 165 миллионов.[/i][i]фото Анны ИВАНЦОВОЙ[/i]

Многоликий Дали на Волхонке

В ГМИИ им. А.С. Пушкина бьет рекорды посещаемости выставка работ великого мистификатора прошлого века.  25 холстов, 90 листов уникальной графики и архивные фотографии  привезены из Музея-театра Дали в Фигерасе. Это – первая в Москве экспозиция, на которой можно увидеть произведения испанского гения, существующие в единичном экземпляре. На главной лестнице посетителей встречают свисающие с потолка гигантские куклы в необыкновенных одеждах, подобных тем, которые Дали сам придумал для костюмированного бала в 1951 году. Также на балюстраде поблескивают выстроившиеся в ряд огромные призматические конструкции и  яйца из папье-маше с лампочками внутри. Такой оммаж великому испанцу и его Музею-театру  создан художником Борисом Мессерером, лично побывавшим в Фигерасе.Куриные яйца Дали считал символом начала жизни. На крыше его Музея-театра они смотрятся весьма эпатажно. А вот «светильники» в исполнении Мессерера, напротив, какие-то слишком уютные, и немножко не вяжутся с бунтарским духом испанского мистификатора. Сам-то Дали предпочитал оформлять интерьеры в духе поп-арта. На выставке показывают диораму, воспроизводящую его «Сюрреалистическую комнату в виде портрета Мэй Уэст».И в ней - диван в виде женских губ, занавеси-волосы, камин, изображающий нос… Броско и провокационно, на грани китча.Попадая в зал, где демонстрируется живопись художника, вначале замираешь от удивления: где же здесь Дали? Дело в том, что экспозиция начинается с его ранних работ, сделанных в годы обучения. Одна из них – «Цветок в горшке» -  подчеркнуто реалистическая, другая – «Сифон и бутылочка рома» -  создана в духе кубизма. Если бы их показывали без этикеток, догадаться о том, что это Дали, было бы практически невозможно.Впрочем, другие картины на выставке свидетельствуют, что и в более зрелом возрасте находчивый испанец не стеснялся заимствований у современников, а также охотно вступал в диалог с великими представителями прошлого. Например, его «Сюрреалистическая композиция с невидимыми фигурами» 1936 года может показаться произведением Магритта – знаменитого современника Дали. А на другом холсте мы видим знаменитые «Менины» – это уже 71-летний художник вовлекает произведение Веласкеса в мир своих иллюзионистических опытов.Сюжет одной из картин на Волхонке, относящихся к знаменитому «параноидально-критическому методу» Дали ( в его основе лежит двойственная природа образа) имеет прямое отношение к нашей стране. Это произведение с невероятно длинным названием «Пятьдесят абстрактных картин, складывающихся на расстоянии двух метров в три портрета Ленина в виде китайца, а с шести метров превращающихся в голову королевского тигра». Не то, чтобы Дали были близки идеи социализма, просто фигура Ленина восхищала его своей одиозностью.Конечно, так или иначе с Россией связаны и все работы, на которых изображена ее уроженка – жена Дали и его вдохновительница Гала. Стараниями кураторов, таких произведений на выставке немало. Одно из них, под названием «Портрет Гала с двумя бараньими ребрышками, удерживающими равновесие на ее плече» на репродукции кажется громадным. А в экспозиции оно поражает своим поистине миниатюрным размером.В разделе архивных фотографий очень трогателен снимок, на котором Гала позирует художнику для картины «Атомная Леда». Уже немолодая женщина с обнаженным бюстом сидит величественно, будто древняя богиня. Ее лицо загадочно и печально. Глядя на этот снимок, начинаешь понимать, почему Дали так обожал свою жену. И оставил в своем Музее-театре столь много ее портретов – графических и живописных.[b]Выставка продлится до 13 ноября[/b]

Такого Дали мы ещё не видели

ЗАВТРА в ГМИИ им. А. С. Пушкина в рамках Года Испании в России откроется выставка «Сальвадор Дали». Нет сомнений, что она станет хитом этого года. Ведь москвичи впервые увидят живопись этого художника. До сих пор столица видела лишь офорты Дали из собрания французского издателя и коллекционера Пьера Аржиле. За последние 20 лет они выставлялись в музее на Волхонке несколько раз. Но вот серьезная ретроспектива работ испанского гения, которая нас ожидает, для Москвы явление беспрецедентное. Она будет состоять из 25 живописных работ и 90 листов уникальной графики. Также на выставке можно будет посмотреть множество архивных фотографий, на которых художник запечатлен с 6-летнего возраста. И один арт-объект – реконструкцию «Сюрреалистической комнаты в виде лица Мэй Уэст» (созданную в 1934 году) в форме диорамы. Графика и живопись представят все периоды творчества Дали: здесь будут и его «классический» сюрреализм, и ранние работы, и вещи позднего периода, где он становится сам на себя не похож. Одно из известнейших произведений, привезенных в Москву, – «Автопортрет с шеей Рафаэля». Художник создал его в 17-летнем возрасте. Все экспонаты прибыли к нам из легендарного Музея-театра Сальвадора Дали в Фигерасе. Его создал сам художник в 1974 г. Это его детище стало не только прижизненным музеем мастера, но и мавзолеем – Дали завещал себя похоронить в том же здании, где выставляются его работы. Последняя воля мастера была исполнена в точности. Сейчас в Музее-театре Сальвадора Дали хранится одно из самых значительных собраний его работ. По словам директора ГМИИ им. А. С. Пушкина Ирины Антоновой, переговоры с испанской стороной по поводу московской выставки были непростыми и шли довольно долго. Но в конце концов в столице даже согласились предоставить значительное число произведений из постоянной экспозиции. Для испанцев, кстати, это серьезный шаг, ведь Музей-театр Сальвадора Дали – чуть ли не главная достопримечательность Каталонии. Он как магнит притягивает туристов со всех концов земного шара. Хотя не раз его сотрудники признавались, что среди их иностранных посетителей невероятно большой процент именно россиян. Так что вполне справедливо, что шедевры из Фигераса наконец будут выставлены именно в России. Тем более что с нашей страной Дали связывало самое дорогое, что было у него на Земле, – его обожаемая Гала. Со своей моделью и повелительницей, урожденной Еленой Дмитриевной Дьяконовой, художник познакомился, когда она еще была замужем за его другом, поэтом Полем Элюаром. Дали отбил ее, а для Элюара, «в качестве компенсации» написал его портрет. Кураторы московской выставки говорят, что старались выбрать как можно больше произведений, связанных с Галой. И тема музы художника красной нитью пройдет через все разделы экспозиции. Обещают, что выставка удивит зрителей оригинальным дизайном, разработанным знаменитым художником Борисом Мессерером. Интерьер здания на Волхонке сделается неузнаваемым: яйцевидные объекты здесь станут перемежаться с призматическими конструкциями. Точно так же, как и на карнизе музея в Фигерасе. А с потолка музея будут свешиваться куклы в причудливых костюмах. – На выставке мы хотели показать перекличку между творчеством Дали и классическим искусством, – рассказала «Вечерке» куратор Александра Данилова. – И поэтому включили в нее некоторые работы из нашего музея. Например, слепки с античных статуй и портреты семейства Медичи. Слывший бунтарем художник испытывал большой пиетет к классической традиции. Недаром он говорил: «Если ты считаешь, что превзошел Рафаэля и Вермеера, оставайся в своем блаженном идиотизме». [b]Выставка открыта для посетителей с 3 сентября по 13 ноября[/b]   [b]P.S.[i] [/i][/b][i]Весьма вероятно, что попасть «на Дали» будет стремиться не меньше желающих, чем в прошлом году «на Пикассо». Прошлогодняя выставка, проходившая в ГМИИ им. А. С. Пуш кина, побила все рекорды посещаемости: ее посмотрели 250 тысяч человек.[/i] [i]Уже к 8 утра около музея ежедневно собирались длиннющие очереди. Некоторые даже ночевали в окрестностях Волхонки в своих машинах.[/i]   [b]Кстати[/b] [i]Сальвадор Дали утверждал: «Сюрреализм – это я». Хотя вообще-то сам термин «сюрреализм» был придуман поэтом Гийомом Апполинером в 1917 году, когда Дали было всего 13 лет. А основателем и идеологом сюрреализма считается поэт Андре Бретон. Но все-таки сейчас, говоря об этом направлении, мы вспоминаем сначала Дали, а потом уж Бретона и Апполинера. Художник писал: «На самом деле я лишь автомат, бесстрастно и с максимальной точностью регистрирующий то, что диктует мое подсознание: сны, видения, галлюцинации и любые обличенные в конкретную форму иррациональные проявления темного, волнующего мира, открытого Фрейдом…»[/i]   [b]Справка «ВМ»[/b] [b]КАК ГОТОВИТЬСЯ К ВСТРЕЧЕ С ГЕНИЕМ?[/b] [i]Не секрет, что восприятие выставки будет полнее, если перед ее посещением почитать что-нибудь о художнике. О Дали написано много книг, но лучше всего, на мой взгляд, взять его собственную книжку «Дневник одного гения». Это бестселлер, который хорошо читается. Цитата: «Для начала научитесь рисовать и писать, как старые мастера, а уж потом действуйте по своему.[/i]

Джессике Паркер, как и всем американцам, нравятся русский балет и кухня

Голливудская знаменитость Сара Джессика Паркер прилетела в нашу столицу с двухдневным визитом в рамках мирового турне по продвижению фильма «Я не знаю, как она делает это». В этой экранизации культового бестселлера Элисон Пирсон Сара Джессика сыграла главную роль. Мировая премьера картины состоится 12 сентября, а в российский прокат лента выйдет 15 сентября. О своей работе, а также о том, какое впечатление на нее произвела Москва, актриса рассказала вчера в отеле Ritz-Carlton. Паркер поразила своей пунктуальностью, возникнув перед журналистами в точно назначенное время. Как и полагается голливудской диве, она все время улыбалась и вообще была очень мила. Периодически говорила «спасибо» по-русски в ответ на комплименты. Призналась, что волнуется, и даже в первый раз попробовала русской водки перед пресс-конференцией, хотя обычно алкоголь она не употребляет. [b][i]Большой театр – одно из чудес света[/i] – Что вы успели здесь посмотреть?[/b] – Мы прилетели в субботу поздно вечером и попросили водителя, чтобы он провез нас по наиболее известным местам. Ночью город был очень красивым. Вчера утром мы рано проснулись, чтобы побывать в Кремле, полюбоваться на замечательные соборы и музеи. Мы посмотрели яйца Фаберже, побывали в Оружейной палате, после этого сходили в Большой театр. Мне было очень приятно там побывать, ведь я с детства хотела стать балериной и училась в балетной школе. Я знаю, какой вклад россияне внесли в развитие мирового классического балета. И, кстати, я являюсь членом совета директоров Нью-Йоркского балета. Хотя в Большом театре все еще идет реставрация, внутри там все просто потрясающе красиво. Я бы назвала это здание одним из семи чудес света. [b]– Вам нравится русский балет, а как вы находите русскую кухню?[/b] – Мне она тоже нравится, и мой муж любит со мной иногда ходить в русский ресторан в Нью-Йорке. И все, что я попробовала здесь, было просто замечательно: бефстроганов, икра, специально приготовленный картофель, борщ, лосось, осетрина… что еще я вчера ела… традиционный салат из курицы, куриный суп... много различной пищи. [b][i]Ни русского, ни американского кино не знаю[/i] – Вы везете с собой 9-местный багаж – почему вы взяли так много вещей?[/b] – Я забочусь о своей внешности, хочу выглядеть хорошо на всех мероприятиях, на которые приглашена. К тому же я и сопровождающие меня люди ([i]семь человек, среди которых близкая подруга, личный парикмахер, визажист, ассистент, публицист и пресс-атташе.[/i] –[b] А. Ч.[/b]) после России в течение шести-семи дней посетим еще и другие страны. Вообще у меня довольно небольшой багаж по сравнению с тем, что я видела у других актеров, с которыми я путешествовала. [b]– С кем из российских режиссеров и актеров вы хотели бы поработать?[/b] – Мне стыдно, но я пока слишком мало знаю о российском кино, чтобы ответить на этот вопрос. Хотя я слышала, что здесь много достойных и режиссеров, и актеров. Кстати, и с американским кино я не слишком хорошо знакома. Я мать троих детей, поэтому не так часто приходится смотреть фильмы. Вот мультики – другое дело. [b]– В каком фильме по русской классике вы бы обязательно сыграли?[/b] – Я не могу сказать, что есть какая-то роль, которую я прямо сейчас хотела бы сыграть. Хотя я очень люблю русскую литературу – и Достоевского, «Преступление и наказание», и «Анну Каренину» Толстого. Кстати, вчера мы проехали мимо памятника Достоевскому, к сожалению, очень быстро. Сегодня я хочу еще раз побывать там и сфотографироваться. Еще я видела памятник Чайковскому. И на вопрос о том, что мне больше всего нравится в России, могу ответить – замечательные памятники замечательным людям. [b][i]И я, и героиня много работаем[/i] – Расскажите о вашей героине в фильме «Я не знаю, как она делает это». Похожи ли вы на нее?[/b] – Ее зовут Кейт Реди, и она – сильная женщина. Между нами много общего – мы обе матери, живущие в современной городской среде. У нее двое детей, у меня – трое. На наших плечах дом, определенные сложности, но мы стараемся, чтобы наша жизнь была насыщенной. Данный фильм – о жертвах, которые приходится приносить в браке, о компромиссах, на которые вы идете с вашим парт нером. Мне было очень интересно играть эту роль. [b]– Кейт Реди для вас ближе, чем Кэри Брэдшоу из «Секса в большом городе»?[/b] – Не то чтобы она была мне ближе, но ее жизненная ситуация больше похожа на мою. Кэри одинокая женщина, а я всетаки не такая. Да, с одной стороны, у меня тоже были эпизоды, когда я знакомилась с мужчинами, но, конечно, у меня это случалось не так часто, как у Кэри. Хотя мне она эмоционально близка, и мне было приятно играть эту роль. [b]– Ваши фанаты хотят продолжения сериала «Секс в большом городе». Вы не устали играть эту свою героиню?[/b] – В общем-то, нет. Я пока еще не говорила с продюсером о продолжении сериала, но думаю, наступит время, когда мы его снимем. [b]– Ваша героиня в фильме «Я не знаю, как она делает это» очень много работает, вы тоже. Удается уделять своему мужу и детям столько времени, сколько хотелось бы?[/b] – Семья – это большая часть моей жизни, то, что я люблю прежде всего. Часто я детей привожу на съемочную площадку, они там сидят, пока я снимаюсь. Я стараюсь сама укладывать их спать, иногда отвожу в школу. А бывают периоды, когда я не снимаюсь, и в промежутке между фильмами большую часть времени провожу дома. Так что по сравнению с другими женщинами, которые работают с девяти до пяти, у меня есть преимущество. Хотя у них, может быть, все попроще, ведь им не надо приводить детей к себе на работу. [b]– Расскажите о своих детях: что они любят, чем увлекаются?[/b] – Моему сыну Джеймсу в октябре будет 9 лет, и ему нравится японская анимация. Он также любит читать, рисовать. У него много друзей, он фанат тенниса и бейсбольной команды New-York mets. Еще у меня есть две маленькие дочери, они любят кататься на велосипеде, играть с куклами, играть в поезда и даже в машинки. Одна из малышек, помню, играла, представляя себе, как она управляет каретой. Это очень типично для двухлетней девочки. Мои девочки очень клевые. [b]– Сейчас в Нью-Йорке бушует ураган «Айрин». Не чувствовали вы себя дезертиром, уезжая от близких?[/b] – Дезертиром? Я уверена, что мой муж сделает для детей все необходимое, пока меня нет. И конечно, перед тем как я уехала, я предприняла все меры предосторожности, чтобы моя семья оставалась в безопасности и не посещала те районы Нью-Йорка, где им грозила бы наибольшая опасность от урагана. Я поддерживаю с близкими постоянный контакт. Поэтому называть меня дезертиром – это уж чересчур. Я никогда бы не уехала из дома, если бы знала, что моя семья в опасности. [b]– Кем бы вы хотели видеть ваших детей в будущем?[/b] – Я хочу, чтобы они были счастливы и чтобы работа, которую они себе выберут, была им в радость. Быть удовлетворенным своей работой очень важно. [b]– А если девочки захотят стать актрисами, что вы им скажете на это?[/b] – Я отвечу: вы можете делать все, что хотите, после того, как проучитесь в колледже четыре года. [b]Кстати[/b] [i]Стоило Саре Джессике Паркер ступить на московскую землю, как очередная любовная история застигла ее врасплох. Романтичный охранник Большого позволил девушке пройти в стены театра и оценить красоту отреставрированного здания, однако платой за свою щедрость назначил не денежный эквивалент, а поцелуй.[/i]

Мистическую коллекцию показывают без подписей

ВОТ уже третий год Фестиваль коллекций современного искусства проводит выставки на тему «Собрание художника». В этот раз свою коллекцию показывает Евгений Семенов. Семенов создал в Государственном центре современного искусства (ГЦСИ) тотальную инсталляцию, выгородив для демонстрации принадлежащих ему произведений небольшое круговое пространство. Работы (их около 200) там развешаны очень кучно, от пола до потолка. Нет этикеток с подписями – ход, нередко сейчас практикуемый в экспозициях современного искусства. Впрочем, зрителям все-таки брошен спасательный круг в виде цифр под картинами и списка работ, который выдают при входе. В принципе авторство многих работ легко узнаваемо: здесь и романтический Виктор Пивоваров, и рефлексирующий Юрий Альберт (шелкография «Я не Лихтенштейн»), и изучающий жизнь странных существ, «даблоидов», Леонид Тишков. На стенах висит все вперемешку, хаотично: графика, авторские плюшевые медведи, «концептуальный» фарфор от Виктора Пивоварова и его сына Павла Пепперштейна. Вот расположившиеся рядом рисунок, изображающий мафиози с пистолетом и надписью: «Ты помнишь Марию?», – и живописное «Распятие». Эта картина с мучениями Христа и еще несколько живописных произведений (в числе которых великолепный портрет Сергея Городецкого) на выставке явно выпадают из общего контекста. Дело в том, что созданы они в начале прошлого века. Их автор – художник с трагической судьбой Михаил Соколов, которого за рафинированность его творчества называли «русским французом». Эти картины попали к Евгению Семенову, как он говорит, «мистическим образом». Дело происходило в 1993 г., у художника было $300, на которые он хотел купить себе мебель. Один приятель рассказал ему, что хозяин сгоревшего недавно известного мебельного магазина уехал за границу, оставив русскую супругу, и она теперь распродает вещи. Как вы уже, наверное, догадались, художник остался без мебели. Но зато с полотнами редкой красоты, увидеть которые можно сейчас в экспозиции коллекции Евгения Семенова My privacy в Государственном центре современного искусства. [b]Выставка продлится до 11 сентября[/b]

Увидеть рай на земле

В МОСКВЕ открылся Пятый Фестиваль коллекций современного искусства, который устраивает Государственный центр современного искусства (ГЦСИ). Его специальной темой в этом году заявлен русский наив. Поэтому неудивительно, что первой из шести намеченных выставок стала экспозиция под названием «О наивном и вечном на Земле». Она проходит в фонде «Эра» в Трубниковском переулке. Здесь показывают произведения из коллекции Сергея Тарабарова и Светланы Солоденниковой.Авторы работ – четыре известных художника: Елена Волкова, Василий Григорьев, Михаил Ржанников и Александр Суворов. Экспозиция небольшая, но способна поднять настроение. После агрессивности актуального искусства душа отдыхает, глядя на сочные натюрморты, трогательные пейзажи и изображения красивых животных. Недаром говорят, что наивное искусство продлевает жизнь, и прежде всего – его собственным творцам. Всех авторов этой выставки – и уже ушедших, и ныне здравствующих – можно назвать долгожителями, ведь каждый из них прожил более 80 лет. И очень активно занимался искусством именно в преклонные годы.И свою долю общественного признания эти гениальные художники-самоучки тоже получили. У 96-летней Елены Волковой, патриарха отечественного наивного искусства, даже была персональная выставка в Третьяковской галерее. Работы Суворова, Григорьева и Ржанникова экспонировались не только в России, но и за рубежом. Некоторые из этих произведений хранятся за пределами нашей страны в частных собраниях, другие «осели» в отечественных музейных коллекциях.Это очень редкий дар – прожить трудную жизнь (а у каждого из авторов выставки она была именно такой) и не разучиться по-детски радоваться миру, который тебя окружает. Замечать в нем исключительно прекрасные черты и переносить их на полотна.Конечно, у каждого это получается по-своему. Елена Волкова любит изображать добрых сказочных животных с огромными говорящими глазами. Ее работами можно было бы иллюстрировать детские произведения и библейские истории о рае. А какой-то аноним на одном из форумов в Интернете как-то предложил анимировать картины Волковой и делать клипы для Бориса Гребенщикова.Впрочем, школьную и дошкольную литературу очень украсили бы произведения каждого из авторов выставки. Так, например, картинами Александра Суворова (кстати, вполне реалистичными) можно даже Пушкина иллюстрировать. Например, на полотне под названием «Хозяйственные работы», даром что датировано оно 1998 годом, крестьянин на дровнях обновляет зимний путь – вполне в духе Александра Сергеевича. Изображения природы и сельского быта у Суворова, вся жизнь которого прошла в деревне, пронзительно поэтичны.Кстати, на выставке показаны не только его картины, но и сделанные художником деревянные скульптуры. В последний раз они экспонировались лет десять тому назад.Пейзажи хороши и у Ржанникова с Григорьевым. Их творчество в фонде «Эра» представлено еще и натюрмортами.По-лубочному яркими, сочными и изобильными. При виде их так и вспоминается забавный призыв из известного фильма: «Подходи, не скупись, покупай живопись!»Впрочем, живопись авторов выставки доступна далеко не для всякого. Например, на сайте наивной галереи «Дар» Сергея Тарабарова один из натюрмортов Василия Григорьева оценивается в 90 000 рублей.[b]Выставка продлится до 23 августа[/b]

Блестящий барин на продажу

В ЭТОМ году исполняется 110 лет со дня рождения великого кукольника Сергея Образцова. А московский театр, носящий его имя, отмечает 80-летие. Этим юбилейным датам посвящен «Образцовфест», открывшийся выставкой «Пространство кукол» в Ветошном переулке.В экспозиции приняли участие Государственный академический центральный театр кукол им. С. В. Образцова, Международное объединение авторов кукол и благотворительный проект Светланы Пчельниковой «Парад кукол – детям».Львиная доля экспонатов в «Ветошном» (куклы, идолы, тотемы, маски) принадлежит Театру имени Образцова. У него тоже есть свой музей, причем один из самых богатых в мире – в нем более 4000 единиц хранения. Но площадей, чтобы выставить это все, катастрофически не хватает.Вот и на нынешней экспозиции некоторые куклы демонстрируются в России впервые.Это, например, три персонажа традиционного индонезийского театра ваянг-голек – подарок музею немецкого коллекционера и кукольника Уве Брока Мюллера.Некоторые старинные экспонаты связаны с любопытными историями. Две марионетки на выставке принадлежали Ивану Афиногеновичу Зайцеву. Этот человек был последним русским петрушечником и первым кукольником, получившим звание заслуженного артиста России. До революции он держал свой балаган на Девичьем поле, а вот после 1917 года дела Зайцева пошли неважно. И Сергей Образцов, как только создал свой театр, пригласил Ивана Афиногеновича на работу. Старый кукольник отличался непростым характером: никого, кроме своей жены, во время спектаклей за ширму не допускал. Так что перенимать его опыт молодому поколению приходилось, лишь смотря представление из зрительного зала.Есть на выставке и много экспонатов, хорошо знакомых зрителям Театра имени Образцова по его спектаклям разных лет. Например, герои таких постановок, как «Необыкновенный концерт», «Пиковая дама» и т. д. «Все куклы на этой выставке подлинные, – говорит методист Мемориальной квартиры С. В. Образцова Мария Ильина. – Это «рабочие лошадки», отыгравшие не одну сотню представлений».Отдельный зал в «Ветошном» посвящен авторским куклам. Чего здесь только нет – фарфоровые романтические девицы, вязаные собачки, кукольные домики разнообразных мастей, загадочные объекты из металла... Каждый из этих предметов можно купить. Вот только стоят они недешево: за одного лишь эксклюзивного пупса придется выложить 8 тысяч рублей.Правда, цены здесь идут с 20-процентной накруткой. А выручка от продаж перечисляется в благотворительный фонд «Подсолнух» для поддержки тяжелобольной девочки Аси Шугушевой.Лично мне в этой части экспозиции больше всего понравилась кукла под названием «Паратов. Блестящий барин», действительно потрясающе похожая на героя Михалкова в фильме «Жестокий романс». Восхитился ею и председатель Московской городской думы Владимир Платонов, которого я встретила на вернисаже. На мой вопрос о том, почему он пришел на выставку, Владимир Михайлович ответил, что уже много лет сотрудничает с благотворительным проектом Светланы Пчельниковой «Парад кукол – детям».[b]Выставка продлится до 30 сентября[/b]

Картины вернулись, художники – нет

НА КУЗНЕЦКОМ МОСТУ, 21/5, в рамках 4-й Московской биеннале современного искусства открылась выставка, посвященная московскому нонконформизму. Здесь показывают 150 экспонатов из собрания Екатерины и Владимира Семенихиных и других частных коллекций. Многие из этих произведений были выкуплены из-за границы. В советские годы на работы неофициальных художников Министерство культуры нередко ставило штамп: «К вывозу из СССР разрешено». Так государство официально заявляло, что эти произведения не представляют абсолютно никакой ценности. Они беспрепятственно переправлялись за рубеж. А теперь выкупить их оттуда можно только за очень большие деньги. Что, впрочем, не пугает некоторых отечественных коллекционеров, поспособствовавших возвращению на родину работ бывших «антисоветчиков». На выставке в Фонде «Екатерина» особенно остро ощущаешь разницу между веком нынешним и веком минувшим. На фоне безумств, которые теперь творят современные художники, творчество московских нонконформистов кажется безобидным и даже умиротворяющим. Представляется просто невероятным, что это искусство давили бульдозерами, выживали из-за него художников из страны (как, например, Оскара Рабина и его жену Валентину Кропивницкую) и отчисляли из вузов. Я уже не говорю о том, что выставки с подобными работами в 60–70-х годах власти запрещали, бывало, уже через 15 минут после их открытия. А ведь количество желающих попасть туда исчислялось тысячами. Современным авторам, даже самым востребованным, такое может присниться только в очень счастливом сне. Тем не менее не признанные официально советские художники в своей стране были не очень-то счастливы, многие из них после падения железного занавеса уехали за границу и остаются там до сих пор. Это и Илья Кабаков, и Эрик Булатов, и Виктор Пивоваров, и Виталий Комар с Александром Меламидом. И тот же Оскар Рабин, который так и не вернулся на родину. Что ж, хорошо, что хотя бы их работы можно снова увидеть в Москве. Обширная выставка в Фонде «Екатерина» в очередной раз напоминает о том, как разнились взгляды на искусство среди самих московских нонконформистов. Объединяло их только резкое неприятие со стороны властей. Создателям абстрактных композиций вменялось в вину, что они «отвлекают зрителя от реальной современной жизни». Страшным словом «формализм» клеймились работы абсолютно несхожих друг с другом направлений – сюрреализма, кубизма, конструктивизма. Художники, обращавшиеся к религиозной тематике, понимали, что пощады не будет. Знали бы они, что всего через полвека осуждению будут подвергаться, наоборот, работы антирелигиозные! Для того чтобы помочь зрителям прочувствовать атмосферу тех далеких лет, на выставке воссоздали интерьер обыкновенной московской хрущевки. Правда, сделать это решили почему-то в помещении с роскошным камином, что несколько смазало ощущение ужаса от скудости советского быта. Зато работы Анатолия Зверева и Петра Беленка, висящие на стенах этой импровизированной квартиры, думаю, не отказался бы повесить у себя в доме ни один посетитель музея. [b]Выставка продлится до 2 октября[/b]

Николай II в аэроплане

ЭКСПОЗИЦИЯ приурочена сразу к нескольким юбилейным датам: 100-летию российской авиации, 75-летию перелета Валерия Чкалова в Америку через Северный полюс и 50-летию полета в космос Юрия Гагарина. Она создана Музеем на Остоженке совместно с авиасалоном МАКС-2011 и состоит из двух частей – современной и исторической.В разделе, посвященном нашему времени, показывают работы победителей конкурса «Им покоряется небо», также творчество специального гостя программы Кацухико Токунаги. В 1989 году он был признан Американским обществом истории авиации лучшим аэрофотографом. От его снимков захватывает дух.Самолеты на них кажутся живыми существами, кружащимися в танце на фоне роскошных пейзажей: Швейцарских Альп или французского замка Шамбор.Впрочем, у современных работ на выставке есть один недостаток: на них запечатлены только самолеты, но не люди. Зато исторический раздел отсутствием «человеческого фактора» не страдает.Полюбовавшись на летательные аппараты различных модификаций, от дирижабля до самолета-гиганта «Максим Горький», здесь можно оценить силу людских характеров, создавших эти воздушные машины и управлявших ими.Среди авторов работ – знаменитейшие имена: Карл Булла, Евгений Халдей, Иван Шагин, Аркадий Шайхет. Не менее известны запечатленные на снимках люди. Настоящие, а не высосанные из пальца герои своего времени: первая русская авиатресса Лидия Зверева, Сергей Королев, Валерий Чкалов, Алексей Туполев, летчицы Марина Раскова и Валентина Гризодубова.И даже Николай II, осматривающий аэроплан «Русский витязь» в Красном Селе. Кстати, одна из фотографий с царем кажется до боли символичной: он сидит в обнимку с лестницей, ведущей вниз. Как будто на пороге своего низвержения с вершины власти.Отражено в экспозиции и время Великой Отечественной войны. Вот фотография выпускников летного училища, готовящего кадры «на фронт». Ее главный герой, которому, вероятно, и принадлежал снимок, кажется совсем еще мальчиком. Зато его сокурсники выглядят необыкновенно бравыми в военном обмундировании. То, что форма красит не только сильный пол, неожиданно замечаешь на снимках военных летчиц: даже самые мордастенькие из них смотрятся подтянутыми и энергичными.В общем, история российской авиации на выставке представлена, кажется, во всей полноте: здесь запечатлены и первые опыты в авиастроении, и минуты славы его героев. Экспозиция получилась и драматической, и романтичной одновременно.И неправда, что самолеты интересны только мужчинам.[b]Выставка продлится до 30 июля[/b]

На грани сна и яви

НА МГНОВЕНИЕ мне показалось, что я оказалась на каком-то европейском кинофестивале. Но скорее на неофициальной его части, потому что стоящая прямо напротив меня Изабель Юппер была одета простенько – в белую рубашку и джинсы. Она переминалась с ноги на ногу, поправляла манжеты рубашки, моргала, хмурилась, а потом вдруг победно заулыбалась.Однако все это происходило не в Европе, а в Ермолаевском переулке, 17. И изображение актрисы в полный рост проецировалось на стену, впрочем, эффект живого присутствия был мощный.В Московском музее современного искусства разместилась выставка видеоарта «Расширенное кино». Она стала первой частью ХII «Медиафорума», открывшегося в рамках 33-го Международного кинофестиваля.Экспозиция представила работы известных отечественных и зарубежных художников, таких как Фиона Тан, Гари Хилл, Лесли Торнтон, Виктор Алимпиев, группы «Синий суп» и «Провмыза», Юрий Альберт. Выставка получилась достаточно мощной и красивой. Так что у тех, кто относится к видеоарту скептически, есть возможность, посетив ее, изменить свое мнение об этом виде искусства в лучшую сторону.Это связано, главным образом, с качеством работ, но все-таки не лишне упомянуть и об очень корректном их размещении. Почти каждое произведение проецируется на большом экране (а то и на двух или на шести). И практически для всех работ выделено отдельное помещение.ММСИ в Ермолаевском переулке со своими просторными четырьмя этажами может позволить себе такую роскошь.Но как же выгодно благодаря этому экспозиция отличается от самых первых выставок видеоарта, проходивших в Москве лет 10 назад, когда всего в одном зале размещали множество маленьких мониторов. Их герои перекрикивали друг друга, и все это вызывало только одну головную боль вместо обещанного удовольствия.Сейчас, по словам директора «Медиафорума» ММКФ Ольги Шишко, каждый зарубежный автор присылает обширнейший райдер, где подробно расписано, как и в каких условиях размещать его произведение.Например, художница из Нидерландов Фиона Тан просила, чтобы ее инсталляцию «Подъем и падение» поместили в комнату с серыми стенами. Требование совершенно справедливо, поскольку слишком светлое помещение, наверное, не соответствовало бы той атмосфере на грани сна и яви, в которую нас помещает работа художницы.Видео Фионы Тан примечательно тем, что смотреть его можно хоть с начала, хоть с середины. Важно, что, поглядев на экран всего пару минут, уже не только понимаешь, что хотел сказать автор, но и получаешь очень цельное, глубокое впечатление. В идеале таким и должен быть видеоарт. Потому что если ролики слишком затянуты, они уже начинают напоминать клипы или фильмы, а это, по идее, уже совсем другие форматы. В числе лучших работ выставки назовем и то самое видео с Изабель Юппер, созданное американцем Гэри Хиллом.Среди произведений наших соотечественников, пожалуй, наиболее впечатляет «Silent Horizon» российского скульптора Юрия Календарева, ныне живущего в Италии, и питерского режиссера Евгения Юфита. Один из них создал скульптуру для инсталляции и написал музыку, другой снял 30-минутное видео «по мотивам» предложенного саундтрека. Эта работа действует на зрителя точно так же, как и видео Фионы Тан – уже те несколько кадров, которые наблюдаешь в течение парытройки минут, создают очень яркие и памятные образы. 

От нищеты до разрухи

ГОВОРЯТ, что у тех, кто не знает своего прошлого, нет будущего. Напомнить москвичам об их истории решили в галерее на Болотной набережной.И сделали масштабнейшую экспозицию, посвященную столичной жизни с начала ХХ века до его 60-х годов.Здесь представлены более 300 фотографий, среди авторов – сплошные классики: Борис Игнатович, Наум Грановский, Эммануил Евзерихин, Яков Халип, Аркадий Шайхет, Марк Марков-Гринберг, Александр Устинов, Виктор Ахломов… В числе работ – и хиты, вошедшие во многие антологии по истории фотографии.И снимки, которые не видел никто и никогда. Ведь в Центре фотографии им. братьев Люмьер поддерживают теснейшую связь как с самими авторами, так и с их родственниками (многих классиков фотографии начала ХХ века уже нет в живых).Для простого зрителя, особенно для молодежи, экспозиция была полна открытий.Кто сейчас помнит, что самый первый мавзолей Ленина на Красной площади был сделан из дерева? А здесь его можно увидеть своими глазами на фотографии. Так же как и двухэтажные троллейбусы, которые, оказывается, когда-то ходили по Москве.Очень интересны и почти забытые сейчас снимки столицы военных лет. Чего стоит, например, одна фотография первого сбитого над Москвой вражеского самолета! Но самое важное на этой выставке, пожалуй, то, что каждый москвич может найти здесь сюжет, прямо или косвенно касающийся его семьи.Лично для меня такой работой стал снимок военного времени. Бабушка много раз рассказывала мне, как во время бомбежек она пряталась в метро с грудной дочкой (моей мамой), родившейся в 1941 году.Разумеется, фотографий этих моментов у нее не было. И вот в экспозиции на Болотной набережной я нашла работу, запечатлевшую ночевку в метро во время бомбежки. Правда, кажется, она была сделана на станции «Маяковская», а не на «Павелецкой», куда ходила моя бабушка вместе с мамой.Впрочем, подобные работы в советской прессе, особенно после войны, думаю, тоже появлялись. Но вот что бы в ней никогда не напечатали, так это снимок Владимира Степанова «Дворик в Панкратьевском переулке рядом с Колхозной, ныне Сухаревской площадью» 1958 года. Запечатленные фотографом дома прямо-таки разваливаются на глазах. А ведь они густо заселены, их обитатели сидят на лавочках у подъезда, выглядывают с балконов.Нищета и разруха бросаются в глаза, хотя со Дня Победы прошло более десяти лет. 

От удивления до восторга

В БЕРСЕНЕВСКОМ переулке открылась выставка победителей всемирного конкурса фотожурналистики World press photo. Это самый престижный международный смотр репортерских снимков. В феврале нынешнего года его финал прошел в Амстердаме вот уже в 54-й раз.На конкурс в этот раз было заявлено (шутка ли!) более 108 000 работ фотографов из 125 стран мира.200 снимков, признанных лучшими, показывают на московской экспозиции.Правда, после ее осмотра выбор международного жюри представляется достаточно спорным.Прежде всего удивляет общий тон выставки – стопроцентно минорный. Притом что работы конкурса призваны отражать важнейшие мировые события 2010 года.Нет, я не смотрю на мир через розовые очки. Прошлый год действительно был «урожаен» ужасными природными катаклизмами (чего стоит одно только сильнейшее наводнение в Пакистане); имели место и несчастные случаи, взволновавшие мир (например, крушение самолета с Лехом Качиньским на борту). Да и вообще международная обстановка, как говорится, оставляла желать лучшего (впрочем, кажется, это ее постоянное состояние на протяжении всей мировой истории). И все-таки с отбором фотографий, живописующих негатив, международное жюри явно переборщило.Судите сами: в конкурсе девять номинаций, но смотреть без тяжелого чувства на выставке можно только на снимки на тему «Природа». Точка. Хотя есть вроде бы много других «нейтральных» номинаций (в смысле, не связанных с какими-либо катастрофами). Ну вот хоть «Спорт», например. Но что мы видим на призовых фото на эту тему? Рог быка, вошедший в шею тореадора и торчащий у него изо рта (фото Густаво Куэваса). Футболиста, заезжающего сопернику бутсой в челюсть (работа Майка Хатчинса). Легкоатлета, падающего вниз головой (фото Адама Притти).В номинации «Искусство и развлечения» в финал вышли снимки бразильских уличных боев-спектаклей, в которых участвуют женщины (работа Даниэле Таманьи). Причем в пояснениях к фотографиям сказано, что раньше выступать подобным образом разрешалось только сильному полу. Но теперь дамы не только завоевали здесь себе место под солнцем, но уже и участвуют в боях против мужчин.Правда, все эти работы хотя бы соответствуют заявленной тематике. Но никто не сможет убедить меня, что фоторепортажу Мэдса Ниссена о датчанке, пытавшейся спасти тяжелобольную малышку из Непала, место в номинации «Повседневная жизнь». Ведь героиня ездила в другую страну, оплачивала тяжелейшую операцию, дневала и ночевала в госпитале вместе с девочкой.Кстати, среди других фотографий – победителей в теме «Повседневная жизнь» – сплошные «страшилки». Будни тюрьмы в Сьерра-Леоне (работа Фернандо Морелеса). Электричка в Бангладеш, крышу которой нельзя увидеть из-за массы находящихся там людей (фото Эндрю Бирая). И все остальное примерно в том же роде.Создается ощущение, что абсолютно во всех номинациях (кроме «Природы») отмечали в первую очередь тех, кто побывал в горячей точке или оказался свидетелем опасной либо критической ситуации.

Детективная история с хорошим концом

В ЭТОМ году Третьяковской галерее исполнилось 155 лет.Юбилей не круглый, но на днях музей получил к нему поистине царский подарок.Из Швейцарии для галереи банком ВТБ была выкуплена уникальная коллекция графических работ Николая Ге. Более 100 лет назад ее вывезли из России и с тех не показывали в нашей стране.У этого собрания из 55 рисунков поистине детективная история. После смерти Николая Ге многие его произведения стали собственностью сына художника. Наследник вместе с другом семьи Львом Толстым обратился к Павлу Третьякову с просьбой создать музей художника Ге. Великий коллекционер ответил согласием, но не успел при жизни исполнить задуманное. Рисунки мастера пролежали некоторое время в Третьяковской галерее, однако никогда не выставлялись.Это не устраивало Николая Ге-младшего, желавшего сделать работы отца доступными для публики. После смерти Павла Третьякова он оставил в галерее четыре графических произведения, а остальные унаследованные рисунки увез в Швейцарию, куда переселился на постоянное место жительство.В Женеве и в Париже Гемладший устраивал выставки отца. А под конец жизни заключил договор с некоей Беатрисой де Ваттвилль, владелицей замка Жэнжэн в кантоне Во. В обмен на пожизненную ренту Ге передал ей в собственность принадлежащие ему произведения. В 1936 году де Ваттвилль сделала из них экспозицию в своем замке. Работы пробыли там вплоть до смерти их владелицы в 1952 году, а в 1953 году имение было продано с аукциона, после чего следы коллекции затерялись на целых 20 лет.Собрание «всплыло на поверхность» только в 1974 году; на блошином рынке рисунки обнаружил студент архитектурного отделения Женевского университета Кристоф Бальман. Он приобрел работы, даже не догадываясь, что за художник создавал их. И оставался в неведении до тех пор, пока имя автора его находки Бальману не назвала университетская учительница русского языка.Часть своего собрания, 18 работ, Бальман привозил в 1994 году в ГМИИ им.А. С. Пушкина на выставку «Художник читает Библию».Одну из них он подарил музею, остальные в то время уеха ли обратно в Женеву.И только в этом году знаменитое собрание было куплено для давно мечтавшей о нем Третьяковской галереи. И возвратилось наконец в те стены, в которых однажды уже побывало.Для ГТГ это тем более важно, ведь в октябре здесь откроется экспозиция «Что есть истина? Николай Ге. К 180-летию со дня рождения». Это главный выставочный проект сезона 2011–2012 года. Вот на нем-то коллекция из 55 рисунков (15 из которых – двухсторонние) и предстанет впервые перед публикой в полном составе. А все предстоящее лето работы в галерее будут реставрировать и заносить в музейный реестр.Пока что журналистам показали лишь некоторые из приобретенных рисунков. И рассказали, что в коллекции выделяется несколько основных тем. В ней есть серия подготовительных работ к «Краткому изложению Евангелия» Льва Толстого и иллюстрации к его же рассказу «Чем люди живы». Часть произведений посвящена сюжету «Распятие». И наконец, собрание содержит этюды и наброски к живописным произведениям разных лет, в том числе и к тем, что находятся в Третьяковской галерее.

Дорогой царскою

В МУЗЕЯХ Московского Кремля подвели итоги комплексной реставрации Благовещенского собора, продолжавшейся с 2006 года.Она позволила пролить свет на темные пятна в истории домовой церкви московских князей и царей. Долгое время этот храм считался одним из самых малоизученных памятников на кремлевской территории.Таинственным Благовещенский собор называли изза его многочисленных перестроек. Они задавали немало загадок историкам. Ведь храм в его настоящем виде – третье церковное строение на этом месте. Самый первый собор здесь возник еще во времена Дмитрия Донского. От него до нашего времени дошел подклет Благовещенского собора, который в начале ХV века, в процессе создания второго храма, разбирать не стали, а только обложили каменными блоками. Сейчас этот подклет считается одной из самых древних московских построек. Экспозиция в нем откроется осенью этого года, там можно будет увидеть границу между соборами ХIV и ХV веков.Но и теперь посетителям открывается в Благовещенском соборе много нового. Например, на восточном фасаде стали очевидны многочисленные следы примыкания к храму Казенной палаты – строения для государевых богатств, возведенного во времена Ивана III и просуществовавшего до середины ХVIII века.Оно находилось между Благовещенским и Архангельским соборами. А до его создания, кстати, казна великих князей хранилась в том самом древнем церковном подклете.Знаменитое крыльцо Ивана Грозного тоже предстает перед нами в измененном виде. Дело в том, что в XVIII веке здесь по каким-то соображениям поменяли местами окно и дверной портал. В таком виде крыльцо дошло до нашего времени. И только недавно окно и дверь снова вернули туда, где они и находились изначально, в ХVI веке, и отреставрировали их белокаменные детали. Теперь по особо торжественным случаям из храма можно будет выйти тем же путем, каким хаживал Иван Васильевич.На западной галерее собора выставили на обозрение подлинные белокаменные капители начала ХVI века. Они расположены в прямоугольных отверстиях в стене по обе стороны от оконного проема.Надо сказать, что смотрятся они гораздо красивее, чем их грубоватые копии ХIХ века, находящиеся рядом с ними со стороны интерьера. А обнаружили первоначальные капители в глубине кладки во время реставрации оконного блока.В центре экспозиции разместилась старинная святыня – медная посеребренная рака, созданная в 1894 году для хранения древних ковчеговмощевиков. Полвека посетители кремлевских соборов были лишены возможности видеть ее – ведь с 1960 года она находилась в алтаре Благовещенского собора. И только теперь рака возвращена на свое первоначальное место. В ней хранится 28 серебряных золоченых ковчегов с мощами святых, и это – уникальный исторический и художественный ансамбль конца ХVI – первой трети ХVII века. В течение столетий московским государям из разных стран православного мира приносили в дар частицы мощей вселенских святых. Среди них – и целитель Пантелеймон, и мать Богородицы, праведная Анна, и благоверный князь Константин.

Креатив мохнатого шмеля

В МУЗЕЕ-УСАДЬБЕ «Кусково» состоялся финал уже одиннадцатого по счету конкурса профессионального мастерства «Лучший музейный работник-экскурсовод города Москвы 2011 года».Состязание проходило в рамках конкурса «Московские мастера». Председателем оргкомитета второй год подряд выступал Сергей Авдонин – директор Государственного музея керамики и «Усадьба Кусково ХVIII века».Он-то и решил проводить состязание музейщиков на «своей» территории, заметив, что «дома и стены помогают».Пышный Танцевальный зал дворца в Кускове стал роскошной декорацией к четырем конкурсам. Как всегда, в двух из них надо было продемонстрировать «домашние заготовки», а еще два представляли собой «экспромты».Первое же задание, в котором участники выбирали для своего музея музейпобратим и обосновывали принятое решение, вызвало большой интерес в зале.Например, Ольга Федяева из музея-панорамы «Бородинская битва» в костюме скомороха изобразила, как раньше зазывали в ярмарочный раешный театр. А Наталья Гурченкова из музеязаповедника «Царицыно» предстала перед зрителями в образе императрицы, с напудренным париком и в длинном платье с кринолином.В таком виде она рассказывала о выбранном ею музеепобратиме – «Царском Селе».Жюри особенно отмечало тех участников, кто сумел проявить высокий и глубокий креатив. Высокий балл заслужила Лилия Ванявина из Биологического музея им. К. А. Тимирязева.«Побратимом» своего места работы она представила… Музей музыкальной культуры им. М. И. Глинки. И привела на этот счет массу убедительных доводов. Например, рассказала, что из плодов некоторых растений получаются музыкальные инструменты. А также продемонстрировала смешной видеоролик, в котором полосатое насекомое (потенциальный экспонат Биологического музея) кружит над цветком под музыку Римского-Корсакова «Полет шмеля». Ванявина предложила объединяться двум музеям, чтобы один «озвучил» экспонаты другого.В итоге лучшими из лучших оказались Наталья Гурченкова из музеязаповедника «Царицыно», Алексей Сафонов из Мемориального музея космонавтики и Тимур Долинин из музейного объединения «Музей Москвы». Они получили денежные призы в размере пятидесяти, сорока и тридцати тысяч рублей. Но и все остальные финалисты обиженными не остались – буквально каждый из них оказался победителем в одной из многочисленных номинаций конкурса, так что никто не ушел домой без ценного подарка и сувенира.

Реабилитация горгоны

В ГМИИ им. А. С. Пушкина в рамках Года Италии в России открылась очередная выставка одного шедевра.Вслед за «Дамой с единорогом» Рафаэля Санти и «Палладой и кентавром» Сандро Боттичелли на суд москвичей представили скульптуру Джованни Лоренцо Бернини «Голова Медузы». Ее привезли из Капитолийских музеев Рима.Это событие тем ценнее для нас, что произведения Бернини – гения ХVII века – в России почти не представлены. В Москве их нет вообще, в Петербурге можно посмотреть только несколько терракотовых фигур этого автора в Эрмитаже.Но не только этим важен приезд «Головы Медузы» в столицу. А еще и тем, что скульптура итальянского мастера способна поменять у ее российских зрителей восприятие привычного с детства мифа.«Ох, ну и горгона» – нередко можно слышать о сварливой и неприятной женщине. Вероятно, немногие из тех, кто так говорит, читали античных авторов.Зато почти все в детстве хоть краем уха слышали «Миф о Персее» в пересказе Корнея Чуковского для школьников. В нем-то горгона Медуза и предстает в виде злой и уродливой колдуньи, побеждаемой отважным героем.Между тем это только окончание античной истории о самой Медузе. А вот ее начало Чуковским не пересказано, не в последнюю очередь, вероятно, из-за того, что оно (как и многие античные сюжеты) ни в коей мере не предназначено для детских ушей.По античной легенде, изначально горгона Медуза была прелестной девушкой с великолепными волосами. Перед ее красотой не устоял сам морской бог Посейдон. И силой овладел бедняжкой прямо в храме богини Афины. Впрочем, может быть, Медуза сама дала повод (кичилась своей красотой), потому что Афина из-за осквернения храма очень разгневалась, и не на насильника, а именно на его жертву. Мстительная богиня обезобразила Медузу, превратив ее замечательные волосы в змей.Бернини изваял горгону в момент этой метаморфозы: на голове у несчастной уже шевелятся змеи, а ее лицо, все еще прекрасное, похоже на трагическую маску. На нем застыло страдание.Подобный сюжет великий итальянский скульптор и архитектор выбрал не случайно. Было в его жизни нечто, позволявшее ему прочувствовать античный миф о Медузе с особенной полнотой. Это история, случившаяся с ним и его возлюбленной Констанцией Буонарелли, замужней дамой.Однажды Бернини узнал, что любовница изменяет ему вместе с его младшим братом. В ярости скульптор чуть не убил родственника, а наемнику поручил обезобразить лицо неверной, исполосовав его ножом. После всего этого безобразия мастеру удалось избежать неприятностей только благодаря заступничеству папы Урбана VIII, необычайно ценившего Бернини.Результатом случившегося стало то, что мастер начал вести более упорядоченную жизнь. А также изваял голову Медузы и держал ее дома в качестве постоянного напоминания о пережитом. Кстати, мраморная горгона чем-то похожа на Констанцию Буонарелли – ее бюст работы Бернини сейчас хранится в Национальном музее Барджелло во Флоренции… Выставка продлится до 30 июня.

Вдыхая лавра аромат

НА ОСТОЖЕНКЕ, 16, преставлены работы классиков одного из самых известных направлений в итальянском искусстве второй половины ХХ века – арте повера.Три десятка произведений, в том числе и масштабные инсталляции, сюда привезли из знаменитого туринского Кастелло ди Риволи – первого государственного музея современного искусства в Италии.Направление арте повера возникло в конце 1960-х годов. С итальянского его название переводится как «бедное искусство». Не то чтобы создатели арте повера принадлежали к неимущим слоям населения. Они просто предпочитают обращаться к миру «простых вещей», сиюминутно окружающих человека, и поэтизировать его.Свои инсталляции они создают из предметов как природного, так и индустриального происхождения. Предпочтение при этом отдается наиболее простым, «бедным» материалам, например, песку, углю, старой домашней утвари. Подобные вещи и субстанции художники направления арте повера особенно любят изымать из привычного контекста и помещать, например, в роскошные дворцовые залы.Так создается причудливая игра на контрастах.Как раз такой прием можно увидеть на фотографиях, представленных на выставке. Там запечатлены работы «бедного искусства», размещенные в самом Кастелло ди Риволи, средневековом замке с изысканными интерьерами.Что касается инсталляций, привезенных в Москву, то кажется, что даже если бы нам и не сказали, в какой стране они созданы, мы бы все равно об этом догадались, едва посмотрев на некоторые из них. Например, «Венера тряпичная» Микеланджело Пистолетто – это словно материально воплотившийся коллаж туристического каталога про Италию. Слепок с античной статуи помещен рядом с грудой яркого тряпья. Причем Венера свою одежду держит в руке так, что, кажется, вот-вот закинет ее в кучу хлама. Для автора такое соседство – символ вечности искусства и тленности ценностей материальных. Правда, у российской публики гора тряпья способна вызвать и другую ассоциацию, наверное, не предвиденную художником, а именно – напоминание о том, сколь продвинута в Италии легкая («ле-о-гонькая», как говаривал герой известного фильма) промышленность.Поэтичность арте повера в полной мере можно почувствовать в работе Джузеппе Пеноне «Вдыхая тень». Это инсталляция на всю стену: металлическая сеть удерживает груду лавровых листьев, а в середине композиции – легкие, сделанные из бронзы.От инсталляции чудесно пахнет листвой, напоминая об Италии, где на античных развалинах можно ощутить запах трав и деревьев.И, конечно, обитатели Апеннинского «сапожка», даже если они занимаются «бедным» искусством, всегда не прочь поделиться своими эпикурейскими идеалами и призвать к совместному общению и застолью. Марио Мерц в работе «Без названия» фотографировал прибывающее число посетителей туринского ресторана, а потом отмечал их количество неоновыми цифрами, которые он прикреплял над получившимися снимками. Горит неон, на фотографиях уютно поблескивают столики с бутылками вина в плетеных корзиночках – чем не уголок Италии, воссозданный в московском музее? Впрочем, Марио Мерц, один из отцовоснователей арте повера, еще известен своей серией работ под названием «иглу».Эти куполообразные постройки он делал сам из металлической арматуры, мешковины, воска, стекла и т. п. Вот и на выставке демонстрируется одна из таких работ Мерца под названием «Иглу – шатер Каддафи». Интересно, что создал он ее 30 лет назад, а название работы и сегодня звучит невероятно актуально.Что касается интереса к жизни кочевников, то, пожалуй, он одинаково силен у современных художников из разных стран. Можно вспомнить, например, юрту, которую Олег Кулик привозил из Монголии на свою знаменитую выставку «Верю»…Выставка продлится до 10 июля

«Моя родина – русский язык»

ОТКРЫТИЕ памятника великому поэту проходило вчера в рамках закрытия фестиваля «Черешневый лес». Многие из собравшихся здесь знали Бродского лично, другие пришли почтить память поэта, которого полюбили заочно, читая его книги. Напротив зачехленного памятника воздвигли импровизированную сцену. Но и в толпе можно было увидеть знаменитостей, например Вениамина Смехова, Евгения Бунимовича, Марка Розовского. Памятник Бродскому стал подарком Москве от его автора, скульптора Георгия Франгуляна. Он создал монумент вместе с архитектором Сергеем Скуратовым, работал около семи лет. Москвичи знают Франгуляна по таким работам, как памятники Окуджаве на Арбате, Ельцину на Новодевичьем кладбище, бюст Лихачева в Библиотеке иностранной литературы. Торжественную церемонию на Новинском бульваре вел председатель Комитета по культуре правительства Москвы Сергей Худяков. А открывали памятник министр культуры РФ Александр Авдеев, спикер Мосгордумы Владимир Платонов и поэт Евгений Рейн. Памятник установлен почти напротив Американского посольства, и это символично, ведь именно в США Бродский нашел свое пристанище в эмиграции. Георгий Франгулян поблагодарил правительство Москвы за то, что для монумента выделили такое замечательное место. И рассказал, что раньше здесь стояла обыкновенная ржавая палатка. «Хорошо здесь встал наш гениальный соотечественник!» – заметил актер Сергей Юрский. Он сказал, что видел макет монумента, но отлитый в бронзе памятник стал еще более вызывающим, и Юрскому это по душе. «Хоть Бродский – поэт и петербуржский, но хорошо, что ему поставили памятник в столице, – заметил поэт Евгений Рейн. – Он ведь представляет нашу культуру перед всем миром».

Поколение NEXT

У МЕЖДУНАРОДНОЙ ВЫСТАВКИ архитектуры и дизайна, проходящей раз в год в ЦДХ начиная с 1995 года, в нашей стране нет конкурентов. Здесь можно увидеть главные новинки в области «интеллектуальной архитектуры». На «Арх Москве» собираются все знаменитые отечественные архитекторы, приезжают сюда и западные звезды. Нынешняя выставка посвящалась молодым архитекторам и новым именам, ее главная тема обозначалась зарубежным словом NEXT. В Центральном доме художника «Арх Москве» в этот раз было явно тесно, так что она оккупировала даже двор здания. Еще не войдя в ЦДХ, каждый желающий мог выступить в качестве жюри ежегодной общероссийской премии за лучшее архитектурное сооружение из дерева АРХИWOOD. Прямо на свежем воздухе разместились стенды с фотографиями работ-номинантов. Перед каждым из них висели бельевые веревки. Посетителям вручали прищепки и предлагали отметить ими наиболее понравившиеся строения. Под колоннадой ЦДХ расположился и стенд фестиваля «АРХСТОЯНИЕ». Здесь можно посмотреть работы победителей конкурса «Сарай № 11». Проекты отличались остроумием, а некоторые игривостью, как, например, «Шуры-муры сарай». С фасада Дома художника на посетителей взирали отечественные женщины-звезды, и среди них – Чулпан Хаматова, Жанна Фриске, Алена Свиридова, Тутта Ларсен. Все они приняли участие в фотопроекте «АрхАнгелы» Михаила Королева и Рустама Керимова, посвященного сохранению исчезающих памятников архитектуры Москвы. Каждая вип-дама выступила в роли ангела-хранителя определенного здания столицы, находящегося в бедственном положении. В самом здании ЦДХ можно было заметить, что в структуре экспозиции «Арх Москвы» в этом году произошли существенные изменения. Основной раздел «Архитектура» впервые за 16 лет существования выставки переместился на третий этаж. Здесь нашли место стенды российских и иностранных архитектурных бюро, раздел «Архитектурные школы России», выставки дипломных работ и молодежного конкурса мебельных идей (новинка «Арх Москвы» этого года). Большую часть второго этажа занял коммерческий раздел выставки со стендами строительных и дизайнерских фирм. Правда, в фойе разместилась очень хорошая экспозиция Владимира Плоткина – архитектора года 2010-го. В числе российских выставок было около 30 проектов. Среди самых значительных – экспозиция Фонда Сколково, которая встречала посетителей в холле ЦДХ. Одной из ее задач было пригласить российских архитекторов к проектированию объектов инновационного города. Другая половина холла была отдана под экспозицию «Новые имена». Здесь расположились работы номинантов премии «Авангард» – главного конкурса в рамках нынешней «Арх-Москвы». 20 молодых архитекторов представили свои портфолио и проекты на заданную тему «Изба-читальня». В субботу, 28 мая, состоялась церемония награждения четырех финалистов. Ими стали Даниир Сафиулин, Андрей Воронов, Игорь Чиркин и Никита Богачкин. Теперь им предстоит отправиться на стажировку в Европу. Что касается зарубежных выставок «Арх Москвы», самой интересной из них стала экспозиция «Город под названием Испания». Она представляла собой огромную инсталляцию, состоящую из стеклянных витрин, макетов зданий, а также фотографий и рисунков. Здесь нашли отражение 80 проектов более чем сотни известных испанских архитекторов. Собранные вместе, они представили собой панораму испанской архитектуры нынешнего века, как оказалось, потрясающе мощной и авангардной. [b]Кстати[/b] [i]С фасада Дома художника на посетителей взирали отечественные женщины-звезды, и среди них – Чулпан Хаматова, Жанна Фриске, Алена Свиридова, Тутта Ларсен. Все они приняли участие в фотопроекте «АрхАнгелы» Михаила Королева и Рустама Керимова, посвященного сохранению исчезающих памятников архитектуры Москвы.[/i]

Людмила Петрушевская: Не пишу о тех, кого мне не жалко

На книгах Людмилы Петрушевской и спектаклях по ее пьесам уже выросло не одно поколение читателей и зрителей. А Петрушевскую как певицу широкая публика узнала сравнительно недавно, но уже успела ее полюбить. Вот и 31 мая в киноклубе «Эльдар» пройдет концерт Людмилы Петрушевской «Кабаре Одного Автора, или 37 мая». В программе: собственноручные мультики, шляпки и украшения, собственные песенки под оркестр «Керосин», «стихи-хи» и небольшие отрывки из случайно сохранившихся на видео легендарных спектаклей. Людмила Стефановна обычно не дает интервью, но накануне концерта согласилась ответить на вопросы «Вечерней Москвы». [b][i]Счастье – это запах керосина[/i] – Людмила Стефановна, многие герои ваших произведений – люди с трагической судьбой, над вашими книгами иногда и слезу прольешь. А вам самой что помогает в трудные периоды жизни?[/b] – Ничего. Но потом, много времени спустя, понимаешь, что именно потери остаются с тобой. Как в жизни народа – вой на, голод или ГУЛАГ. Жертвы священны. [b]– Вы ведь и сами пережили и войну, и голод – в эвакуации в Куйбышеве…[/b] – Сейчас-то все оттуда кажется смешным и освещенным солнцем. Летом было прекрасно! А зимой я не выходила из дому, босая не побежишь... Мы были нищие, члены семьи врагов народа. Счастье начиналось, когда мама из Москвы присылала деньги и моей тете Ваве удавалось купить керосин. На полочку над диваном ставили сияющую керосиновую лампу (свет у нас отрубили раз и навсегда за неуплату). Бабушка пекла на керосинке картофельную шелуху – тогда картошку не чистили, а отскребали, и в мусорное ведро соседи выкидывали эту чешую. Когда квартира затихала, меня посылали за этим ведром – полным сокровищ. Селедочный хребет с почти целой головой, иногда горелые хлебные корки, а то яблочный огрызок… Бабушка варила похлебку. Запах керосина до сих пор прекрасен. Зимой я лежала при бабе Вале в кровати – она почти не ходила от голодной водянки – и бабушка мне рассказывала наизусть Гоголя. Морозными ночами мы с Вавой стояли в очереди за буханкой хлеба, мне доставался довесок, это было счастье. От запаха и вкуса черняшки до сих пор ломит скулы… [b]– Летом, наверное, жилось полегче?[/b] – Когда зима кончалась, на берегу Волги таяли гигантские, как дома, кубы льда после взрывов, и я бегала босая с апреля по октябрь. Это тоже было счастье. Мы, дети, с голодухи ели какие-то дикорастущие зеленые «калачики», кислицу, я даже жевала стручки акации. Побиралась, конечно, просила в магазине копеечку, скреблась в чужие спины. Пела по дворам, рассказывала «Портрет» Гоголя – иногда мне выносили кусочек хлеба. Счастье! [b]– Выходит, вкуса сладостей в детстве вы не знали?[/b] – Чашка сливового джема, вдруг полученная тетей по карточкам в войну, – единственная сладость за все годы – запомнилась навсегда, я 150 граммов съела мгновенно. И много лет потом не могла выносить даже этого запаха. [i][b]Зеркало не для всех[/b][/i][b] – Тетя и бабушка… А мама?[/b] – Мама уехала учиться в Москву, когда мне было 5 лет. Это был редкостный случай – в эвакуации она, окончившая четыре курса литературного факультета, работала чернорабочей на заводе «Шарикоподшипник». Перспектив никаких не было. И она послала документы в Москву для поступления в театральный институт, и вдруг ей пришел вызов на учебу. Тетя и бабушка ей этого никогда не простили. Так бывает. Хотя мама посылала деньги, на это мы и жили. Окончив ГИТИС и устроившись на работу, она приехала за мной в Куйбышев, дети нашли меня на улице, я была уже бродячей нищенкой, сбежала из дому от бабушки с тетей. Они не любили мою маму… Потом такую голодную бродяжку кто-то пожалел и удочерил, но я и оттуда сбежала, потому что упорно ждала маму. И когда она приехала, и меня начали искать, я не поверила этим детям, брату и сестре, они меня часто били, но весь двор кричал: «Твоя мать приехала!» Дети подхватили меня под мышки и повели. Моя мама сварила у соседей манную кашу на молоке, сладкую и с маслом, и ждала меня за столом, я вошла (под конвоем), увидела свою маму и просто зарыдала, согнулась от счастья, прорвало. Дети продолжали меня держать… Вообще-то плакать тогда было нельзя. Слезам не верили. А от манной каши меня стошнило, я не люблю ее до сих пор. [b]– Знаю, что многие события из вашей жизни послужили вам материалом для книг. Скажите, как реагируют знакомые, если узнают себя в персонажах ваших произведений?[/b] – Мои рассказы в основе своей – это подлинные истории. Так сказать, документы эпохи (речь не идет о мистических вещах и сказках). И бывает, что прежние знакомые себя узнают по каким-то деталям и не прощают. И правильно делают. Но годы идут, и получается, что их истории остались в книгах. Правда, героям это, наверное, не по душе. Мне, видимо, воздастся. [b]– Но ведь чувствуется, что вы любите всех-всех своих героев, даже самых отрицательных, в ваших книгах меня всегда это поражало…[/b] – Видимо, я не пишу о тех, кого мне не жалко. [i] [b]Я вам спою еще «на бис»[/b][/i][b] – Людмила Стефановна, поговорим о вашей эстрадной карьере. Почему как певицу широкая публика узнала вас совсем недавно, хотя из ваших слов выясняется, что поете вы с детства?[/b] – Мои бабушка с дедушкой пели дома дуэты из опер, моя мама пела мне оперные арии. Я 10 лет провела в академических хорах (детском Локтевском и университетском), а это выучка на Моцарте, Бахе, русской классике. У меня был альт, по-взрослому – меццо-сопрано. Потом перешла в оперную студию МГУ, готовила партию няни в «Онегине», который шел в ДК на Ленгорах, а пока что пела там в хоре. С тех пор знаю эту оперу наизусть. После университета играла на сцене и в эстрадном театре «Наш дом». Там было много музыки. Ну и попутно пела под гитару, меня таскали из компании в компанию. А потом родился сын Кирюша, и уже все было посвящено семье. [b]– Тем не менее, 5 лет назад вы все-таки спели на сцене?[/b] – Это было в Театральном центре на Страстном, в капустнике, где мы все валяли дурака – режиссеры, актеры, музыканты. Я сочинила гимн для этой милой компании, и меня вынудили его исполнить. И с этого все началось. Мне наутро позвонил великий Рустам Хамдамов, кинорежиссер и художник, похвалил и предложил роль в будущем фильме (я должна была там петь с аккордеоном). [b]– Вы снимались у него?[/b] – Я струсила и отказалась. Но уже вскоре в День театра в клубе «Китайский летчик», куда меня Ира Паперная позвала выступить «с чем хочешь», я попросила найти мне пианиста и в конце вечера стала петь песенки на французском – и вдруг увидела, что ползала качается в такт под пение. Короче, когда Елена Камбурова предложила мне творческий вечер в своем театре, туда уже я пришла с группой «Бельвилль» (сейчас это оркестр «Керосин»). И пела мировые шлягеры на русском, в собственном переводе. И дело поехало. [b]– А как случилось, что вы сами стали сочинять музыку к песням?[/b] – Владельцы прав на мировые хиты заламывают дикие цены, это мы узнали, когда в журнале «Сноб» выходил мой диск «Не привыкай к дождю». Так что новый диск, «Бесстрашные песни», будет целиком свой. Вот что я могу сказать после 5 лет на сцене: хлопающий и кричащий «браво» зал – это такой выброс энергии, который заряжает тебя надолго. Вот это счастье и новая жизнь. Vita nuova. [b]– Счастье – это и ваша большая семья. У вас трое детей, четверо внуков и два правнука. У такой востребованной бабушки находится время для воспитания подрастающего поколения?[/b] – Я воспитывала только старших внучек, Аню и Маню, вместе со своими детьми брала их к себе, рассказывала сказки, пела с ними, они вечно с моим сыном Федей устраивали у нас театр. Всегда был полный дом детей. И только гости на порог – Федя раздает им кусочки бумажки (как бы билеты), ставит стулья, вешает покрывало на гвоздики в виде занавеса, дает три звонка в дверь – и поехало: спектакль начался. Младших воспитываю наскоками, все надеюсь их как-то собрать и устроить театр. Времени не хватает. Книги идут в печать, спектакли завариваются, выступления. Вот у меня сейчас, кроме вечера 31 мая в киноклубе «Эльдар», еще 2 июня в клубе «16 Тонн» презентация нового диска и 9 июня – в «Мьюзик таун» вечер рок-н-ролла а там гастроли… [b]Досье «ВМ»[/b] [i]Людмила ПЕТРУШЕВСКАЯ, прозаик, поэтесса, драматург и певица, родилась 26 мая 1938 г. в Москве в семье служащего. Внучка лингвиста Н. Ф. Яковлева, создателя письменностей для ряда народов СССР. Первым опубликованным произведением был рассказ «Через поля» (1972 г., журнал «Аврора»). Ее первые пьесы ставились самодеятельными театрами («Уроки музыки», «Чинзано»). Профессиональные театры начали ставить пьесы Петрушевской в 1980-е: «Любовь» в театре на Таганке, «Квартира Коломбины» в «Современнике», «Московский хор» во МХАТе. Долгое время писательнице приходилось работать «в стол» – редакции не могли публиковать рассказы и пьесы о «теневых сторонах жизни («Приключения Веры», «История Клариссы», «Дочь Ксени», «Страна», «Кто ответит?», «Мистика», «Гигиена» и др.) В 1990 г. был написан цикл «Песни восточных славян», в 1992 г. – роман «Время ночь». Пишет сказки как для взрослых, так и для детей: «Жил-был будильник», «Ну, мама, ну!» и др. В 2010 г. вышел сольный альбом «Не привыкай к дождю». Автор ряда сценариев к фильмам и мультфильмам. Лауреат многих премий, в том числе «Триумф» и Госпремии России.[/i]

Литографии и цвет

ОЧЕНЬ немногих русских художников ценят на Западе, а особенно в Стране восходящего солнца. А вот авангардистку Варвару Бубнову (1886–1983) там чтили, в середине прошлого века она даже была признана лучшим литографом Японии. Сейчас в Третьяковской галерее на Крымском Валу можно посмотреть около 70 ее работ – из собраний ГТГ, ГМИИ им. Пушкина и частных коллекций. А также узнать подробности довольно интересной биографии Варвары Бубновой, между прочим, приходившейся тетушкой Йоко Оно, знаменитой вдове Джона Леннона.В Японию художница попала в 1922 г., по семейным обстоятельствам. Ее родная сестра Анна вышла замуж за японца Сюнъити Оно (у него в 1933 г. появилась очаровательная племянница Йоко; когда она немного подросла, русская тетушка Анна учила ее музыке). Варвара Бубнова приехала навестить сестру, пробыть у нее планировала недолго. Но Япония очаровала художницу, и Бубнова задержалась там почти на 40 лет. Не последнюю роль, вероятно, сыграло и то, что жизнь в Советской России в те годы была очень нелегка.Хотя на родине Варвара Бубнова всегда была востребована. Выпускница Петербургской академии художеств, она участвовала в авангардных выставках вместе с Гончаровой, Ларионовым и Малевичем. А еще работала в Историческом музее и Институте художественной культуры (ИНХУКе). Бубновой принадлежит и перевод с французского столь нашумевшего в начале века «Манифеста футуристов».Однако работы японского периода, представленные на выставке, лишь отдаленно напоминают об авангардном прошлом Бубновой. По характеру они в основном спокойны и созерцательны – вполне в духе Страны восходящего солнца. Это пейзажи с местными видами, натюрморты, портреты японских знакомых, сценки из жизни интеллигенции («Играют на скрипке») и простых обывателей («Хозяин крестьянин»).Все эти произведения в основном монохромные литографии. Когда Бубнова обратилась к этой технике, сами японцы считали ее чем-то прикладным. Русская художница открыла им богатые возможности литографии. Благодарные жители Японии не остались в долгу и наградили Бубнову орденом Драгоценной короны IV степени.Сама же художница всячески пропагандировала в Японии русскую культуру. Писала статьи о русском искусстве для местных энциклопедий, преподавала русский язык и литературу – ее ученики выполнили лучшие переводы Пушкина на японский. А также иллюстрировала книги русских классиков (например, того же Александра Сергеевича) и советских писателей, выпускавшиеся на японском языке. Некоторые из этих изданий можно увидеть на выставке.Другая часть работ Бубновой в экспозиции принадлежит уже к советскому периоду художницы – в 1958 г.она все-таки вернулась на родину. Около 20 лет прожила у своей второй сестры в Сухуми и только под конец жизни, в 1979 г., вернулась в родной город, к тому времени носивший имя Ленинград.Разница между «советскими» и «японскими» работами художницы довольно ощутимая. И не только потому, что «японские» произведения были в основном монохромны, а в «советских» возникает цвет – ведь в СССР у Бубновой не было возможности заниматься литографией, и она стала использовать акварель и пастель.Изменилось само настроение. Люди на портретах, сделанных в Советском Союзе, заметно более напряжены, пейзажи тревожны. Зато отчетливей проявились авангардные корни художницы, сумевшей дожить до глубокой старости и соединившей в своем творчестве два века.Выставка продлится до 3 июля

Не для слабонервных

В истории отечественного современного искусства Ирине Наховой принадлежит особая страница. Ведь именно она считается автором первых российских «тотальных инсталляций». Нынешняя выставка, проходящая в Государственном музее современного искусства Российской академии художеств, впервые объединила в одном пространстве разножанровые произведения Наховой, выполненные с конца 70-х годов и по сей день.Напомним также, что эта художница является специальным гостем IV Московской биеннале современного искусства.Работы Ирины Наховой обладают одним очень труднодостижимым качеством – их невозможно забыть. Конечно, свою роль здесь играют масштабность и интерактивность ее произведений. Например, инсталляция «Побудь со мной» представляет собой кабинку с розовыми занавесками. Когда заходишь внутрь и садишься на маленький пуф, к тебе обращается женский голос с заботливыми материнскими интонациями. В это же время занавески начинают надуваться, как шар. Постепенно они заполняют собой все пространство кабинки и слегка сдавливают сидящего там человека.После того как из этого теснящего «плена» все-таки удается выбраться, ощущаешь невероятное облегчение.Такой «аттракцион», конечно, запоминаешь надолго. Хотя «испробовать» его решаются не все – некоторые явно смущаются делать это под взглядами других посетителей. Вообще поведение соотечественников на экспозициях современного искусства – отдельная тема для разговора.Помню, на одной из выставок Кулика девушка Настя (между прочим, художница) заявила мне, что это ниже ее достоинства – наклоняться и заглядывать прямо в зад муляжной корове. А между тем как раз там художник расположил отверстие со скрытым внутри экраном. Однако о том, что на нем было изображено, моя гордая знакомая так никогда и не узнала. Хотя рядом по обеим сторонам и стояли другие посетители, в полусогнутом состоянии взирающие на картинки, скрытые под коровьими хвостами. И надо сказать, делали это они с большим интересом.Что и говорить, современное искусство – это вам не картины Возрождения. Тут надо быть готовым ко всему. Посмотришь, например, на картину Боттичелли или Рафаэля, прослезишься, и снизойдет на тебя благодать. А придешь на выставку Ирины Наховой, заденешь случайно муляжную фигуру в пальто и неожиданно услышишь полный ненависти голос, бранящийся по-английски. Инсталляция эта, между прочим, называется «Мои друзья и знакомые».А «англоязычность» объекта объясняется просто: в 1992 году художница переехала в США. И по сей день она продолжает существовать между двумя городами – Нью-Джерси и Москвой. А работы Наховой прочно осели не только в музеях США и России, но и в государственных и частных собраниях Франции, Германии, Великобритании, Италии, Испании, Швеции и Швейцарии.Своеобразным «приветом из США» на выставке выглядит инсталляция «Путешествие».На трех стенах небольшого помещения проецируются виды американского городка. А посреди комнаты стоит самый настоящий велосипед. Садишься на него, крутишь педали, и изображения на стене оживают, начинают меняться. Создается полное ощущение того, что ты едешь по улицам одноэтажной Америки. Становится даже страшно, и невольно дергаешь руль, чтобы свернуть, когда кажется, что вот-вот наедешь на дерево или шлагбаум. Но в целом это «путешествие» очень приятное, а уж посетителям вернисажа оно полюбилось до того, что через час велосипед просто-напросто сломали. Правда, организаторы выставки стали оперативно устранять поломку.А ваш корреспондент после велосипеда из огня снова попала в полымя интерактивной работы Desposition. На больших холстах – в положении «вверх ногами», напоминающем сцену снятия с креста – женская и мужская фигуры, а также рыба и ощипанная курица. Если подойти к полотнам слишком близко, то от каждой изображенной фигуры слышится жалоба – где же мама, почему она их оставила? Поневоле становится как-то жутковато.Еще более не в своей тарелке чувствуешь себя в зале с новейшими работами Ирины Наховой под названием «Кожи».На латексных листах – изображения различных частей человеческого тела с татуировками. Рядом – тексты с вопиюще ужасными историями о тех, кому принадлежат эти «кожи».Чувство отвращения поневоле сменяется воспоминаниями о хармсовских страшилках. Но кое-кто из посетителей принимает истории за чистую монету и громко делится этим с окружающими: «Неужели все это правда? А нет, вот тут стоит дата – 2012 год, значит, наверное, все-таки выдумка»…Как это ни ужасно, но идею этой работы, по признанию самой художницы, ей подсказали СМИ – российские и американские, которые просто кишат до неправдоподобия жуткими историями…[b]Выставка продлится до 3 июля[/b]

Ностальгия по несбыточному

НА НЕМЧИНОВА, 12 – экспозиция, посвященная французскому влиянию в русском искусстве. Среди авторов работ – несколько десятков имен.Это и французы, например, Руссо, Дерен, Вламинк, Марке, Утрилло. И русские художники прошлого и нынешнего веков. В их числе наряду с общепризнанными мэт рами (например, Робертом Фальком, Борисом Григорьевым, Натальей Нестеровой) – мастера, которых широкая публика знает пока не слишком хорошо. Галерея «Ковчег» славится тем, что помогает прозвучать именам как незаслуженно забытым, так и еще не очень известным.Заглавие выставки настраивает на романтический лад. Но не таков «Ковчег», чтобы показывать Париж глянцевый, Париж из рекламных буклетов. Более того, в каталоге экспозиции удивляют названия, казалось бы, никакого отношения к Франции не имеющие: «Домны в Днепропетровске» Георгия Ряжского, «Дым МОГЭСа» Антонины Софроновой...Впрочем, при виде этих работ недоумение рассеивается – произведения ясно дают понять: их авторы испытали французское влияние. Софронову, например, уже при жизни именовали русским Марке. В том, что художницу так называли не зря, можно убедиться, самолично сравнив ее работу с полотном Марке, – на выставке они висят рядом.К сожалению, до Франции эта художница, которую в советские годы обвинили в формализме и низкопоклонстве перед Западом, так и не добралась. Как и ее друг, художник Михаил Соколов, чья судьба сложилась трагически. К нему в полной мере применимы строки из песни барда Юрия Кукина, ставшие эпиграфом выставки: «Ты что, мой друг, свистишь? Мешает жить Париж? Ты посмотри, вокруг тебя тайга». За свое творчество Соколов отбывал срок по 58-й статье в лагере на станции Тайга. Годы, проведенные там, довели до смертельной болезни художника, по отзывам современников, «впитавшего в себя все благородные традиции французских мастеров последнего столетия».Натюрморт «Битая птица» (написанный Соколовым незадолго перед смертью) в контексте выставки звучит реквиемом по мечте – о свободе, Париже, об утонченно-рафинированной жизни.Меланхолия, тоска по чему-то несбыточному – пожалуй, преобладающие настроения работ на выставке – как французских, так и русских.Хотя среди отечественных авторов здесь много и тех, кто в Париже все-таки побывал (и художников начала века, и наших современников). Но даже в их французских пейзажах присутствует ощущение зыбкости происходящего, как будто изображенный город сейчас есть, а через несколько минут рассеется, словно дым.Таковы, например, акварель Виктории Никоновой из серии «Парижские зарисовки», «Карусель в Тюильри» Ольги Плужниковой-Орловой, «Бульвар Батиньоль. После дождя» Константина Сутягина.Как будто до сих пор в сознании бывших советских людей живет удивление перед тем, что сейчас можно так вот запросто добраться «в Париж по делу срочно». Хотя ездят художники активно, и на выставки, и в гости к друзьям, и просто путешествовать. Но, видимо, страхи советского периода еще не до конца забыты. Воспоминанием о тех давних временах выглядит работа «Маленькое черное платье» Ирины Затуловской, даром что датируется она 2010 годом. Но как забудешь те 70 лет, в течение которых этот предмет туалета (разумеется, искусно сшитый) был настоящим утешением для модниц, одной из немногих вещей, которые могли и не будучи созданы во Франции, олицетворять собой парижский шик.Об этой выставке можно было бы еще много рассказывать, но, как говорится, лучше увидеть все самим, хотя бы один раз. Напоследок упомянем лишь о том, что все работы в экспозиции выставлены без этикеток. Так что у посетителей есть возможность проверить свое знание классического и современного искусства.На ресепшене выдается лишь общий список произведений с указанием авторов в алфавитном порядке. Впрочем, в продаже здесь имеется иллюстрированный каталог выставки – вот с его-то помощью и можно обнаружить, насколько верны оказались собственные догадки, а также восполнить пробелы в знаниях.[b]Выставка открыта до 3 июля[/b]

Почему усыновляют детей западные знаменитости

«Приемный ребенок может стать родным», – как часто слышишь эту фразу в социальной рекламе. Однако «скоро слово сказывается, да трудно дело делается».Причем речь идет даже не о душевных силах, которые тратятся на ребенка. Хождение по инстанциям, расходы – уже одно это способно отпугнуть человека «среднестатистического». Кажется, богатым и знаменитым с подобными проблемами справиться легче.Тем не менее в семьях российских знаменитостей приемных детей пока раз-два и обчелся.Запад в этом вопросе нас явно опережает – там суперстарс усыновляют детей гораздо охотнее. Среди тех, кто отважился на это, Бред Питт и Анджелина Джоли, Мадонна, Шэрон Стоун, Николь Кидман с Томом Крузом, Вуди Аллен… Впрочем, их пример убеждает, что даже миллионерам и небожителям усыновление дается не так уж и легко…[b]Интернационал по-голливудски[/b]В списке популярности среди приемных родителей Голливуда сейчас, без сомнения, лидирует парочка Питт-Джоли.У них не семья, а целый интернационал: трое приемных детей родом из разных стран – Камбоджи, Вьетнама и Эфиопии. Самого старшего, Мэддокса, Джоли усыновила еще до встречи с Питтом.Кстати, говорят, что Брэд разошелся со своей прежней женой Дженнифер Энистон именно потому, что им так и не удалось завести детей. Может быть, если бы Дженни пошла по пути Анджелины и стала приемной мамой, ей удалось бы сохранить свой брак? Так или иначе, этого не произошло, и Питт ушел к Джоли. Постепенно Мэддокс стал называть его папой, потом супруги усыновили еще Пакса-Тьена и чернокожую Захару.А вскоре Джоли родила Питту трех собственных детей… Теперь в странах, где идут съемки у звездной четы, их интернациональное потомство появляется в полном составе. Зубоскалы вроде актера Мэтта Деймона утверждают, что выходы в свет этой семьи напоминают появление бродячего цирка. Однако Питт и Джоли на провокации не поддаются.Оба утверждают, что совершенно счастливы, хотя и сильно устают, как и всякие многодетные родители. Маленький нюанс: для того чтобы мама и папа совсем уж не сбились с ног, у всех их приемных детей имеется по две няни. Причем одна из нянь у каждого – уроженка той страны, откуда ребенок родом. Ведь родители хотят, чтобы Мэддокс, Пакс-Тьен и Захара не теряли связь со своими корнями. И могли бы объясниться не только на английском и французском, которым их учат в школе, но и на своем родном языке.[b]Как сестра стала мачехой[/b]Впрочем, в создании большой интернациональной семьи Питт и Джоли в Голливуде не первые. Более того, им очень далеко до режиссера Вуди Аллена и актрисы Мии Фэрроу. Когда 43-летний Вуди в 1979 году встретил 36-летнюю Мию, у нее было трое своих и четверо приемных детей – вьетнамского и корейского происхождения. Вместе режиссер и актриса удочерили еще одну маленькую девочку, на этот раз из Техаса. Кроме того, Фэрроу родила Аллену сына. Со стороны их гражданский брак казался очень счастливым, особенно учитывая то, что для режиссера Мия была не только матерью его детей, но и музой – он снял ее в 13 своих картинах. Но вот закончилась история этой семьи печально. Потому что в один прекрасный день Мия поняла, что Аллен пылает страстью… к ее повзрослевшей дочери, кореянке Сун-И. И девушка отвечает ему взаимностью. Разгорелся скандал.Дело кончилось тем, что Вуди Аллен все-таки ушел к Сун-И (к слову, она младше его на 35 лет). С ней он оформил брак официально. Аллен не побоялся осуждения общественности и бывшей семьи. А оно не заставило себя ждать. Достигнув совершеннолетия, сын Аллена и Фэрроу не переставал твердить в прессе о противоестественности своего положения: ведь его сестра теперь приходится ему мачехой.А вот сама Сун-И (вы не поверите!) после свадьбы удочерила двух девочек. Видимо, решила, что ей самой судьба приемной матери не грозит, и когда дочки вырастут, Аллен будет уже глубоким стариком.Казалось бы, история Аллена и Фэрроу должна была бы отпугнуть Голливуд от усыновления. Но звезды продолжают брать в семьи детей-сирот и не сожалеют об этом. Когда Том Круз и Николь Кидман не смогли завести своих детей, в их доме появились маленькие Изабелла и Коннор. Сейчас эти знаменитости уже в разводе, у каждого появилось по собственному ребенку. Тем не менее и Круз и Кидман не устают твердить, что они благодарны небесам за приемных сына и дочь.Трех сорванцов усыновила Шэрон Стоун. И теперь она жалеет лишь о том, что ее бывший муж Фил Бронштейн отсудил у нее право на опеку над ее старшим приемным сыном Роаном.[b]Бой-мамочка[/b]Если вы хотите узнать, испытывают ли звезды трудности в процессе самого усыновления, – обратитесь к Мадонне, ей есть что порассказать на эту тему.Нет, с ее первым приемным малышом, очаровательным темнокожим Дэвидом, проблем не возникло. Они появились, когда в одном из детских домов Малави поп-дива заприметила малышку Мерси Джеймс. Вскоре после того как Мадонна обнародовала свое намерение удочерить ребенка, разразился скандал.Оказалось, что родственники, отдавшие девчушку в приют (бабушка и дядя), жить без нее не могут! Нашелся и биологический отец ребенка. Кстати, он, наверное, так никогда бы и не узнал о том, что у него есть дочь, если бы не увидел по телевизору новостной сюжет о попдиве и ребенке.Против удочерения выступил и суд Малави. Он обосновывал это тем, что певица не являлась постоянным жителем страны на протяжении минимум полутора лет, как того требует закон.Но не такова Мадонна, чтобы отступать перед препятствиями! Она добилась разрешения поселить малышку в гостинице, где остановилась сама, наняла Мерси Джеймс няню и взялась за дело удочерения с удвоенной энергией.И своего добилась. Немалую роль в этом сыграла гуманитарная помощь, которую певица оказала стране Малави. Да и родственники девочки, думается, не остались обиженными. Впрочем, они не лишены возможности видеть ребенка. Ведь семейство Мадонны изредка навещает родину ее приемных детей (Дэвид, как и Мерси Джеймс, тоже родом из Малави). Кстати, родные дети Мадонны – Лурдес и Рокко, по словам друзей семьи, восприняли чернокожих малышей без ревности. А Лурдес даже трогательно их опекает – как и подобает старшей сестре.

Во что обходится «интересное положение»

Как мы уже сообщали нашим читателям, “Вечерка” намерена внести свой личный вклад в решение демографической проблемы и ожидает прибавления в семействе ([i]“Ушла в декрет, вернусь не скоро” – “ВМ”, 16 июня[/i]).Сегодня мы предлагаем вашему вниманию очередную порцию размышлений нашего обозревателя Анны Чепурновой на животрепещущую для многих тему – потому что сама сейчас “в теме”, как никто…Как известно, дети нынче – удовольствие не дешевое. Но даже прежде чем вы начнете закупать первое приданое для малыша – колыбельку, коляску и т.п., вас ждут расходы, связанные беременностью…[b]Доктора в большой цене[/b]О плюсах и минусах бесплатной медицины в нашей стране можно спорить до хрипоты. Кто-то ей доверяет, кто-то – нет.Среди последних – немало забеременевших женщин, даже тех, у кого со здоровьем, в общем-то, все в порядке. Может, дело здесь в том, что в государственной поликлинике врача не повыбираешь. А вот за плату это сделать можно, был бы кошелек не пуст.Итак, за деньги можно наблюдаться как при роддоме, так и в частных клиниках. Расходы не маленькие – за девять месяцев набежит поболее тысячи долларов.“Эх, хорошо тем, кто себе может такое позволить”, – вздохнет кто-то. И прав окажется… только наполовину. Потому что лично из моих четырех подруг, воспользовавшихся услугами платной медицины, довольны остались только две. Другие свое разочарование мотивировали вопросами финансового порядка. Им показалось, что многие из дорогостоящих анализов, на которые их направляли, на самом деле были не так уж и нужны. Так ли это – рассудить смогли бы только специалисты, а я не берусь. Сама наблюдаюсь в районной консультации, но от количества анализов, которые ежемесячно нужно сдавать, голова идет кругом.[b]На зарядку становись![/b]Во время беременности многие свои привычки приходится пересматривать, а сделать это не всегда легко. Например, тем, кто до зачатия активно занимался фитнесом, не так-то легко от него отказаться. Но делать это совсем и не обязательно. Идеальный вариант для будущих мамочек (даже для тех, кто со спортом не очень-то дружен) найти фитнес-клуб, в котором проводятся занятия специально для беременных. Тут уж можно не бояться, что чем-то нанесешь вред будущему малышу. А пользы от такой физкультуры много. Это лекарство и от депрессии, и от лишнего веса, и от запоров, и от боли в спине. Разумеется, занятия себе можно позволить лишь в том случае, если беременность протекает без осложнений. Что касается расходов, то за одну тренировку в среднем придется заплатить порядка 400 – 500 рублей.Лично для меня до беременности одним из видов фитнеса (ежедневного и утомительного, но неизбежного) была поездка на общественном транспорте. Пробежка к автобусу – чтобы не ждать следующего. Протискивание от передней двери, где стоит кондуктор-автомат, к задней, где посвободнее. Разумеется, когда я узнала, что стану мамой, этот вид фитнеса был тут же прекращен. Отныне езжу только на маршрутках, а пару раз и машину приходилось ловить. В итоге возросли транспортные расходы, но, как говорится, здоровье дороже.[b]Замаскировать живот, подчеркнуть грудь[/b]Предположим, вы нашли хороший спортклуб с бассейном для беременных (посещать обычные общедоступные бассейны врачи будущим мамочкам не рекомендуют, чтобы те, не дай Бог, не подцепили инфекцию). Следующим шагом станет покупка купальника – ведь из-за изменений в организме старый плавательный костюм уже “не сидит”. Он обойдется в среднем в 1650 – 2000 рублей. Но даже если для вас и фитнес-клуб, и купальник для беременных – непозволительная роскошь, то уж от приобретения повседневной одежды для будущих мам вам никак не отвертеться. И коль скоро некоторые свободные “добеременные” платья и блузки вам еще подойдут, то брючки и колготки – едва ли. Даже если вы в них и влезете, давление резинки на живот вредно для будущего малыша.Выход – либо одалживать вещи у уже рожавших знакомых, либо отправляться в магазин. Элегантные брючки для дам в “интересном положении” можно купить где-то за 100 долларов. Колготки лучше приобретать такие, которые предупреждают появление варикоза – стоят они где-то 500 – 600 рублей. Заодно не лишним будет позаботиться и о специальном белье – например, лифчике без швов и без косточек (от 600 до 1700 рублей). Полезными вещами для беременных врачи и косметологи считают бандаж, поддерживающий животик (500–1400 рублей), и кремы для груди и тела “от растяжек” (250–600 рублей).[b]Ягодки и яблочки[/b]Одна из главных проблем для подавляющего большинства будущих мам – борьба с лишним весом и вообще – правильное питание. Витамины, свежие овощи-фрукты и т.д. и т.п. Вот и еще одна статья в числе расходов. Но она вполне оправдана, особенно если вспомнить про то, что яблочки, ягодки и прочие дары природы дарят и укрепляют организм, и дарят хорошее настроение.Многие мои знакомые говорили, что никогда в жизни не пили столько пилюль, сколько во время беременности. О том, какие именно таблеточки нужно пить, вам расскажет доктор в консультации. Разузнать об их пользе вы можете и в специальной литературе. Кстати, сколько ни встречала будущих мам – о беременности что-то читают все, даже те, для кого книги и журналы отнюдь не являются насущной потребностью. Быть неосведомленным по поводу нюансов “интересного” положения сейчас уже не модно. Кто-то черпает инфу из инета, кто-то – из книг или журналов. Кстати, тратиться на эти вещи совсем не обязательно – что-то можно одолжить у уже рожавших подруг, а какую-то периодику взять в библиотеке.Правда, кое-кто в своем стремлении к познанию идет еще дальше, и записывается на специальные курсы для беременных. Не сказать, чтобы такое удовольствие было дешевым– так, например, в одном из столичных семейных центров мне предложили заплатить 9 тысяч рублей за 12 занятий. Но зато рассказали, что у них специалисты не только лекции читают, но и учат будущих мам расслабляющим упражнениям, делают с ними гимнастику. А после занятий устраиваются чаепития.По рассказам подруг знаю, что на таких курсах приобретается много знакомых, с которыми и в ожидании малыша, и после его рождения идет активное общение и обмен опытом.[b]Под крышей дома своего[/b]Казалось бы, беременность – самое неподходящее время для ремонта. Но, по иронии судьбы, это именно тот период, когда многие семейные пары берутся за переделку своего жилища, подготавливая его к появлению нового члена семьи. Ну что тут скажешь?! Это опять немалые расходы, но, в общем-то, необходимые. Главное, чтобы сама роженица ремонтной пылью не дышала, а побыла бы где-нибудь на даче или дома у родителей. Конечно, в отпуске можно и на море поехать, но немногие будущие мамы на это решаются (и, может быть, правильно делают). Зато за счет отказа от туров на курорт в период беременности многим семьям и удается выкроить деньги либо на ремонт, либо на какие-то отдельные переделки жилища (например, установку новых окон или замену батарей).…Ну, а теперь путем несложных арифметических действий вы сможете сами выяснить – во сколько нам сегодня обходится решение демографической проблемы на самом первом ее этапе…[b]Справка “ВМ”ЧТО НУЖНО СОБРАТЬ ЗА НЕСКОЛЬКО НЕДЕЛЬ ДО ПЛАНОВОЙ ДАТЫ РОДОВ?ВЕЩИ ДЛЯ МАМЫ:[/b]– документы: паспорт, обменная карта, результаты необходимых анализов, страховой полис, договор с роддомом (если вы рожаете платно)– мобильный телефон– халат– носки– моющиеся тапочки– нижнее белье– гигиенические принадлежности– дышащие гигиенически прокладки с повышенной впитывающей способностью– негазированная вода, травяные чаи, легкий перекус– интересную книгу– бандаж послеродовой– бюстгалтер для кормления с впитывающими салфетками– одежду на выписку – косметику (пригодится при выписке)[b]ВЕЩИ ДЛЯ МАЛЫША:[i]В роддом[/b][/i]: памперсы, несколько распашонок (толстые и тонкие), чепчик, пеленки, детский крем.[i][b]На выписку[/b][/i]: памперс, толстая и тонкая, распашонки, толстая и тонкая пеленки, носочки, чепчик, одеяло, уголок, шапочка.[b]В РОДДОМЕ ПРИ ВЫПИСКЕ ВАМ ВЫДАДУТ ДОКУМЕНТЫ:[/b]– обменную карту– справку в ЗАГС для регистрации ребенка – лист с рекомендациями и заключением о здоровье ребенкаЭто – лишь краткие сведения о том, что вам может понадобиться в роддоме и при выписке. Более подробную информацию вы можете получить в школе для беременных или непосредственно в роддоме, в котором вы планируете рожать ребенка.

Третьяковка, вероятно, останется без Отдела новейших течений

ОН ПРОСУЩЕСТВОВАЛ в музее семь лет. На днях его руководителя и идейного вдохновителя Андрея Ерофеева уволили по статье 81 Трудового кодекса («Расторжение трудового договора по инициативе работодателя»). По словам директора ГТГ Валентина Родионова, Отдел новейших течений в ближайшее время может быть расформирован.Когда-то Андрей Ерофеев работал в музее «Царицыно», где собрал очень хорошую коллекцию актуального искусства. Потом ее передали Третьяковской галерее.Вместе со своим детищем туда пришел и Ерофеев. И атмосфера галереи (по крайней мере, ее здания на Крымском Валу) вдруг как-то быстро стала меняться. За долгие годы советского периода Третьяковку во всем мире привыкли уважать как «витрину русского искусства». Но шли туда в основном для того, чтобы вдохнуть пленительный аромат прошлого. Благодаря Ерофееву в галерею проник сквознячок настоящего. Он слегка пугал новизной, но в то же время был очень притягателен.В здание на Крымском Валу потянулось больше молодежи, неформалов. Они приходили на лекции по современному искусству и встречи с актуальными художниками (такими, как Олег Кулик, «Синие носы», Виноградов и Дубосарский), которые устраивал Ерофеев.А также на организованные им «громкие» выставки, например, «Поп-арт», «Соц-арт», «Сообщники», «Безумный двойник».Конечно, организованные им выставки зачастую носили скандальный характер (а за одну из них, «Запретное искусство-2006», устроенную в Сахаровском центре, Ерофеев до сих пор находится под следствием.Кстати, в его защиту в открытом письме подписались многие деятели культуры).Но, кажется, чашу терпения директора ГТГ Валентина Родионова переполнил громкий скандал прошлого года с выставкой русского соц-арта в Париже. После этого, по словам Ерофеева, в Третьяковской галерее ему запретили организовывать выставки и осуществлять все формы деятельности, кроме хранения произведений. А сейчас вот и вовсе уволили. Этот шаг Родионов объясняет тем, что Ерофеев нарушал музейный порядок и за пять лет работы получил пять выговоров.Про Ерофеева не раз говорили, что он «взрывает» Третьяковскую галерею изнутри. Сам он на это ничего не возражал, считая, что да, взрывает, но только лишь тот налет косности, который возник у музея за советские годы. Увольняя его, ГТГ закрывает очень яркую страницу в своей истории. И не известно, будет ли так интересна следующая, еще не написанная.

Юбилей футуризма отмечают на Волхонке

ПАРАДНУЮ лестницу ГМИИ им. А. С. Пушкина не узнать. Красная ковровая дорожка превратилась в белую с изображением футуристических манифестов. Мраморные стены закрыты яркими постерами… Это преображение – дело рук Бориса Мессерера. Таким он создал преддверие выставки “Футуризм – радикальная революция. Италия–Россия”, посвященной 100-летию футуризма.Экспозиция стала крупнейшим международным проектом, в котором приняли участие более 30 музеев и частных коллекций из России, Италии, США, Швейцарии и Израиля.Однако все работы в основном принадлежат итальянским и русским авторам. Ведь, как известно, именно в Италии и в России футуризм как художественное течение проявил себя наиболее полно.Итальянцам отвели весь Белый зал. Его венчает огромное изображение лидеров итальянского футуризма. На этом фоне отлично смотрятся стильные реконструированные шумоинтонаторы автора манифеста “Искусство шумов” Луиджи Руссоло. А также живопись Северини, Боччони, Балла, Карра, Деперо, Прамполини и скульптура. Пространство галереи вдоль парадной лестницы поделено поровну между итальянцами и русскими. Это царство документов и графики, среди которой книжные иллюстрации, эскизы театральных костюмов, архитектурные проекты.С Белым залом перекликается небольшой зал напротив, который сделали “русским”. Его открывает увеличенный во много раз групповой портрет гуру отечественного футуризма: Маяковского, Крученых, Бурлюка. Здесь можно увидеть их работы и произведения Гончаровой, Розановой, Поповой, Лентулова… Пожалуй, из всех отечественных футуристических лозунгов наиболее памятно предложение Маяковского “сбросить Пушкина с корабля современности”. Призыв, кстати, вполне типичный для представителей этого течения, отвергающих художественные и этические ценности предшествующих эпох. Но и к себе эти люди относились не лучше, чем к классикам. Маринетти в своем манифесте высказывался так: “Самые старые среди нас – тридцатилетние, за 10 лет мы должны выполнить свою задачу, пока не придет новое поколение и не выбросит нас в корзину для мусора”.С тех пор минуло вот уже сто лет, а на свалке футуристы таки не оказались. Вместо нее им и по сей день уготованы грандиозные суммы на аукционах и повышенное внимание зрителей. Так что в своих манифестах футуристы не вполне предугадали будущее.Впрочем, кажется, сами они не очень огорчились бы по этому поводу.[b]Выставка продлится до 24 августа[/b]

Журналист получил задание – родить!

В НАЧАЛЕ сентября «Вечерку» ожидает замечательное событие. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить (стучим по столу!): у обозревателя отдела культуры, у нашей всеми любимой Ани Чепурновой, ожидается прибавление семейства, сейчас она в декрете, и, конечно же, все мысли у нее заняты грядущим событием.Но, как известно, журналист – это не профессия, а скорее диагноз. Вот и Аня не хочет быть в творческом простое – хотя бы и по такой более чем уважительной причине! А поскольку на художественные выставки и вернисажи сейчас ей ходить затруднительно, мы и решили дать ей такое редакционное поручение: писать о том, что сейчас волнует ее больше всего, да ведь и многих будущих мамочек волнует! В общем, как говорится у нас в таких случаях: журналист получил задание – родить! И время от времени “отписываться” и отчитываться обо всем, что происходит у нее в жизни – и вокруг, и внутри…А если вы, уважаемые читательницы, хотите поделиться своими чувствами, мыслями и переживаниями, что-то посоветовать, что-то рассказать из личного опыта и т. д., будем только рады – и мы, и наша Аня, которая обязательно получит все ваши письма![b]Дочки-матери по-взрослому[/b]Часто можно услышать, что, мол, беременность – дело житейское. К вынашиванию детей не готовят ни в школе, ни в институте. Природа, мол, подскажет… Да и роддома сейчас есть – а вот раньше наши предки и в поле рожали… Неудивительно, что при такой общепринятой точке зрения не то что беды вроде выкидышей, но и даже “обычные” трудности вроде токсикоза для кого-то вроде меня становятся потрясением… В детстве я, как и мои подружки, часто играла в воспитание детей. Но, насколько себя помню, ни в одной из игр не всплывала тема “беременности”. В школьных разговорах она чаще всего почему-то возникала как нечто из области анекдотов. И даже будучи студентками, о мамочках на нашем курсе мы говорили только в связи с тем, как же им тяжело, бедняжкам, сдавать экзамены… Если к этому прибавить, что большая часть моих подруг еще не рожала, а я в семье единственный ребенок, может быть, это хоть как-то объясняет, почему к беременности я даже после двух лет семейной жизни оказалась совершенно не готова. Хотя вообще-то для нас с мужем она не была неожиданной – ребенка мы хотели…[b]Неужели я хуже всех?![/b]Тем не менее первые же трудности, связанные с вынашиванием, я восприняла как гром среди ясного неба.Токсикоз… Как-то получилось, что три мои рожавшие подруги оказались его практически лишены и описывали сей процесс как “немного тошнит по утрам”. Поэтому, когда я обнаружила, что чувство тошноты не отпускает меня целый день, то несказанно удивилась. За компьютером в офисе мне приходилось удерживать себя буквально силой. Каждую минуту казалось, что сейчас клавиатура непременно окажется безнадежно испорченной – хотя сама рвота как таковая за три недели возникала лишь трижды. Разумеется, производительности труда такое состояние на пользу не шло.Впрочем, с чувством тошноты на работу я все-таки ходила. Подкосил другой “страшный зверь”: дикая слабость.Одним прекрасным утром я проснулась и поняла, что с постели я встану с большим трудом. А о том, чтобы преодолеть путь в редакцию на автобусе и метро (пусть даже и не столь переполненных, если выйти позже обычного), вообще речи не было. Пришлось звонить начальнику и сообщить, что я поработаю дома.На следующий день на приеме в консультации я пожаловалась на слабость. “Так у всех слабость!” – радостно заверила меня врач. Поскольку больше она ничего к этому не прибавила, мне оставалось сделать вывод, что “все” как-то с этим состоянием справляются. А я, выходит, хуже всех, раз ничего с ним поделать не могу….Буквально через день слабость схватила меня за горло с той же силой. На этот раз на работе я дежурила, поэтому до нее я все-таки кое-как доплелась, собрав волю в кулак.Села за компьютер, и… перед глазами все поплыло. Пришлось отпрашиваться снова.Дома от бессилия оставшиеся полдня я проревела в подушку. Почему-то была уверена, что на работе меня сочтут симулянткой и не сегодня-завтра уволят… Ведь из суеверия, как и мои рожавшие подруги, я решила на раннем сроке о своей беременности сослуживцам не объявлять. А такой простой выход, как попросить больничный, мне в голову не приходил. С детских лет я была твердо уверена, что его дают только с температурой, ну или, на худой конец, с переломом конечностей…[b]“Чтобы тонус был в тебе…”[/b]“Безвыходное”, на мой взгляд, состояние привело меня к депрессии, затянувшейся на несколько дней. Разумеется, муж от этого в восторг не пришел и постоянно ворчал, советуя бросить работу вообще.Не знаю, что бы я делала, если бы не свекровь. Именно она настояла на больничном и оказалась права: в консультации мне его выдали, как только я о нем заикнулась. Я старалась не думать о том, скольких нервов и слез мне удалось бы избежать, если бы я знала заранее, что бюллетень нужно просто попросить...Через некоторое время токсикоз начал проходить, и я уже шла выписываться, как вдруг на меня обрушилась новая напасть. “У вас повышенный тонус, – сообщила врач, глядя на результаты моего УЗИ. – Живот не болит? Может, вас госпитализировать?” – “Живот в порядке, и в больницу я не хочу, – испугалась я. – А, кстати, что такое тонус?” Дело кончилось тем, что мне выдали новый больничный. А потом как-то раз на прогулке живот у меня все-таки заболел и сделался твердым. Сначала я не придала этому значения, но боль давала о себе знать несколько дней, и я поняла, что больницы мне не избежать.Как ни странно в этом случае упрек в симулянтстве, причем не воображаемый, а вполне реальный, достался мне от бабушки. Она тоже не знала, что такое тонус, и заявила, что и она сама, и все ее знакомые о враче во время беременности вспоминали только на девятом месяце. А я, мол, со своим скрюченным животом просто валяю дурака.В общем, на госпитализацию я ехала уже с твердым убеждением, что все вокруг люди как люди, а я – просто неисправимая ошибка природы… То, что это не так, выяснилось в роддоме, где вместе со мной на сохранении лежало целое отделение. Более того, выписавшись, я села на телефон и узнала, что, оказывается, множество моих приятельниц или их матерей в разные периоды беременности побывали в больнице: кто с тонусом, кто с лишним весом, кто еще с чем-то. И это не позор и не дефективность, а вполне, можно сказать, стандартное явление.Все это заставило меня задуматься: а почему вообще изначально я решила, что больничный и тем более госпитализация во время беременности – признак какой-то “испорченности”?[b]Ох уж этот глянец[/b]Поняла вот что: о проблемах со здоровьем молодые мамы зачастую говорить не любят. Вот, например, я знала, что пара моих знакомых во время беременности ушли с работы. Раньше слышала лишь объяснения: “Это место нам не нравилось”. И только сейчас узнала, что первопричиной увольнения “по собственному желанию” у одной из них был именно гипертонус. Дело в том, что Катя работала на негосударственном предприятии, где с больничным длиной больше месяца начальство мириться не собиралось…“Замыливал” мне мозги и глянец, который, признаюсь, я иногда почитываю не без удовольствия. В принципе, всегда знала, что нельзя верить всему, что там написано. Но все же какие-то факты в душу западали. Но теперь больше, чем когда-либо понимаю, что если уж люди незнаменитые говорят о своих проблемах нехотя, то звезды тем более.А ведь тема родов “без отрыва от производства” среди знаменитостей в последнее время стала одной из ведущих в наших СМИ. В общем-то, понятно, почему. Ну просто приятно звезде рассказывать о своей выдержке – мол, с концертами ездила аж до девяти месяцев. А вот повествовать о том, как выворачивало в туалете, – как-то не комильфо… Пожалуй, только такой человек, как Лолита, смогла признаться, что, возможно, если бы она не работала во время беременности в жестком графике, ее дочка не родилась бы шестимесячной.Но подобных смельчаков “без комплексов” в шоу-бизе маловато… Так что в основном нас ждут рассказы о героизме вроде истории о Тине Канделаки, уехавшей рожать прямо с эфира. А мы эти истории жадно слушаем и стараемся быть ничуть не хуже их главных действующих лиц.Вот только упускаем, что время вынашивать принадлежит в первую очередь не нам и не производству, а будущему маленькому человечку. И если мы ему повредим, вовремя не взяв больничный, то никакие трудовые подвиги в будущем уже не порадуют.[i]Аnna-chepurnova@yandex.ru[/i]

В Царицыне открылась выставка КуКрыНикСов

Ветеранов Великой Отечественной с каждым годом становится, увы, все меньше. Так что молодежь знания о войне черпает в основном из школьных учебников.Но ведь много осталось и материальных свидетельств из далеких уже 40-х. Среди важнейших – живопись, графика и плакаты на военную тему, созданные легендарным творческим союзом КуКрыНикСы.Так в 1924 году назвали свое объединение три художника, начавшие работать вместе: Михаил Куприянов, Порфирий Крылов и Николай Соколов. Выставка «История глазами КуКрыНикСов. 1928 – 1945. Военный плакат. Карикатура. Живопись. Графика» открылась на 3-м этаже Большого дворца в Царицыне. Среди экспонатов – злободневные, островыразительные «Окна ТАСС», большого размера стенды-плакаты, высмеивавшие фашизм. А также листовки, рисунки и карикатуры КуКрыНикСов. Эти работы сопровождали советскую армию от Москвы до Берлина и поднимали боевой дух солдат. Некоторые карикатуры снабжены сатирическими подписями вроде: «Из Ростова немец-пес еле голову унес» или «Что делать? Еле цел, Гитлер снова погорел».В Германии КуКрыНикСов даже зачислили в разряд «смертельных врагов Третьего рейха». Зато в СССР в 1942 году им присудили Сталинскую премию. Все экспонаты – из коллекции семьи Мамонтовых. «Замечательно, что настали такие времена, когда собрание можно показать широкому зрителю, да еще в таком прекрасном месте, – поделилась с «ВМ» Марина Мамонтова. – А ведь когда-то об этом даже помыслить было нельзя, можно было только сидеть в четырех стенах и самой любоваться на свои приобретения».[i]Выставка продлится до 24 мая[/i]

Интервью Бориса Михайлова «Вечерке»

Это пока единственный наш соотечественник, удостоившийся «Нобелевской премии для фотографов» (так называют шведскую премию «Хазельблад»). Его «Неоконченная диссертация» вошла в десятку лучших фотокниг мира. А самого Михайлова именуют «лицом постсоветского искусства на Западе». Выставки его работ проводятся в лучших музеях мира. В Москве Михайлов – гость не частый. Но вот совсем недавно в Музее актуального искусства ART4.RU (Хлыновский тупик, 4) открылась его выставка «Красный. Коричневый.Вчерашний бутерброд».– Я знаю, вы сейчас живете на два города: и в Берлине, и в Харькове. Почему?– И то, и то для меня очень важно. Мы с женой остаемся гражданами Украины. Там – дом, культура. А в Берлине – бизнес, большее движение арта, легче работать. Да и круг общения и возможностей при таком образе жизни гораздо больше.– Сейчас многие художники, бывшие раньше советскими, предпочитают жить и работать в странах дальнего зарубежья. Как вы считаете, для России и Украины это беда?– И да, и нет. С одной стороны, мировые тенденции так быстрее доходят до наших стран. Да и художники ведь все равно с родиной поддерживают связь. Правда, сейчас многие сюда возвращаются, потому что здесь появилась возможность коллекционирования, и у художников теперь есть, на что здесь жить.– Россия и Украина разделились, хотя у нас остается много общего. Вы себя чувствуете украинцем?– Лично я не хотел этого разделения. И до сих пор ощущаю себя человеком советским.– В Москве вы бываете не так уж часто. Как возникла идея устроить здесь выставку с работами 80–90-х годов?– Игорь Маркин предложил сделать выставку у себя в музее ART4.RU. Он хотел выставить «Красную» и «Коричневую» серии. А я попросил добавить еще работы из серии «Вчерашний бутерброд». Совсем недавно в Лондоне в издательстве Phaidon вышла книга Yesterday sandwich, и возникла идея презентовать ее на выставке.– Ваш «Вчерашний бутерброд» – это фотографии с явным социальным подтекстом. Их можно назвать явлением соц-арта?– Думаю, да. Те из них, которые иронически касались социального и идеологического. Соц-арт для меня – это произведения, составленные из двух идеологических, а чаще просто противоположных, имиджей.Например, картина Булатова «Опасно» – где зеленое поле можно прочитать как спокойствие советской жизни, а надписи «опасно» – как нечто, подвергающее сомнению это спокойствие. В этой моей серии есть масса таких же зашифрованностей: это и ухо, проступающее сквозь привычную картину улицы, и какая-то вечная стройка, просматривающаяся через задницу... Ведь в этих фотографиях обыгрывалась и двойственность той жизни, когда говорилось одно, а думалось другое. Это важная тема, практически не отраженная в фотографии. Жаль, что эта, в общем-то, нонконформистская фотография рассматривалась отдельно от всего нонконформистского искусства того времени. И может, эта и последующие выставки помогут восстановить историческую справедливость.– Насколько ваши работы, рассказывающие о 80-х годах, актуальны сегодня?– Вы знаете, вот сейчас в ЦВЗ «Манеж» идет выставка «Первоцвет». И там советские фотографии 50–80-х годов – благостные, вызывающие прекрасные воспоминания.Подобные снимки от советской поры в основном до нашего времени и дошли. И получается, что все чувства в ту эпоху были светлыми и добрыми. А ведь были в то время и горечь, и отчаяние. Но вот снимков, которые бы отразили эти ощущения, не осталось. Хотя в живописи есть работы на эту тему. Вообще раньше живопись и фотография считались совсем разными системами. А сейчас они сближаются, и уже фотографы и художники вместе устраивают свои выставки.– На некоторых ваших фотографиях люди запечатлены в очень откровенных и не слишком эстетичных позах. Вам не было страшно, снимая, например, бомжа, который ширинку застегивает, что он подойдет к вам и ударит?– Конечно, в моей работе были моменты опасности, скажем, когда я спускался в подвал в чужом доме. Правда, без подстраховки я старался в такие места не ходить. Но вообще боялся я в советское и перестроечное время больше не бомжей, а милиции. И до сих пор я и бомжей, и милиции боюсь одинаково.– А что, были проблемы со стражами порядка?– Да, например, в Москве в 1996 году. Тогда как раз убрали почетный караул возле Мавзолея. И площадь, как мне показалось, потеряла былую торжественность. Мне захотелось ее вернуть. Я попросил СережуБраткова, который тогда приехал вместе со мной, помочь мне это сделать: Мы маршировали, Вита (моя жена) снимала. Нас тут же и арестовали, отобрав и поломав ножи, изображающие наше «оружие».– На территории бывшего СССР вас долгое время обвиняли в чернухе. Слышите ли вы подобные упреки до сих пор?– Я никогда не обращал на это внимание – ругали меня всегда: и тогда, и теперь; и там, и здесь... Моя критика идет не от злобы, а от чувства, что так не должно быть. Так не должно быть в жизни, и не должно быть умалчиваний в арте. А фотографии должны остаться как память об этом чувстве.– Но все-таки пока что у вас множество альбомов за границей, и ни одного – в России и на Украине. Чем вы это объясняете?– Да, вопрос серьезный. За рубежом уже издано более 16 моих фотоальбомов, а множество книг просто приводят мои фотографии в том или ином контексте. Причем лично я никогда не искал издателей, все получалось как-то само собой.Но это на Западе. А тот единственный русский издатель, который был у меня дома, бежал от моих невинно обнаженных изображений, висящих на стене ...и больше не приходил. Вот такое несоответствие его эстетики и моей. А мне иногда интересно эпатировать.Но вот недавно жена посмотрела мой сайт, оказалось, там более 600 тысяч входов.Это неплохо. Такого никогда бы не было, если бы я выполнял политический заказ. Люди просто так заходить не будут, должно быть что-то, что бы их зацепило.– Например, нечто шокирующее? Как на нынешней выставке фотография старухи, которая, кажется, вотвот умрет? Скажите, вам самому такие вещи делать не больно?– Это и есть фотография человека за пять минут до смерти. Она несет в себе информацию, которая раньше не показывалась, и, значит, мне нужно было обязательно ее показать. И неважно, переживал ли я удовольствие или неудовольствие от процесса этой работы.– Сейчас в России и на Украине есть запретные темы для творчества?– Да, и их почти столько же, сколько и в советское время, только причины изменились: теперь во многих местах нельзя снимать, так как это частная собственность, а раньше было нельзя из-за шпиономании. Добавились и другие запреты: из-за проблемы с детской порнографией любая съемка детейпопадает теперь под запрет.– А как с запретами обстоит дело на Западе?– Там их количество, можно сказать, в последнее время даже увеличилось: теперь изза угрозы терроризма не разрешают снимать в аэропортах. На улице в больших городах люди стали более закрытыми, и улица стала более агрессивной для съемки. Да и та же тема детей: даже родители не могут снимать своих детей как раньше (фотолаборатории сообщают в полицию, если, например, увидят купающихся детей, снятых в ванной...). Но когда обходишь запреты – неважно, у нас ли, или на Западе, получается новое интересное искусство. Вот как у российской арт-группы «АЕS+F», кoгда они решили снимать детей.– А где легче обходить запреты – у нас или за рубежом?– Главное, их везде можно обойти.– Я знаю, вы проводите параллель между собой и передвижниками.– Да. Когда я фотографировал бомжей, я думал о передвижниках. Они ведь создавали полотна критического реализма, не всегда лицеприятные тогдашнему зрителю.– На чем вы сейчас работаете?– С интернациональным театральным проектом (театральный фестиваль будет проходить в начале июня в Брауншвейге, Германия), я делаю фотопроект. И мне кажется, я там случайно раскопал одну любопытную вещь, можно сказать, нашел то, что искал Гитлер, а именно – немецкий генотип. Во всяком случае, когда я эти фотографии показываю знакомым, все они безошибочно определяют нацию запечатленных на них людей.А еще я делаю проект в Киле. Там в музее есть русская коллекция: Айвазовский, Брюллов, Поленов, Шишкин, Репин... В июле будет фестиваль, посвященный русской музыке. А я делаю русскую выставку из своих работ при поддержке русской классики или наоборот (шучу).– Одна из статей о вас была озаглавлена «Красота ничего не спасет». Вы действительно так считаете?– Не знаю. Я об этом, честно говоря, не думал. Но, наверное, часто, когда я снимал, действительно не верил, что красота что-то может спасти. Mожет, отсюда и это мое другое видение.

Выставка «В кругу семьи» в ГМИИ им. А. С. Пушкина

В экспозиции в рамках фестиваля «Черешневый лес» работы из собрания Пушкинского музея и Третьяковки, а также детские рисунки из центра эстетического воспитания «Мусейон».Название выставки благостно, чего не скажешь о сюжетах ее работ. Да и как может быть иначе, если семейная история на земле ведет свой путь с грехопадения, и в самом начале экспозиции – картина Лукаса Кранаха Старшего на эту тему.На выставке – шедевры великих художников и работы мастеров неизвестных.Здесь переплелись графика и живопись, сюжеты на мифологические, религиозные и самые что ни на есть бытовые житейские темы.Содержание многих работ – откровенно морализаторское. Вот, например, картина неизвестного голландского мастера первой половины ХVII века «Богатые дети, бедные родители» повествует о том, как вредно излишне баловать своих чад.«Прощание с кормилицей» Этьена Обри осуждает родителей, сначала отдавших малыша чужой женщине в деревню, а потом разлучающих его с кормилицей, к которой ребенок уже привык.Впрочем, в излишней мрачности в освящении темы устроителей выставки тоже не упрекнешь. Чего стоят трогательные «Первые шаги» Венецианова или умиротворенная сцена семейной прогулки на офорте Рембрандта «Христос возвращается с родителями из храма». Кстати, эта крошечная, но великолепная работа располагается в небольшой витрине в узком коридорчике на балюстраде. И надо быть особенно внимательными, чтобы мимо нее не проскочить.Много работ посвящено и теме супружеских отношений. Их содержание неоднозначно. С одной стороны – отрешенные от мира влюбленные Марка Шагала. С другой – сцены семейных драк на гравюрах ХVII века Абраама Босса.Словом, какой бы то ни было агитацией за создание семьи здесь и не пахнет. Что называется, думайте сами, решайте сами – иметь или не иметь. И поразмыслите при этом хорошенько, чтобы потом не оказаться участниками ужасных сцен, вроде тех, что изображены на картинах.Актуальности выставке придают современные детские рисунки. Они располагаются в отдельном зале, и эту часть выставки можно назвать самой позитивной.Многие работы изображают семейный досуг и семейные праздники. С помощью карандашей и красок их авторы делятся с окружающими своим незатейливым счастьем, которое дает ощущение прочности домашнего очага.И от этого глаз отдыхает.Выставка продлится до 1 июня

Юбилейная выставка Сергея Алимова в ЦДХ

Среди его работ и «Каникулы Бонифация», и «Премудрый пескарь», и «Вятская лошадка». Мировую славу снискал фильм Алимова и Хитрука «Топтыжка», удостоенный награды на Венецианском фестивале.На выставке показаны не только любимые многими работы, но и произведения, не столь известные. Например, эскизы к неосуществленному мультфильму «Мастер и Маргарита». Алимов работал и с произведениями Гоголя. Рисунки к «Мертвым душам» получили много наград в России и стали хрестоматийными. Но мало кто знает, что Алимов вместе с Геннадием Шпаликовым хотел сделать мультфильм по гоголевскому «Носу». Их проекту не дали ход в Комитете по кинематографии. А потом главный эскиз к так и не снятому анимационному фильму украли на Франкфуртской книжной ярмарке.Словом, на юбилейной выставке «Папе Бонифация – 70» узнаешь о любимом художнике много нового. И немудрено: ведь в экспозиции – более ста произведений станковой графики, книжной иллюстрации, кино- и театральных эскизов: от русской классики до веселых картинок для детей.Выставка продлится до 9 мая

Сергей Белоголовцев будет собирать баклажаны… на телеканале «Домашний»

Сейчас по утрам он ведет передачу «Зарядка с чемпионом» на телеканале «Спорт». Но в сердцах многих россиян Белоголовцев до сих пор остается грозным папой-Звездуновым из команды «О.С.П.-студия».Хотя она некоторое время назад прекратила свое существование, по телевидению периодически повторяют ее передачи «33 квадратных метра» и «Шесть соток». А теперь ведутся переговоры с телеканалом «Домашний» о запуске новой программы, рассказывающей о приключениях папы и сына Звездуновых на Сицилии.– Я знаю, материал для новой программы уже отснят?– Да, прошлым летом мы с Андреем Бочаровым («сынулькой»), телеоператором и одним из наших авторов выезжали на остров и в партизанском режиме снимали свои скетчи. В их основе – история о том, как Звездуновы приехали на Сицилию на заработки – собирать баклажаны. А потом обнаружили, что там эти овощи не растут…– Как вы назвали новый проект?– Поскольку он представляет собой усеченный вариант «33 квадратных метров», мы его озаглавили «33 на 3».– Позвольте, а третий кто же? Вы же говорили только про папу и сына Звездуновых?– Третья – бабушка Андрюши Звездунова, Клара Захаровна. Правда, все сцены с ней мы сняли в Подмосковье.– Значит, до Сицилии не довезли, обидели старушку?– У нее, точнее, у играющего ее Павла Кабанова, прошлым летом были свои планы. Так что поехать с нами он не смог и тяготы зарубежных съемок не разделил.– Чем же они были так тяжелы?– Во-первых, очень раздражала жара, мы ведь снимали летом и в дневное время суток. Во-вторых, это был режим «лайф», а не кинофильма, когда оцепляют все улицы. То есть прохожие могли запросто подойти к нам, заглянуть в камеру, мотоциклисты, завидя нас, громко бибикали…– Ну еще бы, удивлялись, наверное, люди…– Да, некоторые аплодировали, кто-то пытался залезть в кадр. Но мы на это внимания не обращали.Папа-Звездунов, как всегда, воспитывал сына, отвешивая ему подзатыльники, пытался сфотографировать Андрюшу на фоне моря, посылал за мороженым…– Кто финансировал этот проект?– Нашлись люди, которым очень хотелось, чтобы мы возобновили нашу программу. Они и помогли нам финансово.– Персонаж, которого вы играете, все время угощает свое чадо подзатыльниками. А вы в воспитании своих трех сыновей этот метод когда-нибудь использовали?– Бывало. Я думаю, нет такого отца, который абсолютно искренне положа руку на сердце скажет, что ни разу не хлопнул сына по попе, или не отвесил подзатыльник, или за ухо не схватил… Но злоупотреблять этим плохо. Да и потом за свой поступок становится стыдно. Вообще я считаю, что кроме кнута нужен еще и пряник, и пряников должно быть больше. Я очень не хочу быть похожим на своего персонажа, он слишком радикальный и агрессивный.– А сыновья вас с ним никогда не сравнивали?– Никогда. И мне это очень приятно.– А что в поведении ваших детей может вас разозлить?– Да все что угодно: лень, нежелание помочь, халатное отношение к учебе, к своим обязанностям. Невнимание к маме... Ну чем вообще в обычной семье дети могут расстроить родителей?!– КВНщиков и ОСПшников считают королями розыгрыша. А вас самого домашние когда-нибудь разыгрывали?– У нас в семье это как-то не принято.Подтрунивать друг над другом – другое дело. Например, сын может подойти ко мне и сказать: «Что-то ты опять потолстел. Снимай-ка ты эту маечку, отдай ее лучше мне, она красивая и фирменная, а ты в нее уже еле влезаешь».А вот разыгрывать… Однажды мою жену Наташу люди из программы «Розыгрыш» даже пытались взять в союзники, но она не согласилась, сказала: «Сережа на меня обидится».– Неужели вы бы действительно обиделись?– Честно говоря, мне было бы не очень приятно, если бы моя жена в этом участвовала. Далеко не все розыгрыши в этой программе мне нравятся. Хотя иногда они и бывают очень смешными.– Сергей, я слышала, в вашей семье машину летом называют «Осликом», а зимой «Пингвином». Кто ей такие прозвища придумывает?– Естественно, я. Вообще я очень люблю разговаривать с животными, с предметами, с половниками.– С кухонными половниками, которыми суп разливают?– Да, а что здесь такого? Однажды я купил очень красивый дорогой половник, на котором стояла надпись: «Фердинанд». Я принес его домой и «познакомил» его с женой: «Наташа, это Фердинанд. Фердинанд, это Наташа»…– Ну вот, я уж было подумала, вы сами готовите, а вы, оказывается, кухонную утварь сразу с женой знакомите…– Нет, я и сам готовлю, и Фердинанд был и остается мне в этом помощником. Недавно вот освоил приготовление грандиозного блюда: макароны делаю с соленым лососем, томленным в сливках, и посыпаю все это базиликом. Ничего подобного я не ел даже в Италии. Называю я это блюдо «паста Верочка», по имени знакомой, которая со мной рецептом поделилась.И всем моим домашним такая еда очень нравится. Вообще готовлю я нечасто, но когда я это делаю, в доме праздник.– Может, пора задуматься о собственной кулинарной программе?– Ну, все-таки я еще не такой ас в приготовлении пищи, чтобы одновременно и готовить, и с гостями весело общаться перед телекамерами. Пока что у меня маловато навыков для того, чтобы делать эти две вещи одновременно.– Но ведь и начиная участвовать в программе «Цирк со звездами», вы не всеми необходимыми навыками циркового искусства владели…– Но я тренировался каждый день, ездил в цирк как на работу. И знаете, там не было ничего, что бы мне не понравилось делать. Даже воздушная гимнастика, которой я очень боялся, потому что надо было висеть вниз головой на высоте более 10 метров, в итоге обернулась для меня победой над страхом, неуклюжестью, неумением что-то сделать руками, ногами или прессом. Опять же, удалось чуть-чуть подправить фигуру, которая имеет свойство мешковеть, если ее не нагружать.– На прошлой неделе у «О.С.П.студии» прошли юбилейные концерты. Как вы решились вновь собраться в прежнем золотом составе образца 1996 года?– Все участники проекта долго обсуждали возможные плюсы и минусы нашего воссоединения. Но вообще эти концерты – подарок нашим «болельщикам», уже замучившим нас вопросами, когда мы вас снова увидим вместе?– Кроме участия в ОСПшных проектах какие у вас планы на будущее?– Недавно я презентовал в Центральном доме художника свой трагикомический моноспектакль «Что я люблю» со стихами и песнями.Может быть, я отправлюсь с ним в гастрольный тур по России, во всяком случае, приглашения из некоторых городов у меня уже есть.А еще один телеканал, пока не буду говорить, какой, предлагает мне вместе с моим старшим сыном Никитой (он сейчас ведет на ТВЦ молодежное ток-шоу «Только ночью») сделать такую программу, в которой звучала бы тема отцов и детей.– То есть, мы вновь увидим «папульку» и «сынульку»?– Но это уже будут не Звездуновы, а Белоголовцевы, между ними огромная разница.– Вы сейчас ведете программу «Зарядка с чемпионом», на которую в качестве гостей приходят известные спортсмены. Кто из них на вас произвел наибольшее впечатление?– Даже не знаю, кого-то одного выделять, наверное, не хотелось бы… Вот Никита Моргунов приходил к нам перед Чемпионатом Европы, а после завоевал там титул чемпиона, что нашим баскетболистам давно уже не удавалось сделать. Были у нас Ляйсан Утяшева, Мария Бутырская, Дмитрий Клоков... Главное, что в нашей программе участвуют не просто мастера спорта, а только настоящие чемпионы, причем в самых разных видах спорта, начиная от самбо и заканчивая бальными танцами. У каждого своя методика, свои упражнения, это все так интересно… Я сам от этих встреч испытываю невероятные приливы бодрости и позитива. И вообще к спортсменам отношусь с большим уважением, понимаю, что под фонограмму мировой рекорд не установишь.– А с детьми, которые с вами в этой программе делают зарядку, легко находите общий язык?– В общем-то, да. Хотя к нам такие иногда малышевичи приходят… И их надо как-то бодрить и веселить, чтобы они не отвлекались и не начали в носу ковыряться.Но мне нравится с ними возиться, ведь вне эфира я с маленькими детьми уже давно не общался, мои сыновья уже выросли…

Иркутский музей в гостях у Третьяковской галереи

[b]В Инженерном корпусе ГТГ открылась очередная, 31-я по счету, выставка проекта «Золотая карта России». На этот раз она представляет собрание Иркутского областного историко-художественного музея им. В. П. Сукачева.[/b]Как и Третьяковская галерея, Иркутский музей начинался с семейной коллекции. Его основу составила картинная галерея Владимира Платоновича Сукачева (1848–1920), общественного деятеля, городского головы, мецената. Он приобретал произведения русской живописной школы на академических выставках и аукционах Петербурга в 1870-е – начале 1900-х годов. Частная картинная галерея, которую меценат открыл в своем доме в начале 1880-х годов, была первой в Сибири и второй в России. В коллекции Иркутского музея более 22 тысяч произведений русского, западноевропейского и восточного искусства. А в Москву привезли всего 70 экспонатов. Но зато – первоклассных.Среди привезенных в Москву работ многие происходят из коллекции Сукачева. Это, например, картины Василия Максимова, Константина Маковского, шедевр Репина «Нищая», который вызывает зависть даже у Третьяковской галереи. Из собрания бывшего городского головы происходит и картина Михаила Кудрявцева «Мальчик с гармоникой». Ее повторение хранится в Русском музее. Сейчас имя Кудрявцева малоизвестно, но когда-то в Петербурге его акварели пользовались огромным спросом. Молодому художнику прочили большую славу, но в 25 лет он умер от чахотки. По мнению специалистов, если бы его жизнь не оборвалась так внезапно, он, несомненно, стал бы очень знаменит.Еще одно малоизвестное, но интересное имя на выставке – Алексей Жибинов. Это художник начала ХХ века, учившийся у Павла Филонова, и влияние учителя в работах Жибинова очень заметно. Раздел экспозиции, посвященный ХХ веку, может похвастаться футуристическим «Портретом моего дяди» Давида Бурлюка, работами Любови Поповой и Веры Ермолаевой. Впрочем, этими произведениями выставка заканчивается.А открывается она тоже вполне ударно – с зала, в котором вывешены изумительные старинные иконы «северного письма», парсуны, и выставлены редкие образцы церковной деревянной скульптуры.[i]Выставка продлится до 25 мая[/i]

Второе пришествие Тулуз-Лотрека

Выставка графики Тулуз-Лотрека с заманчивым названием «Парижские удовольствия» стала хитом нынешнего сезона. В Третьяковской галерее на ней побывали уже почти 100 тысяч человек. Причем, к радости сотрудников музея, основную часть посетителей составила молодежь.Видимо, именно на юных романтика Монмартра, чьим певцом стал Тулуз-Лотрек, производит особенно сильное впечатление. Возможно, сыграл роль и тот факт, что работ этого художника в российских музейных коллекциях ничтожно мало. Как бы то ни было, залы Инженерного корпуса ГТГ ломятся от посетителей. А местная книга отзывов переполнена откликами зрителей на выставку – здесь и рисунки, и трогательные поэтические посвящения давно уже умершему автору работ – вроде:Ты молодец, Тулуз-Лотрек!Хотя нерослый человек,Но небывалой высотыСумел достичь в искусстве ты!Так жизнь театров и трущобНе рисовал никто еще,И я особенно хвалюТвою картину с Ла Гулю!Однако сейчас всем уже побывавшим на выставке в предыдущие два месяца впору прийти и посмотреть на нее еще раз. Потому что буквально на днях сюда привезли еще три живописных произведения художника из частных европейских коллекций. Надо сказать, что на протяжении 26 лет они не показывались публике даже во Франции. Поэтому шанс включить их в московскую экспозицию, пусть даже и после ее открытия, стал поистине уникальным. Сотрудники Третьяковской галереи рассказывают, что теперь им завидуют даже коллеги из ведущих парижских музеев, например таких, как Орсе. Место для вновь прибывших экспонатов нашли в Зеленом зале. Раньше там демонстрировался фильм о Тулуз-Лотреке, вызывавший недовольство многих посетителей выставки потому, что он не был переведен с французского на русский язык. Все три произведения можно считать знаковыми для темы экспозиции – «Парижские удовольствия». Работа «Ла Гулю» представляет собой подготовительный этюд к одной из самых известных афиш Тулуз-Лотрека (один из ее вариантов, кстати, экспонируется на выставке). Это – портрет знаменитейшей в конце ХIХ века танцовщицы. Королева мюзик-холла, звезда кадрили и французского канкана, Ла Гулю в свое время была символом Мулен-Ружа. Кроме артистизма, она славилась смелостью в общении с противоположным полом, и потому часто становилась объектом для сплетен бульварной прессы. Среди ее любовников были и принц Галльский, будущий король Эдуард VII, и русский князь, поселивший ее на Елисейских Полях.Героиня другой картины, Мэй Белфорд, не пользовалась такой бешеной популярностью, как Ла Гулю, но тоже была довольно известна. К тому же Тулуз-Лотрека связывали с ней интимные отношения. Они познакомились в кафешантане «Декадан», на улице Фонтен. Здесь Мэй пела кукольным голоском «невинные» песенки с эротическим подтекстом. На сцене она изображала маленькую девочку и всегда появлялась с котенком на руках. Художник написал пять ее портретов, сделал несколько литографий и к началу выступлений певицы в «Пти казино» выполнил для нее афишу.Интересно, что портрет Белфорд, который сейчас показывают в Третьяковке, написан поверх литографии, изображающей эту же героиню. Очевидно, Тулуз-Лотрек счел прежнюю свою работу неудавшейся и использовал ее как основу для нового изображения своей возлюбленной.Самая дерзкая из трех привезенных в Москву работ – шедевр «В постели: поцелуй». Он изображает двух подруг с коротко остриженными волосами. Несмотря на пикантность темы, в картине нет вызова или цинизма. Похоже, художник с симпатией относился к своим моделям и усматривал в их отношениях не разврат, но нежность и страсть. Несмотря на то что эта работа невелика по размеру, от нее исходит невероятная энергия. Радостно, что выставка пополнилась такими блестящими экспонатами. Отрадно и то, что Третьяковской галерее это не стоило практически никаких финансовых затрат. Все расходы по страховке и транспортировке трех работ взяли на себя французские партнеры ГТГ. Выставка продлится до 11 мая

Андреас Гурский приехал в Москву

На «Фотобиеннале-2008» москвичей продолжают знакомить с самыми последними тенденциями мировой фотографической моды. На днях в Фонде культуры «Екатерина» открыл свою выставку Андреас Гурский – человек, работа которого «99 центов-II» на аукционе «Сотбис» установила ценовой рекорд на современную фотографию.Привезти его произведения в столицу было не так то просто, учитывая, во-первых, их стоимость, а во-вторых, размеры. Работы Гурского (а на выставке их около 30) – примерно два-три метра в длину. Впрочем, несмотря на нестандартный формат, фотографии Гурского в нескольких небольших залах Фонда культуры «Екатерина» разместились достаточно свободно.Естественно, что от выставки самого высокооплачиваемого на сегодняшний день фотографа ждешь чего-то сногсшибательного. И когда при виде экспонатов не падаешь от восторга в первый же момент, то сначала очень удивляешься. Но скоро понимаешь, что это вполне закономерно. В работы Гурского надо пристально вглядываться. Только так можно оценить прелесть многочисленных мелких деталей.Ключевое слово для произведений Гурского – «множество». Здесь запечатлены сотни пляжных зонтиков в Римини. Прорва продуктов в супермаркете (блестящий образ эпохи перепроизводства). Множество людей на бирже в Кувейте (этот снимок производит очень сильное впечатление, быть может, потому, что костюмы у персонажей – арабские, а деловая активность чисто европейская). Всматриваясь в некоторые работы, кажется, что кто-то из запечатленных на фото сидит у соседа на голове… да, впрочем, так оно и есть. Изображения людей и предметов накладываются друг на друга. И неудивительно. Ведь большинство произведений Гурского – это картины, составленные из целого ряда снимков и обработанные с помощью компьютерных технологий. Но сделано это так филигранно, что с первого взгляда подвоха и не заметишь. К тому же у Гурского свой подход к преображению пространства. Для него одинаково важны все детали на его работах. Поэтому вещи на заднем плане он часто укрупняет, а на переднем – уменьшает. Такой прием фотограф использовал и для создания судьбоносных «99 центов».Сюжет для этого снимка автору подвернулся совершенно случайно. Как-то в Лос-Анджелесе, проходя по бульвару Санта-Моника, он увидел сверкающий огнями супермаркет. Гурский зашел в него и сразу же отправился добиваться разрешения на съемку. А потом фотографировал в магазине полдня. Плодом этих трудов стала работа в стиле поп-арта. Кстати, и по цветам, и по композиции многие произведения Гурского напоминают живопись. Особенно четко в них прослеживается влияние поп-арта и немецкого романтизма. Но, по словам самого Гурского, он к такому эффекту вовсе не стремится, параллели с живописью возникают в его работах непроизвольно.Вообще фотограф, несмотря на мировую известность, производил впечатление человека непафосного. Держался и был одет он достаточно скромно, на вопросы журналистов отвечал добросовестно. Заявил, что, начиная свой путь в фотографии в 80-х годах, ни о каких ценовых рекордах даже не помышлял – не знал, сможет ли он своим искусством зарабатывать деньги. До сих пор его ставят в тупик вопросы журналистов «в чем секрет вашего коммерческого успеха». И все, что он может посоветовать начинающим фотографам, – побольше думать о творческой составляющей своего труда и поменьше – о финансовой стороне.Выставка продлится до 18 мая

Андреас Гурский приедет в Москву

В Москву приедет один из самых высокооплачиваемых фотографов современности..Этого человека зовут Андреас Гурский, выставка его работ пройдет в Фонде культуры «Екатерина» с 11 апреля по 15 мая. Этот немец – представитель знаменитой дюссельдорфской фотографической школы, которая во многом определила развитие мировой арт-фотографии конца ХХ – начала ХХI века. Гурский не посрамил свою альмаматер. Его диптиху со скромным названием «99 центов» принадлежит один из ценовых рекордов мира. Недавно на аукционе «Сотбис» он был продан более чем за три миллиона долларов. Работы Гурского похожи на гигантские инсталляции, их величина составляет несколько метров. Они состоят из множества снимков, скомбинированных с помощью цифровой обработки. Тематически фотограф себя не ограничивает – предметом его интереса становятся пейзажи и прилавки магазинов, гонки «Формулы-1» и концерт Мадонны. Но будьте уверены, даже фотографии вещей, кажущихся донельзя банальными, Гурский сумеет скомпановать так, что эффект от получившейся работы превзойдет любые ожидания